Burger
«Нам нельзя просто стоять и смотреть игру». Как живут и о чем мечтают девушки из групп поддержки спортивных команд
опубликовано — 05.12
просмотры — 4872
комментарии — 0
logo

«Нам нельзя просто стоять и смотреть игру». Как живут и о чем мечтают девушки из групп поддержки спортивных команд

Связки-махалки, пипидастры и жертвенная любовь к хоккею

Сериалы, фильмы и даже мультики об американских тинейджерах научили нас главному: самые красивые, успешные и недосягаемые девушки — это чирлидерши. Танцующие болельщицы хоккейного «Ак Барса» и волейбольных «Зенит-Казань» и «Динамо-Казань» миф не опровергают, но уточняют: группа поддержки — это не только короткие юбки и красивые прически, но и тяжелая работа, которую нужно уметь совмещать с учебой, зарабатыванием денег и личной жизнью. «Инде» поговорил с девушками о кастингах, музыке и внутригрупповых отношениях.


Виктория Желтова

19 лет

Прозвище в команде:

Мэрилин (из-за приписываемого портретного сходства с Мэрилин Монро)

Образование:

КГУКИ, менеджмент социально-культурной деятельности

Работает:

в группе поддержки волейбольных команд «Зенит-Казань» / «Динамо-Казань»

О себе и участии в кастинге


К карьере профессионального танцора я не стремлюсь, хотя танцами занимаюсь с тех пор, как мне исполнилось четыре. Одно время даже думала пойти учиться на отделение хореографии, но мама была против — мол, всю жизнь ногами дрыгать несерьезно. Я перепробовала, наверное, все стили и направления: начинала с эстрадных танцев, потом были уроки классики, джаз-модерн и контемпорари. Крайним увлечением стали народные танцы, которыми я до сих пор занимаюсь, в том числе в группе поддержки, где работаю параллельно с учебой.

О группах поддержки волейбольных команд «Зенит-Казань» и «Динамо-Казань» — на самом деле это один и тот же танцевальный коллектив, который существует c 2013 года, — я узнала в десятом классе от подруги Айгуль, которая в нем состояла. Поскольку все игры проводятся в одном спортивном центре, расписания клубов состыковываются, и одни и те же люди успевают поддерживать обе волейбольные команды. Помню, как пришла на кастинг: сначала с нами разучили один из танцев, чтобы посмотреть, насколько быстро мы схватываем информацию, а потом нужно было показать все, что умеешь. Изначально я хотела попасть в группу поддержки «УНИКСа», но не получилось: выяснилось, что у меня не совсем подходящая фигура. Тогда я решила, что обязательно попробую себя в следующем году, но в итоге оказалась в другом коллективе.

Когда я впервые вышла на поле, было очень страшно ошибиться. Конечно, возникают ситуации, которые подвластны только случаю: неполадки с костюмом, развязавшийся шнурок. Очень часто мячи отскакивают не в ту сторону и волейболисты забегают на нашу площадку, приговаривая: «извините-извините». Тесной дружбы с игроками у нас нет, но мы всегда здороваемся в коридорах.

Танцевальная группа поддержки VS чирлидинг


Чтобы попасть в группу поддержки, нужно, в первую очередь, хорошо танцевать. Крайне важен высокий рост — как правило, принимают девочек выше 170 сантиметров, правда, если кандидатка очень хорошо танцует, этот параметр отходит на второй план. Мой рост 175, и я в команде практически самая высокая. Несмотря на то что танец — основной критерий приема в коллектив, у нас нет профессиональных танцоров, то есть тех, кто бы окончил хореографическое училище или, допустим, КазГИК по направлению «Хореография». Все мы «разнопрофильные»: психолог, педагог начального образования, экономист, архитектор, а наш руководитель Ди (полное имя — Диана) вообще математик. В плане танцевального прошлого среди нас тоже кого только нет: представители спортивной акробатики, народники, бальники.

Мы не чирлидеры, как любят нас многие называть. Чирлидеры — это участницы сборной по чирлидингу КНИТУ-КХТИ NCT, например, то есть те, кто профессионально занимается этим видом спорта. Мы же — танцевальная группа поддержки, наш конек — пластичность, музыкальность и максимальная синхронность. Еще одно отличие: у нас в команде нет представителей сильного пола, которые бывают нужны чирлидерам при выполнении трюков и поддержек. Конечно, физически они сильнее девушек, но мы не отстаем: у нас трюки хоть и более простые, зато не менее эффектные. Кстати, время от времени мальчики все равно просятся к нам в команду, что, конечно, забавно и мило.

Тренировки и выступления


В основном составе восемь девочек — все задействованы в выступлениях. В запасе на данный момент три. Бывают группы поддержки, в которых два самостоятельных состава: девочки, которые танцуют только на секторах, и девочки, которые танцуют только на сцене. У нас все едино, хотя система немного сложная: две девочки остаются на сцене (я и наш тренер), остальные шесть поднимаются к выходам на сектора, а когда подходит время танца (это технические перерывы на 8, 16 и 25 очков), спускаются к нам, мы все вместе выбегаем на поле и танцуем.

Тренировки проходят четыре раза в неделю в фитнес-клубе «Гранур» или на стадионе «Динамо». Как правило, в день игры мы всегда встречаемся за два часа (которые проносятся мгновенно) до начала матча. Почти час уходит на отработку программы, потом отправляемся за кулисы и начинаем готовиться: краситься, колдовать над прическами. Весь макияж девочки наносят себе сами — визажиста или парикмахера у нас нет, но даже если бы были, они бы физически не успевали накрасить и причесать восьмерых. Нам нельзя просто стоять и смотреть игру — мы всегда должны быть в движении. У нас в руках помпоны (между собой мы их называем «маракасы»), которыми мы должны шебуршать всегда, а когда наша команда заработала очко — вскидывать руки вверх. В этот момент включается музыка. Диджей работает на протяжении всего матча, но мы не знаем, какой трек он выберет, — заранее это не оговаривается. Песни бывают самые разные: иностранные, русские, иногда татарские — например «Эх, алмагачлары». Нам не принципиально, под что танцевать, лишь бы были четкий счет и ритм. Для таких коротких музыкальных перерывов у нас подготовлены небольшие танцевальные связки-махалки — в зависимости от музыки мы быстро ориентируемся, какую из них выбрать.

Зрители ждут от нас шоу, мы не можем повторяться и к каждому сезону готовим новую программу, а иногда обновляем существующую посреди года. Что-то придумываем сами, что-то подсматриваем в интернете. По длительности наши танцы подразделяются на короткие (до 40 секунд) и длинные (одна-две минуты).

Мы всегда должны улыбаться, светиться, подавать энергию в зал. Разумеется, мы поддерживаем свою команду, но мы никогда не будем настроены категорически против соперников. Во-первых, я считаю, что это неспортивно. Во-вторых, соперники — это гости, которых надо уметь хорошо принимать.

Женский коллектив

Руководитель, Ди, конечно, следит за тем, как мы выглядим: фигура, волосы, ногти. Знаю, что есть группы поддержки, в которых у танцорш проверяют маникюр чуть ли не перед выходом на поле, хотя я считаю, что каждая уважающая себя девушка и так следит за собой. Мы всегда должны быть в хорошей физической форме: в принципе, тренировки и игры, которые длятся минимум по полтора часа, заменяют фитнес. Конечно, иногда у нас бывают периоды расслабления типа «игра не скоро, можно поесть нормально!». Но и это не значит, что мы наедаемся как в последний раз, — просто можем позволить себе что-нибудь вкусненькое. Обычно я стараюсь есть максимум за пять-шесть часов до игры, а после окончания матча быстренько собираюсь и бегу домой. Игры проходят в основном вечером: в будни часов в семь, по выходным — в пять, так что освобождаемся мы довольно поздно. Многие думают, что женский коллектив представляет собой что-то страшное: вечные сплетни, разговорчики за спиной. А про девушек из группы поддержки вообще сложились особые стереотипы — заносчивые, развязные. Так вот, забудьте об этом: внутри нашей команды дружеская и миролюбивая атмосфера.

Виктория Моисеева

22 года

Прозвище в команде:

Викси

Образование:

КФУ, экономист

Работает:

в группе поддержки волейбольных команд «Зенит-Казань» / «Динамо-Казань»

Работа мечты

Я пришла в группу, когда она только появилась, — сейчас я одна из немногих, кто остался со времен первого состава. Очень хорошо помню, как гуляла летом по Баумана, мне позвонили и сказали, что я прошла кастинг. Я дико обрадовалась, но сразу спросила: «Основной состав?». И только когда мне ответили «да», сказала, что приду. То есть если бы мне сообщили, что я буду в запасе, не уверена, что я бы согласилась и мы бы сейчас с вами разговаривали.

Думаю, каждая девушка мечтает попасть в группу поддержки. Во-первых, ты с максимально близкой дистанции следишь за спортивными мероприятиями в своем городе и всегда «в теме» — лично я наблюдаю не только за своими командами, но еще и за «Рубином», «Ак Барсом» и другими. Мне, например, со стороны видно, что мужской волейбол собирает больше болельщиков, чем женский, который хоть и расцветает постепенно, но продолжает пользоваться меньшей популярностью. Во-вторых, как бы смешно это ни прозвучало, в группе поддержки еще сильнее ощущаешь себя девочкой: красивые прически, обалденные костюмы, фантастический мейк-ап и, конечно, сцена, а вместе с ней — внимание зрителей. Ну и главное во всем этом празднике для меня — возможность заниматься любимым делом, то есть танцами и созданием шоу.

Девушка, которая не умеет танцевать, к нам никогда не попадет — это даже не обсуждается. Обычно приходят люди с более чем 10-летним опытом в этой сфере и не младше 16 лет. Но, мне кажется, в конечном счете самое важное — влиться в коллектив и танцевать синхронно с остальными, а настоящее мастерство и техника придут со временем. Тем более что мы не занимаемся экстремальным чирлидингом, в котором задействованы парни, то есть у нас все завязано на хореографии. Кстати о парнях — думаю, оба наших волейбольных клуба не хотят, чтобы с нами танцевали мальчики. А спортсмены из клуба, конечно же, имеют на нас определенное влияние.

Музыка и юмор


На тренировках у нас весело — много внутренних шуток. Например, как правило, мы даем названия танцам по песням, под которые их разучиваем, но однажды захотели назвать композицию в честь одного из наших волейболистов. В итоге у нас появился танец «Жорик». А еще как-то раз в интернете я нашла дикое слово «пипидастры», от которого мне хотелось одновременно плакать и смеяться. Но потом узнала, что оно всего-навсего означает помпоны, которыми мы машем в перерывах.

Что касается музыки, я считаю, что на играх должно быть зрелищно, а если мы будем танцевать под какого-нибудь Мота — этого никто не поймет. Ни за что в жизни не скажу, что Мот мой любимый исполнитель. И вообще я бы хотела танцевать в клипах Нюши.

О карьере и образовании


Я занимаюсь танцами — в основном бальными — с тех пор, как мне исполнилось шесть. Получается, около шестнадцати лет — боже, не думала, что так много! В шестом классе пошла в модельное агентство, потом занималась фигурным катанием... Сейчас я не собираюсь строить танцевальную карьеру, но тайком мечтаю о ней и, к сожалению, понятия не имею, где взять для этого силы и средства. Чтобы вы правильно меня поняли, мой обычный день выглядит так: встаю рано утром, к девяти еду на работу — я экономист в Sellout Sport System, после работы — на тренировку, потом домой. Если это пятница, то тусить — как-никак я молодая девушка. А еще я учусь на заочке.

Еще, если бы у меня была возможность, я бы много училась, но чтобы только учиться, опять же, нужны средства, а сидеть на шее у родителей — не вариант. Мне бы, например, хотелось лучше знать языки. Был забавный случай, когда в школе я потратила на уроки танцев деньги, которые родители дали мне на оплату курсов английского. Просто мне очень понравился мальчик, который преподавал брейк-данс! Брейк танцевать я так и не научилась, а вот мой «инглиш» с тех пор «very начар».

Вера Миронова

21 год

Образование:

КИУ, экономист

Работает:

в группе поддержки ХК «Ак Барс» — Barsangels

Жертвы ради любви к хоккею

В месяц у нас обычно бывает от двух до восьми игр. Чирлидеры вынуждены идти на многие жертвы, и самая распространенная — пропускать вечеринки и дни рождения друзей из-за тренировок. Но вообще все зависит от способности человека управлять своим временем: всем девочкам в команде приходится и работать, и танцевать, и учиться, я не исключение. Помогает мое главное жизненное правило: несмотря ни на что идти к своей цели. Сейчас в приоритете построение карьеры, потому что я не собираюсь уходить с головой в танцы. У этой профессии есть свой возраст: все девушки в группе стройные, красивые, ухоженные, улыбчивые и, конечно, молодые.

В Barsangels я танцую третий сезон — пришла в 2015-м во время play off. Почему я выбрала «Ак Барс»? Из всех видов спорта хоккей — мой самый любимый. Во время просмотра очередного матча в сентябре 2014-го я увидела, как танцуют девочки из группы, и поняла, что, во-первых, умею так же, а во-вторых, хочу с ними. Теперь хоккей смотрит моя семья: каждый раз, когда я приезжаю в родной Менделеевск, мама уговаривает меня распечатать и привезти фото с игры, а 70-летняя бабушка рассказывает, что все время выискивает меня по телевизору во время трансляций.

Анастасия Велижанская

22 года

Прозвище в команде:

Аэро

Образование:

КФУ, учитель младших классов

Работает:

в группе поддержки волейбольных команд «Зенит-Казань» / «Динамо-Казань»

Как и многие девушки в группе, я танцую с самого детства, если точнее — с семи лет. Почти всю жизнь я занимаюсь аэробной гимнастикой — спортом, в котором танцевальные элементы соседствуют с акробатическими движениями вроде прыжков и гимнастической растяжкой. Я думаю, чтобы попасть в группу поддержки, нужно как минимум уметь делать шпагат. Растяжка очень важна.

Диана Шигапова

20 лет

Прозвище в команде

Ди/ Дишка

Образование:

КНИТУ-КХТИ, менеджмент

Работает:

в группе поддержки ХК «Ак Барс» — «Barsangels»

Танцы на льду

О кастинге в Barsangels я узнала через Instagram. Я всегда мечтала танцевать в группе поддержки (один из моих любимых фильмов про чирлидеров — мюзикл «Зажигай!»), поэтому, не задумываясь, отправила свое резюме. Мне не отвечали около месяца — в общем-то, я уже не надеялась, что меня позовут. В итоге, когда прислали смс-ку — даже не позвонили! — с приглашением на кастинг, я буквально прыгала до потолка, хотя и переживала, что провалю отбор. С тех пор прошло уже почти четыре года. Сегодня почти на каждую игру ходят мой папа и молодой человек.

В «Barsangels» танцуют двадцать девушек: двенадцать на секторах и еще восемь — на сцене. Состав группы поддержки почти не менялся с 2012-го, то есть с момента основания. «На секторах» — значит на лестницах, на каждой по одной девушке. В перерыве, когда включается музыка, мы должны синхронно и без ошибок отработать танец под джаз, фанк, рок или даже татарские песни. Танцы могут быть самые разные — один, например, называется «Левша», потому что в нем задействована только левая рука. Многие переживают, что рядом со льдом нам холодно в открытых костюмах, но это не так: мы постоянно в движении и не успеваем замерзнуть. Если вам рассказывали, что во время танца девушка из группы поддержки задела зрителя и его пиво помпонами, скорее всего, это правда — по крайней мере, у меня бывало.

C игроками из «Ак Барса» мы не общаемся, поэтому о них ничего сказать не могу. А вот таких активных болельщиков, как у «Ак Барса», я, признаюсь, нигде не видела: они бесконечно преданы своей команде.

Самое важное для девушки из группы поддержки — хорошо выглядеть. Поэтому перед играми у нас не бывает тренировок — не будем же мы выходить к болельщикам с потными лицами. На матчи приходим заранее, собранными и накрашенными. Честно говоря, я сама планирую пройти обучение по наращиванию ресниц.

Фото: Инна Перевозчикова


Комментарии — 0
Войдите, чтобы добавить комментарий
ФейсбукВконтакте