Burger
«С такой стрижкой люди тут не работают». Австралийский парикмахер постриг сотрудников Казметростроя
опубликовано — 22.07
просмотры — 4926
комментарии — 3
logo

«С такой стрижкой люди тут не работают». Австралийский парикмахер постриг сотрудников Казметростроя

Фейды, воск, барбер из Мельбурна и владелец чебоксарского Chop-Chop в недостроенном тоннеле станции «Дубравная»

Тоннелепроходческий комплекс с романтическим названием «Сююмбике» начал работать на «Дубравной» (тупиковая станция первой ветки казанского метро, следующая после «Проспекта Победы») в марте 2015 года. К апрелю 2016-го проходка закончилась. Городские власти обещают пустить поезда до «Дубравной» следующим летом, но пока в тоннелях нет рельсов, вестибюли не закончены, стройка в самом разгаре. Бригады Казметростроя работают на участке шесть дней в неделю в три смены. На все вопросы о сроках сдачи станции сотрудники отвечают уклончиво: «Спросите начальство», «Будут деньги — будет метро». «Инде» и Chop-Chop решили приободрить строителей «Дубравной»: по нашей просьбе два барбера бесплатно подстригли шестерых рабочих.

Насир

У Насира Собани иранские корни. Он родился в Японии, провёл семь лет в Канаде, сейчас живёт в австралийском Мельбурне. Во всём мире Насир известен как Streets Barber: последние пару лет каждый выходной после шестидневной рабочей недели в мельбурнском салоне он бесплатно стрижёт местных бездомных. Россияне узнали о Насире в декабре 2015 года, когда он вместе с парикмахерами из петербургского Chop-Chop постриг 13 горожан, не имеющих определённого места жительства, во дворе реабилитационного приюта «Ночлежка». В этом году Насир снова приехал в Россию — во второй акции в «Ночлежке» участвовали уже 70 бездомных. Помимо Санкт-Петербурга парикмахер побывал в Москве, Казани и Самаре

Александр

Александр Лысь. В прошлом — барбер московского Chop-Chop, сейчас владелец чебоксарской франшизы Chop-Chop

Рамиль

Подземный мастер, работает в Казметрострое 13 лет

Стрижка:

Насир Собани

Я окончил КИСИ по специальности «Организация и безопасность движения». Когда устроился в метро, был мастером на поверхности, но потом повысил квалификацию и теперь могу работать под землёй. Сейчас моё дело — обеспечивать безопасность рабочих, инструктировать людей — куда не надо засовывать палец, голову, руку, ногу — и следить за тем, чтобы все занимались своим делом правильно. Для меня самое главное — чтобы не было травматизма и чтобы к концу смены работа была выполнена в полном объёме, то есть в том, который у меня с утра расписан в наряде.

По идее, я как мастер не должен ничего таскать, привинчивать, устанавливать и укладывать. Но иногда приходится помогать рабочим, куда деваться. Что делал в последний раз, говорить не буду — неохота.

На тоннель между «Проспектом Победы» и «Дубравной» нужно 672 бетонных кольца, каждое в метр шириной. То есть между станциями даже километра расстояния нет. Когда закончится строительство? Алла белэ! (с татарского — «Бог знает!». — Прим. «Инде»)

Устаю, конечно. По большей части морально, а не физически. У меня ведь работа с людьми, а люди бывают разные.

До:

Обычно меня стрижёт жена, прямо на дому. У меня волосы жёсткие, ничего модельного с ними не сделаешь, чуть что не так — буду мучиться с причёской. Поэтому я привык стричься коротко.

После:

Жена точно не узнает. Обычно попроще стригусь, но получилось, по-моему, отлично.

Денис

Электрослесарь на проходке, работает в Казметрострое 9 лет

Стрижка:

Насир Собани

Когда я учился в «Энерго» (КГЭУ. — Прим. «Инде»), рядом как раз строили метро. Окончил университет и через три месяца вышел на работу — машина на «Козьей Слободе» тогда только-только прошла первые 100 метров тоннеля. Помню, пришёл в первый день, а вся станция в воде — ничего страшного, просто особенности грунта. Но я не передумал, мне в метро сразу понравилось. И больше всего зарплата — в 2007-м мы хорошо получали, особенно по сравнению с тем, что сейчас. Зато теперь я бригадир, а начинал просто электриком.

Чтобы обеспечить тоннелепроходческую машину электричеством и водой, нужен один электрослесарь. Но лучше два. Мы всё делаем: монтируем освещение, прокладываем кабели, проверяем электроприборы на стройке. Как говорит один мой коллега — от унитаза до десятки. Десятка — это 10 тысяч вольт.

Не знаю, сколько ещё будет строиться «Дубравная», — мне главное, чтоб зарплату вовремя платили, а остальное уже пусть начальство решает. Друзья меня тоже постоянно спрашивают, когда закончим. «Да никогда!» — говорю. Но мне работа нравится — чем больше будет станций, тем нам лучше. Судя по плану-схеме, метро в Казани пустят чуть ли не до Юдино, но пока мне кажется, что это просто фантастика.

До:

Обычно я стригусь в парикмахерской около дома — раньше это было на Квартале, теперь в Кировском. Но когда надо срочно, иду в первую попавшуюся — главное, чтобы очереди не было. Неудачные стрижки были, но после них я просто брился под 0,6, и всё было нормально. Часто бывает, что мастера не хотят меня стричь: «Ну зачем, ведь такие шикарные волосы!». А я на работе хожу в каске, поэтому чем короче, тем лучше. Без касок мы ходим только во время обеда, но даже тогда красоваться не перед кем.

После:

Обычно мне чуть-чуть оставляют чёлочку, но так тоже неплохо. Всё супер. Шикарно.

Насир Собани

«Я понимаю, что рабочие не используют воск каждый день и вряд ли будут как-то стараться ради укладки. Поэтому стригу их так, чтобы это хорошо смотрелось без всяких косметических средств и дополнительных усилий. Но надо понимать, что через две недели после стрижки её всё равно придётся обновлять — тут ничего не поделаешь».

Александр

Маркшейдер, работает в Казметрострое почти год

Стрижка:

Александр Лысь

Раньше я работал на Горьковской железной дороге — от Свердловской области до Владимирской, а ещё на южном и северном направлениях. Под землёй пока новичок, но считаю, что себя нужно везде попробовать. Маркшейдеры делают замеры и дают тоннелепроходческой машине координаты, чтобы она бурила в нужном направлении и не уходила глубже, выше, правее, левее. Для замеров нужен прибор тахиометр: во время проходки мы работаем с Leika, а исполнительную съёмку, то есть контрольные замеры, делаем более слабой Sokkia. Ещё маркшейдеры всё время ведут деформационные наблюдения: грунты везде разные, и нужно вовремя заметить, если началось проседание. Сейчас тоннели пройдены, но точные координаты по-прежнему нужны: нам ещё стены станции строить и колонны устанавливать. Без маркшейдеров никуда.

Я живу в Зеленодольске, поэтому чаще всего езжу на машине, а метро почти не пользуюсь. Соответственно, моя любимая станция — это «Северный вокзал», потому что там останавливаются автобусы до Зеленодольска.

До:

Обычно я стригусь в Зеленодольске, в парикмахерской «Мадамо». Она прямо рядом с моим домом. Прошу модельную стрижку и чтобы была рваная чёлочка.

После:

Я давно так коротко не стригся, но очень доволен. Обычно мне попадались парикмахеры женского пола, а тут — мужчина, так что ухожу домой с новыми впечатлениями.

Илья

Энергетик участка, работает в Казметрострое 9 лет

Стрижка:

Александр Лысь

«Дубравная» — моя пятая станция. Я начал с «Козьей слободы», работал на «Яшьлеке», «Северном вокзале» и «Авиастроительной». Самой сложной была «Козья» — очень много воды. На Дубравной совсем сухо, а там был обводнённый грунт. Помню, у нас стояли гигантские зумфы, приёмники для жидкости. Наверное, штуки четыре. Воду из них выкачивали насосами, и если какой-то отказывал, нас затапливало.

Энергетиком я стал полтора года назад, до этого работал электриком. Электриком быть проще: отработал смену и пошёл домой, а энергетика могут ночью поднять, если какая-то авария. Сейчас у меня в подчинении несколько электриков, с которыми мы обслуживаем подстанцию и обеспечиваем водоснабжение на участке. Раньше бригада занималась только «времянкой», теперь «постоянку» тоже монтируем: тянем кабели в тоннель, будем делать освещение вестибюлей и станции. Надо развиваться, не всё же лампочки на стройке вкручивать.

Казанское метро строится медленно — на «Дубравной» мы работаем уже два года. Думаю, дело не в людях, а в финансировании.

До:

Мне не принципиально, где стричься, я даже не помню, в какую парикмахерскую ходил последний раз. Мастеру обычно говорю: «Хочу модельную стрижку».

После:

Раньше я так никогда не стригся. Необычно. Но с такой стрижкой люди тут не работают. Ну, не знаю. Я бы так ходить не стал. Супруга, думаю, посмеётся. Хотя... Вообще-то прикольно.

Ленар

Маркшейдер, работает в Казметрострое почти 5 лет

Стрижка:

Насир Собани

У меня никогда не было желания стать геодезистом или маркшейдером. В детстве я мечтал быть футболистом, но быстро понял: чтобы заниматься футболом, надо всё бросить, отойти от учёбы и других интересов. Для меня это был не вариант. Высшее образование я получал в КХТИ, специальность — «Инженер по качеству». Но когда выпускался, грянул кризис, и устроиться по профилю не получилось. Случайно узнал от знакомых, что в «Метрострое» есть вакансия маркрабочего. Сначала я просто ходил с рейкой, линейкой или рулеткой, придерживал и подавал, но теперь сам работаю со сложным оборудованием.

Думаю, в первую очередь нужно строить метро в спальных районах, где много жителей. Пока не охвачены Азино и Квартал, останавливаться нельзя. Тут всё просто: чем больше станций и линий, тем больше пассажиров, чем больше пассажиров, тем скорее метро выйдет на самоокупаемость и тем быстрее будет разрастаться.

До:

Весь последний год меня стрижёт жена — практикуется на дому на мне, сыне и тесте. Когда стригся в парикмахерских, просил модельную стрижку.

После:

Насир хорошо постриг, коротко, как раз под лето. В принципе, обычно меня так и стригут.

Ленар

Электрослесарь, работает в Казметрострое почти 6 лет

Стрижка:

Александр Лысь

После школы я отучился на электрика, потом умудрился поступить в медицинский колледж на стоматолога. Но что-то не срослось. Пошёл работать на завод, потом массажистом — я сразу согласился, месяц обучался по восточной методике, полгода работал, но в итоге пришёл в метро: тут по деньгам лучше. Работать тяжело — за шесть дней копится усталость. Сейчас я в основном в тоннеле — ремонтирую оборудование, отвечаю за его правильную эксплуатацию. И хорошо, что в тоннеле, потому что тут прохладно — летом это самое главное.

Моя любимая станция — «Площадь Тукая», она самая красивая. Не знаю, почему она протекает, не я же строил. А вообще живу я на Квартале и на работу езжу на машине. Очень хочу, чтоб метро построили на остановке «Роддом», но, наверное, при сохранении нынешних темпов работы станция там появится лет через десять.

До:

Обычно я стригусь в парикмахерской у дома — не помню, как она называется.

Мастера прошу, чтобы по бокам убрал машинкой, сверху — ножницами, а чёлку чуть-чуть оставил.

После:

Неплохо, я доволен. Сегодня каску больше надевать не буду. Сейчас ещё жене в «Ватсап» фотографию скину — посмотрим, что она скажет.

Фото: Даша Самойлова


Комментарии — 3
Войдите, чтобы добавить комментарий
ФейсбукВконтакте

Екатерина Архангельская
23 июля, 12:42
Какой крутой материал!))
Guzel Garipova
25 июля, 13:03
Очень круто! Здорово, что и о самих героях можно много узнать
Азат Хайрутдинов
15 сентября, 23:41
Прикольно) "Я бы так ходить не стал".Ахахах