Burger
13 лет татарского инди. Реконструируем историю местной сцены на примере акции «Мин татарча сөйләшәм!»
опубликовано — 25.04
просмотры — 1804
logo

13 лет татарского инди. Реконструируем историю местной сцены на примере акции «Мин татарча сөйләшәм!»

Гигантская буква «Ә», квест «Татар-дозор», патриотический рэп и другие способы популяризации языка Тукая

26 апреля под часами на Баумана в 13-й раз пройдет акция «Мин татарча сөйләшәм!» («Я говорю по-татарски!»). Ее основная часть — концерт независимой татарской музыки, по составу участников которого можно изучить всю историю этого явления. Один из организаторов и постоянный участник акции — журналист и музыкант Радиф Кашапов. По просьбе «Инде» он написал о каждом из 13 годов существования «Мин татарча сөйләшәм!» и разобрался, как зарождалась и менялась татарская независимая сцена.



Справка:

Акция «Мин татарча сөйләшәм!» («Я говорю по-татарски!») — гражданская инициатива татарской молодежи (сейчас ее курирует Форум татарской молодежи). Первое мероприятие прошло в Казани в 2006 году — тогда оно было посвящено дню рождения Габдуллы Тукая и представляло собой концерт независимой татарской музыки. В 2018-м акция включает квест-игру «Татар-дозор», вручение антипремии «Тяжело с татарским», подведение итогов рейтинга двуязычия Bez.tatar (активисты следят за тем, как организации исполняют закон «О государственных языках» Республики Татарстан) и концерт на Баумана (хедлайнеры — хип-хоп-дуэт челнинской поэтессы Айгель Гайсиной и музыканта Ильи Барамия «Аигел»).

2006 год. «Сами»

Акцию «Мин татарча сөйләшәм!» создали участники креативного движения «Узебез» («Сами». — Прим. «Инде»), объединяющего молодых татарских ученых, музыкантов и поэтов (позже оно влилось в Форум татарской молодежи). Изначально ее приурочили ко дню рождения поэта Габдуллы Тукая, но уже тогда в ней прослеживались все основные элементы нынешней акции: музыка, конкурсы на знание татарского и желание доказать, что татарская молодежь следует общемировым трендам. Акция прошла на небольшой сцене на улице Университетской, часть которой тогда была пешеходной. Звук и исполнение оставляли желать лучшего, но задор и энергия артистов с лихвой покрывали эти недостатки.


В 2006-м в акции участвовали тогда еще начинающий исполнитель Мубай, рок-группа Alqanat, выглядевшая как собрание актанышской шпаны, и альтернативная певица Ильсия Бадретдин, ныне успешно гастролирующая по всей стране.

Радиф Кашапов:

Я уехал из Казани в 2006-м и до 2014-го жил в Петербурге. Когда вернулся, познакомился с ребятами из Yummy Music — они тогда курировали музыкальную программу акции. Я выступил, а потом постепенно влился в организацию. Сейчас я курирую музыкальную площадку: работаю с артистами, провожу конкурс новичков (молодые музыканты подают заявки, мы осуществляем предварительный отбор, а зрители голосованием решают, кто в итоге выйдет на сцену). Лично я считаю лучшей акцию 2016 года: тогда выступали металлисты Baradj, и как-то прямо за душу взяло. Для меня большая боль, что у нас всего одно подобное мероприятие, — хотелось бы охватывать больше татароязычных артистов, не всем удается попасть на акцию, которая проходит раз в году. В прошлом году, когда мы показывали проект Рустаму Минниханову, он тоже спросил, почему МТС проходит так редко.

2007 год. Акция по продвижению языка

Вероятно, на этот период приходится первый пик популярности татарской рэп-группы Ittifaq, основанной в 2005 году. Они выпустили дебютный (и, как позже выяснилось, единственный) альбом «Бәлки» и из квартета превратились в трио. Кроме «Мин татарча сөйләшәм!» они выступали на обычных татарских солянках и пытались быть артистами основного на тот момент лейбла татарской эстрады Bars Media. Ittifaq существует до сих пор и остается проектом, работающим с национальным наследием: в их битах много забавных народных сэмплов, а в текстах можно найти отсылки к произведениям поэта Мударриса Аглямова и татарским народным частушкам. Позже участник коллектива Ильяс Гафаров займется продюсированием проектов, что в итоге выльется в создание первого татарского инди-лейбла Yummy Music.

Акция из праздника Тукая превращается в масштабный проект по продвижению татарского языка, участвовать в котором мог каждый. Стороннему человеку мероприятие могло показаться обычным татарским концертом, но акция «Мин татарча сөйләшәм!» уже тогда была социальной, объединяющей активистов: многие люди, стоявшие в 2007-м перед сценой, сами проводили в Казани татароязычные творческие вечера, лекции, концерты.

2008−2009 годы. Эпоха стабильности

Информации о первых годах акции немного (несколько материалов СМИ, старые посты в социальных сетях и рассказы организаторов, многие из которых до сих пор участвуют в МТС, — Ильшата Саетова, Риммы Бикмухамметовой, Резеды Сафиуллиной, Табриса Яруллина). При этом именно тогда сформировался пул музыкантов, постоянно выступающих на акции: это Ittifaq, Ильгиз Шайхразиев, Альберт Исмаил. Ильгиза Шайхразиева порой позиционируют как «татарского Джастина Тимберлейка», и в этом есть доля правды — он гордо несет знамя татароязычного R'n'B, фанка и соула, работает в жанрах от духовной песни до вирусной (обязательно послушайте его трек «Светлана») и с удовольствием сотрудничает с коллегами по сцене. Альберт Исмаил тоже отличался жанровой всеядностью: нырнув в альтернативу еще в 1990-х, позже он делал матерный панк-рок, выступал с Элвином Греем, сочинял поп-хиты для сабантуев; его трек «Чәк-чәк һәм рок-н-ролл» («Чак-чак и рок-н-ролл». — Прим. «Инде») — яркий пример татароязычного рока: родные слова, американская обертка.

2010 год. Тихая музыка

В рамках акции впервые проходит квест «Татар-дозор». Его участникам дают задания (например, научить прохожих танцевать, говоря с ними по-татарски, или зайти в магазин и пообщаться с продавцами на языке Тукая). Тогда же активисты начинают раздавать словари «Твои первые 150 слов на татарском языке».

  1. Из дебютантов 2010 года хочется выделить Рушана Хаяли. Уроженец Кайбицкого района (где он и сейчас обитает), большой друг электропоп-маньяков Djinn City, он играл то тишайший фолк со скрипкой, то практически «Гражданскую оборону» в одиночку. Песни Рушана — это положенные на музыку стихотворения с закрученной структурой, а за доминирующую в творчестве печальность кто-то даже сравнил его с Эллиотом Смитом.

2011 год. Непричесанный саунд, прямолинейный месседж

В программе акции появляется все больше активностей — например проект «Интернет говорит по-татарски» (активисты агитировали за то, чтобы в интернете было как можно больше контента на татарском, — к примеру, писали татароязычные комментарии) и автопробег машин с символами акции. В концерте, помимо Ильгиза Шайхразиева, Ittifaq и певца из молодежного движения «Сәләт» Ильназа Сафиуллина, участвует много новых коллективов — пожалуй, акция 2011 года собрала один из самых разнообразных составов. Здесь можно было увидеть группу «New Тормыш» (неокрепший патриотический рэп-проект, в котором состояли будущие актеры Атнинского и Камаловского драматических театров), вокальный квартет Baxtle, наступающие на пятки «Иттифаку» Libertas, поп-певицу Миләүшү Сафину, металлистов «Гарасат», брит-поп-апологетов Real Feelings, барда Данила Шаймуллина. Общее ощущение — крайняя неформальность: непричесанный саунд, прямолинейный месседж, рабочая одежда.

2012 год. Создание Yummy Music

В этом году придумали антипремию «Тяжело с татарским» — для республиканских организаций, которые игнорируют двуязычие. Тогда «победила» дирекция Универсиады-2013, которую назначили ответственной за неиспользование татарского языка в рекламных баннерах и презентационных материалах. В отличие от прошлого года, на сцене наблюдается обилие поп-проектов: семейный дуэт Аxelle, певцы Indi Va, Гөлназ Батталова, китайский татарин Назар Бикчантаев. Всегда уместные Ильгиз Шайхразиев, Ittifaq, Libertas тоже на месте.

Открытие акции — сибирский гитарист Ринат Рысьмятов, который присоединится к созданному за месяц до этого лейблу Yummy Music и зазвучит почти в каждом их релизе. Еще стоит упомянуть Эльнара Байназарова, сочетающего антифолковые напевы с оперными тембрами, и «Кумух бэнд» с Зульфией Гаджиевой во главе. Группа быстро распалась, а жаль: это был самобытный проект, в котором звучали кумыкский язык и бристольский трип-хоп.

2013 год. Да будет фанк

Неправда, что «Мин татарча сөйләшәм!» — собрание исключительно альтернативных музыкантов. Каждый год из этого правила бывают исключения, и в 2013-м такими стали певица Гульназ Батталова (в 2016 году ее можно было увидеть на концерте «Татар җыры»), саксофонист Mauzer Sax (живет в Дубае), Гүзәлем (все больше выступает с мужем, поп-певцом Салаватом Миннихановым), поп-исполнитель Рамиль Закиров.

Важное событие — сообществу независимых татарских музыкантов с лейбла Yummy Music полностью доверили музыкальную часть мероприятия. Кроме того, лейбл представляет собственный Yummy Music Band — их прифанкованный саунд определяет звучание мероприятия и восприятие сцены в целом. Также на акции выступает проект Ильнара Фатихова Funktion Unlimited.

2014 год. Единый саунд

Музыкальное оформление вновь представляет Yummy Music: музыканты лейбла аккомпанируют практически всем артистам. На сцене — неистовый панк-рок от группы «Ачы таң» (кажется, без мата, но кто их разберет), выступление Azat Sound System, исполняющей этно-рок, и важный новичок — Оскар Юнусов, набирающий единомышленников для того коллектива, который позже станет группой Oscar c7c5, а затем Gauga. Автор этой статьи также впервые выходит на сцену (и понимает, что выступать перед тысячами — это наркотик).

Одно из ключевых событий того года — релиз единственного EP Yummy Music Band: пять эвергринов, два женских голоса, электророк. Рэпер K-Ru выпускает альбом «Якты»: что-то доброе, вечное, правильное.

2015 год. Тукай читает рэп

Очередной год с неоднородным составом музыкантов. В топе трэп-дуэт Shikernye Ислама Валеева и Турана Гатауллина, снявший перед акцией клип «Тукай читает рэп». В нем главный татарский поэт (его играет один из участников группы) пропагандирует родной язык, а певица Вероника Кузнецова исполняет «Туган тел». Публика активно реагирует на песню «Манты», в основе которой — «Понты» Тимати. Тут же играет ностальгическая эстрада — Дениз Бадретдин, впервые выступивший в Казани в 1989-м (тогда это были вариации на тему народных песен в ансамбле с группой Baskarma), объединился со звездой 1990-х Мусой Маликовым в проекте Super Tatar (группа сочетает татарскую народную музыку с джазом и западным роком).

2016 год. Артистов выбирает аудитория

Организаторы открывают прием музыкальных заявок и голосование аудитории. Так на акции оказываются поэт и бард Эльнар Байназаров с группой, девичий вокальный квинтет «Асылташ» и группа Juna, совершенно не похожая на все остальное. Их музыку можно условно назвать инди-фолком: солируют укулеле и флейта, а вместо барабанов — джембе или кахон. Также проходит выставка малых архитектурных форм на тему татарской письменности.

В музыкальной части акции все больше хип-хопа — это группы «Алтан» и Yellow Side. Завершает концерт булгарский метал от Baradj, а на афтепати играет транс-проект композитора Радика Салимова Tatarsis. Причем все это не любительский уровень: на сцену выходят и профессиональные музыканты, и студенты консерваторий, и даже композиторы (тот же Радик Салимов).

2017 год. Европейский вайб

Квест усложняется. Ему дают имя Dәrdemәnd (в честь псевдонима классика татарской литературы Закира Рамеева) и отныне он проходит без аниматоров на станциях. Все задания команды получают через интернет — решая загадки, они находят в городе татарские символы (орнаменты, буквы, вывески). У сцены возникает арт-объект — гигантская буква «Ә». Среди победителей конкурса молодых исполнителей — приехавшая из Санкт-Петербурга певица Аделя Загидуллина, авангардный художник и поклонник блюза Радик Мусин, абсолютно классическая Рамиля Галяутдинова.

Главное открытие года — группа CheekLaWeek и солирующая в ней певица Зарина Вильданова. Учась одновременно в музыкальном колледже и ГИТИСе, раскатывая по всей стране с выступлениями, Зарина взялась за резкое переосмысление татарских песен. На ее примере видно, как это происходит: сначала артист пытается подружить западные стили с «Ай җаный» и «Сандали», а потом в европоцентричной музыке начинает проявляться что-то родное и музыканты нащупывают баланс между двумя традициями (что видно на примере песни «Агыйдел каты ага»).

2018 год. «Аигел» и пацанская лирика

В этом году знаковых выступлений будет как минимум два. Первое — Альберта Нурминского (вне сцены он предприниматель из Балтасей). Музыкант начинал с того, что выкладывал треки в сети; сейчас его песни ставят на «Болгар радиосы» (правда, пока только в позднее время), а дети директоров местных ДК просят пап и мам устроить концерт Нурминского. Составляющие успеха — уличная тематика, надрывный голос, на выходе — то ли рэп, то ли пацанская лирика из падика.

Главный хедлайнер акции — «Аигел». Челнинский поэт Айгель Гайсина начала петь еще в 1990-х, в 2000-е затеяла электронную группу «Так красиво темно», потом написала книгу стихов «Суд» (она основана на реальных событиях: гражданский муж Гайсиной был осужден на три года колонии за покушение на убийство ее бывшего мужа). Впечатленная опытом взаимодействия с российским правосудием, Айгель объединилась с участником СБПЧ и «Елочных игрушек» Ильей Барамия и создала группу «Аигел». Камско-питерский дуэт выдал дебютный альбом «1190» с треком «Татарин», а дальше вы и сами знаете. Я в успехе «Аигел» вижу параллель между историями американского и русского хип-хопа: там, где в США были афроамериканцы, в России нишу заняли малые народы (вспомните Скриптонита, Matrang, Monatic, посмотрите на кавказскую волну хаус-рэпа). Сила России — в федеративности, разнообразии. Айгель не побоялась включить в оба альбома татароязычные треки, в результате — противоречивый и популярный коллектив выступит на нашей акции.

2019 год? Будущее сцены

За 13 лет татарское инди разрослось: сейчас можно говорить о 50−70 проектах в жанровом диапазоне от акустики до метала. Вопрос лишь в том, насколько все это нужно слушателю. К сожалению, механизма мотивации молодых альтернативных татароязычных музыкантов до сих пор нет — радио и телевидение слишком консервативны и не интересуются их творчеством, поэтому инди-сцена развивается хаотично и ситуативно. Как бы ни был хорош Мубай, то, что из него не сделали звезду как минимум республиканского масштаба, — преступление. Татароязычная альтернатива и индепендент до сих пор кажутся татарстанцам чем-то нишевым, хотя этих артистов легко можно вывести на большие сцены при помощи крупных медиаигроков и государства. Когда какой-нибудь пацан видит, как его любимый местный артист легко собирает УНИКС, а его песни крутят на радио, он и сам будет готов взяться за сочинительство.

Что касается ситуации вокруг татарского (в ноябре 2017 года в школах республики отменили обязательное изучение татарского языка. — Прим. «Инде»), я не очень люблю, когда люди впустую что-то говорят со сцены. Это ничего не меняет, это выпускание пара. Мы предпочитаем действия: например вручаем антипремию. Это реально меняет ситуацию: все организации, которые мы «награждаем», исправляются — допустим, запускают сайты на татарском. При этом МТС все-таки не митинг с выражением гражданской позиции, а скорее праздник. Кроме того, как бы странно это ни звучало, когда на тебя давят, ты начинаешь давить с удвоенной силой. Происходящее привлекло к акции людей, которые раньше были равнодушны, — нет худа без добра.

Что касается упреков в уходе от аутентики, хочу заметить, что татарская музыка всегда развивалась за счет освоения новых трендов. Так что говорить, что рок или рэп — это не татарское, просто смешно. В мире нет такого явления, которое не может быть татарским.

Фото: vk.com/mintatsoy, «Азатлык», «КЗН.Собака.ru»