Burger
Коротко и ясно. Шесть татароязычных вайнеров — о локальном видеоюморе
опубликовано — 15.05
просмотры — 2693
logo

Коротко и ясно. Шесть татароязычных вайнеров — о локальном видеоюморе

Шутки про свинину, уразу, сессию и разборки в разных районах Татарстана

«Инде» продолжает изучать локальный сегмент «Инстаграма»: мы уже разбирали аккаунты звезд татарской эстрады, на очереди — местные вайнеры (вайн — короткий юмористический видеоролик; вайнер — автор и режиссер такого видео). В новом материале «Инде» шесть татароязычных юмористов рассказывают о недостатке аудитории, уровне местного инстаграм-юмора, штампах и секретах популярности.



Ильнар Идрисов

16,6 тысячи подписчиков
19 лет, родился в деревне Большие Кляри Камско-Устьинского района. Студент Казанского государственного аграрного университета. Артист театральной труппы «Тургай»

В июле прошлого года мои близкие друзья Фидаиль и Айсылу предложили мне снять им клип в формате love story. Мы сделали его за пять дней, хотя «клип», наверное, слишком громкое слово — просто случайные смешные и красивые сцены с их участием. В «Инстаграме» ролик понравился всем моим тогдашним подписчикам. Меня обрадовал отклик, поэтому уже через неделю я снял ролик на татарском языке «Как мы будем рассказывать детям о том, как познакомились со своими женами?!». Это видео стало даже более популярным — его активно лайкали и репостили незнакомые мне люди. Так спонтанно и началась моя «карьера» вайнера. На сегодняшний день мое самое популярное видео — «Разборки в разных районах Татарстана. 1 часть» (охват: 46 тысяч человек; 2,6 тысячи лайков и 1,6 тысячи сохранений). Думаю, секрет его успеха в том, что людям интересно смотреть, как показали их родной район.

Я особо никак себя не рекламировал, не делал совместных видео с известными людьми — разве что взаимный пиар через сториз с другими начинающими блогерами. Эта деятельность — все еще мое хобби, хотя сейчас мне все же капает чуть-чуть денег с рекламы, но это случайные и небольшие суммы. Мне кажется, я до сих пор ищу себя. К примеру, иногда я просто читаю стихи на камеру телефона. Эти видео мне нравятся даже больше вайнов, потому что в них я вкладываю всю душу.

С самого начала у меня не было ни малейшего сомнения, на каком языке снимать видео, — я татарин, говорю на татарском, поэтому и вайны у меня на татарском языке. Уровень татарского юмора и его подача в «Инстаграме» пока слабые. Уже появились какие-то стереотипные сюжеты вроде шуток о бабушке и родной деревне, но я уверен, что даже к ним можно найти новый подход или написать более качественные шутки.

Будущее есть только у тех, кто готов усердно работать над контентом. Я верю, что в «Инстаграме» может появиться татарский вайнер уровня Насти Ивлеевой — для этого просто нужно пахать как Ивлеева.


Разиль Габбасов

12,1 тысячи подписчиков
25 лет, живет в Елабуге, баянист, ведущий мероприятий

Я завел аккаунт в «Инстаграме» в начале 2017 года и сразу начал снимать бытовые видео, на которых я что-то смешно комментирую. Людям нравилось, просили еще, так я постепенно перешел к регулярному режиму съемок. Пару раз я как настоящий блогер устраивал конкурсы на своей странице — разыграл 50 рублей на телефон. Но это была скорее шутка, нежели попытка набрать аудиторию. Лучшая реклама — это качественные ролики и юмор. Мне помогло, что меня заметил вайнер Булат Браво (русскоязычный вайнер из Казани, 94,7 тысячи подписчиков. — Прим. «Инде») и пригласил сделать совместный ролик (в итоге мы сняли аж два). После этого у меня довольно сильно выросла аудитория. Но все равно я до сих пор снимаю видео ради удовольствия, хотя уже и были эпизодические рекламные предложения. Главную выгоду своей инстаграм-активности пока вижу в том, что аккаунт рекламирует мои услуги ведущего на праздники.

Быть татароязычным комиком в «Инстаграме» непросто, потому что аудитория маленькая и ты никогда не сможешь стать миллионником (думаю, наш предел — 150−200 тысяч подписчиков, и то для этого нужно приложить очень большие усилия). Поэтому многие переходят на русский, а то и английский язык. Но мой образ в сети — простой деревенский татарин. К примеру, очень популярны видео, в которых я учу подписчиков культурно ругаться матом на татарском языке (а самые первые видео вообще про то, как я пасу овец). Татарская публика — непростая: не любит пошлости, откровенный мат и так далее. По своему опыту могу сказать, что больший отклик получают шутки про эчпочмак, свинину, уразу, а какие-то хайповые и новые темы не заходят. Но в целом я вообще не понимаю, как одни ролики становятся популярными, а другие нет. Я практически никогда не совпадаю с публикой: мои любимые ролики никогда еще не набирали максимум просмотров. Например, я люблю свою татарскую озвучку фильма «Папа досвидос», но хитом стала озвучка «Елок-2».


Ника Какао

8,7 тысячи подписчиков
19 лет, студентка Мензелинского педагогического колледжа имени Мусы Джалиля

Мое первое видео было про типы промоутеров — его я сняла в конце прошлого года. Я когда-то сама подрабатывала промоутером, да и люди часто их видят, поэтому мне показалось, что тема жизненная и ситуация узнаваемая. Видео понравилось людям, и я решила продолжить.

Хотя я и решила снимать вайны спонтанно, сразу задумалась о продвижении. Использовала стандартные ходы — конкурсы и совместные видео. Даже татарский язык был частью плана: думала, что татарских вайнеров нет и у меня не будет конкурентов. Уже начав снимать видео, я поняла, что нас таких наберется десяток.

Хороший татарский вайн понятен всем и не задевает ничьих чувств. Но уровень татароязычного юмора в сети пока невысокий. Многие вайнеры как будто не стараются делать юмористический контент, а снимают бытовые видео с минимальной обработкой, думая, что это само по себе смешно. Я в основном снимаю скетчи про отношения мам и дочерей, парней и девушек. Мне важно, чтобы мои герои были милыми и приятными для подписчиков. Но самое популярное видео на моей странице — «Татарские хиты — 2». Я не совсем понимаю, в чем его секрет: там нет никаких шуток, мы просто танцуем в машине под музыку. Я в свое время даже сомневалась, стоит ли его выкладывать. Но людям понравилось.

В начале мне часто писали в личку посторонние люди, которые комментировали мою нестандартную внешность, говорили, что татарка не может так выглядеть или что меня с такими волосами замуж не возьмут. Доставалось и за то, что я пишу комментарии к видео на русском языке. Когда таких комментариев стало слишком много, я сняла пародийное видео на этих хейтеров. В нем я хотела показать им, как они выглядят со стороны. После этого я перестала обращать на них внимание, и сейчас мне кажется, что их вообще нет. Большей части аудитории я нравлюсь как раз из-за своей необычной внешности — мне часто пишут, что я похожа на героя аниме.


Искандар Гайсин

50,6 тысячи подписчиков
21 год, студент музыкального колледжа Казани

Я начал снимать вайны в начале 2017 года, после того, как вернулся из армии. Ролики были на татарском языке — хотелось, чтобы люди знали, что татары тоже умеют делать юмор. В целях продвижения проводил конкурсы (к примеру, один раз разыгрывал айфон) и снимал видео с популярными певцами — например Фирдусом Тямаевым, Риммой Никитиной и Фаридом Мифтаховым. После этого у меня резко увеличилась аудитория — появились и русскоязычные подписчики. Если совмещать татарский и русский языки, думаю, даже казанскому вайнеру под силу стать миллионником. Но для этого, конечно, нужно много и регулярно работать. А недавно я начал выкладывать свои каверы на известные песни (в будущем я хотел бы стать певцом). Я не ставлю себе цели зарабатывать в «Инстаграм», я лишь хочу, чтобы моими работами делились и их увидело как можно большее количество людей.


Гульдария Гиззатуллина

25,8 тысячи подписчиков
23 года, живет в Уфе, режиссер драматического театра

Слово «вайнер» я узнала, кажется, только в этом году. До этого снимала какие-то спонтанные видео о себе, придумывала какие-то ситуации. Но все это было на русском языке, а татарский в моем аккаунте появился вместе с моей бабушкой. Мы придумали для меня образ модной городской внучки, которая разговаривает на русском и татарском одновременно. В первом видео бабушка уговаривает меня поесть и, чтобы убедить меня, приводит аргумент из народной приметы: мол, если не доешь, жених будет нищим. Эта довольно простая модель скетчей «бабушка-татарка — городская внучка» внезапно стала популярной — видимо, многие узнают в этом себя. Последний ролик из этой серии, где я и бабушка едем в машине, стал самым популярным в моем аккаунте. Я, если честно, не умею предсказывать и объяснить популярность того или иного видео — снимаю абсолютно интуитивно. Наверное, профессиональные блогеры делают не так.

Зарабатывать в «Инстаграме» я не планировала и не делаю этого до сих пор (хотя сервис помогает продвигать мои песни). Люди просят — я снимаю, мне интересно получать отзывы, да и бабушка радуется внезапной популярности. Наши скетчи теперь крутят на башкирском телеканале «Матур ТВ», поэтому ролики видит и старшее поколение, которое не пользуется интернетом. Хотя, помню, в начале казалось, что ничего не получится. Мне часто говорили, мол, коверкаешь язык, неправильно говоришь (я говорю на башкирском диалекте татарского). Но постепенно я вроде бы освоила правильный казанский татарский, да и люди, наверное, привыкли.


Рамис Гилметдинов

6,1 тысячи подписчиков
27 лет, предприниматель, Актанышский район

Я начал выкладывать ролики в «Инстаграм» полгода назад. Вообще я с 2016 года веду свой ютуб-канал «Дневник татарина». Первый свой ролик я снял для друзей, живущих за тысячу километров от меня, — именно они посоветовали мне создать канал. Потом я стал регулярно выкладывать туда десятиминутные ролики, которые, по моей задумке, должны были складываться в веб-сериал. Но я быстро понял, что раскрутиться на YouTube крайне сложно: сил и финансовых затрат нужно очень много. Если там для 10-минутного ролика мне требовалась неделя, то производство видео для «Инстаграма» занимает максимум пару часов. Поэтому я решил поменять площадку.

И канал, и «Инстаграм» я вел на татарском языке. Я хотел всем показать, что татары тоже умеют шутить. Но потом у меня появилась русскоязычная аудитория, и чтобы не терять ее, я решил снимать и на русском. Не скажу, что я как-то специально себя продвигал. Конечно, я рассылал свои новые видео в татарские паблики, но это скорее простое желание, чтобы твой труд увидело и оценило большее количество людей, а не целенаправленная акция по наращиванию аудитории. Те, кому нравилось, проходили по ссылке и подписывались. Хотя однажды в целях пиара я все-таки предложил Элвину Грею сняться в моем вайне, но на мои SMS он так и не ответил.

Больше всего я люблю снимать ролики на социальные темы: взаимоотношения татар и русских, рассуждения о наболевших темах. Я люблю видео про штраф: я бегу с автомобильными номерами мимо камеры, измеряющей скорость, и получаю «письмо счастья» на 500 рублей (к слову, штраф пришел за непристегнутый ремень). В этом есть что-то новое, а юмор скрыт в нелепости самой ситуации.

Мне кажется, хороший татарский вайнер должен в совершенстве владеть татарским языком, быть оригинальным, креативным. Даже если он снимает на русском, у него должен быть татарский акцент (например, он должен говорить «щеловек», «щай», «кароще»). Татарский юмор в интернете только появился, но уже устоялись приевшиеся клише: шутки про деревенскую жизнь, про взаимоотношения соседей, дедушек и бабушек, внуков и бабушек. Если сначала это было актуально и смешно, сейчас из этих тем выжали все без остатка. Но немногие решаются на что-то новое. Я хочу сломать существующие шаблоны, а в будущем планирую стать режиссером и снимать короткометражные фильмы.

Еще одна проблема — часто бывает, что татарские вайнеры после того, как наберут хорошую аудиторию, превращаются в русских вайнеров (в их профиле все чаще появляются ролики на русском, а татарские со временем исчезают). Этот процесс меня пугает.