Burger
«Конечно, у него всегда было чуть-чуть ниже пояса, но он этим и взял». 5 главных составляющих концерта Салавата Фатхетдинова
опубликовано — 15.08
просмотры — 2815
комментарии — 0
logo

«Конечно, у него всегда было чуть-чуть ниже пояса, но он этим и взял». 5 главных составляющих концерта Салавата Фатхетдинова

Каламбуры, дегустация вермутов и неповторимый «моң»

Сегодня вечером в театре имени Галиаскара Камала завершается 28-й концертный сезон певца Салавата Фатхетдинова. Этого выступления могло не быть: организаторы планировали закончить сезон из 12 концертов 14 августа, но по многочисленным просьбам зрителей продлили ещё на день. «Инде» побывал на одном из шоу Фатхетдинова, пообщался с администратором театрального зала и разобрал выступление солнца татарской эстрады на ключевые составляющие.

Оригинальная драматургия и нетрадиционная медицина

Каждый сезон Салават и его команда с нуля придумывают и ставят масштабное татароязычное шоу — с сюжетом, героями, декорациями и сменой костюмов. На этот раз певец в самом начале концерта заявляет, что он врач, который лечит людей песнями. Песни он называет «дарулар», что в переводе с татарского означает «лекарства», а к зрителям обращается не иначе как «пациентлар» (пациенты). Во втором отделении концерта есть сцена, в которой герой вечера с помощью песни «Урсал тау» («Гора Урсал») выводит из комы советского инженера по имени Ядкар. Предполагается, что Ядкар впал в это состояние на первомайской демонстрации 1986 года, после того, как ему на голову упал бюст Ленина.

Среди персонажей шоу 28-го сезона — человек в малиновом пиджаке родом из девяностых и парень, явно выросший в нулевых. Второй почти не выпускает из рук планшет. Понять, кто вдохновил постановщиков концерта на этот образ, можно во время антракта — в фойе театра Камала слушатели нон-стоп делают памятные селфи именно на планшеты. Опрос гостей вечера показал, что к нетрадиционной медицине фанаты Салавата относятся, в принципе, положительно. «Его песни действительно лечат душу, за этим и приходим», — уверяет пожилая слушательница. Как происходит процесс исцеления и почему женщина «с больной душой» не обратится к какому-нибудь другому профессионалу, непонятно.

Хатима

администратор зала (имя изменено)

Бывший директор нашего театра очень любил Салавата. Тут из эстрадных вообще только он выступает, больше никого не пускают, потому что у нас вообще-то драматический театр, а концерты пусть в «Пирамиде», УНИКСе и филармонии устраивают.

Костюмы и декорации

Хатима

администратор зала (имя изменено)

Помню, в какой-то год Салават приглашал на подтанцовку женщину, кажется, из Башкирии. Она уж так танцевала, так заманивала мужчин к себе, такая весёлая была! И вот посреди концерта один мужчина к ней с балкона спрыгнул. С балкона, представьте? Как он на людей не попал! Прыгнул к ней. Мужик. С балкона. Было такое.

Сцена оформлена в духе студенческой лиги КВН. По центру — ширма в форме виниловой пластинки, на кулисах — незамысловатый абстрактный принт. Напольное покрытие также выполнено в виде пластинки, гигантская надпись «Салават» на ней усиливает впечатление. Осветитель заливает сцену светом близких и знакомых каждому постоянному посетителю концертов «Татарча солянка» зелёного и синего прожекторов.

Над артистами висит экран, на который проецируется происходящее на сцене, но с субтитрами. Несколько раз за вечер зрители с подачи артистов используют титры, чтобы подпевать, как в караоке. Иногда на экране крутят клипы на исполняемые песни или рекламу известной республиканской сети ювелирных магазинов.

За время концерта Салават меняет четыре костюма. По словам одного из главных действующих лиц шоу, этот сезон стал первым в творческой карьере Фатхетдинова, когда певца удалось нарядить в национальную одежду — жилет с узорами и классическую тюбетейку.

Благодарная публика

Кажется, будто люди пришли на концерт Салавата прямиком с празднования тысячелетия Казани, то есть счастливые, разгорячённые и примерно из 2005-го. Назвать средний возраст аудитории невозможно: тут и ровесники певца (будущей зимой ему исполнится 57 лет), и люди старшего пенсионного возраста, и двадцатилетние, взрослевшие на звучавших из приёмника родителей «Мин яратам сине, Татарстан» и «Яратмасаң — яратырсың». Августовские концерты Салавата для этих людей так же важны, как ежегодная презентация Apple для «продвинутой молодёжи». К концертам Фатхетдинова готовятся заранее и обсуждают некоторое время после.

Хатима

администратор зала (имя изменено)

Салават — это народный герой, он уже 28 лет собирает полные залы. Но те, кто ходит к нам в театр на Салавата, бывают тут только во время концертов — спектакли мало кого из них интересуют. Хотя публика у него очень разная: и бизнесмены, среди которых у него друзья, и политики, и те, кто просто любит его пение, — женщины, молодёжь, среднего возраста люди. В этом году очень много гостей из других городов — и из России, и из-за рубежа. Я не обманываю, люди специально приезжают, говорят: «Мы смотрели по телевизору, но вживую ни разу не слышали, а ведь это совсем другие ощущения». Уходят довольные. Причина, наверное, в том, что по-татарски называется «моң»: «моңлы тавыш». Это значит, голос у него с моң'ом — не знаю, как по-русски сказать, это не переводится, такой небольшой миллизм (от слова «милли» — «национальный». — Прим. «Инде»). Я хочу сказать, что у Салавата своя манера петь — уникальная.

Слово «моң» в татарском языке имеет три значения:

— грусть, тоска, печаль, кручина;

— мелодия, напев;

— гармония, задушевность, лиризм.

Лирика и юмор

Салават исполняет песни про семью, родину и, конечно, любовь, а в паузах рассуждает о верности, близости и о том, как быстро растут дети, но иногда может позволить себе якобы автобиографический грубоватый анекдот или сомнительного уровня шутку. Сценаристы шоу явно любят каламбуры: «Инде» запомнились про «пионеров — пенсионеров» и «„Инстаграм“ — сто грамм». Но основной объект юмора Салавата — его благодарная публика. В антракте проходит дегустация вермутов от главного татарстанского производителя алкогольной продукции, поэтому во втором отделении и без того лояльные слушатели реагируют на шутки ещё более благосклонно.

Хатима

администратор зала (имя изменено)

Салават с самого начала добавляет в свои концерты элементы шоу. Конечно, у него в выступлениях всегда было чуть-чуть ниже пояса, но, понимаете, он этим и взял. Мне очень запомнилось первое его выступление в театре Камала: помню, он рассказывал похабную историю о том, как ходил к гинекологу вместо своей жены. И, главное, так интересно рассказывал — как будто весь зал сидит с ним за одним столом, все его семья, а он домашним анекдоты травит. Все умирали со смеху. Второй сезон был уже не такой похабный, сюжет появился, но взял он именно этим. Он — свой. Вроде посмотришь — примитивный, да? Слова хорошие, мелодии хорошие, а вот сюжет — примитивный. Но народу это нравится. Как он сам всегда говорит: «Я почти брат». Почти брат, почти родня. Со всеми по-свойски. Этим и взял.

Музыка с тридцатилетней традицией


Даже человеку, знающему татарский язык, во время концерта трудно отделаться от ощущений вроде «эта песня уже была» и «кажется, Салават зашёл на второй круг». При этом Салават по-своему вписан в общемировой музыкальный контекст: прослушав четверть дискографии автора, можно, например, узнать, как развивалась индустрия концертных синтезаторов. То есть мелодии и ритмика песен от сезона к сезону почти не менялись, зато по творчеству Фатхетдинова можно чётко проследить трансформации, произошедшие с эстрадной музыкой за последние 28 лет, — от Цоя к саундтрекам Glee Cast. Иногда (например, во время исполнения песни «Жәяүле буран») Салават звучит в лучших традициях Justice, а иногда кажется, что в машине артиста месяц крутился диск группы «Високосный год». И если народная музыка — это песни, которые сопровождают представителей этноса всю жизнь, то песни Фатхетдинова определённо стали татарской народной музыкой нашего времени.

На случай, если после текста вам захочется продолжения татарской вечеринки, редакция «Инде» предлагает плей-лист из отличных песен с моң'ом


Зиннур Нурмухамметов. «Яз җыры»
Айдар Файзрахманов. «Мин сине шундый сагындым»
Baskarma. 70 Cakrim
Гали Ильясов. «Казан кызы»
Music of the Tatar people. Sarman and Apipa
Вәфирә Гыйззәтуллина. «Кыр казлары»
ВИА «Сәйяр». «Синең хакта»
Салават Фатхетдинов. «Мин яратам сине, Татарстан»

Фото: Тара-Амингу — Собственноручное фото, CC0 1.0, salavat.tatshop.ru


Комментарии — 0
Войдите, чтобы добавить комментарий
ФейсбукВконтакте