Burger
«В итоге мы решили сохранить ретро-эстетику»
опубликовано — 28.01
просмотры — 2583
комментарии — 1
logo

«В итоге мы решили сохранить ретро-эстетику»

Куратор «Синестетической симфонии» Наталья Фукс — о возрождении светомузыкальной машины «Кристалл»

Сегодня вечером в «Смене» перформанс (встреча ВК): в рамках программы «Polytech.Science.Art: Наука.Искусство.Технологии» московский Политехнический музей и казанский центр светомузыки «Прометей» воссоздали машину Булата Галеева — основателя отечественного синестетического искусства. «Кристалл», объединяющий музыку и иллюминацию, построили в Казани в середине 1960-х и впервые показали публике в 1966-м на ВДНХ. С годами инструмент пришёл в негодность, к настоящему моменту от оригинала почти ничего не осталось. Журналист «Инде» Лена Чеснокова поговорила с куратором проекта реконструкции о предстоящем представлении, ценности архивов «Прометея» и о том, чем восстановленная машина отличается от оригинала.

Булат Галеев

(1940–2009)

Профессор, член-корреспондент Академии наук Татарстана, доктор философских наук, теоретик искусства, основатель советской светомузыки. Возглавлял казанское студенческое конструкторское бюро «Прометей», потом одноимённый НИИ (в последние годы организация стала называться «Центр светомузыки»). Исследовал синестетическое искусство, публиковал научные статьи в отечественных и зарубежных журналах, снимал абстрактные светомузыкальные кинофильмы, занимался пространственной музыкой, световой архитектурой и видеоартом.

Почему программа «Polytech.Science.Art...» заинтересовалась наследием «Прометея»?

— История сотрудничества с казанскими коллегами началась на конференции «Философия искусства сегодня», которую Политехнический музей проводил в 2014 году совместно с Пушкинским музеем и Московской биеннале современного искусства. Главная тема — осмысление роли технологий и науки в современном искусстве. Мы много говорили о том, что с 1960-х годов XX века человечество широкими шагами идёт к реальности, в которой искусство и культурные практики будут максимально синтетическими. На конференции я встретила руководителя «Прометея» Анастасию Максимову. Мы пообщались, поняли, что у нас схожие задачи, общая миссия. Безусловно, мы в Москве знали про «Прометей» и наследие Галеева, но изучали всё это скорее в искусствоведческом и историческом ключе — без практики. Тут очень кстати оказалась программа «Polytech.Science.Art: Наука.Искусство.Технологии», которую я курирую в Политехническом музее. Мы работаем с художниками, учёными и разработчиками, которые готовы экспериментировать, ставить нестандартные задачи. Например восстановить светомузыкальную машину 1960-х годов.

«„Кристалл“ никогда не был только музейным экспонатом — он с самого начала работал как объект перформансов».

Известно, что оригинал «Кристалла» не сохранился. На какие источники вы опирались в процессе реконструкции?

— Машина действительно утеряна безвозвратно — условия хранения оставляли желать лучшего. Но от неё осталось несколько чертежей и пара деталей. Ещё у нас есть дающие представление о внешнем виде «Кристалла» фотографии 1960-х. Помогло подробное и очень эмоциональное описание механизма работы машины, сохранившееся в воспоминаниях Булата Галеева о светомузыкальных концертах. Важно понимать, что «Кристалл» никогда не был только музейным экспонатом — он с самого начала работал как объект перформансов. Представления неоднократно проходили в Москве. Это, кстати, ещё одна причина, по которой Политеху близка история «Кристалла»: «дебют» машины состоялся в 1966 году на ВДНХ, где сейчас находится один из наших павильонов.

Сколько времени ушло на восстановление машины?

— В мае 2015 года мы вместе с сокуратором Алексеем Щербиной провели мастерскую «Синестетические машины». Экспертами-руководителями стали Дима Морозов (медиахудожник, работающий под псевдонимом ::vtol::, работает в технологических жанрах искусства: робототехнике, sound art, science art. — Прим. авт.) и Питер Кирн (аудиовизуальный художник, писатель и основатель CDM). Она длилась почти неделю. За это время мы рассказали участникам о наследии советской светомузыки, познакомили их с теорией Скрябина, показали, как работают со звуком и светом современные авторы. Это была теоретическая часть. Практической же стало конструирование светозвуковых объектов. Молодые художники в коллективе и по отдельности работали над собственными проектами. Одна из участниц мастерской — звукорежиссёр Юлия Глухова — в итоге представляет сюжет «Световой хор» в рамках «Синестетической симфонии». После мастерской реконструкция длилась ещё полгода, и в декабре 2015-го в рамках нашей итоговой выставки «Происхождение нового» прошёл первый перформанс. Дело было в музее современного искусства «Гараж». До этого машина какое-то время экспонировалась там как беззвучный объект — иллюстрировала один из этапов развития синестетического искусства.

Чем восстановленный «Кристалл» отличается от оригинала?

— В процессе реконструкции у нас был огромный соблазн сделать машину «по-новому», но в итоге мы решили сохранить ретро-эстетику. Мы намеренно оставили то, что прогрессивному медиахудожнику может показаться наивным или сыроватым, — например лампы накаливания, которые вручную покрашены лаком. Было ощущение, что мы за полгода прожили несколько исторических этапов развития техники. Если бы мы пользовались современными материалами и технологиями, такого бы не получилось. При этом не могу сказать, что мы полностью скопировали изобретение «Прометея». Во-первых, у нас возникли сложности с пластиком — современные материалы менее долговечны, наши коллеги из «Прометея» искали аналоги оригиналу, но не нашли. Во-вторых, и это самое главное отличие копии от прототипа, поменялась система управления «Кристаллом». Вместо специально разработанного Галеевым клавишного пульта с ножными педалями мы используем цифровой контроллер. Звуком и светом управляют художники с помощью специальной программы.

Музыка «Синестетической симфонии» — произведение, написанное специально для перформанса, или со светом совместили существовавшую ранее композицию?

— Это авторская работа Питера Кирна — музыканта, журналиста, разработчика, одного из создателей нового синтезатора MeeBlip. Он написал звуковое произведение специально для нас и для казанского выступления чуть изменил аудиосоставляющую, вдохновляясь «Прометеем» Скрябина.

После сегодняшнего перформанса «Синестетическую симфонию» продолжат исполнять?

— Конечно. Мы собираемся в ближайшее время заняться вопросом «гастролей» — думаю, «Кристалл» сыграет ещё не в одном городе.

«Галеев относится к людям, которых мы сейчас называем визионерами: он предчувствовал тенденции и открытия, стремился опередить время».

Знаю, что, приехав в Казань, вы первым делом отправились в архив «Прометея». Нашли что-то интересное?

— Там огромный объём информации — звуковые записи, видео, журналы, книги по теории светомузыки и истории цветовых и звуковых технологий. Многие документы на английском и немецком языках. Архив, который Галеев собрал в Казани, имеет международное значение. Это очень серьёзный анализ того, что происходило в технологиях и культуре в тот период времени. Галеев относится к людям, которых мы сейчас называем визионерами: он предчувствовал тенденции и открытия, стремился опередить время. Эта тяга к новаторству — главная отличительная черта «Прометея». Архив Галеева собирался не только с целью зафиксировать факты, но и для того, чтобы в Казани у людей была возможность не повторять чужой опыт, но, опираясь на него, делать что-то новое.

Поскольку история развития технологий для Политехнического музея — главный предмет исследования, нам чрезвычайно важно изучить этот фонд, сопоставить его с тем, что имеется в наших хранилищах. В ближайшее время я бы хотела этим заняться. Потому что обо всём этом нужно срочно рассказывать. Огромное количество молодых художников, музыкантов и кураторов живут в России, равняясь на происходящее за её пределами, хотя у нас под носом — огромный объём знаний, которые мы просто не замечаем.

Что сейчас происходит в «Прометее»?

— Если я правильно понимаю, там идёт интенсивная работа по оцифровке и систематизации архива. Пока возможностей для создания новых машин и перформансов у них нет. Но я знаю, что сотрудники хотят воссоздать музей светомузыки, и Политехнический музей может помочь в этом как минимум в научно-методическом плане. В «Прометее» не очень много сотрудников, но в последнее время там начали появляться новые молодые ребята — например Ильнур Мустафин, который участвовал в нашей мастерской «Синестетические машины» и ассистировал Диме Морозову во время восстановления «Кристалла». Здорово, что это происходит.

«Когда я в 2011 году уезжала из Москвы, у меня было ощущение, что процессы, связанные с медиа-артом в России, немасштабны и не вписаны в международный контекст».

В последнее десятилетие в Казани редко вспоминали о Галееве и его работах. Это местная тенденция или проявление общероссийского тренда?

— Какое-то время я жила в Вене, работала на фестивале sound:frame, который как раз занимается темой визуализации музыки. Когда я в 2011 году уезжала из Москвы, у меня было ощущение, что процессы, связанные с медиа-артом в России, немасштабны и не вписаны в международный контекст. Через несколько лет я вернулась и почувствовала, что среда сильно изменилась. Культурные организации повально стали обращаться к теме синтеза технологии, науки и искусства — в прошлом году в Москве только ленивый не провёл мероприятие на эту тему. На мой взгляд, дело в банальной смене поколений: просто художники, музыканты, кураторы, которые занимаются этим, вступили в зрелый период своей творческой деятельности, осознали себя и ситуацию, поняли, куда двигаться. В культуру вступили люди с иным сознанием — те, для кого наследие 1960-х и 1970-х, времени глобальных перемен, актуально, эстетически близко. Хотя, возможно, тридцатилетние 1980-х говорили о себе то же самое. Лично для меня «Кристалл» — проект о взаимоотношении поколений. На мой взгляд, происходящее с «Прометеем» и «Кристаллом» — образец того, как должны происходить межпоколенческие взаимодействия в искусстве.

Фото: Александр Левин


Гифки и видео с «Синестетической симфонии» — в нашем отчёте.


Комментарии — 1
Войдите, чтобы добавить комментарий
ФейсбукВконтакте

Alexander Dragoni
29 января, 11:48
Было бы удобно, если видос с этим "Кристаллом" вставили в текст