Burger
Вывод из запаса. Что хранится в фондах Национального музея Татарстана
опубликовано — 01.02
просмотры — 2962
logo

Вывод из запаса. Что хранится в фондах Национального музея Татарстана

Египетский саркофаг, миллиардная купюра, оригинал «Моабитских тетрадей»

В главный музей города и республики казанцы, как правило, попадают еще школьниками, в составе организованных экскурсий. На них рассказывают о банях древних булгар, сокровищах Казанского ханства и карете Екатерины II, копия которой, установленная на улице Баумана, претендует на звание самого узнаваемого символа города. В новом выпуске рубрики «Вывод из запаса» «Инде» показывает менее очевидные экспонаты Нацмузея, которые крайне редко извлекают из хранилища.


История музея

Национальный музей открылся 5 апреля 1895 года. Тогда он назывался Казанским городским научно-промышленным музеем и находился в ведении городской думы. В 1912 году музей переименовали в Казанский городской. Свое современное наименование учреждение получило в 2001 году.

Музей создавали ученые Императорского Казанского университета: профессора Николай Загоскин, Александр Штукенберг, Николай Высоцкий, Дмитрий Корсаков, казанские краеведы и коллекционеры Леон Сиклер, Василий Заусайлов и другие. Основой первоначальной экспозиции стала личная коллекция археолога и нумизмата Андрея Лихачева, которую передал музею его брат, вице-адмирал Российского флота и уроженец Казанской губернии Иван Лихачев (1828−1907). Коллекция насчитывала 40 тысяч единиц экспонатов (картины, археологические находки, монеты, предметы быта, книги и пр.). Также в первоначальную экспозицию были включены экспонаты Казанской научно-промышленной выставки 1890 года. Новый городской музей въехал в здание Гостиного двора, а 500 тысяч рублей на его выкуп пожертвовала казанская благотворительница Ольга Александрова-Гейнс.



Значимым периодом пополнения фондов музея стали 1920-е, когда в коллекции оказались предметы «дворянского мира»: живопись и скульптуры, мебель, фарфор и т.д. Также собрание пополнилось церковной коллекцией из ризниц казанских монастырей и Благовещенского кафедрального собора: облачениями казанских архиепископов и митрополитов, покровами на священные сосуды, пеленами к иконам и прочим. Кроме того, в хранилище влились коллекции университетских музеев — отечествоведения, Общества археологии, истории и этнографии — и обширная коллекция историко-этнографического музея Казанской духовной академии (культовые и бытовые предметы народов России). В это же время музей получил собрание церковно-археологического музея при Казанской епархии, коллекции Педагогического музея, музея Первой мужской гимназии, Музея народов Востока (создан в 1920 году, но вскоре расформирован), Кустарного музея Казанского губернского земства, музея Татселькредитпромсоюза и других.

В 1981 году краеведческие музеи республики были централизованы. Нынешний Национальный преобразовали в Государственный объединенный музей ТАССР — он стал главным в крупнейшем в стране музейном объединении (88 учреждений). В 2001 году он получил статус Национального музея Республики Татарстан, и сегодня в нем 12 филиалов.

Среди самых известных экспонатов музея — карета XVIII века, связанная с пребыванием в Казани в 1767 году императрицы Екатерины II, мемориальный комплекс известного российского поэта и государственного деятеля, уроженца Казанской губернии поэта Гавриила Державина, рыба белуга, трактор «Фордзон», самолет По-2, «Моабитские тетради» поэта-героя Мусы Джалиля и т.д.

Египетские древности

Антонина Губайдуллина

научный сотрудник отдела вещевых источников

Один из ценнейших экспонатов музея — цельный египетский саркофаг, поступивший к нам в 1892−1893 годах из Музея древностей Императорского Казанского университета. Он принадлежал жрице Амона из города Фивы. Это находка французского археолога Эжена Гребо с раскопок в местности Дэйр-эль-Бахри (1891 год). Тогда было обнаружено 13 саркофагов, и все они были дарованы университетским городам Европы. По велению императора Александра III один из них отправили в Казанский университет.

В XIX веке египетские гробницы часто грабили, а саркофаги разрубали на части. Два небольших фрагмента — часть стенки и крышки — есть и в нашем музее. Они датируются 1069−945 годами до нашей эры, а к нам поступили в 1901 году от казанского коллекционера Василия Заусайлова. На одном из них изображена богиня неба и плодородия Хатхор.

«Моабитские тетради» поэта-героя Мусы Джалиля

Рамзия Абзалина

старший научный сотрудник отдела изобразительных и документальных источников

«Моабитские тетради» — самый знаменитый сборник стихов Джалиля, написанный в фашистском заточении в 1942−1943 годах — поступили в музей 16 марта 1966 года. Татароязычные стихотворения в первом блокноте записаны арабской, во втором — латинской графикой. Первую тетрадь в Казань в 1946 году привез бывший военнопленный Нигмат Терегулов, получивший ее от узника Моабитской тюрьмы Габбаса Шарипова. В 1947 году в Советское посольство в Брюсселе передали вторую — она сохранилась благодаря бельгийскому патриоту Андре Тиммермансу.

Тетради сшиты из разрозненных клочков бумаги, заполнены убористым шрифтом. Первая содержит 60 стихотворений, вторая — 50 (19 повторяются в обеих). В 1956 году Мусе Джалилю было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза, а в 1957 году он получил Ленинскую премию за Моабитский цикл. Сегодня реликвии в музее на специальном хранении и экспонируются только раз в году — 15 февраля, в день рождения поэта.

Бумажные денежные знаки

Татьяна Десяткова

старший научный сотрудник отдела спецхранения

В нумизматической коллекции музея — более 100 тысяч единиц, из них около 7000 — бумажные денежные знаки. Среди них есть как распространенные, так и редкие экземпляры. К примеру, 100-рублевые и 500-рублевые купюры начала XX века сейчас сложно назвать редкостью, но их считают шедеврами с точки зрения художественного оформления — из-за богатства и детализации рисунка, тщательно выведенных растительных и геометрических орнаментов. На сотенной купюре изображена императрица Екатерина II, на 500-рублевой — Петр I. В народе эти денежные знаки называли «катеньками» и «петрушами».

После революции в России настал денежный голод — связь регионов с центром ослабла, да и вообще деньги в государстве переходного периода печатать перестали. Тогда предприятия стали выпускать собственные денежные знаки, обеспеченные товарами и продуктами, — так называемый «денежный суррогат». Выглядеть они могли как чеки, письменные обязательства, рукописные записки, а иногда как настоящие банкноты. В музее хранятся денежные суррогаты, выпускавшиеся в нашем регионе, — например «Обязательство правления Кожтреста». На нем указано назначение: «для обмена на промышленные товары и продукты в магазинах Кожтреста». Этот текст дублируется и на татарском языке (арабскими буквами). Изготовитель банкноты пытался придать ей вид настоящих денег: она имеет формат 90 на 30 миллиметров (примерный формат однорублевой купюры 1898 года), характерную для официальных денег колористику, серийный номер и эмблему Кожтреста на месте Государственного герба.

В музее также есть суррогаты Чистопольского отделения Татсоюза номиналом один миллион рублей и миллиардная купюра, выпускавшаяся с 1923-го по 1924 год в Закавказской ССР — республике, объединившей все кавказские регионы.

Еще один местный денежный знак — чек на сумму 25 рублей, выпущенный Архангельским отделением Государственного банка. Примечателен он художественным оформлением книжного иллюстратора Сергея Чехонина. Купюра украшена богатым орнаментом и изображениями белого медведя и моржа, поэтому в народе эти деньги называли «моржовками». История денежных суррогатов не могла продлиться долго. К 1924 году молодому Советскому государству все же удалось создать единую денежную систему: появился советский рубль, обеспеченный золотом, а изготовление и использование суррогатов признали уголовным преступлением.

Редкими экспонатами считаются шелковые денежные знаки (так называемые «шелковки») периода Хивинского ханства в Туркестане. В 1918 году оно оставалось последним несоветским государством в Средней Азии. Бумага в этих краях была редкостью, поэтому деньги делали из шелка. На шелковой банкноте изображен герб Хивинского царства (главный элемент — мусульманский полумесяц), в центре арабским шрифтом написан буквенный номинал, рядом — год по хиджре (1338 год). Хивинское ханство вошло в состав России в 1920 году, тогда же образовалась Хорезмская Народная Советская республика, которая продолжила выпускать шелковые деньги. Советские «шелковки» сделаны по типу денег ханского периода, но их номинал написан кириллицей, а герб ханства заменен на герб Советской республики с изображением хлопка, лопаты и азиатского серпа урак. Там же изображен мусульманский полумесяц — он исчезнет из герба на «шелковке» 1921 года выпуска, хотя все еще сохранится на оборотной стороне банкноты как отдельный элемент оформления.

Издание XVI века «Служба явлению Казанской иконы Богоматери»

Нина Белова

старший научный сотрудник отдела изобразительных и документальных источников

Перед вами рукописный сборник — конволют, одно из самых древних изданий нашей коллекции. Открывается он уникальным печатным экземпляром «Службы явлению Казанской иконы Богоматери». Кожаный переплет книги украшен тиснением в древнерусском стиле. Ее отпечатали в Казани в конце 90-х годов XVI века. Текст не разделен на слова, и единственное его украшение — три гравированных инициала, выполненных в древнерусских художественных традициях в неовизантийском стиле. Именно они стали одним из главных отличий нашего экземпляра «Службы» от более раннего издания, хранящегося в Государственном историческом музее в Москве. Единственная постраничная запись на нижних полях печатного текста говорит о принадлежности книги Лужицкому Можайскому монастырю. Как книга попала в Можайск и когда вернулась обратно в Казань — для нас до сих пор загадка.

Якутский народный календарь

Ильнур Газизуллин

старший научный сотрудник отдела вещевых источников

Круглый деревянный календарь якутов привез в Казань профессор Казанского университета Николай Федорович Катанов. Несмотря на свой архаичный вид, это православный календарь. Он разделен на месяцы и дни (каждая дырочка — один день), религиозные праздники помечены деревянными кнопками. Начало года — в центре круга, а далее год «расправляется» по спирали. Во внешнем облике календаря мы считываем солярный образ, а якуты как народ с кочевым прошлым почитали солнце. Поэтому во внешнем облике этого календаря эксперты видят сочетание языческих и христианских мотивов.

Подсвечник и фитильные ножницы

Елена Адрианова

старший научный сотрудник отдела вещевых источников

Одинарный подсвечник конца XIX века с традиционными каплевидными наплывами на ножке изготовлен в Варшаве из фраже — польского низкопробного серебра. Подсвечники в то время были предметом самого широкого распространения, для их обслуживания были необходимы специальные инструменты, за которые иногда отвечали отдельные слуги (в богатых домах подсвечников было много). Главный из таких инструментов — щипцы для снятия нагара со свечи. Они похожи на ножницы, поэтому иногда их называют фитильными ножницами. Ими удаляли копоть с фитиля, после чего нагар собирали в специальную коробочку, прикрепленную на одном из зубцов. С появлением электричества ножницы логично ушли из повседневного обихода.

Татарские украшения

Светлана Халилуллина

старший научный сотрудник отдела спецхранения

Самые красивые ювелирные украшения казанских татар у нас выставлены в экспозиции «Татарская золотая кладовая». Например нагрудное украшение хасите: основа из ткани в форме лунницы, на нее нашиты мелкие ювелирные украшения — цепочки, монеты (обычно на украшения шли уже вышедшие из оборота), пуговки и подвески, броши. Хасите надевали через левое плечо под правую руку. В нижней части нашивалась коранница, которая могла быть в виде металлической коробочки или бархатного мешочка. В ней хранили миниатюрный Коран или отдельные листочки с сурами и аятами.

Также у нас хранятся знаменитые накосники-чулпы — легкие и простые для девочек и молодых девушек, массивные для взрослых женщин — и воротниковая застежка яка-чылбыры, состоящая из пряжки и подвесок.

Фото: Регина Уразаева, CC BY-SA 3.0