Burger
«Процесс преобразования города — это не только чиновники, строители и девелоперы. Это ещё и жители»
опубликовано — 23.05
просмотры — 1155
комментарии — 0
logo

«Процесс преобразования города — это не только чиновники, строители и девелоперы. Это ещё и жители»

Руководитель онлайн-школы Vector Дмитрий Абрамов — о городских предпринимателях, плате за сетевое образование и комиксах на листочках post-it

С 16-го по 22 мая в Казани проходил образовательный проект «Медиация культуры». Слушатели курса — сотрудники культурных институций, режиссёры, продюсеры, искусствоведы — в течение недели создавали городские проекты для театров, музеев, библиотек и домов культуры. Специальным гостем «Медиации культуры» был руководитель онлайн-школы городских предпринимателей Vector института «Стрелка» Дмитрий Абрамов. «Инде» поговорил с сотрудником «Стрелки» и узнал, почему Vector ориентирован на российские регионы, чему учатся его студенты и как Дмитрию при создании онлайн-школы пригодился редакторский опыт работы в «Теориях и практиках».

Как вы пришли в «Стрелку», почему решили заниматься школой городских предпринимателей?

За «Стрелкой» я начал наблюдать ещё из Томска, откуда я родом. Чаша терпения была переполнена, потому что, сидя в Томске, я наблюдал, как в Москве появилась не только «Стрелка», но и «Теории и практики», Pecha Kucha Night Moscow, как начала фигачить Британская Высшая школа дизайна, как развивался журнал «Афиша». Мне становилось всё обиднее и обиднее. Я понимал, что мы не получаем от этого почти ничего. Критическая масса моего недовольства городом — тем, что в Томске не появляется ничего подобного, а у них в Москве всё, — послужила внутренним движком, который заставил встать и уехать. Сидя в Томске, я думал, что здорово было бы присоединиться, например, к команде «Теорий и практик». Я считаю, что это один из лучших проектов, который появился за всё время существования русского интернета. Мы должны быть благодарны ему за сферу познавательного, образовательного и интеллектуального.

Как-то сложилось, что все мои идеи воплощались в жизнь. Сначала я пришёл в citycelebrity.ru (краудфандинговый проект. — Прим. «Инде») — он находился тогда на «Красном Октябре». Мы были знакомы с основателем проекта, потому что у него была большая региональная часть. Я им помогал, работая в Томске. Но я продолжал следить и за другими интересными мне проектами, и через год пришёл в «Теории и практики». Сначала занимался разделом «Курсы», партнёрскими проектами, затем начал готовить концепцию выхода «Теорий и практик» в регионы. В этот момент на горизонте появилась Ольга Полищук — исполнительный директор института «Стрелка». Вместе с генеральным директором «Стрелки» Варварой Мельниковой они думали, как дать больше доступа к институту людям из других городов и регионов. И стало понятно, что моя энергия, которая была устремлена на придумывание механизмов и инструментов коммуникаций с городами и регионами, пригодилась бы и «Стрелке». Так чуть больше двух лет назад я пришёл в институт делать тогда ещё секретный, никому не известный новый проект — онлайн-школу городских предпринимателей Vector.

Расскажите о школе.

Мы очень долго работали над её концепцией. Совсем недавно мы отметили год с момента запуска Vector. Мы успели много сделать, но впереди ещё больше интересного. Главное, что нам удалось запустить процесс в городах и регионах. Я переживал, что мы можем быть слишком… Понимаете, бывает, когда ты придумываешь какой-то проект, он, как бы нескромно это ни звучало, слегка опережает время. С Vector могла быть такая проблема. Будучи проектом «Стрелки», мы держим серьёзную планку по контенту. Не всегда в городах есть подготовленная аудитория, которая может воспринимать этот уровень. Хотя мы поставили перед собой задачу не умничать и быть понятными, не углубляться в детали и не увлекаться терминами. Это позволило найти аудиторию в городах, которая с большим желанием начала с нами коммуницировать. Последние полтора года я летаю по городам и общаюсь с людьми, которые предлагают делать что-то вместе, и мы запускаем спецпроекты. Это показывает, что мы всё сделали не зря и действительно в регионах есть необходимость в таких знаниях и проекте.

В чём миссия Vector?

Если коротко, наш неофициальный слоган: «Прими, пойми и полюби». Что это значит? Мы живём в городах, которые зачастую не так-то просто полюбить, потому что в них много проблем и много чего не хватает. Но, пока ты не начнёшь любить то место, где живёшь, вряд ли ты сможешь быть там счастливым и сможешь сделать его лучше. Было бы очень здорово, если бы люди любили свои города и делали их лучше. Мы даём инструменты и образ мышления, которые помогают понять, что даже в Сыктывкаре, Ижевске, Барнауле есть много того, за что можно любить город, и есть много возможностей, чтобы делать его лучше. В этом и заключается миссия Vector.

Вы три года работали редактором в «Теориях и практиках» — проекте, который тоже несёт образовательную функцию. Этот опыт вам как-то пригодился в Vector?

Да. В «Теориях и практиках» я изучал сферу дополнительного образования и развивал раздел «Курсы». Во-первых, за время работы у меня накопилось большое количество контактов, и я всегда мог обратиться за советом, помощью и экспертизой. Во-вторых, у меня появилось понимание, как образовательные проекты работают с аудиторией. А в-третьих, я начал разбираться в методологии — как составляются образовательные программы. Единственное, «Теории и практики» тогда были сосредоточены на офлайне, онлайн-образованием они начинают заниматься только сейчас. Перед тем как начать работу над Vector, мы провели большое исследование ниши онлайн-образования в мире. Наши редакторы заполняли большую таблицу, проходили курсы на разных платформах. Это позволило быстро понять, чем отличаются одни онлайн-курсы от других и какие есть незанятые ниши.

4
онлайн-курса
Более 700 студентов
по всей стране учились и учатся в Vector
7000 человек
регулярно используют бесплатный контент на сайте школы
30 000 человек
посещают сайт ежемесячно

Важно понимать, что мы придумали очень нишевый и специфический проект. Это был осознанный риск. Не хотелось размывать эту тему, чтобы не потерять в глубине и качестве контента. Со временем наши студенты и люди, которые за нами следят, стали предлагать свои идеи и спрашивать конкретные вещи. Первые курсы Vector были универсальными и предназначались широкой аудитории. Затем стали появляться конкретные запросы. Например про мобильные приложения — так появился курс «Как создать мобильное приложение». Нас часто спрашивали про хостелы, потому что сейчас увеличивается внутренний туризм, во многих городах скоро случится чемпионат мира по футболу 2018 года, — и мы выпустили курс про хостелы. У нас постоянно идёт внутренняя работа.

Получается, Vector — это региональный проект? Вы не ставите цель привлечь московскую аудиторию?

С одной стороны, мы не ставим перед собой такую цель. А с другой, эта аудитория всё равно привлекается. Мы физически находимся в Москве, хотя это на нас особо не влияет. Потому что, если ты думаешь о городах и регионах, твоя повестка так и складывается. Мы порой сознательно отказываемся от активностей, которые могли бы дать что-то интересное московской аудитории, — это не очень справедливо по отношению к людям в других городах и регионах. Хотя это не значит, что мы не делаем офлайн-события в Москве. Но мы себя позиционируем как проект, который полезен для городов и регионов. Это отчасти связано с задачей «Стрелки». Миссия института — менять физический и культурный ландшафт российских городов. «Стрелке», которая находится в Москве, делать это довольно сложно. Нужны инструменты, и Vector — один из них.
Мы делаем партнёрские проекты с компаниями и институциями в городах и регионах. За год их было около 15. Недавно мы запустили проект с «Гильдией строителей Урала» в Екатеринбурге. Они хотят, чтобы у жителей города появилось понимание, что они тоже могут участвовать в этих процессах. Процесс преобразования города — это не только чиновники, строители и девелоперы. Это ещё и жители. Это трёхсторонняя история.

Мы придумали спецпроект, который будет длиться месяц. В ходе конкурса жители Екатеринбурга заполняли анкеты и рассказывали, что бы они хотели поменять в своём городе и какой опыт у них для этого есть. В результате мы выбрали 30 человек. Их обучение оплачивает «Гильдия строителей Урала». В течение месяца мы поделим ребят на несколько групп, и они будут изучать разные территории Екатеринбурга и предлагать идеи проектов. Что важно — у «Гильдии» есть административные ресурсы, экспертиза, которая потенциально позволит запустить хорошие проекты в жизнь. К этому очень хочется стремиться: чтобы получались не только классные идеи, презентации и мечты, но чтобы они воплощались. Нужно переходить от слов к делу, хотя это не всегда легко.

Кого вы хотите видеть среди своих студентов?

Мне очень нравится наша аудитория. Можно подумать, это исключительно молодые люди, но это не всегда так. Ядро нашей целевой аудитории — 24−32 года, взрослые люди. Курсы, которые мы делаем, скорее для тех, кто уже вышел из режима студенчества, поработал и пришёл к пониманию, что он не хочет быть просто менеджером или копирайтером. Эти люди хотят делать что-то для развития себя и города. Городские предприниматели, на которых мы сфокусировались, — это пассионарии, прогрессоры, которые порой вопреки, а не благодаря делают то, что меняет жизнь вокруг к лучшему. Мы не ошиблись в предположении, что такие люди есть во всех городах. Их где-то больше, где-то меньше, они стремятся что-то менять и готовы вкладывать в это своё время, энергию, порой долго ничего не получая взамен. Чувство самореализации, чувство, что ты делаешь что-то важное, есть всегда, но многие инициативы не находят финансовой поддержки и понимания широкой аудитории в городах. Однако очень важно, чтобы такие проекты появлялись, жили и развивались, потому что улучшения не могут случиться скачкообразно, это всегда плавное развитие. Должно появиться разное количество маленьких и средних проектов, чтобы потом в этой среде появлялись и масштабные. Часто такие люди бывают пионерами, и им страшно. Иногда на них смотрят как на инопланетян. Но со временем становится понятно, почему всё это важно.

Чему учатся студенты школы Vector? Что они получают в итоге?

Иногда мы называем онлайн-школу тренажёром уверенности, потому что именно учебный процесс позволяет в «нестрашном» формате пойти и что-то попробовать. Ты же учишься и можешь выйти с камерой, поснимать незнакомых людей где-то в парке и пообщаться с ними, а в случае чего сказать, что ты делаешь учебное задание. Игровая образовательная форма делает комфортным и безопасным этот процесс. А на самом деле человек в результате получает конкретные навыки. Он понимает, что и вне задания можно пообщаться с людьми, проверить свою гипотезу в поле на потенциальной аудитории, можно делать это, осуществляя свои настоящие проекты. Первое, что получают студенты, выполняя задания, — это навыки общения с аудиторией, расчёта бизнес-плана, подготовки прототипа мобильного приложения, анализа аудитории потенциально открываемого хостела, всё зависит от курса. Еще один кит, на котором стоит Vector, — образ мышления. Мы стремимся всем проектом — приглашёнными экспертами, приводимыми примерами — прививать предпринимательский образ мышления, когда человек понимает, что, работая над проектом, он не просто зарабатывает деньги и воплощает амбиции, — он может помочь большому количеству людей. Это высокая степень осмысления. Она приходит не всем, не сразу, не всегда. Но нужно стремиться к этому. Чем больше людей это будут понимать, тем лучше.

Сейчас много образовательных онлайн-проектов. Как вы с ними конкурируете и конкурируете ли вообще?

Проектов, конечно, немало, но если представить русскоязычную аудиторию, то, мне кажется, их немного. Поэтому мы конкурируем не друг с другом, а за внимание аудитории — с сериалами, «Фейсбуком», YouTube, прогулками, поездками на дачу и так далее. Если говорить конкретно о наших курсах и конкуренции с другими онлайн-проектами, мы частично пересекаемся по курсу «Как создать мобильное приложение» — что-то подобное есть у «Нетологии». Но назвать это конкуренцией нельзя, потому что аудитория сильно больше, и задача всех участников образовательного рынка — достучаться до неё и приучить её пользоваться онлайн-образованием в долгосрочном режиме, потому что пока эта привычка не появилась. Это неизбежно случится со всеми нами, и это я не к тому, что онлайн-образование заменит офлайн. Но, что совершенно точно, оно будет занимать всё большую и большую часть. Это удобно и даёт дополнительные возможности, особенно людям, которые живут далеко от столицы. В онлайне ты можешь получить экспертизу любого профессионала, который тебе нужен.

Я говорила скорее о материальной стороне вопроса. Курсы на том же Arzamas, в «Открытом университете» или «Универсариуме» бесплатные. А чтобы учиться в Vector, нужно заплатить 3000 рублей.

Проекты, которые были перечислены, в основном просветительские. Они сильно отличаются от образовательных, хотя иногда в проектах сочетаются образовательная и просветительская части. У образовательного проекта Vector есть просветительская функция. Наши блог, лекции, всё, что мы делаем для широкой аудитории, — это решение просветительской задачи. А когда человек купил подписку, для него начинается образование. Поэтому с просветительскими проектами мы не конкурируем никак. За 3000 рублей мы можем конкурировать с «Нетологией» — там тоже платный образовательный продукт, купив его, человек получает конкретные знания и навыки, которые может конвертировать в зарплату, проекты, развитие карьеры. Это почти никогда не случается с просветительскими проектами, они решают другие задачи. Vector выбрал специфическую нишу городского предпринимательства. Термин «городской предприниматель» до нас никто не употреблял. Мы конкурируем с разными офлайн-проектами, потому что вживую эта тема освещается лучше, чем в онлайне. Другое дело, что мы с некоторыми проектами дружим и иногда обмениваемся аудиторией.

Почему курсы Vector платные? И как определялась их стоимость?

Изначально мы думали, что они будут бесплатными. Обучение в «Стрелке» бесплатное и институт платит внушительные стипендии своим студентам — 40 000 рублей. Потом мы поехали по городам общаться с потенциальной аудиторией, чтобы протестировать идеи и спросить у людей, что в первую очередь они хотят получить. Нас спрашивали, сколько это будет стоить, и мы разводили руками. Люди смотрели на нас удивлённо, потому что выяснилось, что в других городах к бесплатным образовательным проектам относятся прохладно и насторожённо. Москва и Санкт-Петербург избалованы самым разным качественным образовательным и часто бесплатным контентом. А в регионах нет изобилия, поэтому, как только там появляется что-то качественное и прикладное, это сразу стоит денег. Люди говорили: если вы бесплатные, тогда не очень понятно, в чём ваша ценность. Это был важный сигнал. Перед запуском школы мы провели опрос о комфортной плате за обучение в Vector за год. Тогда проголосовали 1700 человек. Мы посмотрели распределение цен, больше всего ответов было: в районе 5000 рублей. Мы понимали, что для некоторых городов это слишком высокая стоимость. Мы поэкспериментировали с ценами, и сейчас любой курс стоит 2999 рублей.

По какому принципу выбираются и составляются курсы?

Это большой и сложный процесс, который постоянно меняется. Сейчас за курсы отвечают два контент-менеджера: они выбирают экспертов, методологию, упражнения. Первый курс мы придумывали всей командой. У нас был куратор, на тот момент преподаватель «Стрелки» Куба Снопек (польский архитектор и исследователь. — Прим. «Инде»), он помогал продумывать содержательную часть. Мы задействовали ещё двух специалистов — режиссёра Марину Разбежкину и социолога и фотографа Чарли Колхас (дочь архитектора Рема Колхаса. — Прим. «Инде»). Мы их жутко мучили, вытаскивали из них много информации, чтобы в итоге отсеять ненужное и оставить только важное, потому что невозможно уместить в один курс всё. Мы смотрели, как на уроки и задания реагирует аудитория. Чем хорош онлайн-формат — его можно менять и адаптировать. Мы ввели тестирование курсов и дорабатывали их.

Почему в конце обучения студенты Vector делают материалы-лонгриды?

Мы подумали, что в 2016 году предлагать людям делать контрольные работы и тесты странно и несовременно. Лонгриды же органично пришли в интернет и в нашу жизнь. Даже если тебя коробит от этого слова, ты всё равно понимаешь, что это длинная статья с разными форматами передачи контента — фото, видео, текст, иллюстрации. Нам показалось, что это очень естественно для современного человека, который проводит много времени в интернете. Образование для нас — это во многом медиа, то, что транслирует информацию и ценности. Поэтому мы подумали, что будет здорово, если в Vector появятся материалы медийного формата, сделанные студентами. Нужно научить людей рассказывать о том, чем они занимаются. Иначе они не смогут привлечь партнёров, инвесторов, аудиторию. Поэтому финальная презентация — большое и важное упражнение.

Вы следите за выпускниками? Они действительно воплощают проекты, меняют город или всё остаётся на уровне идей?

По-разному. Но мне очень нравится, когда наши студенты переходят от слов к делу. Мне очень нравится городской проект, который не так давно запустили наши студенты из Украины. Они загорелись темой городских парадоксов из нашего первого курса и теперь делают о них комиксы на жёлтых листочках post-it. Если поставить эту идею на поток и масштабировать на другие города, она могла бы стать успешной. Потому что, например, я всё время сталкиваюсь с проблемой: ты приезжаешь в другой город, и тебе совершенно нечего увезти, кроме конфет. Мне нравится, как девчонки в Санкт-Петербурге, который славится барной культурой, вдохновившись курсом «Как исследовать город креативными способами», сделали серию лекций и назвали её «Сходить с экспертом в бар». У нас в этом курсе есть одноимённое упражнение: мы переписали простым языком сложные цитаты экспертов про индустриализацию городов. Ты нажимаешь на кнопку и читаешь то же самое, только очень просто, будто тебе эксперт в баре по-дружески рассказывает. На лекции в Санкт-Петербурге мы пригласили умных людей, привыкших рассказывать о своей сфере деятельности очень наукообразным языком, и попросили их рассказывать о том же, но как байки другу в баре. Надеюсь, многие проекты, которые сейчас находятся в стадии придумывания и концептуализации, пойдут в жизнь. А ещё у меня большие надежды на спецпроекты в городах, потому что так появляется больше возможностей для поиска ресурсов и реализации идей. Один человек не всегда может воплотить задуманное.

Фото: Даша Самойлова



Читайте также:


Комментарии — 0
Войдите, чтобы добавить комментарий
ФейсбукВконтакте