Burger
15-минутный путеводитель: «Театр ощущений» с Каролиной Жерните
опубликовано — 17.10
просмотры — 1172
комментарии — 0
logo

15-минутный путеводитель: «Театр ощущений» с Каролиной Жерните

От «Ежика в тумане» до Карла Густава Юнга: как спектакли для слабовидящих превратились в тренинги для зрячих

Центральным событием III инклюзивного фестиваля «Арт-Ковчег», который проходит в Казани до 20 октября, стал единственный в республике и один из немногих в стране спектакль для слепых детей «Ежик и туман». За постановкой Набережночелнинского театра кукол стоит молодой литовский режиссер и создательница «Театра ощущений» Каролина Жерните. «Инде» связался с ней и попросил рассказать о специфике тактильной драматургии, лепке вареников на сцене и о том, как работают с незрячей аудиторией в Европе.

Как это выглядит

В первом ряду малого зала театра имени Галиасгара Камала сидят 17 взволнованных младшеклассников. В ожидании своего первого в жизни спектакля дети ерзают, переговариваются и ощупывают подлокотники и спинки кресел, но с мест не встают. Каждого усаживал взрослый — папа, мама или учительница, — и каждый понимает, что, спрыгнув на пол и отправившись исследовать незнакомую территорию, самостоятельно вернуться на место будет сложно. Все дети учатся в казанской специализированной школе № 172: некоторые видят только яркие световые пятна, кто-то различает силуэты людей и очертания крупных предметов, есть абсолютно слепые.

Дальние ряды занимают родители, которые волнуются чуть ли не сильнее детей: вдруг не высидит до конца? а если испугается? а если что-нибудь не понравится? Занавеса нет, на неприкрытой сцене в ряд стоят три одинаковые конструкции — что-то вроде кресел-качалок, но с жесткими двухместными сиденьями и огромными полозьями. В основе концепции «Театра ощущений» — сокращенная до минимума дистанция между участниками (по понятным причинам их не называют зрителями) и актерами, поэтому встретиться и познакомиться они должны до начала спектакля; шесть человек в черных толстовках с плюшевыми ушами на капюшонах — беличьими, заячьими, медвежьими и ежиными — смотрят, как собираются участники. За минуту до начала спектакля они здороваются с залом, выбирают шестерых младшеклассников, завязывают им глаза (чтобы дети с разной степенью слепоты оказались в равных условиях), провожают на сцену и усаживают в кресла-качалки. Родителей просят выключить телефоны и не щелкать затворами объективов. О том, что сегодня лучше не пользоваться сильным парфюмом, их предупредили заранее.

Получасовой спектакль, объединивший несколько сказок Сергея Козлова, показывают нечасто — за двухлетнюю историю «Ежика и тумана» труппа Набережночелнинского кукольного играла его не больше десяти раз. Каждое представление — сложное логистическое уравнение с переменными «громоздкий реквизит», «маломобильная (и, что важнее, малочисленная) аудитория» и «свободный зал». «Ежик и туман» — история про ежа, который возвращается в лес из путешествия по городу и грустит оттого, что люди «грязнят землю»: мусорят, выбрасывают батарейки, портят воздух машинными выхлопами. Реквизит незамысловатый: за дуновение ветра отвечает лист картона, за журчание реки — корыто с водой и пластиковый стакан, которым артист то набирает, то выливает жидкость, эффект дождя создается беличьими кисточками (ворс макают в воду, а потом проводят им по детским носам и щекам). Иголки на спине у перчаточной куклы-ежа — ковролин, имитирующий траву, когти белки — заколки-крабики, вместо музыкальных инструментов — полка из холодильника и 20-литровая пластиковая бутыль, а звуки космоса издает раскрученный в воздухе шланг старого пылесоса. Но на ощупь и слух все почти как настоящее. А еще на вкус и запах: во время спектакля дети угощают зверей морковкой, а сами пьют чай с вареньем.

Каролина Жерните родилась в Вильнюсе в 1987 году. Окончила Литовскую академию музыки и театра и несколько лет работала в Куансском театре кукол. После увольнения (2012 год) собрала собственную актерскую труппу, из которой вырос «Театр ощущений» — особое направление, принципы которого придумала и сформулировала Каролина.

— На подготовку «Ежика и тумана» ушло полтора месяца — это мало, но мы были к этому готовы, — рассказывает Жерните. — Я дважды приезжала в Челны: сначала мы знакомились с актерами и делали упражнения, потом были репетиции. Почти все упражнения выполняются с завязанными глазами: к примеру, я просила труппу на ощупь определить материал, из которого сделан тот или иной предмет, и рассказать об эмоциях, которые он вызывает. Ни за что не догадаешься, что покажется тебе страшным или неприятным, а что — наоборот. Когда мы выяснили, что сено и молодая трава почти у всех вызывают ассоциации с детством, включили их в спектакль. А еще актеры три дня по очереди водили друг друга по городу и театру с завязанными глазами, чтобы лучше понять будущую аудиторию. Запахи, звуки, прикосновения — все это важно, но еще важнее примерить на себя роль «поводыря», понять, чего хочет человек с потребностями, отличающимися от твоих.

«Ежик и туман» — вторая постановка Жерните в России. До этого она срежиссировала «Майскую ночь» в Московском театре кукол: на сцене — новая редакция гоголевского текста, восемь участников с завязанными глазами, украинские песни, лепка вареников и дегустация картошки с укропом. В 2014 году «Майскую ночь» номинировали на «Золотую маску» как лучший спектакль-эксперимент.

После Татарстана был иркутский театр «Аистенок». Там Каролина в 2015 году поставила «Калифа-аиста»: восточный базар, запахи пряностей и волшебное слово «мутабор», напечатанное на раздаточном материале шрифтом Брайля. Российские режиссеры взяли на вооружение приемы Жерните и теперь самостоятельно работают в этом ключе: в 2016-м в том же Московском кукольном по всем канонам «Театра ощущений» поставили «Ежика в тумане»; в постановке участвуют некоторые актеры из «Майской ночи». «Я почти уверена, что в России сейчас много „Майских ночей“ и „Ежиков“, и это хорошо, — говорит Каролина. — Мне бы только хотелось, чтобы у коллег было больше фантазии и они брали в разработку какие-то новые тексты».

История «Театра ощущений»

Каролина Жерните:

Это была полностью моя идея — раньше я не видела такого ни в Литве, ни в других странах. Я замечаю, что людям в России и Литве сложно дается понимание того, что мы — тоже театр; в той же Америке это выглядело бы менее дико. Хотя в последнее время я часто слышу о представлениях, в которых задействуют вкус, слух, осязание и обоняние зрителя, в большинстве случаев это либо терапевтические тренинги, либо перформансы как часть визуального искусства — галерейного и фестивального. Мое направление — это драматургия ощущений и ассоциаций, и мне принципиально важно, что на сцене разыгрывается сюжет. Он не всегда понятен участникам, но они совершенно точно его чувствуют.

Все началось, когда я училась в Литовской академии театра и музыки на актрису-кукольника. На одном из студенческих фестивалей нам дали задание придумать театр-утопию, и я поняла, что мой идеал — театр, в котором зритель является главным участником спектакля, а актер ему служит. Думаю, эта идея появилась у меня из-за противостояния со своей актерской школой: нас учили быть очень важными и интересными для себя и не обращать внимания на реакцию людей в зале, а мне казалось, что далеко мы так не уйдем. А еще я всегда хотела как-то помогать людям, но, так как я не психолог и не врач, мне был нужен свой метод. И вдруг я задумалась: интересно, ходят ли в театр слепые?

Моей первой работой стал студенческий эксперимент «Сказка для шести чувств». До этого я никогда не сталкивалась со слепыми, поэтому нашла в Вильнюсе специализированную школу — мне нужно было с чего-то начать, познакомиться с такими детьми. Это было открытие: когда мы с однокурсниками впервые приехали к ним, боялись лишний раз прикоснуться, а дети над нами смеялись: «Трогайте нас, бегайте с нами! Давайте играть, нам этого не хватает!». Спектакль получился простым, но очень удачным, и я поняла, что направление нужно развивать.

Сейчас у меня своя труппа из восьми человек. Мы стали делать спектакли для взрослых, а еще к нам все чаще приходят зрячие. Сегодня театры во всем мире переживают наплыв зрителей нового типа — тех, кто приходит не получать информацию, а изучать себя. И мы на этот вызов полностью отвечаем.

Вильнюс — маленький город, и, соответственно, в нем не очень много слепых, к тому же не все из них любят театр, поэтому получается, что наша целевая аудитория бывала на всех спектаклях по несколько раз. Есть зрячие фанаты, которые ходят на каждый спектакль дважды: сперва смотрят из зала, а потом участвуют с завязанными глазами. Еще мы проводим мастер-классы и тренинги, а на днях организовали экскурсию ощущений в Национальной галерее Литвы. Цель — с помощью звуков, запахов и тактильных ощущений передать слепым эмоцию, которую ощущает зрячий, глядя на картину.

Пионерами искусства, основанного на тактильных ощущениях, можно считать основателя футуризма Филиппо Томмазо Маринетти и его жену Бенедетту Каппа. Во время участия в Первой мировой войне Маринетти получил новый опыт: натыкаясь на оружие, солдат и их личные вещи в темноте окопов, он задумался о том, как важно уметь различать предметы на ощупь. В 1921 году Маринетти и Каппа пишут манифест тактилизма и составляют обучающие таблицы с различными фактурами и формами. «Тактилист будет выражать вслух ощущения, которые он испытывает во время путешествий своей руки. Его импровизация будет словосвободной, освобожденной от синтаксиса, просодии или ритма, импровизацией сущностной и синтетичной, настолько нечеловеческой, насколько это возможно», — писал Маринетти и называл своим предшественником итальянского художника Умберто Боччони, создавшего первый touch art-объект «Слияние головы и окна» из железа, глины, фарфора и женских волос. Пример современного touch art — существующий с 2009 года норвежский «Слепой театр». Основавший его художник Стал Стенсли говорит, что цель институции — подчеркнуть важность телесных ощущений, противопоставив их доминирующей в культуре визуальности.

Принципы «Театра ощущений»

— В зале должны присутствовать три типа акторов: артист как создатель атмосферы и человек, обеспечивающий безопасность участника с завязанными глазами; участник как центр спектакля; зритель. «В каждой пьесе я продумываю момент, когда все три группы делают что-то вместе, — объясняет режиссер.— Я создаю ситуацию, в которой зрячие встречаются с незрячими и между ними не возникает неловкостей и барьеров. Мне бы хотелось, чтобы этот опыт люди выносили из театра в жизнь».

— К каждому человеку с завязанными глазами приставлен актер, который заботится, страхует и развлекает. «У нас есть спектакль, в котором мы провоцируем взрослых на детские воспоминания. Иногда люди так глубоко погружаются в предложенную игру, что нам становится страшно, но очень радостно: когда старик, который полчаса назад сутулился и смотрел исподлобья, бесстрашно бегает по сцене с завязанными глазами, ты понимаешь, сколько сил у него на самом деле было все это время. Главное — следить, чтобы он не расшибся», — рассказывает Каролина.

— Каждый спектакль заканчивается обсуждением. «Мне хочется, чтобы зритель понимал, что театр — иллюзия, а актеры — обычные люди, которых можно хвалить и критиковать», — объясняет автор.

— За час до спектакля актерам нельзя курить, есть лук и чеснок и пользоваться духами, чтобы не отвлекать внимание зрителей на несущественные обонятельные подробности.

Помимо кукольных театров, в которые приезжала Жерните, постановками для слепых детей в России занимается музей-театр «Булгаковский дом». В 2012 году там поставили пьесу писателя Корги Вельш «Вольке» (режиссер Екатерина Негруце), в 2016-м состоялась премьера «Чучела». В зале одновременно находятся не больше 30 детей; все сидят близко к сцене и в ходе спектакля прикасаются к предметам, по сюжету принадлежащим главным героям, а артисты используют звуковые и ароматические эффекты.

Но самый старый и распространенный способ адаптировать театр для слепых — тифлокомментирование. Тифлокомментарий (далее — ТК) — пояснительный текст к спектаклю, описывающий, что происходит на сцене, во что одеты актеры, как они двигаются, как выглядят декорации и т.д. Его зачитывает диктор: существуют горячие ТК, когда спикер находится в одном помещении со слепым и комментирует происходящее, как переводчик-синхронист, и ТК в записи. В обоих случаях текст заранее готовят специально обученные специалисты — на это уходит несколько месяцев работы, комментарий пишут параллельно с постановкой спектакля. Тифлокомментирование развивалось в СССР с 1970-х годов, но в современной России всего одна площадка, где спектакли с ТК доступны на постоянной основе: Московский губернский театр Сергея Безрукова.

Будущее

Каролина Жерните:

Сейчас «Театр ощущений» готовит спектакль по мотивам биографии Карла Густава Юнга и его теории архетипов. Премьера запланирована на декабрь и состоится в Национальном драматическом театре Литвы — на главной театральной площадке страны. Думаю, это будет похоже на огромное коллективное сновидение. Мы пока не решили, будут ли билеты для людей с завязанными глазами дороже, чем для обычных зрителей, как это делают в Москве, но слепых будем точно пускать бесплатно. Я пока не знаю, будет ли человек заранее выбирать, оказаться на сцене или остаться в зале.

Фото: Александр Левин


Комментарии — 0
Войдите, чтобы добавить комментарий
ФейсбукВконтакте