Burger
«Вопросы об иностранном замужестве меня смущали». Пять историй о казанских tinder-свиданиях во время ЧМ-2018
опубликовано — 13.07
просмотры — 3677
logo

«Вопросы об иностранном замужестве меня смущали». Пять историй о казанских tinder-свиданиях во время ЧМ-2018

Прогулки за руку у Кабана, поиски духовной близости и малочисленные латиноамериканки

Чемпионат мира по футболу лишний раз подчеркнул патриархальность российского общества: сперва Госдума советовала женщинам воздержаться от встреч с иностранными болельщиками, потом о недопустимости поведения первых стали рассуждать журналисты и обычные пользователи соцсетей. «Инде» не разделяет негодования властей и коллег и верит, что по взаимному согласию возможно все. Совместно с Tinder мы провели эксперимент: пять казанских пользователей приложения (не только девушки!) в течение двух недель пытались встретиться с иностранцами, а потом рассказали нам о своем опыте.



По условиям эксперимента герои материала на две недели получали функционал Tinder Gold (включает возможностью ставить неограниченное количество лайков и искусственно менять геопозицию).

Елена Заглядкина, 21 год

Студентка
Количество свиданий: 3

«Тиндер» я скачала еще на первом курсе — друг рассказал, что там можно найти классных людей. Не соврал: мне действительно встречались ребята умные, с чувством юмора, интересными работами в каких-то креативных сферах. Со многими общение продолжилось в социальных сетях, и до сих пор мы друг друга лайкаем в «Инстаграме». Подсознательно я, конечно, хотела встретить человека, свидания с которым могли бы перерасти во что-то большее — думаю, многие пользователи думают об этом, хоть и не признаются. По разным причинам длительные отношения не складывались.

Принято считать, что в казанском «Тиндере» сидят одни и те же люди и все всех знают, но у меня нет такого ощущения. Конечно, я встречала там своих знакомых, и в начале это меня напрягало. Но потом я расслабилась — мне кажется, даже в больших городах от таких «встреч» никто не застрахован. Время от времени я удаляла приложение — устаешь от постоянного общения с новыми людьми.

У меня незаполненный профиль — просто фото и возраст. Я пыталась что-то писать о себе, но поняла, что не могу найти правильные слова, а еще не хочу раскрываться сразу. В целом казанцы, по моим наблюдениям, не любят заполнять профили, а вот у иностранцев почти всегда все подробно расписано: работа, увлечения, срок пребывания в том или ином городе. И это очень удобно!

За время эксперимента я сходила на три свидания — с австралийцем, чилийцем и аргентинцем. При этом всего «мэтчей» было около 100. Среди сообщений не было ни одного предложения быстрого секса — в основном меня звали встретиться в баре или кафе, просили показать город, а иногда и просто посоветовать места, куда сходить. В переписке с парнями, которых я в итоге выбрала, меня зацепило то, что они активно интересовались мной, спрашивали о моих увлечениях, работе, а не просто: «Привет! Сходим куда-нибудь?»

С австралийцем я встретилась в баре The Woods. Ему 28 лет, работает массажистом в каком-то фитнес-центре. Он сказал, что придет с братом и с другом, поэтому я взяла для поддержки подругу. Я сильно волновалась, не была уверена в своем английском: я всю жизнь изучала немецкий язык, а английский — всего год в университете. Перед экспериментом я даже посмотрела передачу «Полиглот», чтобы как-то подготовиться. Вообще я честно предупреждала всех, что у меня довольно скромный английский, но это ни для кого не было проблемой. А вот я с трудом понимала ужасный акцент австралийца. Но он был крайне милым, все мне объяснял, специально говорил медленно и четко, использовал простые слова и хвалил мой английский.

«Конечно, нас привлекают иностранцы: большинство хорошо выглядят и внимательны к собеседнице»

Он говорил, что в России девушки более контактные, чем в Австралии, и что там в клубах всегда больше парней (я даже немного позавидовала). А еще сказал, что австралийки считают своих мужчин некрасивыми (как так?). Платил за меня он — я не успела заикнуться о деньгах, а он уже приложил карту к терминалу оплаты, хотя я планировала сама оплатить свою часть. После The Woods мы пошли в «Соль». Во время танцев он брал меня за руки и пытался поцеловать. От поцелуев я уворачивалась, он улыбался и говорил: no problem, агрессии или непонимания из-за отказа не было. Потом мы пошли к Кабану — уже светало, было очень красиво, тихо и свежо, и он снова взял меня за руку. Это, наверное, самое яркое и романтическое воспоминание от эксперимента. Мы с ним списывались и после, но он сейчас активно путешествует, и переписка прервалась.

С чилийцем мы просто гуляли по городу. Ему 24 года — на свидании выяснилось, что он сейчас живет в Москве, готовится к поступлению в магистратуру российского вуза на инженерную специальность и неплохо говорит по-русски. Он оказался ярым фанатом футбола и любителем путешествий — объездил с одним рюкзаком всю свою страну. Я спрашивала про использование «Тиндера» в его стране — в Чили это приложение для быстрого секса. Он расспрашивал об истории Казани, русской и татарской культуре, долго восхищался Дворцом земледельцев и спрашивал что-то типа «а что кушал Иван Грозный?» Я растерялась от вопроса, но он настаивал, что это очень интересный момент. Он звал меня выпить, но мне нужно было домой дописывать диплом. Мы подписались друг на друга в «Инстаграме», и сейчас он комментирует практически каждую мою сториз. Зовет в Москву. Скорее всего, мы еще увидимся в будущем.

С аргентинцем свидание было сплошным недоразумением. Мы долго договаривались встретиться, после нескольких неудачных попыток провели вместе буквально час, и в этот же день он улетел. Наверное, он подумал, что я слилась со свидания, и немного обиделся. Хотя он безусловно интересный и красивый парень.

Все мои свидания были с людьми из совсем далеких от России стран, и их представления о нас были на уровне «медведь, зима, балалайка». Все, с кем я встречалась и переписывалась, считают Казань красивым городом и удивлены, что в России есть что-то интересное, кроме Москвы и Санкт-Петербурга. И, видимо, это не пустые слова: моя подруга из Волгограда встречалась там с англичанами и рассказывала, что они были в невероятном ужасе от города.

Раис Афанасьев, 26 лет

Менеджер проектов в IT-сфере, сейчас не работает
Количество свиданий: 0

За время эксперимента мне встретился 21 профиль иностранок. Лайкал всех — старался залить максимально широкую воронку продаж, но, к сожалению, все равно не сложилось. Сначала у меня было описание профиля на русском, но я быстро сменил его на английское, что-то типа «я люблю поболтать и футбол; был бы рад показать Казань красивым девчонкам из других стран». Один раз я даже воспользовался функцией boost (поднимает профиль в поисковой выдаче на 30 минут. — Прим. «Инде»), но, видимо, неправильно подгадал время, и это тоже не помогло.

Возможно, я стремный или девушки просто не долистали до моего профиля, ведь в городе в эти дни была куча иностранцев и «Тиндер» был буквально переполнен. Но главных причин неудачи, наверное, все-таки две. Во-первых, иностранок просто было мало. Во-вторых, девушки были тут недолго. Когда ты приезжаешь тусить в новый город, то не хочешь тратить время на приложение — выбираешь кого-то одного и идешь гулять с ним. А вообще за все время чемпионата в Казани я встретил иностранок без парней всего один раз. Это были взрослые женщины, кажется, иранки, в Beerpoint BBQ. Я был уже немного пьян, когда их увидел, — подошел познакомиться и получил отказ. К девушкам с парнями подходить мне было как-то неловко.

Я делал скриншоты почти всех профилей, которые лайкнул. Было много красивых латинских девчонок (по большей части — колумбиек). Одна была из США — живет в Калифорнии, но похожа на китаянку. Какая-то бразильянка никуда с родины не уезжала — воспользовалась Tinder Gold и поменяла местоположение на Казань, чтобы набрать подписчиков в «Инстаграме». Вот Феарелла — латина, которая пишет, что бисексуальна и любит пиццу. Вот Сара непонятно откуда — вместо фотки картинка кота. Белла, Ванесса — очень красивые. Кристина — похожа на шведку, но описание на испанском. Джессика классная! В целом я заметил, что у приезжих девушек более откровенные профили: фотографии в полуобнаженном виде, в купальниках. В Казани это редкость — у нас девчонки часто вообще фоткаются в темных очках. Я недавно был в Петербурге, и даже там девушки более открытые — пишут сами, задают вопросы, проявляют инициативу. В Казани, к сожалению, парень всегда должен чуть ли не силой добывать ответы на вопросы. Поэтому тут я редко с кем-то встречаюсь. Мне кажется, с приезжими мне было бы интереснее, чем с местными.

Приложение стоит у меня уже около полугода, и все это время у меня не было проблем со взаимностью. Обычно сажусь попить кофе или покурить, открываю профиль и начинаю свайпать. Кто-то играет на телефоне в игрушки, а мне интересно поиграть в «Тиндер». Но в случае «мэтча» редко отвечаю сразу — только когда в следующий раз мне станет скучно или будет свободная минута. Я из интереса спрашивал подруг, как они пользуются «Тиндером». Они читают профили парней, думают, выбирают. Как делают пацаны? Заливают воронку продаж, ставят максимальное число лайков! Если что-то выстрелит — здорово, тогда и решим, кому отвечать. В общей сложности в Казани я встречался с тремя-четырьмя девушками, но это каждый раз были одноразовые свидания. А сейчас я в принципе не очень хочу тратить на это время — я уже три месяца не работаю и у меня пока плотный график: футбол и тусовки.

«Если бы в России прошел фестиваль, куда бы приехали миллионы девушек из других стран, я бы так разошелся!»

Самое прикольное в «Тиндере» — придумать пикап-лайн, убойную фразу, с которой ты начинаешь переписку. Ты смотришь на фотку девушки, читаешь описание и думаешь, как бы классно пошутить или что бы такое цепляющее ей сказать. Это все базовый маркетинг: человека сперва надо заинтересовать, и потом все пойдет легче. Во время чемпионата у меня был «мэтч» с казанской девчонкой. Я подумал, что было бы прикольно, если бы сообщения ей отправили мои друзья, с которыми я в тот момент гулял. В итоге один написал: «какие глазища», другая отправила смайлик-сердечко, а еще с нами был австралиец, которого мы встретили незадолго до этого, и он написал что-то типа «было бы здорово, если бы так же посидела на моем троне» (на фото девушка сидела на каком-то странном стуле). И это сработало — она заинтересовалась. Правда, в итоге я с ней так и не встретился.

Меня немного раздражает волна шейминга русских девушек, которые встречаются с иностранцами. Во-первых, в России действительно есть культ иностранцев (возможно, потому, что большая часть населения, по статистике, никогда не были за границей). То есть, с одной стороны, девчонки вели себя так потому, что у нас просто такое общество. С другой, если бы в России прошел фестиваль, куда бы приехали миллионы девушек из других стран, я бы так разошелся! Поэтому я их понимаю. И дело не только в сексе — это возможность узнать, как мыслят люди из разных стран, чем они живут, что у них за культура. У меня есть приятели, которые придерживаются «антинаташкиной» точки зрения. Я им говорю: чуваки, хватит уже, не в каменном веке живем. Девчонки и парни равны, а с пережитками надо бороться. Но вообще большинство разговоров про доступных «наташ» выглядит как долбаная зависть. Прежде чем ругать иностранца, иди и банально помой голову — возможно, и у тебя появится шанс!

Дарья Сухорукова, 26 лет

Маркетолог в IT-стартапе
Количество свиданий: 6

Я в «Тиндере» с 2015 года. До этого использовала другие приложения и мобильные версии сайтов знакомств, но в них сидел совсем странный контингент, поэтому я там не задержалась. Я не искала ни мужа, ни секса — пользовалась приложением ради встреч и нормально относилась к тому, что они оказывались единичными. Тебе и парню на свидании было комфортно, интересно, весело — а что еще надо? Некоторые из тех, с кем я познакомилась в «Тиндере», стали моими хорошими друзьями.

После «мэтча» я всегда переписываюсь с человеком, чтобы понять, стоит ли тратить время на встречу. В поездках я тоже пользуюсь приложением, но там не выпендриваюсь и не настаиваю на предварительном общении, потому что мне просто нужен кто-то, кто покажет город. Мне важно, чтобы у человека было чувство юмора, не было короны высокомерия на голове и чтобы он в целом был адекватным — все это понимаешь по переписке и профилю. Если там сплошные селфи или человек с ходу предлагает встретиться, меня это насторожит. Профили, в которых парни пишут о себе целые повести, меня тоже пугают — ты вроде все уже написал, зачем мне с тобой знакомиться?

Для эксперимента я перевела свой профиль на английский язык. Сначала написала: «Из России с любовью и чувством юмора», но потом, чтобы избежать двусмысленности, убрала «с любовью». У меня не было цели сходить на как можно большее количество свиданий — все же у меня работа, жизнь, и иногда хочется побыть одной (хотя были времена, когда я могла сходить на семь встреч в неделю!). Лайков было очень много. У меня нет стереотипа «парень должен написать первым», но когда в начале эксперимента я написала иностранцу сама и в ответ получила шутливое предложение заняться сексом, решила больше инициативу не проявлять. А еще как-то у меня был «мэтч» с одним австралийцем, и я сначала не увидела его сообщение. Когда ответила, получила фразу в духе «как жаль, что мы никогда не переспим» (он уже уехал из Казани). Я отвечала почти всем и в итоге сходила на шесть свиданий. Первое было с французом 35 лет — Ксавьером. Он искрометно шутил всю нашу переписку, этим и привлек. Мы сходили в Mellow, и Ксавьер оказался очень галантным кавалером — поцеловал руку, помог сесть, заказал вино. В Россию он приехал не только на футбол, но и по работе. Стартап, в котором я работаю, занимается созданием инструментов для трейдеров на криптовалютном рынке, а Ксавьер как раз оказался трейдером, так что мы сразу разговорились. Обсудили политику — он симпатизировал Путину. Обычно я стараюсь избегать этих тем, но здесь разговор получился очень спокойным и даже позитивным. Он, наверное, был единственным, с кем общение получилось глубоким. Он даже спросил, что я ценю в мужчинах, — меня этот вопрос поставил в тупик. Я-то пришла на дружеское свидание, а он, видимо, строил планы на большее.

«Он даже спросил, что я ценю в мужчинах, — меня этот вопрос поставил в тупик»

Потом был колумбиец Джоан. Он работает адвокатом, на свидание пришел в фанатской желтой футболке. В профиле было указано, что он может дать пару уроков сальсы, и я пригласила его в «Куба Либре». Он рассказывал, что колумбийские СМИ пугали фанатов опасностями России, но, оказавшись здесь, он понял, что это пропаганда. Правда, еще Джоан отметил, что у нас дико дорогие квартиры. Мы обсуждали музыку, фильмы (он очень любит Дэвида Финчера), потом гуляли на Кабане. Он приехал с друзьями, и у его компании был коллективный профиль в «Инстаграме» — в нем было как минимум двое колумбийцев, с которыми я уже общалась в «Тиндере». Кстати, почти все иностранцы приехали с друзьями, и иногда это приводило к курьезам. Однажды я переписывалась с двумя австралийцами и в какой-то момент поняла, что один знает, что я обсуждаю с другим.

Все иностранцы платили за меня. У всех я спрашивала, должна ли им что-то, и только один — 27-летний британец с российскими корнями — сказал: «Можешь отдать наличными». Наличных у меня не было, и мы договорились, что я угощу его завтраком на следующий день. Но в итоге завтрак не состоялся — не совпали по времени. Смешно, но первое, что он спросил у меня, было: «Где тут у вас проводят рейвы?» Я посмотрела афиши и поняла, что в городе ничего такого нет.

Потом был аргентинец Федерико, 26 лет. К этому моменту подруга посоветовала мне ради шутки указать в профиле свой рост — 170 сантиметров (а вообще у меня нет никакого пункта насчет высоких парней). Федерико написал: «Привет! Есть одна проблема — я 167 сантиметров». Так завязалась переписка. Он сразу сказал, что любит российское пиво, и прислал фотку «Клинского». Вообще за время в России выучил три русских слова: «привет», «спасибо» и «пиво».

Последнее свидание случилось с бразильцем. Общалась я с двумя — Бруно и Педро, но сразу решила, что встречаться надо с Педро, чтобы всем потом об этом рассказывать. В итоге Педро куда-то пропал, и пришлось выбрать Бруно. Он представлял Россию очень тоталитарной — думал, что здесь люди чуть ли не строем по улицам ходят, и был рад, что это не так. Вообще все мои спутники были в восторге от Казани, говорили, что Казань спокойнее и интереснее Москвы. У некоторых были предрассудки из-за ислама. В переписке меня несколько раз спрашивали: «Ты мусульманка?» — и вздыхали с облегчением, если я говорила, что нет.

Когда я согласилась на эксперимент, подруга прислала мне ту самую статью из «Московского комсомольца» о доступности и безнравственности русских девушек. Прочитав ее, я на секунду засомневалась, нужно ли мне участвовать. Конечно, «Тиндером» я пользуюсь не первый день, да и у всех моих друзей он есть, поэтому я не боялась, что мое окружение как-то поменяет ко мне отношение, но переживала, что меня начнут травить в интернете. В итоге я все же решилась, прикинув, что аудитории у «МК» и «Инде» разные. Мне сложно понять людей, которые так агрессивно набрасываются на всех девушек сразу. По мне, все это форменный бред, как и заявления депутатов о недопустимости «смешения крови». Даже если бы не было эксперимента, я бы точно сходила на свидания с иностранцами, потому что мне интересно пообщаться с новыми людьми, узнать об их жизни, об их восприятии нас. Даже моя мама с интересом расспрашивала об этих встречах — о людях и их жизнях. Эти свидания я не рассматривала как возможность найти мужа, хотя на работе коллеги постоянно шутили: мол, «подцепишь иностранца и уедешь». Кстати, в переписке некоторые парни тоже спрашивали, как я отношусь к замужеству за иностранцем, — меня эти вопросы смущали.

Я заметила, что с российскими парнями первые свидания всегда проходят в неловкости, а с иностранцами каждый раз было ощущение, что встретил давнего друга или одноклассника. Я не знаю, чего ждали от меня мои спутники. Да, целоваться пытались все, но, мне кажется, секс не был для них самоцелью и они тоже в первую очередь хотели провести вечер в приятной компании. Предложений или намеков о сексе не делал никто, но все звали в гости в свою страну. Даже колумбиец — несмотря на то, что у него, кажется, есть девушка.

Артур Шайхутдинов, 21 год

Инстаблогер
Количество свиданий: 2

«Тиндер» у меня установлен уже три или четыре года, но до этого эксперимента я редко его использовал — раз в месяц заходил от скуки, до свиданий дело доходило всего пару раз. Обычно я вижу там знакомых, мы пишем друг другу: «Привет!» и смеемся над ситуацией. Вообще я люблю встречаться с новыми людьми, показывать им город, рассказывать о культуре и истории. Я много путешествую и принимаю каучсерферов в Казани — мне даже кажется, что «Тиндер» по духу похож на «Каучсерфинг». Забавно, но за все время эксперимента я так и не познакомился ни с одной иностранной болельщицей. Мне попались два профиля девушек из других стран, но одна к этому времени уже уехала из города, а со второй у нас не было «мэтча». В итоге я сходил на две встречи-свидания с иногородними девушками — из Ижевска и Екатеринбурга.

Обе девушки, с которыми я встречался, были самодостаточные и интересные. Никто из них не воспринимал встречу как свидание и не ожидал, что я должен оплатить ужин, — все платили за себя сами. В первую очередь мы встречались для общения и прогулки по городу, поэтому говорили о жизни и путешествиях. Я не склонен к отношениям на одну ночь, поэтому, наверное, мне попались такие же собеседницы — даже разговора об этом у нас не заходило.

Некоторые девушки не заморачиваются и не заполняют свой профиль, только постят одну-две фотографии и указывают возраст. Лично мне таким писать неинтересно — не за что зацепиться, чтобы начать разговор. Возможно, человек не хочет раскрываться, но тогда возникает вопрос: что ты делаешь в «Тиндере»? Здорово, когда человек пишет о своих интересах или хотя бы дает ссылку на «Инстаграм» — можно посмотреть, чем он живет, что его окружает, и уже из этого развить беседу. Пару раз я встречал профили, в которых загружены фотографии девушки с парнем (вероятно, они пара) — это просто за пределами моего понимания.

Я не вникал в скандал вокруг статьи о россиянах, которые вступают в интимные отношения с иностранцами. Слышал, что многие пишут об этом на «Фейсбуке», выкладывают в закрытые группы фотографии девушек, которые проводят время с туристами. Но это всегда было и будет, понятно, что сейчас есть инфоповод еще раз об этом написать. Если говорить о самих девушках, то, думаю, кто-то действительно рассматривает чемпионат как шанс уехать за границу и завести семью. Все это личное дело каждого. Меня это не касается, и я рад, что среди моих близких друзей такое не практикуется.

Регина Ибрагимова, 27 лет

Менеджер поддержки в IT-компании
Количество свиданий: 10

Я всегда крайне скептически относилась к любым приложениям и сайтам знакомств, хотя в близком окружении у меня есть примеры семейных пар, которые нашли друг друга именно таким образом (у некоторых даже есть дети). Но в последнее время у меня была острая необходимость в новых людях, в новом круге общения. Я поделилась этим с лучшей подругой, которая живет в Китае. Она сказала, что экспаты там частенько используют «Тиндер», чтобы найти таких же экспатов и проводить вместе время, и что мне тоже стоит попробовать. Я подумала: почему бы и нет? И буквально на следующий день наткнулась на пост «Инде» о поиске героев эксперимента.

Первое впечатление: разница в оформлении профилей российских парней и иностранцев очевидна. Соотечественники хотят выглядеть солидно, размещают одну-две фотографии в костюмах, практически ничего не пишут о себе. Иностранцы выкладывают много фотографий, на которых изображены в разных ситуациях, зачастую во время занятий экстремальными видами спорта — прыжков с парашютом, катания на вейкборде или сноуборде. А еще они почти всегда улыбаются на снимках — у половины фото из бара или в компании друзей, в общем, сразу видно, что им весело. Как правило, профили заполнены на английском, но латиноамериканцы дублируют информацию на испанском. Кажется, только французы заполняют на своем родном, игнорируя язык международного общения.

Забавно, что в профиле австралийцев не было никакого описания, кроме роста. Пролистываешь, а там «192 см», «196 см» и больше ничего. У иранцев было много про любовь, что-то наподобие «я буду в Казани, если мне встретится жена, то буду счастлив увезти ее с собой». И очень много эмоджи — с поцелуйчиками, сердечками, цветочками и прочим. Колумбийцы, аргентинцы, бразильцы желали праздника: «хочу повеселиться, выпить пару кружек пива, пойти танцевать, рад любой компании».

У меня тоже была четкая установка: я хочу расширить круг общения. Я сразу фильтровала все, что мне не подходило — людей, которые начинали сообщение со слов Hey, cutie («Привет, красотка!») и прочих сальностей, тех, у кого был не заполнен профиль или чье фото мне было несимпатично. В итоге я познакомилась с четырьмя парнями — двое из Колумбии, один из США, один из Канады. В общей сложности за время эксперимента у меня было десять встреч.

Первой фразой Алекса из Колумбии было: «Не подумай ничего плохого, но мне нужен матрас — подскажи, где его можно купить». Он приехал в Казань на три недели, и его пустила к себе пожить подруга, которая работает в FIFA, но спальных мест у нее в квартире не было. В итоге по дороге за матрасом я вспомнила, что у меня дома есть ненужный надувной, — мы купили насос и пошли гулять. В три часа ночи я отдала ему этот матрас, и он благополучно проспал на нем все время пребывания в Казани. Алекс работает удаленно на американскую компанию. В какой-то момент он решил путешествовать и приехал в Россию к знакомым. Эту зиму он провел в Уфе и теперь не понаслышке знает, что такое русские морозы. Сейчас компания требует, чтобы он вернулся в Америку, и он очень расстроен: хочет остаться в нашей стране, учит русский и уже умеет варить борщ. Мы с ним обсуждали все на свете — я рассказывала об истории Татарстана и Казани, о культуре, об обычаях и жизни молодежи. Вообще мне было легко с латиноамериканскими болельщиками — я окончила отделение международных отношений и специализировалась на Южной Америке, так что могла поддержать разговор о поп-культуре, политической ситуации. Когда я призналась Алексу, что лет десять назад учила испанский, он задался целью освежить мое знание языка — после нескольких встреч, когда он общался со мной почти только на испанском, я действительно начала на нем говорить.

Второй парень был канадцем ирано-итальянского происхождения. Он приехал в Россию посмотреть игру Ирана, потому что у него крепкая ментальная связь с этой страной. Третьим был колумбиец Себастиан. У него своя компания, которая занимается диджитал-маркетингом, в Казань он приехал с друзьями. В первый раз мы встретились накануне игры Колумбии — я показывала ему Старо-Татарскую слободу, мы поужинали в «Соли». Оказалось, что Себастиан уступил свой билет на стадион другу, и я позвала его смотреть футбол в свою компанию. После этого мы виделись еще пару раз — я помогла ему с билетами до Самары.

«Первой фразой Алекса из Колумбии было: „Не подумай ничего плохого, но мне нужен матрас — подскажи, где его можно купить“»

Четвертым был американец Стивен, который уже восемь лет живет за пределами США. Он отучился на политологии, несколько лет проработал по специальности, но разочаровался в госслужбе и уехал на год преподавать английский в Корею, а в итоге задержался там на семь с половиной лет. И вот уже четыре месяца он двигается в сторону Штатов — через Юго-Восточную и Среднюю Азию, север Африки и по Транссибирской магистрали в Москву. Стивен с детства грезил Россией — у его отца были пластинки и книги из СССР. Он помнит напряженные отношения между СССР и США, но, по его словам, никогда не верил мифам о России. Я продолжаю следить за перемещениями в соцсетях — под каждым фото он пишет, как счастлив, что приехал в страну — мечту детства.

Я очень надеюсь, что мне удастся сохранить со всеми дружеское общение. Мы подписаны на «Инстаграмы» друг друга, переписываемся в соцсетях. С одним из парней мы моментально сдружились, будто знали друг друга сто лет, и почти сразу он стал оказывать мне знаки внимания. Изначально я этого не искала, поэтому объяснилась с ним, и пока мы решили общаться как хорошие друзья. А что будет дальше — посмотрим.

Я слышала о статье в «Московском комсомольце», правда, оригинал не читала. Скажу так: у меня не было цели начать романтические или близкие отношения с тем, кого я встречу в «Тиндере». Если цель — «знакомство на одну ночь», люди просто пишут об этом в профиле и сразу находят то, что ищут. Кстати, через несколько дней после начала эксперимента я дописала в профиле, что меня не интересуют встречи для близости, — мне стали чаще присылать сообщения, начинающиеся со слов «Привет, красотка». При этом я не понимаю, за что осуждают русских девушек. Кому какая разница, если все происходит по обоюдному согласию и в рамках закона?

Самый главный вывод, который я сделала для себя в этом эксперименте: человек из другой точки мира может быть гораздо ближе тебе, чем человек, живущий с тобой в соседней квартире.

Мнение редакции может не совпадать с мнением героев материала

Фото: Регина Уразаева