Burger
«Лучше, чем немецкий, но до итальянского далеко». Что казанские школьники думают об изучении татарского языка
опубликовано — 20.09
просмотры — 3846
комментарии — 0
logo

«Лучше, чем немецкий, но до итальянского далеко». Что казанские школьники думают об изучении татарского языка

Единый экзамен после девятого класса, домашка с помощью дэуэники и великий Тукай

С начала 1990-х годов татарский язык стал обязательным предметом во всех средних школах республики. С тех пор в Татарстане идут «бои за паритет»: по одну сторону языковых баррикад добиваются, чтобы татарский либо стал предметом по выбору, либо не занимал больше пары часов в неделю, по другую — сторонники еще более интенсивного и повсеместного распространения языка в школах. Масла в огонь сражений добавило ЕРТ — единое республиканское тестирование, которое с 2014 года в обязательном порядке проходят все выпускники девятых классов. В обоих лагерях — родители, национальные активисты и политики. «Инде» решил дать слово тем, кого обычно забывают спросить: самим школьникам.

Имена детей изменены.

Леша, 15 лет

Ученик 10-го класса IT-лицея

Программа по татарскому в лицее самая обычная: во второй половине восьмого и в девятом классе мы готовились к ЕРТ, а теперь повторяем все, чтобы закрепить знания. Возможно, в одиннадцатом классе уроки заменят на дополнительные часы подготовки к ЕГЭ — это явно важнее, чем татарский. Когда началась подготовка к ЕРТ, я только перешел в лицей и думал, что знаю татарский. Но я дико ошибался — все задания на экзамене были очень сложные.

Уроки мне как бы нравятся: с одной стороны, ничего не понятно, с другой, есть уважение к языку. И учительница добрая — не требует, чтобы мы знали татарский идеально, не топит на контрольных, не отбивает у нас желание учиться. Задают обычно пару письменных упражнений, или текст на пересказ, или сочинение — я учусь в русской группе, поэтому у меня домашки мало и она простая.

У меня в семье есть татары, но дома мы на татарском не разговариваем. При этом я считаю, что учить язык нужно — из уважения к предкам. Но школы должны учитывать желание учеников: если заставлять человека, он точно ничего не будет делать, а если вызвать интерес, показать поэтов и писателей, ему самому захочется больше об этом узнать. Габдулла Тукай и Муса Джалиль — это великие люди, которые писали на родном языке и продвигали его. Пару раз я читал их произведения на татарском, однажды даже брал книги в библиотеке. Было сложно: приходилось переводить почти каждое слово. Но Тукай и Джалиль — мои предки, поэтому я имею полное право ими гордиться.

Сколько я ни изучаю татарский, до сих пор не понимаю, о чем говорят татары. Даже когда они говорят медленно, мне не все понятно. Но учить язык — значит чтить традиции. В девятом и десятом классах нам преподают историю Татарстана, и если мы не будем всего этого знать, у нас будет уже не Татарстан, а какая-нибудь Казанская область. Фактически татарский язык — это главное и единственное отличие нашего региона от других краев и областей России. Если взять коренные народы России и татар, то граница, конечно, не сотрется, но если смотреть на тех, кто живет за Уралом, то мы с ними сольемся, потому что похожи внешне, а без языка будем вообще одинаковыми. А пока — там японский, а у нас татарский.

Андрей, 14 лет

Ученик 8-го класса лицея № 116

Сейчас по расписанию у нас четыре урока татарского языка и один урок татарской литературы в неделю. У меня русская семья, поэтому по-татарски я не говорю вообще. Но раньше знал язык лучше — до лицея учился в другой школе и там очень хорошо преподавали предмет. Учительница говорила, что у меня есть склонность к языкам, и давала сложные интересные задания — я даже как-то победил на школьной олимпиаде. Сейчас и уроки похуже, и сам я стал хуже запоминать — наверное, старею.

Большинство моих одноклассников — татары, но среди них всего несколько таких, которые более или менее знают язык. До прошлого года с нами училась девочка, которая владела татарским свободно, но это было скорее исключение. Когда она перевелась в другую школу, в классе не осталось человека, который мог бы сказать хоть что-то связное. Наверное, поэтому наш класс на уроках татарского языка не делят на русскую и татарскую группы. Хотя я начал замечать, что тем ученикам, кто знает язык чуть лучше, дают другие задания, и потом на уроке я не всегда могу понять, что происходит.

Я никогда не думал о том, что татарский нам преподают в ущерб русскому, но если бы у меня был выбор, я бы, возможно, отказался от татарского, чтобы лучше знать русский. Хотя в принципе мне любопытно изучать татарский — даже несмотря на то, что в будущем он мне, скорее всего, не понадобится. В жизни я встречал очень мало людей, которые могли бы чисто и свободно говорить на этом языке, поэтому даже если я его буду знать, то не смогу использовать. Тот же английский мне может понадобиться хотя бы в заграничных поездках — в этом году родители настояли, чтобы я взял дополнительные уроки. А вообще я очень люблю биологию и хочу стать психологом. До этого мечтал о карьере ихтиолога, хотел изучать акул. Разве ихтиологу нужен татарский?

Аня, 16 лет

Ученица 10-го класса школы № 18

В неделю у нас два урока татарского и один — татарской литературы. Это при трех уроках русского, а в прошлом году вообще было четыре татарских и три русских. Учитывая особенности обучения татарскому в нашей школе, эти три часа каждую неделю можно было бы тратить гораздо продуктивнее — на тот же русский, по которому нам через год сдавать ЕГЭ. В общем, я считаю, татарский в школах на обязательной основе не нужен.

Последние пару недель у нас очень ответственная проверка — в школу пришли не просто из РОНО, а откуда-то выше, поэтому на всех уроках мы должны создавать видимость работы. Учительница нам честно сказала: «Ребята, пока они не уйдут, мы будем писать контрольные и выполнять домашние задания, а потом отдохнете». Судя по рассказам прошлых десятиклассников, это значит, что нам разрешат просто тихонько сидеть на уроке и заниматься своими делами — делать домашку по другим предметам, решать тесты ЕГЭ. Пока идет проверка, на уроках мы читаем и переводим тексты по цепочке, но нас не ругают и не поощряют: если я не знаю, как переводится какое-то слово, учительница просто говорит мне правильный ответ, если знаю — ну, знаю и знаю, ничего особенного. Сегодня нам на дом задали написать эссе на тему «Мой Татарстан», и это что-то из ряда вон выходящее. Не представляю, как буду выкручиваться на следующем уроке.

Мне кажется, с годами мой уровень татарского падает — классе в пятом я говорила лучше, чем сейчас. Просто, пока ты учишься в начальной и средней школе, ты бездумно делаешь все, что говорит учитель, а классу к восьмому просыпается осознанность. Именно тогда я начала прогуливать уроки, не делать домашку, получать «двойки». Хотя в итоге в четверти у меня все равно всегда выходит «четверка», потому что иметь по татарскому «тройку» стыдно.

Однажды на уроке я вспылила и сказала, что не понимаю, зачем вообще нужно учить татарский. Мы поругались с учительницей, она ужасно расстроилась — было видно, что она слышит это не в первый раз в жизни и ее это задевает. Когда я увидела ее реакцию, мне стало ужасно стыдно и я извинилась. Но я точно знаю, что тогда выразила какое-то общее настроение: почти все мои друзья и одноклассники считают, что татарский — это не очень-то модно и круто, и не стараются. Я сама точно знаю, что уеду учиться за границу, и это точно будет страна, в которой мне не понадобятся тюркские языки.
На самом деле я понимаю, что татарский — это интересно, что татарские поэты и писатели — крутые. У нас нормальные учебники, хорошие учителя, и я в принципе могла бы выучить этот язык, если бы система была выстроена иначе. Проблема в том, что и учителя, и руководство школы, и, как следствие, дети относятся к урокам татарского несерьезно. То есть все понимают, что есть предметы поважнее, и нас вообще не нагружают. Думаю, если бы были сложные контрольные, большие домашние задания и существовала реальная угроза быть неаттестованными, ситуация бы изменилась.

Алмаз, 15 лет

Ученик 9-го класса лицея им. Н.И. Лобачевского при КФУ

Сейчас мы готовимся к ЕРТ и занимаемся по новым учебникам, где картинки похожи на аниме (речь об учебнике издательства «Татармультфильм», выпущенном в 2015 году. — Прим. «Инде»). Мне книги очень нравятся. От старых, где на обложке был татарстанский флаг, они отличаются состоянием и содержанием — появились интересные примеры. Уроки ничем не отличаются от любых других — учитель требует дисциплины и уважения к предмету. Но домашка легкая, поэтому к татарскому я отношусь менее серьезно, чем к русскому или математике: контрольные по ним бывают регулярно, а тесты по татарскому мы пишем один-два раза в четверть.

Обычно мы приходим на урок, записываем число, делаем всякие упражнения или читаем по цепочке текст. На татарской литературе проходим татарских авторов и их произведения — сейчас, например, читаем произведение «Идегей», не помню, кто автор, но там про Орду («Идегей» — татарский народный эпос. — Прим. «Инде»). Лично мне очень интересно, потому что это история нашего народа. Я считаю, изучать татарский нужно, потому что мы живем в Татарстане, но сдавать по нему ЕРТ и тратить столько времени и сил на подготовку — явно лишнее. Знаю, что семья одного моего знакомого даже уехала в другой регион, чтобы ему не пришлось сдавать тест. Среди моих одноклассников однозначно нет ярых сторонников изучения татарского, а мне кажется, нужно просто сделать его предметом по выбору.

У меня дома не разговаривают по-татарски, зато у нас есть родственники, которые почти не говорят на русском, так что после школы язык мне точно пригодится. Но мне бы хотелось, чтобы на уроках делали более сильный акцент на устную речь — пока что я разговариваю очень плохо, несмотря на годы изучения языка. А вообще, самое сложное в татарском — это правописание. У них даже букв «н» две, и я никак не могу запомнить, где что пишется.

Мне кажется, татарский язык не очень красивый, как и все тюркские языки. Конечно, он лучше, чем какой-нибудь жесткий немецкий, но до итальянского ему далеко. Из татарских авторов могу выделить только Тукая. Честно говоря, не помню, какие стихи у него читал.

Алия, 16 лет

Ученица 10-го класса гимназии-интерната № 4 (бывший татарско-турецкий лицей)

Мне нравится учить татарский, потому что это мой родной язык. Дома наша семья разговаривает только на татарском — папа этого очень придерживается, говорит, что если забудем свой язык, то потеряем культуру. Еще мы стараемся ходить в Камаловский театр — обычно это случается пару раз за полгода. Иногда слушаем татарские песни, часто ездим в татарскую деревню и отмечаем там национальные праздники.

В неделю у нас бывает два урока татарской литературы и один — татарского языка. Я учусь в татарской группе, и у нас акцент делают на грамматику, а в русской больше изучают татарскую культуру. Я считаю, что это правильно: мы живем в одной республике, всем татарский язык так или иначе пригодится. Хотя в нашем классе очень разные мнения о необходимости уроков татарского — кому-то язык нужен, а кому-то категорически нет.

Подача уроков татарского в обычной школе и татарско-турецком лицее почти одинакова, но здесь учителя сильнее стараются заинтересовать учеников в предмете. В лицее мне нравится больше, чем в прошлой школе. Обычно нам задают одно-два упражнения по теме, которую мы сейчас проходим. В целом мне нетрудно выполнять задания, но когда учителя просят написать сочинение, мне приходится обращаться к бабушке, которая лучше владеет литературным татарским языком.

Если введут обязательный ЕГЭ по татарскому, я отнесусь к этому положительно. Татарский на ОГЭ (основной государственный экзамен, который ученики сдают после девятого класса. — Прим. «Инде») мы уже сдавали, было несложно. Но наверняка будут те, кто воспримет эту идею плохо. Наши учителя всегда пытаются переубедить таких ребят и говорят: «Какая же мы нация, если не знаем родной язык».

Айнур, 12 лет

Ученик 6-го класса лицея № 177

Мне нравится учить татарский язык, потому что он родной для меня и все равно пригодится: вдруг ты приедешь в какой-нибудь город, захочешь что-нибудь спросить у его жителей, а там все разговаривают по-татарски.

Обычно домашка по татарскому — это два-три упражнения: нужно расставить правильные окончания у глаголов, вписать в предложения пропущенные слова или перевести что-нибудь. Мне не очень трудно, я справляюсь сам. Чтобы получать «пятерки», нужно понимать темы, которые мы проходим, делать домашние задания и хорошо разговаривать на татарском — у меня, например, всегда была «пятерка». Получать отличные оценки не особо сложно, потому что учитель — наша классная руководительница, она нас жалеет и всегда помогает.

Мои одноклассники относятся к урокам татарского по-разному. Тем, у кого все получается, они нравятся, а тем, кто не понимает предмет до конца, нравятся частично. Наша учительница по татарскому языку часто ругается, но она все равно добрая, хорошая и подробно объясняет материал. Мы учимся по учебникам Фатхулловой — они красиво оформлены в татарском стиле, там доступно объясняются темы, а еще в них есть стихи татарских поэтов.

Я разговариваю по-татарски, когда прихожу к дэуэнике и дэуэтике (бабушке и дедушке. — Прим. «Инде»), которые не говорят по-русски. Но язык может пригодиться и в других ситуациях: например, если одноклассники или другие люди говорят про тебя что-то плохое по-татарски. Если ты их не поймешь, будешь, как дурачок, улыбаться и говорить: «Ой, как хорошо!».
Я еще не определился, кем хочу стать, когда вырасту, — наверное, архитектором. Как мне там пригодится татарский язык? Вот представьте, что вам нужно сделать какую-нибудь статую и написать на памятнике стихотворение татарского поэта, а вы не знаете, как он выглядит и как это переводится. Нехорошо как-то.

Иллюстрации: Данила Макаров


Комментарии — 0
Войдите, чтобы добавить комментарий
ФейсбукВконтакте