Burger
Вывод из запаса. Спецвыпуск: все, что осталось от вещей Тукая
опубликовано — 26.04
просмотры — 1125
logo

Вывод из запаса. Спецвыпуск: все, что осталось от вещей Тукая

Корзина, шкатулка, тюбетейка со знаменитого фотопортрета и еще три мемориальных предмета

26 апреля 1886 года родился татарский поэт Габдулла Тукай. Литературный музей автора пока закрыт — месяц назад в здании завершили масштабную реставрацию, и сейчас сотрудники готовят концепцию новой экспозиции (открытие запланировано на осень этого года). Пока тукаевская коллекция хранится в запасниках Национального музея Татарстана; часть экспонатов до 20 мая можно увидеть на выставке «В реликвиях — душа поэта», которой мы посвятили праздничный выпуск «Вывода из запаса».



Жизнь и творчество Габдуллы Тукая за три минуты. Совместное видео «Инде» и студии «Теория»

Лена Тябина

старший научный сотрудник Литературного музея Габдуллы Тукая

Мемориальная коллекция Тукая — это всего шесть предметов. У поэта никогда не было собственного дома, он часто переезжал, жил то у друзей, то в гостиницах, то у родственников, поэтому в принципе старался не обрастать вещами. К тому же у поэта не было семьи и наследников, которые могли бы сохранить его имущество после смерти, поэтому многое утеряно. Например, мы безрезультатно пытаемся найти личную библиотеку Тукая — по воспоминаниям современников, в последние годы он накопил внушительное количество книг. Вероятно, их просто разобрали его друзья.

Литературный музей Тукая в доме Шамиля в Старо-Татарской слободе откроется осенью. Мы планируем открыть там центр Тукая, который, помимо музея, будет включать библиотеку с книгами о поэте, изданиями самого поэта (разных лет и на разных языках) и его современников. Библиотека — просьба наших посетителей. Мы часто сталкивались с тем, что людям мало фрагментов произведений Тукая на стендах и им после экскурсии хочется подробнее ознакомиться с его наследием. Сейчас мы собираем книги — кстати, будем рады помощи казанцев.

Фаянсовая шкатулка

Это самая старая вещь из мемориальной коллекции Тукая. Шкатулку поэт купил в Уральске примерно в 1905 году. Тогда он работал со своим другом Камилем Матуги в татарском издательстве — писал для татарских газет первые стихи. По его собственным воспоминаниям, он приобрел вещь на первый гонорар в подарок своей сестре Газизе. Внешний вид шкатулки (похожа на пенек) выдает эстетический вкус поэта. Когда я смотрю на нее, мне кажется, что он очень скучал по кырлаевским лесам.

Выше на витрине — картина Хариса Якупова 1971 года, изображающая сцену дарения. Газиза в длинном татарском камзоле, и это не фантазия художника, а ее реальная вещь. Сейчас камзол на реставрации, мы его обязательно выставим в обновленном музее. Нам его передал сын Газизы, племянник Тукая Саид Забиров.

Тюбетейка

Это та самая черная бархатная тюбетейка, которую мы видим на знаменитом фотопортрете Тукая 1908 года. Будучи взрослым поэт редко носил тюбетейки, но в этом жесте сложно усмотреть идеологическую позицию — просто в начале ХХ века городская мода татар отошла от национального и многие современники Тукая вместо тюбетейки носили обычные шляпы.

Головной убор поэту подарил его издатель Гильмутдин Шараф, напечатавший почти все книги Тукая в своей типографии «Урняк». В 1908 году он подготовил к изданию новый сборник стихов и хотел напечатать на первой странице фотографию Тукая (к этому времени его произведения уже были популярны, но в лицо поэта мало кто знал). Гильмутдин Шараф повел Тукая в фотомастерскую и заметил, что поэт застеснялся своих длинных волос — он всячески пытался их пригладить. Тогда он дал ему свою тюбетейку. По воспоминаниям Шарафа, в этот момент Тукай сказал: «Шәрәф мине шәрәфли» (в переводе с татарского: «Шараф меня украшает», в татарском варианте присутствует игра слов. — Прим. «Инде»). После смерти Тукая тюбетейка хранилась в семье Шарафа.

Медная чернильница

Эту чернильницу оригинальной формы (охотничья собака, а рядом — одежда охотника и ружье) подарили поэту учащиеся татарских школ Санкт-Петербурга, куда он ездил весной 1912 года. Тукай подарком очень дорожил. В музей чернильница попала через мать известного татарского композитора Мансура Музафарова, которая была знакома с Тукаем. По воспоминаниям современников, поэт, глядя на фигурку собаки, вспоминал строчку из своей сатирической поэмы «Сенной базар, или Новый Кисекбаш»: «Куып житә алмыйсыз кәкре коерыкны» (с тат.: «Вы не сможете догнать собаку с кривым хвостом»). «Кәкре коерык» с татарского языка переводится как «кривой хвост» — так обычно называли всех уличных дворняг с подобными хвостами. Говорят, Тукай очень любил животных — современники вспоминали, как он играл с собаками и кошками во дворе редакции казанской газеты «Аль-Ислах» («Реформа»).

Дорожная корзина

Тукай часто переезжал, и плетеная дорожная корзина была его постоянным спутником. Сейчас она на реставрации, но мы ее обязательно выставим. Корзина тоже пришла из семьи Музафаровых.

Запонки

Серебряные запонки с профилем девушки (на голове у нее венок) — подарок Тукаю от редактора журнала «Анг» («Сознание») Ахметгарея Хасани. Он в 1911−1912 годах путешествовал по Германии и Австрии, где и купил украшение. На запонках есть клеймо мастера: D.G.M. и OCTER.PAT.

Прижизненные издания произведений Тукая

Все прижизненные сборники Тукая выпускают в Казани — это около 30 изданий, в которые вошли все его самые знаменитые произведения («Что я помню о себе», «Шурале», «Сенной базар, или Новый Кисекбаш»). Примечателен вольный перевод (или переложение) сказки Александра Сергеевича Пушкина «Сказка о золотом петушке» (1909). В татарском варианте главный герой сказки не царь Дадон, а Мамет-хан из города Герат.

Другое важное издание — первое собрание сочинений Тукая, которое он редактировал сам. Книга вышла через месяц после смерти поэта и содержит его первую научную биографию — ее написал татарский критик и литературовед Джамал Валиди.

Стакан для карандашей

Этот сувенирный оловянный стакан, выпущенный к 200-летию Санкт-Петербурга (на нем соответствующая надпись), Тукай приобрел во время поездки в 1912 году. Он украшен рельефными изображениями герба Петербурга, Петра I и двух его домов. В Петербург Тукай поехал по приглашению богослова, журналиста и издателя Мусы Бигиева — тот хотел привлечь поэта к изданию новой татарской столичной газеты «Хэбэр» (но проект по неясным причинам не состоялся). Стакан также передала в музей семья композитора Мансура Музафарова. У нас нет никаких свидетельств, что Тукай использовал этот предмет именно для карандашей, но в музейных документах с чьей-то легкой руки повелось называть его именно так.

Выставка «В реликвиях — душа поэта» открыта в Национальном музее РТ до 20 мая. Вход — 100 рублей.

Литературный музей Тукая по адресу: ул. Тукая, 74 сейчас закрыт для посещений, однако сотрудники проводят две тематические экскурсии: «Тукаевские места в Казани» (продолжительность два часа) и «Заказанье Тукая» (дневная автобусная экскурсия с обедом). Запись по телефону +7 (843) 590-86-67.

Фото: Даша Самойлова