Burger
Татарская поп-десятка: экскурсия по заповедному миру местной эстрады с Булатом Латыповым
опубликовано — 29.09
просмотры — 6230
комментарии — 4
logo

Татарская поп-десятка: экскурсия по заповедному миру местной эстрады с Булатом Латыповым

Кого послушать, если кроме Хании и Салавата никого не знаешь


Страсти вокруг клипа Резеды Ганиуллиной как будто понемногу улеглись, и большинство со вздохом облегчения забыло о татарской эстраде до следующего скандала. Но «Инде» предпочитает интересоваться артистами до того, как ими заинтересуется СК, и попросил высочайшей пробы знатока поп-музыки Булата Латыпова разложить по полочкам, кто есть кто среди теневых героев татарской эстрады.


С нашим президентом Миннихановым, который не может согласиться с уровнем татарской эстрады, не поспоришь. Это по решению об отставке Курбана Бердыева могут быть вопросы и сомнения, а тут все ясно как божий день — пресняк, стыдоба и позорище. Адский бздык неясных очертаний. Одна сплошная заунывная песня, которую исполняют на канале «Майдан» и в домах культуры по городам и селам. А от веселых песен еще больший срам — безумье сильных требует надзора.

«Татарская эстрада топчется на месте и потеряла былую глубину и величие», — сетовал восемь лет назад дуайен местного шоубиза Салават Фатхетдинов. Три года назад его поддержала финалистка шоу «Голос» Эльмира Калимуллина: «Жаль, что все в таком плачевном состоянии, все превращается в пародию пародий». Вряд ли эти слова были вызваны поганой завистью или желанием грязно оттоптаться на конкурентах — уровень индустрии таков, что все друг другу единокровные братья и сестры в одном большом загоне, попробуй отличи. Полная изоляция, живем как в пещере! Великой целью обычно ставят расхожее выражение «песня должна трогать до глубины души», но нашей эстраде нужно стремиться к другим эмоциям: «кайфарики», «орнул в голосину», «лол, а так тоже можно было?» или, на худой поволжский конец, «я ваще медляки не очень, но от эта классная». Если посмотреть татарским прищуром на украинский шоубиз, то до Дорна в тюбетейке нам пока далеко, но свой «Алексеев» на белом барсе или «Луна» в калфаке и ичигах вполне пригодились бы.

Ниже — десять артистов, творчество которых не отвечает на предъяву «Татарская эстрада умерла вместе с Ильхамом Шакировым и Альфией Авзаловой», но хоть как-то выделяется на общем безблагостном фоне.

Артур Mauzer Sax

«Если ты рожден татаром, значит, жизнь пройдет недаром», — говорится в одной не вполне грамотной интернет-пословице. К живущим в Казани саксофонистам это относится вдвойне. Артуру Маузировичу Гиниятуллину из команды уфимского мини-тимберлейка Элвина Грея (если нужно объяснять, то не нужно объяснять) на судьбу жаловаться грех — на корпоративы и московские сабантуи зовут, «ведущим клубным саксофонистом Татарстана» величают, бургеры от Тимати попробовать в числе первых успевает, на The Weeknd ориентируется, с Салаватом фотографируется. А если уж существуют в республике Камаз Гаязович, Нафига Насратовна и Ислам Петрович, то Артур Маузирович не должен никого смущать. Помимо чисто инструментальных композиций Артур с прошлого года записывает и вокальные вещи — можно было бы сказать, что это похоже на провинциальную версию the-flow.ru, существуй таковая в природе.

Мунир Рахмаев

Пучеглазый мачо татарского шоубиза и обладатель 48 шляп Мунир Рахмаев известен как заполошный конферансье, ведущий банкетов и энергетически заряженный балагур. Этот живчик из Альметьевска совсем не похож на одного из многочисленных болванчиков местной сцены и явно далеко пойдет. Любимый ученик Венеры Ганеевой, выпускник татарской «Фабрики звезд» 2007 года, исполнитель татароязычного кавера на «Прасковью» группы «Ума2рман», ведущий хит-парада «Яшьлэр тавышы» на ТНВ — личные и профессиональные достижения шоумена можно перечислять долго. Мы имеем дело с работоспособностью уровня Дмитрия Быкова и Басты, и это нужно ценить. Про песни и клипы сказать особо нечего — просто представьте, что Винс Вон запел частушки на татарском. То есть ничего страшного не произошло, но под ложечкой неприятно засосало.

Винарис Ильегет

Лучше всего Винарис описал себя на сайте заказа артистов на праздники, даже добавлять к такому великолепию ничего не хочется: «Веселый и позитивный толстячок устроит настоящий праздник на вашем мероприятии. Несмотря на вес, очень подвижный и шустрый». Гневно осуждаю такой безобразный фэтшейминг, но не могу не признать: и впрямь подвижный, воистину шустрый. Более 15 лет профессиональной деятельности, вокал на русском и татарском языках без акцента, ненормированный рабочий день — любовь к леопардовым костюмам можно счесть закономерным побочным эффектом. Винарис знает, как подать себя с лучшей стороны, но, увы, на творчестве пестрого артиста все эти бизнес-преимущества пока сказываются слабо: носороги топчут наше дурро, обезьяны обрывают смоквы, звуки Ильегета сулят счастье в смерти.

Асхат Дебер-Шатр

Культурный культурист на эстраде — давно уже не новость. Ефим Шифрин, Генри Роллинз, Асхат Дебер-Шатр — ряд абсолютно логичный. Асхат же — это не улучшенная татарская версия Стаса Костюшкина, а нечто более серьезное (впрочем, «татарский» в 99 случаях из 100 уже означает «улучшенный», да поглотит аждаха тавтологию). Если поверить агентам певца, забыв о муках совести и страхе возмездия, мы получим предельно подрывную характеристику Дебер-Шатра: «Сокрушительное цунами мощной мужской энергетики, заправленной приятной восточной харизмой и покрытой удивительно тонким слоем загадочности!». Всем желающим оказаться на волне Асхата нужно просто запустить любой из его видеороликов: 12 баллов по шкале Бофорта, десять рикимартинов из десяти, два протеиновых коктейля этому господину!

Тахир Асыл-Гарай

Дякую тобi, боже, що я татарин. Иначе лишился бы возможности столкнуться со вселенной местной эстрады. Или того хуже — не узнал бы про мультиинструменталиста Тахира Асыл-Гарая, по его же собственному признанию, «мастера Высшей психологии и Исцеления». Тут, пожалуй, стоит напомнить, что мы живем в республике, в которой лучшим национальным диджеем считается Dj Радик, а все остальные субъекты федерации нам завидуют. А главное — здесь даже педиатр по образованию и помощник депутата в прошлом может запросто выпустить девять альбомов на татарском и три альбома на русском в стиле «транс, релакс и мелодичный рок». Почему не «динозавры, чай и тахикардия» или «бэлеш, элеш и удушливый вэйпервейв» — другой вопрос; в преддверии 50-летнего юбилея мужчину о таком в лоб не спрашивают.

Айсылу Габдинова

Из контактовского паблика, известного ненавистью к людям, едящим бешбармак не руками, все мы знаем: башкирские кызыкайки не сидят без дела. Это подтверждает и Айсылу Габдинова, в двухлетнем возрасте переехавшая с родителями из Уфы в Казань, а весной 2016 года выстрелившая с татарской версией «Экспоната» группы «Ленинград». «Лабутены» при адаптации превратились в созвучную «алабуту» (лебеда), а место действия перенеслось в деревню. От идеи до реализации, по словам продюсера певицы Ильфака Шигапова, прошел один день — быстро же обстругали шнуровский экспонат до состояния «ярый инде»! Вроде бы моментально-монументальный рецепт эрзац-хита для татарской аудитории, но после «Алабуты» Габидинова так ничего стоящего и не исполнила — остальные ее песни аккурат вписываются в канон нынешней эстрады. Сейчас Айсылу без отрыва от профиля ведет передачу «Кайнар хит» («Горячий хит») на канале ТНВ.

Зиннур

Должен быть у республики собственный поп-шансонье, без него никак. Зиннур — пусть не Михайлов и не Розенбаум, но и не совсем бедлам бедламыч про вороваек и забор колючий. Скорее куда-то в сторону к Трофиму, даже имя практически такое же — шесть букв, сокращение от фамилии. Зульфат Зиннуров из Тюлячинского района работает на ТНВ ведущим романтического шоу «Син — минеке, мин — синеке» («Я — твой, ты — моя»), любит игру Half Life, не сотрудничает с лейблами звукозаписи и старается спускать на творчество только свои деньги. Первая песня Зиннура называлась безошибочно для татарского шансона: «Тукта, конвой». Постой, паровоз, не стучите, колеса, говоря по-простому. А дальше завертелось-раскрутилось до похабнейших частушек про любящих чупа-чупс шестнадцатилетних девушек и баллад о таксистах — все с предгрозовой хрипотцой в голосе и страсть какими жизненными текстами. Не всякий выпускник журфака КГУ равняется на Салавата Фатхетдинова и Александра Дюмина — казус Зиннура лишний раз доказывает уникальность республики, ее толерантность и многообразие человеческих типажей.

ИндиВа

Совсем молоденькая певица с детским квазиболливудским голоском — псевдоним ИндиВа образовался из слова India и первой буквы фамилии «В». К счастью, об артистке мало что известно: она сама себе хореограф, сценарист клипов и модельер костюмов. Стандартный набор включает в себя и постоянное участие в вельзевуловских сходках «Татарча солянка» и Tatar Party. Четыре года назад артистка стала лауреатом «Татар жыры» в категории «Лучший танцевальный проект», а этим летом поступила на актерское в ГИТИС и переехала в Москву. О творчестве ИндиВы в прошлом веке высказался любимый писателем Франзеном австриец Карл Краус: «Современная музыка похожа на женщину, которая свои природные изъяны восполняет безупречным знанием санскрита». А современная татарская музыка, похоже, даже санскрита не знает.

Салават Миннеханов

«Салават номер два» татарской эстрады, работающий по большей части в тандеме с женой Гузэлем. Добродушно настроенный татарский обыватель называет их «самой стильной парой местной сцены», а черные сердца, которых не искусит уже и сам шайтан, клокочут: «Славно устроились, все деньги остаются в семье!». Миннеханов едва ли не самый бойкий, трудолюбивый и заметный персонаж на эстраде, он везде и повсюду. Песни, клипы, телепередачи, реалити-шоу про жизнь в татарской глубинке, свадьбы, сабантуи — «расколи кусок дерева, и я буду там, подними камень, и найдешь меня». Условный татарский порносайт «сектем-бектем.ру» вполне мог бы шарахнуть баннер: «Вы должны быть готовы слушать любого Салавата в любой момент». Интересный факт: чтобы считаться самым гламурным артистом республики, сейчас достаточно эспаньолки — «бигрэк импозантный егет» получается.

Раиль Рамазанов

Раиль — исполнитель грандиозной в зародыше, но довольно малахольной на выходе песни «Эх, кредит-ипотека», которая во многом повторяет «Кредит» группы «Ленинград» с одной лишь разницей — «с …, с носом» остается здесь татарин, уступивший массированной агитации жены. Жалобы мужчины понятны — поддался уговорам, взял ипотечный кредит и пустился во все тяжкие, теперь всю жизнь горбатиться и вместо пяти придется отдать банку все десять (это еще невероятно низкую ставку нашел, а, малай!). С жанром тоже все ясно — мем-поп, который не смог. Что ж, в юмор надо уметь, как говорят альметьевские пятиклассники.


Комментарии — 4
Войдите, чтобы добавить комментарий
ФейсбукВконтакте

Ярослав Хотеев
29 сентября, 14:12
Угорел над "худым поволжским концом". Из десятки не знаю никого, так что читал ради лулзов. Однако татарский саксофонист заинтересовал. Пойду, послушаю.
Aidar Kamilyanov
30 сентября, 10:43
Асхат самый лучший, это без Б!
Данис Ахметшин
11 октября, 13:33
Господи исусе, как же кокошно!
Рената Казакова
27 декабря, 23:27
Спасибо автору статьи за остроумные описания!) давно так не смеялась)))) На самом деле и грустно и смешно...