Burger
«Тема щекотливая». Сквиртолог Максим Исаев — о видах оргазмов, СПА-индустрии и грайндкоре
опубликовано — 18.04
просмотры — 20448
logo

«Тема щекотливая». Сквиртолог Максим Исаев — о видах оргазмов, СПА-индустрии и грайндкоре

Отвечаем на главный вопрос современности: кто интереснее девушкам — клавишник или басист?

В Казани регулярно проходят обучающие секс-курсы для женщин, а занятия для мужчин — явление пока редкое. Впрочем, ситуация, кажется, начинает меняться. Корреспондент «Инде» отправился на двухдневный инструктаж московского специалиста по струйному оргазму Макса Исаева и поговорил с ним о сложностях его профессии, тяге к экспериментам и новостях индустрии секс-просвета.


В списке того, чему вы учите, есть «лингам-массаж». Почему вы используете слово «лингам» — это намек на восточную традицию, на тантру?

Говорить «половой член» все время как-то неудобно. А «лингам» — это красиво, это эстетично. Я вне эзотерики, но эстетика для меня важна. Я верю в физиологию, в симпатии, в атмосферу, в энергетику — у всех женщин она разная. Одно дело человеку сделать массаж — запустить кровоток, улучшить лимфодренаж и отпустить домой. А тут надо все сексуальные переживания вытащить, выслушать. Внутри у женщины может оказаться столько обид на мужчин, которые в свое время чего-то недодали, и моя задача — вобрать это и заземлить. Если у тебя слабое поле, то ты на такой работе просто зачахнешь.

Чем вы занимались до того, как стали преподавать? Что значит «эстетист» в вашем резюме?

Эстетист — это человек, который работает в индустрии красоты. По происхождению я «СПАшник» — проводил процедуры, был успешным продажником, пять лет эффективно продвигал косметические бренды в одном из городов России и знаю, как важна красота. Законодатели в этой области — французы, которым крупно повезло: их провинцию Бретань омывает море Ируаз, участок Атлантики, охраняемый ЮНЕСКО. Именно там идеальные климатические условия для водорослей — ламинарии достигают в длину шести-десяти метров. Эстетист должен как разбираться в талассотерапии, так и владеть массажными техниками.

Ваша юность пришлась на 1990-е — время, когда в России впервые стали публично говорить о сексе. Затем, во второй половине 2000-х, был откат к консервативным настроениям. А какая сейчас ситуация в публичном поле?

Да, в 1990-е начали качать массы, а потом начался пуританизм. Но история, как мы знаем, развивается циклично, так что сейчас я снова вижу подъем в познании сексуальности. 1990-е прошли слишком сумбурно — на людей тогда свалилась куча неотфильтрованной информации, часто с шок-эффектом, было много вульгарщины. Но за 20 лет постепенно выросло качество жизни людей, и вот люди уже подобрались к самому сокровенному и хотят это обустроить. В Москве уже полно людей, которые никогда не были на Черном море. Зачем им Геленджик? Они отдыхают, но только за рубежом. Наш автопром практически исчез с улиц. И так далее. Логично, что пришло время заняться тем, о чем прежде говорили мало, — сексом. На мои тренинги сначала приходили по три человека, а потом уже пять-шесть-семь, и число стабильно растет. Не думаю, что будет какой-то сильный откат, — люди начали больше про себя узнавать, больше читать, стало больше духовности. Да, я считаю, что моя деятельность связана с духовной жизнью, потому что церковь тоже же выступает за целостность ячейки общества, а ко мне в первую очередь ходят семейные пары.

Церковь рассматривает секс в первую очередь как средство зачатия — не думаю, что сквирт в этом смысле большая подмога.

Тем не менее это повышает счастье в семье. Я думаю, что мы таким образом медленно, но верно идем вперед. Люди из регионов ко мне приезжают, из других стран. Москва все-таки, как ни крути, в авангарде многих перемен.

Как у вас произошла трансформация из эстетиста в...

...Давайте аккуратно выразимся: в практического сексолога. А то меня опять будут долбить отсутствием медицинского образования. Хотя нет такой специальности «сексолог» — это повышение квалификации. Когда я работал эстетистом, я понимал, что мои навыки приносят женщинам что-то помимо того, за чем они приходят. А потом я как-то случайно вызвал сквирт. Первое время это было как хобби — первые лет 10. А когда это хобби, ты идешь по миллиметру, на ощупь, очень медленно все познаешь. Большой поток клиентов заставляет развиваться быстрее, просто потому, что все люди уникальные, у каждого своя история. Это колоссальный опыт. Мне сейчас уже даже неинтересно практику в центрах секс-обучения проводить, у меня всегда были амбиции, я метил выше. Я открывал люксовый СПА-салон «под ключ», был его генеральным директором, нашел инвестора, привлек 165 тысяч долларов. Но я всегда был рядом с женщинами. И я продвигал СПА-бренды, делал тренинги в салонах красоты тоже с моделями. Они могли быть в одноразовом белье, и это гораздо ближе к тому, чем я занимаюсь сейчас, чем сельское хозяйство, согласитесь?

В первые пару месяцев, когда я только начал понимать, как вызывать сквирт, я не мог систематики описать — что надо делать, чтобы гарантированно достичь успеха. Сначала я стал учить эро-массажу, ведь самое главное — это создать очаг сексуального возбуждения. Когда к тебе приходит женщина и трясется от испуга, то ты должен с ней очень хорошо поработать, чтобы вызвать сквирт, — так, чтобы она забыла, как ее зовут. Это не твоя любовница, которая тебе априори доверяет и находится в подходящем настроении.

«Уроки сквирта. Приветствие. Заземление. Эмоциональное равновесие» — названия роликов Исаева хочется цитировать без дополнительных коммментариев

Испытываете ли вы внутренние сложности, пытаясь вызвать у незнакомого человека сквирт?

Зажатость с клиентками я преодолел безболезненно — помог опыт работы в СПА. Там ты, конечно, не касаешься интимных зон, тем не менее, прийти к тебе могут разные женщины — и ухоженные, и не очень. Сейчас, кстати, у меня такой контингент, который не будет думать, что депиляция — это название финской блэк-метал-банды. А когда женщины приятные, то и изучать их тело и поднимать свой мужской статус тоже хорошо. Мне всегда нравились женщины — слава богу, у меня все нормально с ориентацией.

Вы тантрой не занимались?

Раньше для меня это был дремучий лес. Но постепенно я стал входить в какие-то орбиты, где это слово встречается часто. У меня была клиентка, которая серьезно занималась йогой и тантрой. У нее довольно долго не было секса, она как-то зациклилась на этом — мол, нужны какие-то чувства, партнер постоянный. А потом я с ней поработал, и она сказала: «ты меня на сеансе поднял до пятой чакры». И я ее спросил, есть ли мне смысл в это погружаться. Она сказала: «лично тебе нет, потому что люди, которые этим занимаются, как правило, не эстетисты и компенсируют энергетическими прокачками незнание физиологии». В принципе, в тантре нет ничего сложного, главное — правильно дышать. Но мне это не очень близко, мы, европейцы, стремимся к просвещению, к рациональности.

На лекции вы сказали, что сквиртология — пока не наука, но станет ею. Есть ли какие-то современные исследования в области сквирта?

Пока умов хватает только на то, чтобы выяснять, моча это или эякулят. Конечно, хотелось бы погружаться в биохимию и психологию процесса, но пока до этого далеко. Ученые не хотят исследовать последствия оргазма — почему сознание так перезагружается, например. Но изучать надо, ведь когда ты понимаешь суть процесса, то им можно руководить. Так что и мужчинам что-то обломится в результате, если мы приложим усилия.

Вернемся к вашему резюме. Вы работаете в трех центрах сексуального просвещения в Москве — зачем вам это и чем они отличаются друг от друга?

Это старая информация — сейчас у меня нет ни времени, ни мотивации, хотя это замечательные места. Аудитория центра Екатерины Федоровой — это только женщины, как бы я ни старался привлечь на сквирт мужей и партнеров. Сословие там, скажем так, выше среднего. В «Школе интимной гармонии» соотношение — 50/50, а в Secrets поначалу было больше тренингов по сквирту для мужчин. Вообще все секс-коучи заточены под женщин, у них программы такие — массаж лингама, глубокий минет, интимные мышцы, как не расстроиться, если он ушел, как обрадоваться, если пришел. Я начал работать с мужской аудиторией одним из первых.

Есть ли какая-то цензура в этих центрах?

Там нет обнаженки и контакта с половыми органами. Как можно научить в таких условиях? Приходится показывать на резиновых друзьях и подругах. Обратной отдачи никакой. Одна женщина в «Школе интимной гармонии» мне рассказала, что после курса ее мужу стало нравиться меньше. Нужен живой контакт, конечно.

Использование моделей — это ваше ноу-хау?

Если учесть, что таких, как я, в принципе единицы, можно сказать, что да. Есть другие тренеры, но у них в основном заточка под сквирт. А я стараюсь не забывать про наших чудесных женщин и даю им техники массажа лингама. Проблема в том, что женщины не знают, что делать с этим несчастным лингамом. Получается замкнутый круг: вместо того чтобы отвлекать мужчину от проблем, от того негатива, который сваливается на него из СМИ, женщины занимаются не тем. Я соблюдаю границы: ко мне все приходят по доброй воле, у меня нет моделей моложе 21 года — то есть возрастной ценз с запасом. Поначалу я предлагал клиенткам побыть моделями, потому что мои услуги недешевые. Сейчас ищу на стороне и беру далеко не всех. Желание тут не главное — есть критерии. Это не столько внешность, хотя она должна быть приятной и пропорциональной, все должно быть четко еще и анатомически. Нужно адаптированное влагалище, потому что многим надо научиться не то что сквирт вызывать, а хотя бы не испытывать боли.

«Эротический массаж. Волнующее движение "штопор"»

А что такое неадаптированное влагалище?

Это если у девушки долго не было секса или вообще его было мало. Сегодня на встрече с казанцами одна сказала: «для меня час — это уже долго, я устаю». Она в зоне риска. В модели подходят те, кто говорит: «для меня чем дольше, тем лучше», те, кто с удовольствием занимается сексом долго, любит быстрый секс, агрессивный. Потому что эти полутона при ускорении в финальном сквирте — это такая интенсивная колбасня, как дет-метал или, я бы даже сказал, как грайндкор, Napalm Death. Не каждый парень такое вытягивает. Однажды я работал с женщиной, которая 20 лет замужем. Зону G нашел, все комфортно, начинаю ускоряться. Еще не поднял высокий соляк, а она уже зажимается — говорит: «ой, дискомфорт». А потом выяснилось, что все 20 лет у них был только нежный, ванильный секс, как в Таллине. И я подумал: зачем я ее буду мучить? Поработал просто над ее самооценкой.

Вы считаете, фильмы «для взрослых» скорее полезны или от них больше вреда? Например формирование нереалистичных представлений о сексе, завышенных ожиданий.

Я надеюсь, вы имеете в виду благо и вред для социума в целом, а не то, что порно доступно для всех, включая людей с неокрепшей психикой и несовершеннолетних? Последнее пусть будет на совести ресурсов и провайдеров. Если говорить про остальных людей... Это все равно что спрашивать: «как вы относитесь к тому, что алкоголь продается в магазинах?». Конечно, если этот магазин стоит в деревне, где нет работы, все будут валяться пьяными. А если он в фешенебельном районе, то люди покупают бутылку хорошего вина вечером, а утром идут на работу. Все должно быть дозированно, и злоупотреблять порно тоже не стоит. Есть известный гуру секса Алекс Мэй, он на примерах из видео разбирает техники — с одной стороны, это показательно, с другой, в кино, конечно, работают профессионалы. А сквирт… Раньше в фильмах для взрослых он изображался примерно как трехметровая струя из брандспойта. Понятно, что секреция так выделяться не может — это постановка. И самостоятельно женщина может вызвать сквирт крайне редко. Нет, ну теоретически… с той же уверенностью я могу сказать, что где-нибудь в Зимбабве есть женщина, способная вызывать сквирт, дергая себя за левую ноздрю.

Часто ли бывает так, что мужья или партнеры против того, чтобы женщины шли к вам на обучение?

Бывает. Иногда страшно жалко женщин. Но в лоб бить не стоит — надо аккуратно заходить со стороны, пробуждать любопытство. Есть такие фундаментальные мужчины, которым надо разложить все аргументы по полочкам. Им нужно закинуть идею и дать время, чтобы она проросла, сделать так, чтобы он думал, что сам догадался. А если он погряз в самомнении, я бессилен — не угрожать же человеку. Мне жаль его женщину, потому что ее жизнь — как игра на гитаре на одном аккорде, а ведь их тысячи. И я могу доказать ей, что она способна их воспроизводить.

То есть вы заходите на территорию семейной терапии?

Иначе не получается. Недавно ко мне пришла клиентка — узнала про курсы от подруги, долго собиралась, нервно хихикала. Говорила: «это анекдот, что я здесь». В итоге оказалось, что в ней столько нереализованной сексуальности, столько женской энергии, что ее расколбасило. Говорить на темы семьи, близости приходится, чтобы успокоить человека. Иногда предлагаю бокал хорошего вина и ничего дурного в этом не вижу — помогает снять напряжение. В СПА-салонах тоже шампанским угощают.

Но я вам скажу так: при всем желании я не смогу сделать счастливой всю страну. Я принимаю двух-трех человек в день, за месяц — 60, а в одной только Казани полтора миллиона жителей. Половозрелых женщин, которым это могло бы быть интересно, допустим, тысяч 200. И сколько должно быть специалистов, чтобы каждую прогнать хотя бы по одному разу?

Как вы думаете, тяга к экспериментам со своей сексуальностью приходит с возрастом?

Чем старше женщина, тем более осмысленно она относится к себе и к своей сексуальности. Начинает выбирать правильных партнеров, учится чувствовать свое тело. Поэтому говорят, что женская сексуальность максимально раскрывается с 30 лет до 40. У женщин все устроено намного сложнее, чем у мужчин. У нас один тип оргазма — зато есть всегда. А у женщин потенциал больше, но, чтобы его раскрыть, нужно пройти долгий путь. Хотя, конечно, можно и до 30 лет дотянуть с багажом знаний как у 18-летнего.

Вы говорили, что изучали анатомию. Это была самостоятельная работа?

Я учился в Академии физической культуры: год анатомии, три года физиологии, спортгигиены, лечебной физкультуры, морфологии.

Не боитесь, что если тема пойдет в массы, то появится много шарлатанов, как это случилось с традиционной медициной?

Я думаю, это рано или поздно случится. Когда науки нет, когда все выходит из подполья, это логичный вариант развития событий. Все центры, занимающиеся платным сексуальным образованием, начали свою деятельность примерно с 2010 года. А что такое семь лет, пять из которых мы работали только на женскую аудиторию?

Вы говорили, что это такая тема...

Щекотливая. Даже собираясь в ваш город, я слышал, что на секс-просветителей как-то наезжают, хотя я не понимаю, почему, — все совершенно законно. Тем, кто вовлекает несовершеннолетних в такие игры, я бы лично откручивал гениталии. С молодежью надо говорить, но правильно, аккуратно. При этом запрещать взрослым людям делать своего партнера счастливым — это нарушение прав человека. Нам же не запрещают учиться в вузе или в колледже, верно? Это базовая потребность в знании, в повышении качества жизни.

Проще ли вызывать сквирт мужчинам с развитой мелкой моторикой — пианистам или фокусникам?

Им будет легче двигаться и по телу снаружи, и по интимной зоне, в то время как у брутальных ребят бывают пальцы крючками, от чего женщине просто неприятно. А вот внутри... если выносливость не натренирована, то довести дело до конца просто не хватит сил. Поэтому качок, например, может вытянуть за счет силы мышц. Так что тут палка о двух концах. Думаю, девушкам стоит обращать внимание на басистов.

Фото: Даниил Шведов