Burger
Человек дела. Маникюрист из Петуховки — о втирках, градиентах, конкуренции и продвижении в Instagram
опубликовано — 11.07
просмотры — 3424
logo

Человек дела. Маникюрист из Петуховки — о втирках, градиентах, конкуренции и продвижении в Instagram

Самодельный софтбокс, пастельные оттенки и другие черты альметьевского нейл-арта

Ильнуру Вафину 21 год, он живет в Петуховке (поселок в 15 минутах ходьбы от центра Альметьевска). После трех неудачных попыток поступления в архитектурный университет молодой человек решил полностью изменить жизнь и теперь делает маникюр. Свои услуги Ильнур продвигает в Instagram — подписчиц мастер называет «герлз» и делится с ними необычными историями из жизни. Например, о том, как мать его клиенток приняла его за маньяка и забрала дочерей с маникюра. «Инде» поговорил с Ильнуром о том, как он изучал профессию, с какой реакцией сталкивается и какие строит планы.



Поиск пути

С детства окружающие относились ко мне как к творческому и талантливому человеку. В пятом классе я рисовал граффити, а в 11 уже делал портреты на заказ и баловался в графических редакторах. Я мечтал связать свою жизнь с творчеством и стать архитектором или дизайнером архитектурной среды, поэтому начал готовиться к поступлению в Санкт-Петербургский архитектурный университет. Пришлось даже уволиться из магазина стройматериалов, где я работал параллельно с учебой в 11-м классе. Все сэкономленное время тратил на подготовку, но не поступил и в итоге остался без учебы и работы. Потом были еще две попытки поступления — в этот же вуз и в КГАСУ, но все оказалось тщетно. Я понимал, что нельзя больше сидеть на шее у родителей, поэтому пошел таксовать.

В это же время моя девушка начала заниматься маникюром, но через полтора месяца у нее появилась аллергия на лаки и обезжириватель. То ли в шутку, то ли всерьез она предложила мне заняться «ноготочками». Я удивился, и сказал, что парень-маникюрщик — это странно. Так и закончился этот разговор, но идея в голове осталась. Меня не оставляла мысль, что это мне как раз и нужно: творческая работа, для которой не нужно высшее образование. К тому же работа в такси убивала меня ежедневно: как физически — ухудшалось здоровье, так и морально — никакой самореализации. И в конце 2017-го, прямо перед Новым годом, я случайно наткнулся на объявление о базовом курсе маникюра в одном из салонов Альметьевска.

Я долго не мог решиться, потому что боялся реакции людей. Я представлял, что зайду в кабинет, а там, во-первых, все девушки, а во-вторых, смотрят на меня как на дурачка. Но близость Нового года придала уверенности. Я понял, что пора изменить жизнь. Набрался смелости и 5 января пошел на первое занятие. Мне очень повезло, потому что кроме меня на курсы пришла всего одна девушка — никакого удивления и негативной реакции я у нее не увидел. Преподаватели относились ко мне хорошо, я даже стал их любимчиком — сейчас они предлагают мне делать онлайн-обзоры их материалов, а в дальнейшем я планирую проводить мастер-классы для их будущих учеников.

Instagram и первые клиентки

На учебу я пришел подготовленным — моя девушка объяснила мне основы. Правда, я не умел пользоваться оборудованием. Курсы стоили около 9000 рублей. С деньгами мне помогли родители и еще кое-что оставалось после работы в такси. Занятия шли четыре дня, в день по два урока, каждый по четыре-пять часов. Три урока были посвящены теории: нам рассказывали о строении ногтя, болезнях и способах лечения. Все остальное — практика.

После учебы я постепенно стал закупать оборудование. На все ушло около двух месяцев и 50 тысяч рублей. Материалы для рабочего стола заказал на фабрике, а собрал его вместе с отцом. Лаки и прочие инструменты купил в студии, где учился. Я делаю маникюр в своей комнате и для комфорта клиентов обставил рабочее место: нарисовал плакат с белым фоном и черными точками, который просто отделяет рабочую зону от зоны отдыха, повесил полки, установил хороший свет.

Первыми клиентами были мои мама, сестра и соседка. За два-три месяца работы к ним добавились всего три новые клиентки. Руки начинали опускаться. В это время я узнал, что в Альметьевск приезжает Катерина Орлова — автор проекта «Маникюр как бизнес». Я долго думал, идти или нет, потому что боялся потратить деньги зря. Тренинг стоил 6000 рублей за один день — на тот момент это были для меня большие деньги. В итоге я все же решился. Мне повезло, потому что последние билеты продавались по акции — я купил их за полцены. Не пожалел ни разу. Катерина не давала какие-то конкретные схемы типа «сделай так — будет так». Она показывала примеры других мастеров, и участники сами думали, что им сделать, чтобы было так же круто. Я вдохновился питерским салоном G.Bar. Стиль для своего «Инстаграма» я подглядел именно у них — использую такие же пастельные оттенки и фоны для фотографий. Думаю, если бы не увидел у них эту идею, то все равно бы пришел к похожему оформлению.

После тренинга я разработал фирстиль своего аккаунта и сделал девять пробных публикаций. Потом запустил таргетированную рекламу, и через три недели появились новые клиенты и просто подписки. Если раньше я делал по одному маникюру в неделю, то на следующей у меня уже семь записей.

За маникюр с покрытием я беру от 600 до 2000 рублей. Для меня самый сложный дизайн — это френч и лунки, потому что это все вырисовывается вручную. За пять дней работы в Альметьевске с моей клиентской базой можно заработать 6000 рублей. Если вычесть из этого себестоимость материалов, прибыль будет чуть больше 3000. Я покупаю лаки бренда Patrisa Nail, потому что на курсах мы пользовались ими. Тон и база стоят 600 рублей за флакон, цветные лаки — 300 рублей. Слышал, что есть бренд Luxio, с которым обычное покрытие может обойтись клиенту как минимум в 2500 рублей. Но я пока боюсь пробовать что-то новое и экспериментировать — из-за небольшого опыта.

За трендами я не слежу, но судя по тому, что выбирают клиентки, сейчас популярны градиенты (плавный переход между несколькими оттенками одного цвета. — Прим. «Инде»), втирки (пигменты, которые создают зеркальный эффект на ногтях. — Прим. «Инде») и геометрические узоры. Лично мне нравится минимализм. Когда девушки просят стразы, я все равно стараюсь сделать маникюр менее нагруженным — ближе к своему стилю. Пока никто не жаловался.

Реакция друзей, клиентов и их родителей

Когда я начал делать маникюр, у моей девушки проснулось чувство ревности. Ведь я в течение нескольких часов трогаю чужие женские руки, разговариваю с клиентками. Со временем она поняла, что это просто работа, которая мне нравится, и ревность прошла. Родители на мою новую профессию отреагировали нормально. Во всем поддерживали, за что я им благодарен. Только, мне кажется, мама стесняется говорить на работе, что ее сын занимается маникюром. Ее коллеги — люди старой закалки, могут неправильно понять.

Негативной реакции я почти не встречал. Один знакомый назвал меня дураком и сказал, что я сошел с ума. Некоторые спрашивают, есть ли у меня девушка и не гей ли я. На самом деле чем бурнее реакция, тем мне смешнее. Как-то раз ко мне пришла девушка со своей сестренкой. Сестренка отзвонилась маме, сказала, что они приехали в Петуховку на маникюр к парню. Через некоторое время их мама приехала к моему дому и настоятельно просила дочерей уехать с ней.

Перед началом процедуры я спрашиваю клиенток, откуда они обо мне узнали и почему пришли именно ко мне. Почти все говорят, что было интересно посмотреть, как парень делает маникюр. Но я рад, что девушки, которые приходили из любопытства, записывались и на следующий раз.

Конкуренция, самодельный софтбокс и планы

В основном приходят те, кто увидел рекламу в «Инстаграме» или нашел меня по хештегу «#маникюрАльметьевск». «Инстаграм» — моя основная платформа для привлечения клиенток, поэтому к съемке ногтей я отношусь ответственно. У меня есть листы бумаги разных цветов, которые я использую как фон. Есть софтбокс, который мы с отцом сделали сами: нашли схему в интернете и собрали из материалов, которые были дома. Мне нравится придумывать интересные композиции, чтобы в кадре были не просто ногти, а целая история. Для этого у меня есть коробка с кучей аксессуаров (ракушки, очки, бижутерия, засохшие цветы). Весь процесс занимает 15−20 минут. Руки фотографировать здорово — они такие разные и все по-своему красивы.

Очень важно найти подход к клиентке. Работать в неловком молчании мне некомфортно. В начале всегда спрашиваю, будет ли удобно перейти на «ты», потом спрашиваю, не смущает ли ее, что я парень. Вопрос за вопросом, и они чувствуют, что со мной можно поговорить. Как-то раз ко мне пришла 26-летняя девушка, которая ни разу в жизни не ходила на маникюр. В конце она призналась, что стеснялась процесса и меня, но моя разговорчивость помогла ей успокоиться.

Конкуренции для себя я не вижу: во-первых, я парень и многие приходят ко мне просто из любопытства, а во-вторых, ни у кого в Альметьевске нет такого аккаунта. Мастеров в городе много, но тех, кто делает свою работу хорошо, — единицы. Ощущение, что для некоторых это как сходить в туалет — они не следят за стерильностью материалов, маникюр делают неаккуратно. Например, ко мне приходила девушка, у которой половина ногтей были наращены, а половина — свои. Наращенные обломались по краям и были пухлые, как пирожки. Я нарастил ей два ногтя, три отремонтировал, все покрыл лаком и постарался сделать так, чтобы это выглядело ровно. Работа заняла пять с половиной часов — из-за того, что мне пришлось исправлять ошибки предыдущего мастера.

Когда я начал заниматься ногтями, то думал, что покручусь пару лет в этой сфере, наберусь опыта, накоплю денег и пойду делать татуировки. Но как только мой аккаунт стал работать на меня, я понял, что могу сделать что-то большее. Теперь моя цель — максимально развиться в Альметьевске, чтобы обо мне знали на каждом шагу. Двух лет на это, думаю, не хватит — как минимум пять. Переезжать в Казань не хочу. Я как-то жил там дней десять, и мне не понравилось — слишком шумно, много людей и суета. Все время хотелось вернуться в свою деревню.

Фото: Антон Малышев