Burger
Вывод из запаса. Малоизвестная шаляпинская коллекция в НКЦ «Казань»
опубликовано — 13.02
просмотры — 1919
logo

Вывод из запаса. Малоизвестная шаляпинская коллекция в НКЦ «Казань»

Пластинка с надписью «Хорошо», скрученная вилка, кабинетный рояль и другие личные вещи певца, ожидающие собственного музея

13 февраля исполняется 145 лет со дня рождения оперного певца Федора Шаляпина. Всемирно известный бас родом из Казани, и его имя активно используется для повышения туристической привлекательности города — тем не менее мест, связанных со знаменитым певцом, здесь почти не осталось (флигель дома Лисицына на улице Пушкина — там Шаляпин родился — снесен, дома в Суконной слободе, в которых квартировала его семья, разрушены). Кроме того, в городе до сих пор нет персонального музея певца. В последний раз о необходимости открыть такой говорили в начале 2017 года, но ситуация пока не изменилась и о казанском периоде жизни Шаляпина по-прежнему можно узнать только из небольшой экспозиции в музее Горького. При этом коллекция для будущего музея почти готова: множество личных вещей певца хранится в фондах НКЦ «Казань». О том, что это за предметы, рассказываем в новом выпуске рубрики «Вывод из запаса».


Инесса Эделева

ученый секретарь НКЦ «Казань», заслуженный работник культуры РТ

В фондах Музея национальной культуры НКЦ «Казань» хранится именная шаляпинская коллекция, состоящая из 800 экспонатов, 115 из которых мемориальные — принадлежали лично певцу и его ближайшему окружению. Также в коллекцию входят подлинные предметы шаляпинской эпохи: бытовые вещи, афиши, книги, живопись, скульптура, графика. Ядро коллекции, около 400 вещей, музей получил от коллекционера и искусствоведа Юрия Котлярова (автора знаменитого двухтомника «Летопись жизни и творчества Ф.И. Шаляпина»). К сожалению, в Казани до сих пор нет музея Шаляпина, поэтому нам негде показывать эту коллекцию, хотя нашему собранию может позавидовать любое музейное учреждение.

Шаляпин очень любил Казань. О ней он писал в письме Максиму Горькому: «Прекраснейший (для меня, конечно) из всех городов в мире». В письмах он вспоминает и Суконку, и Кабан — про озеро он пишет: «Я бывал и на прекрасном Средиземном море, и в Атлантическом океане, а все-таки до сего дня с любовью помню тихое, темное озеро Кабан». А в одном из писем старшей дочери, которая оставалась жить в Москве, Шаляпин просит прислать в Париж «…разноцветные кусочки сафьяновой кожи, а уж ичиги сошью сам». Это было время подготовки Шаляпина к новой партии Хана Кончака в опере Александра Бородина «Князь Игорь». И, видимо, татарские ичиги понадобились артисту для вдохновения и полноты образа.

В 1998 году наша коллекция показывалась в Москве, в 2009-м — в Лондоне. С 1998-го по 2007 год в здании Богоявленской колокольни существовал камерный Шаляпинский зал, где мы выставляли часть этих вещей. У нас всегда было много посетителей-иностранцев, специально приезжали потомки белоэмигрантов, для которых Шаляпин был кумиром. Там же мы проводили камерные концерты. Потом коллекция частично экспонировалась на временных выставках. Сейчас мы готовимся к новой выставке, приуроченной к 145-летию со дня рождения певца. Ориентировочно она откроется в апреле этого года в НКЦ «Казань».

Фотографии родителей певца

Шаляпин родился в 1873 году в Казани, в бедной семье бывших крепостных крестьян, приехавших из Вятского края в Казань на заработки. Отец, Иван Яковлевич Шаляпин, знал грамоту и служил переписчиком бумаг в Казанской губернской земской управе, мать выполняла поденную работу. У нас есть две подлинные фотографии его родителей: на первой Иван Яковлевич Шаляпин и Евдокия Михайловна Шаляпина (Прозорова), на второй — отец в кругу своих друзей-приказчиков. Эти фотографии выполнены в казанском фотоателье Мухиной в 1880-е годы. Также у нас есть золотой медальон Федора Шаляпина с фотографией отца. На нем Иван Яковлевич уже в пожилом возрасте. Шаляпин носил медальон на шее под православным крестом.

Еще в коллекции хранится подлинная фотография Казанской губернской земской управы. Автор — знаменитый казанский фотограф Владимир Бебин. В этом здании сейчас находится музыкальное училище, где работал отец певца, а с 1886 года — и сам Федор.

Фотографии семьи Павловских

Семья Павловских сыграла особую роль в жизни Шаляпина. Гавриил Александрович Павловский — настоятель казанского Духосошественского храма, прихожанами которого была семья Шаляпиных (они жили на улице Георгиевской — ныне Петербургская, — напротив здания бывшего кинотеатра «Победа»). Федор дружил с детьми Павловского — дочерью Марией и сыном Владимиром. Вместе с ними он пел в детском хоре при храме. Гавриил Александрович — первый, кто обратил внимание на талант Федора. Здесь нужно отметить, что у Шаляпина не было систематического музыкального и общего образования, за его плечами лишь три класса городского училища. Поэтому его жизнь определяли собственное упрямство, трудолюбие, природный талант и добрые люди, встреченные на пути.

Однажды в камерный зал Шаляпина в Богоявленской церкви пришла племянница Гавриила Александровича, которая рассказала, что Шаляпин, будучи мальчиком, был влюблен в Марию. Говорят, его чувства были взаимными. Мать была против таких отношений и, если видела идущего к ним Федора, просила прислугу сказать, что их нет дома, и дать ему копейку. Когда Шаляпин, уже будучи знаменитым, приехал в 1909 году в Казань на гастроли, он пригласил семью Павловских на свой концерт. После встретился с ними и рассказал матери семейства, что копил эти копейки и ходил на них в театр.

Вещи семьи Хорьковых-Вишневских

Шаляпин начинал петь в церковном хоре. Ранние выступления на светской сцене связаны с частным театром Панаева (находился в Панаевском саду на месте нынешнего стадиона «Динамо»). Здесь же Федор подружился со своим сверстником Дмитрием Хорьковым, который проходил стажировку в ресторане «Панаевский сад» и впоследствии стал его шеф-поваром. У нас хранятся личная печать Дмитрия Хорькова, его фотопортрет, бланки ресторанных меню, сахарница с щипчиками, штоф и кофемолка. Особое место в коллекции занимает вилка с монограммой «Панаевский сад». Она хранилась в семье Хорьковых более 80 лет как реликвия: ее держал в руках и скрутил сам Шаляпин.

Пластинки фирмы «Граммофонъ»

Коллекция пластинок практически полностью из собрания Юрия Котлярова. У нас хранятся прижизненные записи певца, преимущественно 1911 года. Большая часть — 40 пластинок от рижской фирмы «Граммофонъ». Есть две пластинки фирмы Viktor, записанные в Токио во время международных гастролей Шаляпина. Особенно нам дорога пластинка с личным автографом Шаляпина — на ней он написал: «Хорошо» (так он оценил качество записи).

Личные письма и сапожный станок

В музее хранятся подлинная чернильница и нож для разрезания бумаги Шаляпина из его петербургской квартиры. Из предметов эпохи также можно выделить специальную папку-бювар для хранения корреспонденции — в ней у нас подлинные письма и открытки из Парижа. Одно из писем адресовано экономке Полине в Санкт-Петербург. В другом он рассказывает, как ребенком работал подмастерьем в сапожной мастерской в Казани: «славное это ремесло». Так что я включила в коллекцию сапожный чугунный станок — как объект, характеризующий эпоху и ранние страницы биографии певца.

Афиша к «Русским сезонам» в Париже

Афиша к «Русским сезонам» напечатана в Париже в 1909 году. Она анонсирует выступление Федора Шаляпина в опере Римского-Корсакова «Псковитянка», которая шла на Западе под названием «Иван Грозный». На афише мы видим Шаляпина в образе царя. Шаляпин писал, что, работая над образом, он вспоминал своего отца. Правда, Федор Иванович не пояснил, какими именно чертами отца он вдохновлялся.

Личные вещи семьи Шаляпина и кабинетный рояль марки «Шредеръ»

Из квартиры Шаляпина в Санкт-Петербурге у нас есть образцы кружев, металлическая пряжка, вазочка и граммофон с алюминиевой трубкой; из московской квартиры певца — театральный бинокль и веер, принадлежавшие Иоле Игнатьевне Шаляпиной, первой жене Федора Ивановича.

Но абсолютный раритет нашей коллекции — кабинетный рояль Шаляпина марки «Шредеръ», вещь из коллекции Юрия Котлярова. К слову, он связан не только с Шаляпиным, но и с именами Сергея Рахманинова — говорят, Рахманинов аккомпанировал Шаляпину на этом инструменте, — и даже Салиха Сайдашева. Рояль переходил из рук в руки, и одним из последних его хозяев был петербургский друг Сайдашева, которого тот часто навещал (и, естественно, играл на этом инструменте). Два года назад 177-летний инструмент был отреставрирован, и сегодня на нем можно полноценно музицировать. Наша мечта — устраивать камерные концерты в будущем музее певца.

Фото: Даша Самойлова