Burger
«Сказки в городе»: один день с артистами уличного театра «Высокие братья»
опубликовано — 30.12
просмотры — 3425
logo

«Сказки в городе»: один день с артистами уличного театра «Высокие братья»

Репортаж из багажника театрального мобиля в двух действиях

Журналист «Инде» Динара Валеева провела первый день фестиваля «Сказки в городе» с артистами уличного театра «Высокие братья & Tall Brothers» и узнала, как устроена изнутри новогодняя феерия.



Мы едем в минивэне по улице Ершова. Синий Peugeot Boxer со светящимся зонтиком на крыше выделяется в вечернем гудящем казанском трафике. В минивэне очень тесно и пахнет мандаринами. Шестеро артистов — в гриме и светящихся кафтанах, меховых шкурах, шляпах и шапках с рогами — еле поместились в автомобиль. Я сижу задом наперёд на деревянной лошадке в багажнике. Моя нога застряла где-то между жёлтым ретромобилем и пушкой для конфетти. Сзади меня лежат скворечник, санки, кованый стул, пакет с мишурой, подушка, осветительные конструкции и мешок с подарками. На поворотах и резких остановках реквизит летает по багажнику под D.I.S.C.O. группы Ottawan. Мы везём новогоднюю сказку, и нам это определённо нравится.

Пролог

О проекте «Сказки в городе» заговорили за две недели до Нового года. Городские медиа писали о пяти театральных мобилях, которые в новогодние каникулы покажут представления в парках, на улицах и набережных в Казани, Альметьевске, Челнах и Нижнекамске. «Они дадут 200 спектаклей»; «У них с собой тонна мандаринов»; «Артисты спонтанно выбирают места для выступлений, и никто их не знает» — новостные заголовки явно говорили о недостатке новогоднего настроения в городе, где в декабре нет иллюминации и даже снега.

Передвижной уличный театр привезли в Татарстан, чтобы оживить обновлённые в уходящем 2015 году общественные пространства городов. Для этого помощник президента Татарстана Наталия Фишман пригласила агентство Bright People. «Яркие люди» специализируются на проведении городских праздников и фестивалей, создавая их вместе с режиссёрами, художниками, артистами. Bright People делали похожие новогодние представления — «Городские мистерии» — в Москве в прошлом году, а этой зимой продюсируют казанские «Сказки в городе». Из пяти уличных спектаклей проекта три придумали специально для Татарстана — «Шурале» (образное прочтение поэмы Тукая), «Белая сказка» (новогодняя феерия с клоунами, ходулистами и гимнастами) и шоу «А ты готов к встрече Нового года?». В течение недели московские режиссёры Алексей Шавлов (магистрант Центра имени Мейерхольда) и Алиса Селецкая (её работы показывали в пространстве Artplay и электротеатре «Станиславский») репетировали постановки с казанскими артистами — камерным театром «Сдвиг», выпускниками студии Хабенского и театром «Изуми». У каждой постановки — авторская музыка и костюмы, которые останутся у казанских артистов и после окончания новогодних каникул.

Bright People говорят, что они «формируют городскую среду, интересную для жизни и созидания». Пример — фестиваль «Яркие люди», который ежегодно проходит в Москве. Его четыре года назад, будучи в декрете, придумала глава агентства Мария Гальперина — в Москве не хватало нескучных событий, куда можно было бы пойти всей семьёй. В прошлом году на фестивале устроили творческую мастерскую под открытым небом, театрализованное шествие, показали десять театральных премьер (в том числе мировых), а музеи и библиотеки провели десятичасовую интерактивную программу.

«Высокие братья & Tall Brothers» — единственный московский театр на этой татарстанской неделе уличного перформанса.

— Если классический театр начинается с вешалки, то наш, уличный, обычно начинается с «лишь бы не было дождя», — рассказывает автор проекта Tall Brothers Денис Васильев. Сегодня он в образе доброго Арктического жука-изобретателя. По сценарию постановки «Оле-Лукойе», это именно он придумал тот самый ретромобиль, с которым я ехала в багажнике получасом ранее. — «Высокие братья» — потому что мы начинали на ходулях. В начале мы работали вместе с братом — клоуном Игорем Васильевым. Но потом он уехал на гастроли в Швейцарию, и я остался один. Вспомнил о коллегах и предложил им стать «Высокими братьями». Сейчас мы совмещаем ходули и контактную клоунаду, благодаря чему получаются такие уличные представления. Вот «Оле-Лукойе» — это такой добрый уличный перформанс, незатейливая интерактивная история.

«Высокие братья & Tall Brothers» существуют с 2007 года и устраивают уличные карнавалы, шествия с оркестром и интерактивные постановки на международных фестивалях и городских праздниках. Один из лучших уличных театров страны, который в творчестве ориентируется на «трогательное и смешное одновременно», Даниила Хармса и Бастера Китона, органично вписывается в фестиваль уличных театров Open Sky в Черногории и День города в Кирово-Чепецке, «Жить здорово!» Елены Малышевой (угадайте, чему был посвящён выпуск) и, если верить комментариям в сообществе театра «ВКонтакте», корпоратив «Газпрома». Их команда — двенадцать человек: ходулисты, фокусники, жонглёры, клоуны, мимы. Четверо сегодня утром сказали, что приехали «собирать сны, чтобы превращать их в фантазии», и устроили спонтанный перформанс в пресс-руме Кабинета министров республики. Они поставили журналистов в ряд и несколько минут жонглировали вокруг них булавами. Таких весёлых пресс-конференций кабмин до сегодняшнего дня не видел.

Первое действие

Подъезжаем к Старо-Татарской слободе. Первая точка маршрута — пешеходная Насыри. Здесь сказку ждут человек тридцать: маленькие дети, их родители и журналисты. На улице мороз и сильный ветер. Зубы отбивают ритм Get Lucky группы Daft Punk, играющей, пока артисты выгружают реквизит и готовятся к представлению. У уличного театра нет сцены. В роли закулисья — обратная сторона минивэна, которая не видна зрителям во время представления: тут и гримёрки, и реквизиторская, и костюмерная, только три звонка никто не даёт.

«Высокие братья» пристёгивают к ногам ходули и констатируют: скользко. Техники в спешке устанавливают аппаратуру — мы опоздали на пятнадцать минут. Дети штурмуют ящики с мандаринами и хором скандируют: «Сказ-ку! Сказ-ку!». «Пока рано, отворачивайтесь», — слышится в ответ. Еще десять минут — и сказка случится.

Тем временем зрителей разогревает (в декабре «разогрев» воспринимается буквально) некто белый и пушистый. Этот некто сперва кажется медведем, а на самом деле он Кот. Он катает детей на санках и просит их покатать себя. В костюме Кота — Соти, бывший уличный танцор, до 19 лет он жил в Ташкенте, потом поехал в Москву, где встретился с Денисом, который и поставил Соти на ноги. Вернее, на ходули.

К представлению всё готово — свет, музыка, лампочки в пуховиках. Стартуем. Следующие полчаса Оле-Лукойе, Фея добрых снов, Королева, Арктический жук, Страж и Кот создают зрителям новогоднее настроение. Дети через пару минут после начала представления ловят серпантин и мандарины и оккупируют тот самый кованый стул из багажника, ретромобиль и мою деревянную лошадку. Я уже ревную.

Мобиль, на котором мы приехали на представление, тоже из Москвы. Водитель Владимир работает с театром больше пяти лет и объездил с «Братьями» полстраны. На машине можно увидеть остатки старых наклеек — брендирование предыдущих проектов. А в роли сказочного Стража — Кирилл, сын Владимира. Он пришёл в театр позже отца и учился стоять на ходулях у Дениса.

Когда первое представление заканчивается, Соти вручает свою пушистую голову водителю мобиля. Страж и Фея добрых снов сбрасывают ходули и костюмы, техники в спешке сворачивают провода. Остальные заталкивают в багажник реквизит и меня вместе с ним: из-за беспорядка места здесь явно поубавилось. Сказочная карета превращается в тыкву. О представлении в Старо-Татарской слободе напоминает только мишура, которая поднимается в воздух вместе со снегом. Зрителей сдуло ветром. Сворачиваемся и едем на соседнюю улицу: через двадцать минут — следующее представление, на набережной озера Кабан. Здесь всё повторяется по тому же сценарию: приехали, разгрузились, надели костюмы — и вперёд.

Антракт

— Самое сложное в работе уличного артиста — победить публику. У проходящих мимо людей свои мысли в голове. Моя задача состоит в том, чтобы они забыли о них на секунду, — рассказывает Соти перед представлением. Самый общительный из команды сказочников, он обескураживает прохожих своими неожиданными танцами: то машет хвостом, то скачет, вращая трость, то кричит «эге-гей!» — и всё это во время нашего разговора. Горожане, сначала находящиеся в замешательстве, аплодируют и спрашивают, во сколько стартует представление.

— Работать с неподготовленной публикой гораздо сложнее, чем с подготовленной. Вот вы приходите в театр и знаете, что там будут показывать. А здесь всё происходит неожиданно. Люди думают о своём — например, что надо купить картошку. И тут — бах! — появляются какие-то персонажи, и ты забываешься. Приходишь домой радостный, рассказываешь о представлении и понимаешь, что забыл купить картошку. Вот это меня захватывает в работе. Поэтому я ещё тут.

Второе действие

«Вы знаете, кто я?» — спрашивает один из сказочных героев в начале представления.

«Нет!» — хором отвечают дети.

На их месте я бы тоже не догадалась, что это Оле-Лукойе. Персонаж в светящейся куртке и белых очках с гипнотическим рисунком на линзах напоминает волшебника разве что зонтиком. Впрочем, это не важно. Важно то, что через пять минут дети путаются между сказочными персонажами и тянут к ним руки; через десять толпа больших и маленьких людей всерьёз рассуждает, где лучше собирать сны — в скворечнике, кастрюле, сачках или подушке; через пятнадцать взрослая дама, опередив детей, сидит на стуле посреди набережной, как Наполеон, с подушкой на голове, коллекционируя сновидения жителей города — «лохматые», «тяжёлые», «маленькие». В этой копилке есть и сон мэра Казани. «Какой чудесный маленький сон, мальчик», — говорят волшебники 46-летнему Ильсуру Метшину, который тоже пришёл посмотреть сказку, и забирают его сновидение. Через двадцать минут зрители стоят с поднятыми руками, считают до трёх и всерьёз загадывают желания, которые тут же превращаются в мандарины и конфетти. Со стороны это выглядит как собрание секты. На самом деле людям просто хочется чуда. Обыкновенного новогоднего чуда.

Эпилог

Сегодня у «Братьев» ещё одно представление — в парке «Чёрное озеро». Прощаюсь с ними и ухожу с набережной под залпы фейерверков над Кабаном и играющую из мобиля Just Can’t Get Enough группы Depeche Mode. Вдогонку слышу: «Есть ещё вопросы, что такое уличный театр?».

Уже нет — это театр, который привозит людям новогоднюю сказку, и всем это определённо нравится.

Фото: Даша Самойлова