Burger
Человек дела. Владелица секонд-хенда — о зеленодольских корнях бизнеса, плюшевой овчарке-талисмане и конкуренции с масс-маркетом
опубликовано — 22.12
просмотры — 2377
комментарии — 0
logo

Человек дела. Владелица секонд-хенда — о зеленодольских корнях бизнеса, плюшевой овчарке-талисмане и конкуренции с масс-маркетом

Как открыть свое дело, пережить всех конкурентов и найти друзей

Когда-то улица Парижской Коммуны была меккой для казанских любителей секонд-хендов — здесь их было около 15. Но жесткая конкуренция и удорожание валюты убили большинство магазинов, и сейчас вещи из вторых рук продают только в одном доме — номер шесть. Хозяйка точки Талия Габбасова сама продает свой товар, который привозит из-за границы или покупает у российских оптовиков: каракулевые шубы в хорошем состоянии, платья Ralph Lauren, винтажные брюки-клеш и многое другое. «Инде» расспросил Талию о том, где она закупает вещи, как ищет подход к покупателям и почему столько лет занимается этим бизнесом.

Нулевые в Зеленодольске

Этим бизнесом я занимаюсь, наверное, лет 12. До этого работала в лаборатории, которая проводила биологические анализы, но однажды там произошло сокращение штата, и я осталась у разбитого корыта. У меня был диплом биолога-генетика, но с ним особо не развернешься: надо было либо все бросать и уезжать за границу, либо смириться и работать на каких-то низкооплачиваемых должностях вроде лаборанта. Я решила не идти по накатанной и ушла в торговлю — занималась всем, от продуктов до галантереи. Меня всегда интересовал секонд-хенд, хотя заняться им я долгое время не решалась. Подтолкнул случай: в 2004 году в Зеленодольске продавали такой бизнес, и я истолковала это как знак свыше.

Началось все с одного мешка, который стоил 40 тысяч рублей. У меня как раз тогда была такая сумма, и я решилась пойти ва-банк. Этот мешок с одеждой, как горшочек с кашей из сказки братьев Гримм, начал варить. Там были вещи не какой-то определенной категории, а просто все подряд, и первым, что я оттуда вытащила, была огромная плюшевая овчарка. Игрушка жила у меня в квартире, защищая меня и мое дело. Однажды я решила воспользоваться услугами клининг-агентства, и горничная, когда пришла ко мне в квартиру, возмущенно спросила: «Так, а что будем с псом делать?». Он правда был как живой.

В Зеленодольске я прославилась в первые же месяцы работы магазина. Люди приходили за покупками с утра пораньше и ждали, когда я открою маленькую каморку в 20 метров. Думаю, мой секонд-хенд стал популярным потому, что у меня есть вкус и я умею подбирать одежду своим покупателям. Вторая причина: рынок одежды тогда в городе был развит слабо, сетей не было, а люди хотели одеваться красиво.

Конкуренция и переезд в Казань

Глядя на мой успех, зеленодольцы стали открывать такие же маленькие магазины. Тогда в городе случился бум: порядка 20 моих постоянных клиентов обзавелись собственными секонд-хендами. Всех воодушевило, что вход на рынок недорогой — я ведь запустилась всего с 40 тысяч. Сначала мне было ужасно неприятно — например, от того, что одна из моих первых клиенток открыла точку прямо рядом с моей, — но потом я потеряла к этому интерес.

В 2007 году муж предложил переехать в Казань и работать там. Я очень боялась: в Зеленодольске аренда была 5000 рублей, а в Казани в 10 раз больше, и 50 тысяч казались мне немыслимой суммой. Так получилось, что мой муж ходил в баню с хозяином помещения на улице Парижской Коммуны, и дела пошли. 10 лет назад эта улица была средоточием секонд-хендов — их здесь было порядка 15. Конкуренция была жесткой, но я старалась выезжать за счет уникальных вещей. В итоге я так увлеклась Казанью, что постепенно просто забросила магазин в Зеленодольске, хотя нам приходилось каждый день ездить на машине туда и обратно. Казанский магазин мне всегда нравился больше — даже несмотря на то, что с момента открытия и до 2014 года его регулярно затапливало, раза три-четыре в год. Я приходила, видела, что тут воды по колено, и бросалась спасать вещи. Славу богу, проложили новые теплотрассы, и все стало нормально.

Постепенно секонд-хенды на нашей улице закрывались, и работать становилось еще интереснее. В последние три года уличный секонд-хенд окончательно пришел в упадок, и в первую очередь это связано с тем, что в город пришли сети. Они предлагают более легкий путь к выбору одежды: вы приходите за одной вещью, видите все остальное и легко соглашаетесь на покупку модных брюк, которые носят все вокруг.

Клиенты и охота на вещи

Своим клиентам всегда говорю, что поход в секонд-хенд — как поход за грибами. Как правило, вы не знаете, что именно найдете в лесу: повезет — уйдете с наполненной корзиной, нет — с пустой. Вещи попадают ко мне от посредников, которые заказывают и покупают одежду, обувь и аксессуары за границей. Потом я еду на оптовую базу, где мне предлагают мешок с одеждой, рассортированной по категориям: юбки, брюки, шубы и так далее. Купить какую-то вещь отдельно нельзя, если что-то нравится, забираешь весь мешок, иначе было бы слишком просто. Естественно, вся одежда стирается и обрабатывается специальным раствором — формалиновым паром. Так что все вещи тут стерильны и безопасны.

Есть товар, который наши оптовики не закупают, поэтому часто я работаю напрямую с фабриками в Европе и Америке. Это специальные предприятия, на которых вещи обрабатывают и сортируют. В Голландии, например, есть предприятие, которому уже 100 лет, и они всегда поставляют очень хорошие вещи.

В ноябре мы привезли 100 килограммов фарфоровых кукол из Европы — об этом узнали коллекционеры, которые потянулись ко мне, как паломники, и за две недели раскупили все самое интересное. Это было очень приятно, и в итоге я сама увлеклась коллекционированием кукол. Вообще, главное, что дал мне мой бизнес, — полезные знакомства. В Зеленодольске это были работники муниципалитета, Роспотребнадзора, доктора разного профиля, сотрудники милиции и прокуратуры, преподаватели вузов. Так сказать, не отходя от кассы я консультировалась с ними по разным вопросам, получала квалифицированную помощь. В Казани круг расширился за счет творческих людей — ко мне начали ходить реставраторы, коллекционеры. Например, иногда в магазин заглядывает фотограф Булат Арсланов, у которого недавно открылась выставка в Казани, и покупает красивую одежду, аксессуары, домашний текстиль для своих работ. Есть одна старинная покупательница, у которой дома музей русского быта XX века, и в секонд-хенде она находит вещи для себя, своей семьи и музея. Для меня это даже не совсем покупатели — скорее очень хорошие знакомые, собеседники. Благодаря им я, например, начала коллекционировать старинную мебель. Наверное, только из-за покупателей я за столько лет не устала от своей работы, потому что для меня секонд-хенд — в первую очередь общение с людьми. Сюда многие приходят за общением: в магазине люди знакомятся, находят единомышленников.

Конечно, молодежь в последнее время была выбита сетевыми магазинами, но я вижу, что они потихоньку тянутся к нам, снова начинают ценить винтажные вещи и разбираться в ретро-стиле. Думаю, молодые люди просто чувствуют, что, одеваясь здесь, можно выглядеть действительно уникально. Потому что у меня все вещи в единственном экземпляре.

Фото: Даша Самойлова


Комментарии — 0
Войдите, чтобы добавить комментарий
ФейсбукВконтакте