Burger
Электропрохладительный кисломолочный тест: ревизия похмельных напитков от тана до шубата
опубликовано — 19.10
просмотры — 1788
комментарии — 0
logo

Электропрохладительный кисломолочный тест: ревизия похмельных напитков от тана до шубата

«Таким на остановке не загасишься»: тан, айран и другая кисломолочная продукция

История айрана насчитывает 1000 лет, но производить его фабричным способом начали только в 1990-е. За последние два десятилетия экзотичная кисломолочная газировка стала обыденным явлением в утренней толпе по понедельникам. Айран завоевал рынок не столько из-за предполагаемой пользы для здоровья или интернационального характера российского общества — он просто выбрал самую уязвимую категорию населения. В последние годы вслед за айранами и танами на полки магазинов стали пробиваться еще более удивительные напитки вроде шубата или кумыса. Редакция «Инде» решила, что пора провести ревизию шипучей кисломолочки и разобраться, кто здесь бро, а кто нет, и позвала на обсуждение тех, кто знает толк в молоке и в понедельниках.

Участники дегустации:

Илья Овсянников

дизайнер, арт-директор студии Free Design

Юлия Тарасова

руководитель департамента производства и контроля компании «Просто молоко»

Алексей Сорокин

журналист

Михаил Ромб

бард

Феликс Сандалов

главный редактор «Инде»

Тан «Домашний» eL’Natur

42 ₽ / 1 л

Сандалов: Кисломолочные напитки — это же тюркская и кавказская прерогатива, верно? В европейских странах такого изобилия не встретишь, в Юго-Восточной Азии тоже — там есть ласси, но это совсем не то что айран или тан. Кстати, а чем отличается тан от айрана?

Ромб: С самого главного вопроса начали!

Тарасова: Состав у них один и тот же. Разница может быть в содержании массовой доли жира, происхождении молока, процента вносимой воды и соли. Но в целом, насколько я понимаю, это одно и то же, просто с разными названиями. Родина тана — Армения, а уже потом турки на его основе сделали свой айран.

Сандалов: Первым пусть будет тан «Домашний» от el’Nature.

Овсянников: Очень мне нравится название: «eL’Nature — халяль»! (Смеется.) На вкус жидковатый…

Сорокин: А вот почему один халяль, а остальные не халяль? Как это понимать?

Тарасова: В принципе, вся молочная продукция — халяль. И кисломолочная тоже. Для производителей это маркетинговый ход: пригласить муфтия, получить сертификат и написать, что напиток халяль. Кстати, молитва над молочной продукцией не читается — только над мясом.

Ромб: Недостаточно газированный, как по мне. И пресный.

Тарасова: А мне кажется, мужчинам такой продукт должен понравиться, после баньки или застолья хорошо…

Ромб: После баньки его хорошо на плечи от ожогов намазывать...

Тарасова: Нет, для этого он все-таки и правда жидковат.

Сандалов: А чего мы вообще хотим от кисломолочной продукции и, в частности, от тана? Ведь это же практически минералка, если смотреть на ситуации, в которых он применяется.

Тарасова: Да, это напиток для жары и для жарких стран. Но есть и другие аспекты: например, в состав тана входит болгарская палочка, пробиотик, что очень важно для стран, где проблемы с кишечными заболеваниями. Она помогает избежать дизентерии и других болезней. Но вот этот тан мне не понравился — у него неприятный запах и послевкусие тоже не очень.

Сорокин: А я бы вопрос поставил таким образом. Каждый пьет тан и айран при определенных условиях: я вот либо заправляю им окрошку, либо, перепив накануне, гашусь с утра. Так что вкусы у меня не очень изысканные. Но могу сказать, что у этого же производителя прекрасный тан с чабрецом, который не раз меня спасал.

оценка: 5,2/10

Айран «Эдельвейс»

26 ₽ / 0,5 л

Овсянников: Тут написано: «Пора подумать о здоровье».

Сандалов: Мы говорили про Турцию, но можно ли сравнивать турецкий айран и то, что продается в наших магазинах?

Тарасова: Я могу рассказать. Мы были в Стамбуле, ели в дешевом уличном кафе и попросили принести нам настоящий айран. Нам подали большие такие плошки из нержавейки, напиток был густой и весь пузырился — с большой пенной шапкой. И пока мы пили его из этих помурзанных плошек, в кафе зашла семья с детьми. У девочки в руках был большой пластиковый запечатанный стакан — она его трубочкой проткнула и стала пить. Оказалось, тоже айран, но уже массового производства. Ей года четыре было, то есть такая у них культура — у нас поди заставь ребенка что-нибудь соленое выпить.

Ромб: Если говорить про этот айран, то он мне еще более пресным кажется, чем предыдущий.

Овсянников: А мне нравится. Он, наоборот, острее, с естественным запахом брожения. Тот был более рафинированный.

Тарасова: Обратите внимание, что перед тем, как пить айран, его надо обязательно взболтать, иначе вы будете пить только водную основу, а вся гуща останется на дне. После взбалтывания вкус мягче и насыщеннее.

Сорокин: Я вот Юлю хотел спросить как человека из мира производства: здесь на этикетке ряд медалей — насколько серьезно надо к этому относиться?

Тарасова: Конкурсы и выставки бывают разными. Где-то дегустационная комиссия состоит из профессионалов, где-то из обычных потребителей. Бывает, что сначала все продукты сдаются на анализ и их проверяют на соответствие указанному составу. В принципе, медали свидетельствуют, что производитель не боится показывать свою продукцию, выставлять ее на обсуждение, что скорее хорошо. Но потребителю важны не награды, а вкус — если ему напиток не нравится, то пусть хоть все в золоте будет, он его не купит.

Сандалов: А какой срок годности считается приемлемым? Этот вот в конце августа изготовлен, написано, годен 60 суток.

Тарасова: У газированных продуктов срок годности всегда выше, газировка — это естественный консервант. Заодно она и остроты добавляет. Хотя этот довольно мягкий.

Овсянников: Сметана с творогом слышится. Что-то такое, деревенское.

Тарасова: Я вот как женщина вам хочу сказать…

Сорокин: Вы внимание на этом не акцентируйте, пожалуйста, у меня жена феминистка, она же это потом прочтет.

Тарасова: Ладно, тогда с точки зрения экономики можно? Вот я купила две бутылки: первая жидкая, вторая гуще. Тот айран, что погуще, я водой разбавлю, и будет у меня в два раза больше напитка. Хорошо же?

оценка: 6,1/10

Шубат из верблюжьего молока «Саржайлау»

163 ₽ / 0,5 л

Тарасова: По густоте больше на кефир похож. А на вкус и запах… животным пахнет.

Овсянников: Очень жирный. Сколько там? 3,2 процента, ну да. С утра я бы такое пить не стал, не пойдет. Но вот как застольный напиток, к мясу, например, — отлично. Брутальная штука такая.

Ромб: Специфическое удовольствие. Сильно отличается от того, что мы до этого пили. Таким на остановке не загасишься.

Сандалов: Почему, на ваш взгляд, в Татарстане такое изобилие кисломолочных напитков, включая откровенную экзотику вроде шубата? Сказываются связи с Турцией и Средней Азией?

Тарасова: Вообще в Татарстане ассортимент кисломолочных продуктов шире, чем в остальной России. Есть продукты, которых вы нигде днем с огнем не сыщете, — та же мечниковская простокваша.

Ромб: А чем она отличается от обычной?

Тарасова: Болгарской палочкой. А вы знаете, почему говорят «болгарская палочка»? Ее выявил Стамен Григоров, болгарский профессор-микробиолог. А Мечников пригласил Григорова к себе, и вместе они исследовали влияние микрофлоры на организм человека. Домашняя простокваша — это совсем другая история. Если вы возьмете мечниковскую простоквашу и разведете ее минеральной водой, то получите айран, кстати.

Ромб: Мне нравится история, как Мечников заразил себя тифом, пытаясь покончить жизнь самоубийством. Это второй раз был причем. Первый раз тоже неудачно: обожрался морфием — стошнило.

Сорокин: А можно я выскажусь? Питание любого народа связано с тем ландшафтом, в котором он живет, и, соответственно, с его религиозными представлениями. Возьмем казахскую кухню — она же беднее татарской, где есть, например, рыба. У казахов рыбы нет. Этот ограниченный набор ингредиентов заставляет народ тренировать смекалку, придумывать какую-то интересную рецептуру. Вот шубат, мне кажется, — дитя этого процесса. Кстати, а чем ряженка отличается от катыка?

Тарасова: В катык входит та же болгарская палочка.

Овсянников: А ведь есть же еще варенец.

Тарасова: Варенец — это опять же национально. По сути он та же ряженка. Еще со свеклой делали так называемый кызыл-катык, очень вкусная вещь, но на любителя.

Ромб: А мне очень шубат нравится, девять из десяти просто. И смотрите, какая бутылочка хорошая. Если ее перевернуть, получится такой турецкий бокал для чая — армут называется.

Сорокин: А мне чего попроще подавай, слишком маскулинный напиток. Да и не найдешь его так просто в магазине.

оценка: 6,7/10

Тан газированный «Чистая линия»

65 ₽ / 0,5 л

Ромб: Опасная вещь. То ли производитель этикетки путает, то ли я чего-то не понимаю, но обычное дело, когда берешь в магазине негазированный, а он потом как рванет, когда крышечку повернешь. Неудобно, в общем. А в Турции я такого не видел. Там же, если что, на парандже сразу должно быть видно белое пятно, но я ни разу не наблюдал. Видимо, аккуратно пьют…

Сандалов: На Играх кочевников должны вместо шампанского друг друга айраном поливать.

Ромб: Кстати, играют курутом, это высушенная до твердого состояния сюзьма. Есть такая казахская настольная игра — тогуз-корголл. С очень хитрыми математическими операциями, постоянно надо в уме считать. Так вот: сначала в деревнях для нее использовали овечьи катышки — не надо объяснять, что это такое, да? — а потом стали брать курут.

Тарасова: Как интересно: математика, такие высокие материи, и овечьи катышки…

Сорокин: Курут — это еще и лучшая закуска к пиву, к слову.

Тарасова: Этот тан остренький, но соли не чувствуется, да?

Ромб: А мне нравится. Твердая восьмерка. Но газировка немного отбивает вкус.

Овсянников: Отличная вещь для жары, чтобы не вливать в себя жидкость тоннами, а потом потеть. И стоит дешево. С похмелья не пробовал, меня с кисломолочного в таких ситуациях мутить начинает.

Ромб: Рассол надо пить. Вот турки — мастера рассолов.

Сандалов: Интересно, что, когда тан только появился на рынке в середине 2000-х, его позиционировали как средство помощи для страдающих похмельем. У некоторых производителей даже огнетушитель был на этикетке. А какое, на ваш взгляд, самое эффективное средство, чтобы привести себя в порядок с утра после праздника?

Тарасова: Хороший насыщенный бульон и квашеная капуста.

Ромб: Главное, чтобы острое было. В перце же много алкалоидов. Хороший жирный острый суп — харчо, например.

Овсянников: Нет, он не обязательно должен быть горячий. Есть корейский острый суп кукси — съедаешь, и красота.

Сорокин: А где ты найдешь кукси в Казани?

Овсянников: Приготовлю! Труд — лучшее средство от похмелья. Когда тебе делать нечего, похмелье может длиться два дня. Просто лежишь пластом, и все. Если понимаешь, что есть дела и их надо делать, — встаешь, и через полчаса похмелье еще вроде есть, но уже так, за горизонтом событий.

оценка: 7,2/10

Тан «Бодрячок»

54 ₽ / 0,5 л

Овсянников: Этикетка смелая, конечно.

Тарасова: Давайте посмотрим производителя. Так… город Долгопрудный, Московская область.

Ромб: Почему «Любэ» до сих пор не спели песню про «Бодрячок»?

Сорокин: По-моему, они просто мацони разбавляют в десять раз и продают.

Овсянников: А мацун — это то же самое, что мацони?

Тарасова: Да, это просто национальное грузинское название. У многих народов есть свои названия для одинаковых продуктов. Вот даже наш катык взять. Башкиры говорят: «это наш продукт», татары говорят: «нет, наш».

Сорокин: У меня на этот счет есть теория, немного ксенофобская, что можно долго спорить, кто кого научил писать стоя, но я все-таки считаю, что татары башкир.

Тарасова: Да?

(Пауза.)

Сорокин: Я к тому, что не всегда нужно соглашаться с башкирами.

Сандалов: Давайте вернемся к «Бодрячку» с женьшенем.

Сорокин: Вот интересно, где в Долгопрудном растет женьшень.

Овсянников: У «Бодрячка» самый плохой вкус пока.

Тарасова: Да какой мацони, тут молочного вообще ничего нет. Одна вода галимая. И, конечно, женьшенем здесь не пахнет.

Овсянников: Такое ощущение, что просто порошковое молоко, вода… Нет, конечно, в критической ситуации он может кого-то выручить, но чтобы в трезвом уме его пить, я не знаю…

Тарасова: Непонятная бурда какая-то… хочется зубы почистить.

Овсянников: И корова на этикетке из фотобанка скачана! Какое-то гаражное производство, не иначе.

Ромб: Какие вы злыдни, однако.

оценка: 3/10

Тан огуречный G-Balance

49 ₽ / 0,5 л

Сорокин: Лучший тан в жизни я пил в поезде Москва — Баку, азербайджанские проводники продавали его в пластиковых канистрах. Он был домашний и в нем было очень много зелени. Я всегда такому радуюсь. Кстати, хороший айран в кафе «Давыл» рядом с КФУ. К чему это я? А, да, этот тан совсем не похож на тот, из поезда.

Тарасова: Сухим молоком пахнет. Ой, на вкус тоже.

Сорокин: Огуречная присадка не спасает вообще. Дайте производителя посмотреть. О, тоже Долгопрудный. А юрлицо — Беларусь.

Ромб: А юрлицо — «Бодрячок».

Овсянников: Ну да, из той же серии. Куча воды, порошковое молоко и ароматизатор огуречного лосьона, идентичный натуральному. Написано, что укроп еще есть, но как-то совсем не похоже.

Тарасова: И в живот сразу отдает. Возможно, дело еще и в воде.

Сандалов: А какую роль вода играет? Есть же история, что для водки одна вода лучше подходит, а для вина — другая. Для тана есть какие-то правила?

Тарасова: Вы знаете, у кого какие возможности. Вот ездили мы в том году в Абхазию, пили и чачу, и лимонады — все отличное, с нашим продуктом вообще не сравнить. Оказалось, у них вода родниковая, прекрасная просто вода. Так что качество воды, конечно, влияет на продукты, но обычно у кого какая есть, такую и используют. Хотя в любом производстве есть своя скважина, фильтрация, смягчение и обработка воды. Все продукты прошли пастеризацию, воды из-под крана ни у кого нет.

Ромб (задумчиво декламирует): Скважина — важна она?

Овсянников: Бывший директор завода «Красный Восток» Айбатов, когда живой был еще, возил на завод воду цистернами. Рядом с «Тасмой» и стадионом есть 16-я больница, а рядом с ними — профилакторий, и я эти цистерны своими глазами видел, когда в больнице лежал.

Тарасова: Очень может быть. Если нет своей скважины, а вода на заводе только техническая, приходится придумывать пути обхода.

Ромб (продолжает задумчиво декламировать): Скважина — а вдруг заквашена?

Овсянников: Зато на упаковке написано, что рекомендовано диетологом. И люди такие приятные с детьми.

Сорокин: Ну да, аптечный дизайн такой, для молодых женщин, которые на ЗОЖе заморочились.

Тарасова: А мне не нравится, когда пишут: «рекомендовано ведущими диетологами». Где доказательства? Кто они?

оценка: 4,2/10

Айран «Просто молоко»

30 ₽ / 0,5 л

Сандалов: Чтобы не было конфликта интересов, мы сначала попробуем айран «Просто молока» и выскажемся, а вы, Юлия Владимировна, не комментируйте.

Овсянников: Упаковка больше на йогуртовую похожа. Как у Danone.

Сорокин: Ой, да это другой напиток немножко.

Овсянников: Да, негазированный, воды мало, очень густой. Я бы соли добавил.

Ромб: Мне газа не хватает. И да, он гуще, чем все, что мы пробовали. Если бы мне его в стакане принесли, я бы подумал, что это вручную приготовлено из йогурта и воды.

Сорокин: Айран хороший и похож на турецкий, но для массового потребителя он и впрямь должен быть более жидким, я считаю.

Овсянников: Соглашусь. С похмелья его не выпьешь, но вот в полдник, да с каким-нибудь сэндвичем отлично подойдет.

оценка: 7,5/10

Кумыс «Саржайлау»

163 ₽ / 0,5 л

Тарасова: Ой, пена-то как с него идет. Кумысу свойственно. У нас однажды в лаборатории стеклянная бутылка кумыса закрытая рванула. Главное, и стояла недолго, а разнесло на тысячу кусочков.

Овсянников: Да, это известное свойство кумыса — взрываться. Его даже не рекомендовали провозить в багаже раньше. Он же продавался в Казани в 1990-х.

Тарасова: Фруктовое послевкусие.

Ромб: Кобыла в яблоках была.

Сорокин: Очень специфический продукт. Тоже из другой серии совершенно, нельзя его с таном сравнивать. Вкус железистый такой и в нос шибает будь здоров.

Овсянников: А мне нравится. Хотя что шубат верблюжий, что кумыс — это все застольные такие. С кумысом, например, отлично бы пошли какие-нибудь жирные манты.

Ромб: Мне тоже нравится. Таны — они же такие все стандартизированные, вокруг одного и того же ощущения хоровод водят. А верблюжий шубат и кобылий кумыс — это отдельные вселенные совершенно.

Сорокин: Да, тан — это как лагер, а кумыс — это крафт.

оценка: 8/10

Итоги:

После повторной дегустации мнения разделились следующим образом: в категории «Классический тан / айран» безусловные фавориты — продукция eL'Natur и «Эдельвейса», в образовавшейся в ходе голосования категории «Застольный напиток» — шубат и кумыс «Саржайлау», айран «Просто молоко». Антирейтинг возглавил тан «Бодрячок».

Фото: Антон Малышев


Комментарии — 0
Войдите, чтобы добавить комментарий
ФейсбукВконтакте