Burger
Инструкция. Что такое «Том Сойер Фест», как в нём участвовать и зачем это делать
опубликовано — 09.06
просмотры — 2353
комментарии — 2
logo

Инструкция. Что такое «Том Сойер Фест», как в нём участвовать и зачем это делать

Можно ли спасти остатки дореволюционной деревянной архитектуры в центре Казани

11 июня в Казани откроется «Том Сойер Фест»: два месяца волонтёры под руководством профессиональных реставраторов будут восстанавливать фасады трёх деревянных домов постройки конца XIX — начала XX века. Присоединиться может любой желающий: заполните анкету и ждите приглашения от организаторов (проектом занимается Татарстанское отделение Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры — ВООПИиК, куратор — помощник президента Татарстана Олеся Балтусова). Казань позаимствовала идею фестиваля у Самары: прошлым летом местный интернет-журнал «Другой город» привлёк больше 130 добровольцев на восстановление трёх старинных деревянных домов на улице Льва Толстого; в этом году работы будут продолжены. «Инде» поговорил с организаторами фестиваля из Самары и Казани и выяснил, что мероприятие может дать городу и что делать казанцам, которые переживают за старый деревянный центр.

«Том Сойер Фест»—2015 в Самаре: до и после

«Том Сойер Фест» — очень странное название. Что хотели сказать организаторы?

В известном эпизоде романа Марка Твена героя за плохое поведение заставляют красить забор. Хитрый Том Сойер выдал наказание за привилегию: в итоге к ведёрку с извёсткой выстроилась очередь из мальчишек, готовых заплатить любую цену, лишь бы поучаствовать в ответственном и интересном деле. Цель «Том Сойер Феста» — привлечь внимание жителей к деревянной архитектуре, спасти «уходящую натуру», показать, что ветшающие деревянные дома — не обуза, а гордость города и ценность для его жителей. Но самым главным итогом двухмесячной работы должно стать формирование сообщества неравнодушных казанцев.

— Смысл не в том, чтобы привлечь рабочую силу красить заборы, — говорит Олеся Балтусова. — Мы создаём коммуникацию, которая очень важна, учитывая разобщённость, сегментированность нашего городского общества. Интересно, удастся ли нам привлечь диванных экспертов, которые постоянно критикуют то, что происходит со старыми домами в центре? Смогут ли они сделать что-то вместе с нами, поделиться какой-то информацией, включиться в работу?

Андрей Кочетков

автор идеи «Том Сойер Феста», главный редактор самарского журнала «Другой город»

«Год назад нам важно было показать горожанам, как могут выглядеть старинные деревянные дома. Для большинства самарцев это обрушающиеся бараки, которые не представляют никакой ценности, — снести, застроить освободившуюся площадь многоэтажками и забыть. Но это важный с точки зрения формирования среды архитектурный пласт города — насколько я знаю, в Казани он почти уничтожен, зато у нас растянулся на 140 кварталов и живописно тлеет. Кем мы будем без этого пласта? Третьесортной Веной? Четверосортным Парижем? Мы решили, что надо брать ситуацию в свои руки, и начали действовать».

В Казани не так уж мало деревянных домов. С какими будут работать волонтёры?

По словам заместителя председателя местного отделения ВООПИиК Фариды Забировой, в городе осталось 575 «средовых» домов — тех, которые не являются объектами культурного наследия, но при этом создают вокруг себя определённую обстановку, напоминают о той или иной исторической эпохе. Экспертная комиссия фестиваля рассматривала разные варианты и в итоге выбрала дома № 78 и 80 по улице Волкова и дом № 16 по улице Ульянова-Ленина.

Почему именно эти дома?

Они соответствуют трём критериям: не выше трёх этажей, не являются объектами культурного наследия и не заброшены — во всех трёх домах живут люди, жилплощадь приватизирована.

Почему критерии отбора были именно такими?

Казанские организаторы основывались на самарском опыте, поэтому на вопрос отвечает Андрей Кочетков:

«С объектами культурного наследия всё ясно: с ними опасно работать непрофессионалам, которые могут что-то повредить или испортить. Возникают ещё и юридические сложности — чтобы взяться за охраняемые здания, нужно собрать кучу бумаг и пройти через множество инстанций. С высотностью тоже всё прозрачно: волонтёры — более травмоопасная категория рабочих, чем профессиональные строители. Что касается третьего пункта, нет никакого смысла реставрировать заброшенный объект или объект, функция которого не определена. Без хозяина дом разрушается: его нужно постоянно латать и чинить, он должен прогреваться изнутри, ему нужно уделять внимание».

А об истории этих домов что-то известно?

Дом на Ульянова-Ленина также известен как дом Печникова (по фамилии архитектора). Он построен в конце XIX века и сейчас там живёт третье поколение семьи городского врача-венеролога, который чудом не был репрессирован в годы гражданской войны. История двух домов на Волкова пока не известна, её будут выяснять студенты-реставраторы КГАСУ во время летней архивной практики.

Вы сказали, что поучаствовать может любой желающий. Я никогда в жизни не держал в руках валик или шлифовальную шкурку — от меня будет какой-нибудь толк?

Если у вас есть строительно-ремонтный опыт — отлично, если нет — ничего страшного. Каждый день на площадке будет находиться профессиональный прораб, который и проинструктирует, и проследит за правильностью выполнения работы. Конечно, деревянные дома конца XIX века требуют не только шкурки, грунтовки и покраски: более сложными восстановительными работами вроде изготовления окон по историческим чертежам, реконструкции наличников и резьбы будут заниматься профессионалы.

Я бы с удовольствием присоединился, но свободного времени у меня почти нет...

Организаторы не рассчитывают, что волонтёры будут трудиться день и ночь. Планируется, что работы будут вестись каждую неделю по вторникам, средам и четвергам с 18.00 и в субботу и воскресенье с 15.00.

Есть и другой вариант: если у вас совсем нет времени, но вы можете и хотите помочь стройматериалами или деньгами, сообщите об этом организаторам (страница координатора фестиваля VK) — вам будут благодарны.

Неужели силами волонтёров можно восстановить три дома за два месяца? В каком состоянии эти здания?

Два месяца — ориентировочный срок, всё будет зависить от количества волонтёров и их временных возможностей. И от погоды: в дождь и сильную жару работ не будет. Дома не в лучшем состоянии, но и не в аварийном.

— Фундаменты просели, в кирпичной кладке образовались трещины, штукатурка отлетает, на фасадах заметны следы биопоражений, древесина рассохлась и покоробилась, деревянный декор в плохом состоянии и местами утрачен. Дома требуют незамедлительного вмешательства: отсутствие водостоков, сливов пагубно отражается на сохранности дерева и фундамента, — рассказывает председатель регионального отделения Союза реставраторов России Андрей Винокуров, один из экспертов фестиваля. По словам Олеси Балтусовой, грандиозного ремонта не планируется:

— Поставим водосточную систему, укрепим наличники и доски на обшивке фасадов.

Андрей Винокуров

председатель регионального отделения Союза реставраторов России

«Жильцы — надо отдать им должное — по мере сил и средств пытались поддерживать эти дома в надлежащем состоянии. Это не так просто, учитывая, что здания не включены в Список объектов культурного наследия, поэтому власти никак не участвуют в их судьбе. Таких островков деревянного зодчества в Казани с каждым годом всё меньше. Каждый из трёх домов неповторим, у каждого свой, только ему присущий стиль и характер деревянного декора — строгий или ажурно-капризный. Я ещё раз акцентирую внимание на том, что работы в рамках фестиваля — не реставрация в профессиональном понимании этого слова. Но мы будем делать все, что от нас зависит, чтобы это не было косметической бутафорией. При проведении такого рода работ дифференцированного подхода быть не может: нельзя в одном месте сделать хорошо, в другом чуточку лучше, а в третьем схалтурить. У нас в городе уже достаточно примеров отреставрированных зданий, с которых на головы прохожих сыплется штукатурка и в любой момент может обвалиться лепнина, приклеенная на монтажную пену. Поэтому Союз реставраторов будет в течение всего фестиваля помогать волонтёрам, консультировать их, участвовать в работах».

Жильцы знают, что придут волонтёры и начнут реставрировать их дома?

Собственникам идея понравилась. Жильцы домов по улице Волкова уже готовят стройматериалы — параллельно с обновлением фасадов они решили за свой счёт заменить лестницу и реконструировать деревянный пристрой. К слову, самарским организаторам в прошлом году пришлось труднее:

— Когда мы говорили людям, что мы журналисты и пришли отреставрировать их дом, на нас смотрели как на сумасшедших, — вспоминает Кочетков. — Все думали, что мы пару раз мазнём кисточкой, сфотографируем и сольёмся. Приходилось объяснять, что мы серьёзное СМИ и нам же будет хуже, если мы не доведём дело до конца. В итоге многие жильцы включились в процесс — кто-то помог деньгами, кто-то стройматериалами. Сейчас люди продолжают следить за средой вокруг домов: высаживают деревья, ухаживают за цветами. Хотя ещё год назад там была чуть ли не выжженная земля, которая никого не интересовала.

По словам Кочеткова, цена на жильё в отреставрированных домах увеличилась. В этом году к самарским организаторам выстроилась очередь: у журналистов была возможность выбрать дома с самыми заинтересованными жильцами, которые готовы оказывать поддержку волонтёрам.

Если не получится набрать достаточно волонтёров, может, нагнать бюджетников? Я слышал, так и проводятся все городские субботники.

Самарские организаторы принципиально отказывались от волонтёров, которых начальство нарядило в фирменные футболки, снабдило фотоаппаратом и на пару часов отпустило с работы на покраску забора.

— Это чисто идеологическая история. Нам важно общение между людьми, мы получаем огромное удовольствие, когда встречаем единомышленников и видим их маленькие трудовые подвиги. Когда появляются люди, которых туда пригнали по указке, атмосфера исчезает, — рассуждает Кочетков.

Главное-то забыл спросить! Откуда у организаторов деньги на стройматериалы и работу прораба? Это же, наверное, жутко дорого.

В Самаре прошлый «Том Сойер Фест» обошёлся почти в полтора миллиона рублей. Казанские организаторы ориентируются на ту же сумму — точную смету составить пока нельзя, оценочные работы не завершены. У фестиваля уже есть спонсоры: строительная компания «Партнёръ и К» и столярная мастерская «Стройдвор». И в Самаре, и в Казани стройматериалы предоставляет компания Tikkurila.

Убедили, приду. Что брать с собой?

Захватите одежду, которую не жалко испортить. Рукава и штанины (юбка) должны быть длинными, обувь — закрытой. Если на улице солнечно, возьмите крем с SPF-фильтром. Каски, перчатки, респираторы и защитные очки обеспечат организаторы. В зависимости от погоды захватите термос с чаем или бутылку воды.

«Том Сойер Фест» будет состоять не только из строительных работ: планируются лекции, концерты и экскурсии. 11 июня фестиваль откроется чаепитием и презентацией книги Владимира Курашова «Старая Казань».

Следить за событиями фестиваля можно в группах «ВКонтакте» и Facebook.

Фото: drugoigorod.ru, sergeyev.ru



Читайте также:


Комментарии — 2
Войдите, чтобы добавить комментарий
ФейсбукВконтакте

Демиан Моргачёв
10 июня, 10:36
Здравствуйте, коллеги . Выложенный Вами в качестве иллюстрации фильм " Входящие по лесам" является обьектом авторского права. Транслирование, публичное воспроизведение, использование частей и фрагментов фильма без согласия автора (правообладателя) является , ну мягко говоря,- либо серьёзной недоработкой редакции, либо преднамеренным фактом грабежа. Вы хотя бы имя режиссёра в подзагах упоминули... Не говоря уж о чем более серьезном. Надеясь на взаимопониманиие, верю, что все упущения будут корректно исправлены.
Администратор
Демиан Моргачёв, да, конечно. Приносим свои извинения за причинённое неудобство. Мы удалили видео.