Burger
«Американским Сабантуям не хватает зрелищности». Эмигранты из Татарстана: часть вторая
опубликовано — 20.04
просмотры — 2433
комментарии — 0
logo

«Американским Сабантуям не хватает зрелищности». Эмигранты из Татарстана: часть вторая

Борьба за зарплату, карьера в Болливуде, отсутствие дисциплины во Франции и другие истории о переезде за рубеж

В очередном выпуске вестника о жизни татарстанцев, решивших променять родной Кукмор или Казань на новые берега, «Инде» поговорил с юристом из Нидерландов, актрисой и моделью из Мумбаи, студентками из Питтсбурга и Ниццы, хостес из Дубая, инженером аэропорта в Дели и домохозяйкой из Оттавы. Узнали, чем снимают тоску по родине, как находят работу и общий язык с новыми людьми и как борются со стереотипами о русских и татарах.

Венера Зарипова
23 года

Место рождения:

Самара

Профессия до переезда:

хозяйка detox-кафе

Страна проживания:

ОАЭ

Профессия после переезда:

хостес

Переезд и работа

Три года назад я поняла, что устала от динамичной работы в одном казанском журнале, и в надежде на тихую и спокойную жизнь ушла в единственный нормальный на тот момент отель в Казани. Я проработала там всего четыре месяца, не понравилось, ушла. Я решила поехать в гости к сестре в Нью-Йорк. Это была не просто туристическая поездка для меня — там я вдохновилась идеями веганства и сыроедения, там же нашла себе идею для бизнеса. Вернулась с мыслью открыть бизнес, связанный со здоровым питанием: вскоре договорилась о поставке соков-detox и открыла кафе, в котором сама же и работала.

В августе 2016-го я решила уехать, продала бизнес и в ноябре уехала в Дубай. Меня ничего не держало. Незадолго до этого я рассталась с парнем, хорошо продала бизнес, у меня высокий уровень английского, поэтому решение принималось с полной уверенностью в себе. Но у меня не было солидного диплома и большого капитала, поэтому все, что я могла предложить заграничному рынку труда, — это работа в сервисе и услугах. Даже мой шестилетний опыт работы в России, по сути, был никому не нужен.

Страха не было. Это далось легко: выпила чашку чая, упаковала вещи в чемодан, приехала в аэропорт, села в самолет и улетела. Это было незабываемое ощущение внутренней свободы. Я считаю, что это одно из лучших моих решений в жизни.

Родители были не очень счастливы. Но сестра радовалась за меня: она сама гражданин мира. В принципе, все отреагировали нормально — поддержали и финансово, и морально. Не было никаких отречений. Просто я знаю ситуации, когда родители устраивают целые драмы по этому поводу, поэтому я очень ценю адекватность моих мамы и папы и благодарна им.

Сейчас я живу в Арабских Эмиратах и работаю в гостиничном бизнесе в компании Four Seasons Resort Jumeirah. Я работаю хостес, но официально моя позиция называется service assistant, то есть, по сути, ассистент официанта, это потому, что в Эмиратах испытательный срок шесть месяцев.

Никаких хобби у меня здесь не появилось, потому что я работаю по десять часов шесть дней в неделю. На данном этапе моей карьеры это естественно. На седьмой день езжу на тренировки.

В Арабских Эмиратах работодатели уделяют внимание твоему образованию, какие у тебя есть корочки, — желательно, чтобы у соискателя была степень MBA или другая магистерская степень, иначе ты неконкурентен. Сферу гостиничного бизнеса я выбрала из прагматичных соображений — не такие высокие требования и еще в нее охотно принимают иностранцев. Стоит отметить, что для россиян гостиничная сфера — своеобразное окно, потому что русскоговорящих гостей в Арабских Эмиратах много. Но обольщаться не стоит, потому что мы тут — что-то среднее между индусами-пакистанцами и европейцами. Вообще для этой страны характерна классовая принадлежность в том плане, что индусы занимаются одним, русские другим, а европейцы третьим.

Залив и «Рубин»

В Дубае я привыкла к теплу и солнцу. Сейчас я каждый день хожу на пляж, потому что через некоторое время станет совсем жарко. Не сказать что здесь все так живут, просто я работаю с четырех часов вечера до двух часов ночи. И у меня два варианта после работы — либо спать весь световой день, либо заставить себя проснуться пораньше и пойти на залив. После того как ты нырнул, появляется энергия, и ты готов к новому дню. Многие мои коллеги не понимают фишки, что нет смысла долго спать, потому что выспаться все равно нельзя.

Не сказать чтобы я очень сильно скучала по Татарстану. Я считаю, что мы скучаем не по местам, а по людям. Я приеду обратно в отпуск на неделю — схожу к своему любимому парикмахеру, встречусь с парой-тройкой друзей, обниму родителей и уеду обратно в Эмираты, потому что хочу здесь провести отпуск.

Многие местные жители знают о Казани, но до сих пор путают Казань и Казахстан, что меня всегда безумно смешит. Но я нашла свой метод — тут самый популярный, естественно, вопрос Where are you from?, и когда у меня спрашивают, откуда я, первым делом задаю встречный вопрос: знает ли мой собеседник футбольную команду «Рубин». И сразу все встает на свои места.

Алия Файзуллина
25 лет

Место рождения:

Лениногорск

Образование:

экономический факультет КФУ

Страна проживания:

США

Сейчас:

студентка

Переезд и учеба

Я живу в городе Питтсбурге, в штате Пенсильвания. Учусь в Community College и осваиваю новую профессию, потому что российское экономическое образование мне здесь не пригодилось. Тут другие стандарты при приеме на работу. Можно попытаться получить местную квалификацию, но все равно бы пришлось пройти огромный тернистый путь и подтверждать все свои навыки. Как правило, люди переучиваются.

Переехав в США, я выбрала медицинскую сферу и в будущем надеюсь стать медсестрой, потому что это востребованная профессия. Во-вторых, медсестра в США отличается от медсестры в России в том плане, что американская медсестра знает ровно столько, сколько знает врач. Поэтому учиться и подтверждать свои навыки — нелегко. Но весь труд хорошо оплачивается: это от 20 долларов в час, а с увеличением стажа эти цифры доходят до 60 долларов.

Чтобы оплатить учебу, порой я работала на трех работах. Выбираешь работу не сам, начинаешь, конечно, где-то в пиццериях. Все эмигранты, как правило, встают на ноги именно так — работаешь на минимальной ставке, совмещаешь часы в разных местах. Возможно, если бы у меня здесь были родители, они бы мне помогали. А так ты сам за себя.

Изначально я стремилась сюда получить хорошее образование, потому что, когда я училась на экономиста, мне казалось, что оно не совсем соответствует стандарту качества. Поехала я в США за степенью магистра экономических наук, но так получилось, что здесь я нашла свою вторую половину и решила остаться. Сама не заметила, как поменялись планы.
Меня переполняли эмоции, у меня были розовые очки, я думала, что если я хорошо училась в России, то меня с руками и ногами возьмут в престижные вузы, примут мой диплом, но правда оказалась не такой радужной. Страх был по поводу языка, потому что оказалось, что британский английский, которому нас учат в школах и университетах, совершенно не нужен. В Америке совсем другое произношение, свои сокращения и свой словарный запас. Первое время я постоянно просила собеседников повторить, что они сказали.

Американская система образования отличается очень сильно. Тут, например, категорически запрещено использование шпаргалок, и если тебя поймают на этом, то просто ставят ноль баллов за работу. Все последствия — твоя забота. В классе высокая конкуренция, все хотят быть лучшими. Люди тут идут именно за знаниями, а не за дипломом, как это принято в России. Я думаю, люди здесь так серьезно относятся к учебе потому, что одно дело — окончить колледж, а другое — подтвердить свою квалификацию. Это сложнее, чем государственные экзамены. Если ты не сдашь этот экзамен, то не получаешь сертификат, а значит, не сможешь работать.

Преподаватели ко всем студентам тут относятся одинаково — нет каких-то любимчиков, как это бывает в школах. Человека тут оценивают по тому, как он учится. Преподавателю буквально все равно, по какой причине ты не ходишь на занятия или не выучил уроки, — если провинился, будь готов к отчислению. И когда оплачиваешь из своего кармана, то, конечно, стараешься и получаешь максимум от учебы.

Трудоголизм и взаимопомощь

Американцы трудоголики и ответственно относятся к работе. Опаздывать нельзя. Даже если ты предупредишь своего босса, что, например, стоишь в пробке, это никого не волнует — спустя время найдешь себя в расписании не в лучшем месте и с урезанными часами.

У меня есть друзья, которые в 16−18 лет ушли от родителей. Они учатся в университете и параллельно работают в Subway, заворачивая бутерброды, чтобы оплатить учебу и прокормить себя. Это распространенная практика в Америке, когда подростки уходят жить самостоятельно. С одной стороны, я согласна с такой традицией, потому что это помогает подросткам социализироваться в обществе и прививает трудовую, финансовую культуру. С другой, считаю, что родительская поддержка очень важна.

Америка — страна мигрантов. На одной с тобой улице могут жить и болгары, и китайцы, и коренные американцы, и украинцы. Поэтому тут разнообразие во всем. Но за этим разнообразием скрывалась другая языковая проблема — трудно понимать мигрантов, потому что тут смешение акцентов.

Однажды я забыла кошелек дома и вспомнила об этом только на остановке. Сказала себе под нос: I forgot my money (англ. «я забыла деньги»). Эту фразу услышала женщина рядом со мной, подошла ко мне и начала успокаивать, что все нормально, дала мне денег. Я была удивлена такому человечному отношению. Как оказалось, люди тут отзывчивые во всем — когда я в первое время не понимала, что мне говорят, собеседники вежливо повторяли мне сказанное, показывали дорогу, успокаивали.

Как-то раз мы с моей подругой сидели в парке и ели мороженое. Через некоторое время она мне звонит и говорит, что забыла там сумку, и просит сходить и проверить, не лежит ли сумка в парке. В сумке у нее было все — и деньги, и российский паспорт, и, самое главное, Social Security number. Это что-то вроде нашего ИНН. Этот номер выдается раз в жизни, его нужно просто запомнить и стараться, чтобы его никто не узнал, потому что им могут воспользоваться мошенники. Я сходила, сумки не было, начала расспрашивать у людей, зашла в рядом расположенный китайский магазинчик, и, на нашу удачу, продавец сообщил, что к нему заходил дворник и оставил свой адрес, чтобы забрать сумку. Оказалось, что ее нашел кто-то другой и отдал ему, если вдруг кто-то вернется за ней.

Тут принято здороваться с прохожими, если ваши взгляды встретились, а когда входишь в автобус, например, нет ничего странного в том, чтобы спросить у людей, как у них дела. Для меня было непривычно, когда я вернулась в Россию на защиту диплома, села в автобус, все сидели с суровыми лицами и единственный человек, который заговорил, была кондуктор: «Оплачивайте за проезд». Я сама начала здороваться с незнакомыми людьми.

На самом деле я не считаю это пустословием, потому что когда, например, в автобусе, в магазине, в кафе желают хорошего дня или вечера, это так подзаряжает позитивом, появляется жизнерадостность и добродушие к остальным людям.

Татарская диаспора и тоска по родине

У нас есть татарская диаспора, которая готова помочь в трудных обстоятельствах. Мы общаемся между собой, чтобы не потерять владение родным языком, стараемся проводить культурные мероприятия, приучаем детей к татарскому языку и культуре. Многие мои друзья здесь — это татары. Я думаю, это очень важно, потому что у многих приезжих нет тут никаких родственников или знакомых, а поддержка нужна всем.

Я думаю, что татары в России и татары в США различаются своей подвижностью. Я привыкла, что обычно в России ты все делаешь медленно, оборачиваешься назад, а тут я встретила совсем других татар, которые сегодня открывают одну пиццерию, завтра блинную, стараются побыстрее получить образование, помогают своим родителям.

Я очень скучаю по сцене УНИКСа. Я была активисткой, выступала на «Студвеснах». Здесь, наверное, не хватает такой же активной творческой студенческой жизни, потому что хочется снова оказаться на сцене. Еще я очень скучаю по всему татарскому… Раньше, когда я ходила по Баумана, не обращала внимания на какие-то национальные вещи, потому что было все рядом. Культура буквально под носом, поэтому мало дорожишь этим. А когда уезжаешь куда-то далеко, начинаешь скучать по национальной культуре.

Поэтому, наверное, мы стараемся проводить свои национальные праздники. Например, мы организовываем Сабантуй в Вашингтоне. Питтсбургские татары в основном отвечают за культурную жизнь диаспоры. Нас в команде четыре человека и у каждого свои обязанности — я пою, кто-то сидит за пультом, кто-то проводит игры. Обычно нас собирается около 150 человек под одной террасой в парке. Каждый пришедший старается принести на стол что-то национальное, будь то треугольники, чак-чак или перемячи. Правда, мне в американских Сабантуях не хватает зрелищности — борьбы и скачек. Для первого нужна дорогая страховка, а для второго у нас нет таких больших площадок.

Анжела Волкова
26 лет

Место рождения:

Нижнекамск

Профессия до переезда:

юрист в нефтяном холдинге


Страна проживания:

Канада

Страх переезда и польза диплома КФУ

Мой супруг получил приглашение работать в один из университетов в Канаде в качестве ученого в физико-химической сфере. После полугода проживания в Канаде мы с ним решили, что мне тоже нужно присоединиться к нему.

Мне было страшно не найти себя в новой стране. На самом деле этот страх я преодолеваю до сих пор. Когда я увольнялась из компании, в которой работала, к 25 годам я достигла немалого. Это было мое любимое дело. И, конечно же, я понимала, что, когда я уеду из России, я не смогу работать в Канаде, потому что здесь совсем другая правовая система — у нас романо-германская система права, а в Канаде прецедентное право. К тому же юристом в России я могла уже на четвертом курсе работать, а тут доступ к такой работе только после сертификации, которую можно пройти только после обучения, а это пять-шесть лет.

Эмиграция в Канаду не такой сложный процесс, как, например, в Европу, это открытая страна с множеством программ. Мы, например, попали сюда по программе «Молодой специалист» (по которой допускаются люди возрастом младше 32 лет). Кстати, наши дипломы КФУ подтвердили в Канаде и признали, что оно не хуже канадского. Переезжать я бы сюда посоветовала людям, которые уже нашли себе работу. Сложнее будет с гуманитарным образованием, тут очень сильно поможет прекрасное знание и английского, и французского. Легче всего представителям технических профессий и ученым.

Новые привычки

Я начала сортировать мусор — отдельно складываю бытовой мусор, отдельно картонные коробки и бумагу, отдельно пластик. Еще у меня появилась привычка всегда с собой таскать холщовую сумку, на случай, если я захочу что-то купить по дороге. Мне не хочется множить полиэтиленовые пакеты, поэтому для внезапных покупок у меня всегда есть с собой сумка. Я не хочу сказать, что в России это страшная проблема, но там я никогда не задумывалась об этом. Здесь мне никто не прививал это специально, я просто видела, что большинство людей в Канаде приходят за покупками со своими сумками.

В первый раз вблизи с любовью к экологии я столкнулась, когда мы переехали в новую квартиру. Наша соседка, достаточно уже пожилая женщина, помогала нам с обустройством — рассказала, как правильно и где нужно выкидывать мусор, встретила доставку мебели, когда нас не было дома. И я захотела за это все ее поблагодарить, подарив шоколад. Когда я ей его отдавала, она поинтересовалась: это экошоколад? Если это не он, я не смогу его принять. Меня тогда это задело и показалось странным, но уже по прошествии восьми месяцев, как мы живем в новом доме, я понимаю, что сейчас бы я сама не приняла такой подарок.

По темпераменту канадцы более открыты. Это не значит, что русские люди злые и угрюмые, но мы больше присматриваемся к незнакомым людям. А они больше интересуются новыми контактами. Ты можешь стоять на перекрестке, запутаться в направлении, к тебе тут же подойдет прохожий и предложит помощь. Меня это смущало, потому что все время тебе пытаются навязать какой-то разговор, и не важно, стоишь ли ты на кассе или просто присел попить кофе, — окружающие тебя люди все открыты к общению.

Еще тут совсем нет заборов и не распространены занавески. Ты идешь вечером по улице и видишь, как семья ужинает, люди смотрят телевизор. Если ты выглядываешь в окно, то видишь своих соседей и кто чем занят.

Мне очень не хватает тут классической культуры, потому что, когда я жила в России, с наступлением нового театрального сезона я шла по всем любимым казанским театрам и на весь сезон выкупала себе билеты и планировала все на год вперед. Тут я всего лишь два раза была на балете, который приехал из Торонто. В Казани театральная жизнь в разы насыщеннее и интереснее, но здесь больше проводится музыкальных концертов и фестивалей. В прошлом году мы с мужем были на концертах Florence + The Machine и Beirut, раньше я не мечтала услышать их вживую. Причем последние выступали в колледже. Вообще, тут есть такая тема — выступать в церквях. Это может быть не только классическая музыка, но и рок, поп, блюз, джаз.

У меня сохранился акцент, и когда я начинаю говорить, выдаю себя моментально, что я приезжая. Но почему-то ни разу местные не угадывали, откуда я приехала. Предположения были разные — однажды у меня спросили, не из ЮАР ли я. Почему-то русский акцент у меня не угадывается. И когда я говорю, что приехала из России, то в 90 процентах случаев первое, что я слышу: «Достоевский!». Второй по популярности вариант — Лев Толстой.

У меня появилось любимое место рядом с домом — это наполовину кафе, наполовину книжный магазин, и там есть целая полка с русскими авторами как в оригинале, так и в переводе на французский и английский. Местные жители любят русскую культуру. Например, моя соседка несколько раз заводила со мной разговоры о нашей культуре. А однажды к нам пришел сантехник, и когда он узнал, что мы из России, он признался, что обожает Овечкина.

Неофранцузский снобизм

Мы живем в Оттаве, и через речку находится город Гатино, который уже относится к Квебеку, единственной франкоговорящей провинции в Канаде. Они очень бережно относятся к своему языку, своей национальной идентичности. Они в какой-то мере больше французы, чем сами французы в Париже, потому что квебекский французский очень консервативен.

Квебек пытался дважды отделиться, были референдумы, но пока не было принято положительного решения. И большинство населения пошло на уступки, несмотря на то, что только одна провинция говорит на французском, все объявления в общественном транспорте и публичных местах сначала озвучиваются на французском языке, а после только на английском.

Самое странное, что квебекцы бережно относятся к своему языку, а с другой стороны, они отказываются говорить на французском, если ты говоришь с каким-то неприятным для них акцентом. Такое ощущение, как будто это еще больше их задевает, и они с большой охотой переходят на английский. Поэтому, если ты говоришь плохо, лучше даже не пытаться.

Холод и тоска

Я скучаю по российскому отоплению, потому что здесь с этим есть некоторые проблемы. Зимой в квартире у нас в среднем было около 13−14 градусов. Нам было холодно, потому что мы привыкли к добротному отоплению в России. Еще мы скучаем по прекрасному российскому интернету — тут, как говорится, все познается в сравнении. Но, конечно, гречка и эчпочмаки вне конкуренции — по ним мы скучаем очень сильно. На самом деле я больше даже скучаю по татарской культуре и менталитету, очень скучаю по Казани, потому что русскую речь я встречаю тут частенько, но не подхожу к людям, потому что мы, россияне, не любим встречать других россиян за границей.

Мы ездили на Новый год домой — сюда я привезла девять килограммов гречки. В одном биомагазине я встречала гречку, она называлась kasha и стоила порядка 1000 рублей за полкило, то есть совсем караул.

Аида Зиганшина
27 лет

Место рождения:

Казань

Образование:

юрфак КФУ

Страна проживания:

Нидерланды

Профессия после переезда:

юрист

Отгулы и доверие

Я работаю юристом. У компании, в которой я работаю, много российских клиентов. Ими я и занимаюсь. За полтора года, что я здесь, я сменила три организации, и ни одна из них не была голландской. Наверное, я не лучший рассказчик о том, как работают голландцы, но, например, здесь по-другому устроен рабочий день — в России ты можешь сидеть сутками на работе, потому что завал, и никто не оплатит сверхурочные. В Нидерландах сильная охрана труда и никто не будет тебя задерживать больше положенного, но если такое получилось, то обязательно оплатят дополнительные часы.

Здесь нормальное отношение к отгулам. Ты можешь позвонить своему боссу, сказать, что тебе не очень хорошо и что ты не сможешь прийти сегодня на работу. И никаких бумажек, больничных приносить не нужно. Более того, это будет полностью оплачиваемый день. Это право на несанкционированный больничный день. Никто этим здесь не злоупотребляет, потому что в Голландии все очень держится на доверии. Если это случается один раз за три-четыре месяца, то тебе никто не припомнит этого.

Меньше иерархии в рабочих отношениях. Здесь более уважительно относятся к сотрудникам — вообще нет начальников, которые бы истошно кричали на весь офис, как это принято в России.

Жадность и прямота

Голландцы — прямолинейные люди. В первый мой год тут я была глубоко несчастна. Тогда местные жители начали с подозрением относиться к России, а я в тот момент еще думала, что если кто-то сказал про Россию, то я должна ему обязательно ответить. Но сейчас заняла позицию, что я не посол России и у меня нет функции защищать интересы страны. Если человек адекватный и готов обсуждать, то я поговорю с ним, а если он агрессивно настроен, то я не вижу смысла спорить.

Голландцы не затыкаясь жалуются на все вокруг, но они никогда не конфликтуют между собой. Они не накапливают злость и агрессию, а сразу говорят, если им что-то не нравится. В этом смысле я до сих пор не привыкла и, например, когда моя свекровь говорит, что суп не очень вкусный, то я сразу воспринимаю это на свой счет. А голландец бы сказал: «Ну, тебе не очень, а мне очень».

Россиянам голландцы покажутся жадными, но на самом деле это прагматичность. Я сама стала такой же, потому что считаю, что заниматься расточительством, чтобы произвести впечатление, глупо. Здесь редко покупают дорогущую брендовую одежду, например. Поэтому вы никогда не сможете сказать, кто какого статуса, пока ты к ним домой не придешь. В России, я думаю, разница в доходах видна уже по внешности, а тут в этом плане все одинаковые.

В Нидерландах одна из лучших инфраструктур в Европе. Она гораздо чище и лучше постиммиграционных Германии и Франции. Здесь идеальные дороги повсюду. Порой в лесу они ровнее, чем у меня у дома в Казани. И самое важное — это страна победивших велосипедистов.

Для меня первое время было шоком, что велосипедист чувствует себя важнее, чем пешеход и водитель автомобиля. Они тут сумасшедшие. Если вы приедете в Амстердам, на вас обязательно наорет велосипедист. Встречаются беременные женщины с большим сроком на велосипеде — у нее сзади ребенок, она впереди. Моя знакомая рассказывала, что, когда у нее начались схватки, она села на велик и поехала в больницу. Могут быть ситуации, когда молодые люди с хорошей физической подготовкой будут гнать на велосипеде, а их будут обгонять пожилые женщины на электровелосипеде. И если ты совершил какой-то, по их мнению, неправильный маневр, они специально заденут тебя, чтобы наорать и объяснить, как правильно. Я сама начала ездить на велосипеде на работу. Это примерно 16 километров в день.

Я живу с молодым человеком и пытаюсь сохранить татарские семейные традиции, привести их в голландскую действительность. Например, тут все семьи демократичные — никаких различий в обязанностях, но я выстроила такие отношения, в которых все-таки существуют гендерные различия в функционале. Если в Европе вы встречаете людей из Татарстана и отдельно людей из России, то вы заметите, что они очень сильно различаются. Первые больше интегрируются, социализируются в общественную жизнь. Вторые каждый день готовят борщ, тусят в русских магазинах и собираются в коммуны.

Мы с молодым человеком дважды ездили в Татарстан. Ему очень понравились культура и наши традиции. Мы сейчас пытаемся выработать какие-то привычки, которые у нас считаются нормой. Например накрываем стол для гостей. Он начал произносить тосты на застольях. В принципе для голландцев понятия праздника вообще не существует в том смысле, в котором у нас. Здесь все события на минимальном уровне, и если в Казани провести какое-то сборище на таком уровне, то человеку было бы очень стыдно. Например, девочка праздновала 25 лет и я пришла на ее день рождения. Когда мы праздновали 25 лет у подруги в России, это был ресторан, тосты, открытки и слезы, а тут я пришла с хорошим подарком, в квартире был полный кавардак, стояли две пачки чипсов, ящик пива и три бутылки вина. Никто не приносил подарки — все приносили алкоголь с собой. Эта девушка работает в министерстве юстиции, верхушка среднего класса. Просто у них абсолютно не развита культура праздников. Люди не прикладывают никаких усилий.

Марат Габдрахманов
25 лет

Место рождения:

Казань

Место работы до переезда:

инженер в Казанском аэропорту

Место жительства:

Дели, Индия

Место работы после переезда:

инженер в аэропорту

Езда по встречке и выполненные обещания

В Дели я оказался случайно: меня отправили в командировку в компанию, которая занимается обслуживанием индийских судов. Я познакомился с руководством, и они предложили мне работать на них. Поначалу я несерьезно отнесся к предложению, потому что обычно все на словах и остается — сказали и забыли. Но я все равно оставил свои контакты, и буквально через месяца полтора-два мне написали.

Работодатель прекрасно понимал, что я чужой в Индии, ни языка, ни культуры не знаю, поэтому заранее было обговорено, что мне будут оказывать всяческую информационную поддержку и предоставят служебную квартиру. По приезде меня поселили в гостиницу, а потом уже я вместе с человеком из их компании ходил и выбирал квартиру, которая бы меня устроила и я туда без проблем въехал.

Я очень долго сомневался, ехать мне или не ехать. Вплоть до того, пока не подал документы на визу. Я взвешивал все «за» и «против» и все-таки согласился. Когда еще предоставится такая возможность?

Когда я приехал в первый раз, была ночь, летел я долго и очень устал. Мое восприятие было притупленное, но я взбодрился в тот момент, когда сел в машину и мне устроили настоящее индийское вождение — всю дорогу от аэропорта до гостиницы мы ехали по встречной полосе. На следующий день я убедился, что все движение суматошное и очень активное, при этом существуют какие-то правила, которые не соблюдаются вообще.

Грязь и селфи

Я сразу убедился, что Индия грязная страна, не важно, столица это или нет. Правда, не буду отрицать, что в Дели все-таки почище, но в целом повсюду какие-то пластиковые бутылки, пакеты, картонные коробки и очень много мусора. Постоянно по улицам гуляют свиньи и коровы. Это очень непривычно для человека, который привык к европейскому быту. Тут, конечно, есть своя особенная архитектура, но первое время ты ее не замечаешь, потому что повсюду грязно и много пыли, особенно почему-то зимой. В принципе я был готов к такому, потому что меня все об этом предупреждали.

Я отличаюсь от большинства индусов, и для них я некоторая экзотика, потому что местные жители всегда смотрят на тебя, пытаются потрогать или пощупать. Могут подойти к тебе и сфотографироваться, чтобы потом хвалиться своим друзьям, что он проводил время с белым. Хотя мои коллеги-индусы относятся ко мне нормально.

Индусы никогда не торопятся и всегда откладывают дела. Они очень спокойные и размеренные. Поначалу я пытался работать в привычном для России режиме, но как-то это получалось не очень хорошо, потому что, если ты просишь кого-то сделать работу срочно, они не будут торопиться. Но порой во мне просыпается западный человек и я начинаю злиться на эту ситуацию. Если тебе что-то нужно от индуса, нужно от него это требовать, как бы это грубо ни было, потому что иначе не получается.

Еще они очень любят хвастаться и рассказывать про себя. Я раньше предпринимал попытки объяснить, что я не просто Russian, а татарин. Пытался объяснить, что в России не только медведи и водка и что, например, в моей родной республике много мусульман. Но они не слушают все это и считают, что они единственная страна, в которой национальное и религиозное разнообразие.

Когда я после Индии в первый раз приехал по делам в Бугульму, мне в первую очередь захотелось съесть эчпочмак, потому что здесь нет говядины вообще ни в каком виде.

Обычно, бывает, человек съездит в Европу и мечтает получить там ПМЖ. У меня получилось наоборот. Если бы не работа, я бы уже уехал. Я не нашел здесь ничего для себя — ни еды, ни культуры, ни местной архитектуры.

Больше всего я скучаю по своим родным и друзьям, потому что одиночество чувствуется, хоть меня люди и окружают, но они другой культуры, говорят на другом языке и с ними тяжело общаться.

Юлия Шульгина
27 лет

Место рождения:

Казань

Образование:

юрфак КФУ

Место проживания:

Ницца, Франция

Сейчас:

студентка

Дешевое жилье и недисциплинированные студенты

Спустя три года после окончания университета я поступила во Францию, в Ниццу. Изначально идея поучиться за рубежом у нас возникла с подругой, но для того, чтобы поступить в англоязычные страны, надо немало денег либо получить стипендию, что тоже очень сложно. В Германию очень сложно получить визу из-за требования наличия замороженных 7000 евро на счету. И поэтому мы решили, что Франция будет хорошим решением. Правда, пока мы учили язык, подружка вышла замуж и решила никуда не ехать.

Изначально я планировала усилить свой французский язык прямо во Франции и пожить там по программе Au Pair. По ней вы живете с какой-то местной семьей, ухаживаете или за пожилыми людьми, или за ребенком. Но в итоге я просто поступила в университет, а семью искала достаточно долго, но чаще всего попадались какие-то психопаты.

В университет я подавала документы в экстремальных условиях: сроки поджимали, а у меня не было еще языкового сертификата. И вообще я не знала, сдам ли экзамен, потому что считала, что мой язык оставляет желать лучшего после двух-трех лет обучения. Но в итоге, когда пришли результаты, я написала мотивационное письмо и отправила все документы. К сожалению, я не знала, что, если ты хочешь получить стипендию, нужно посылать отдельные документы параллельно с поступлением в вуз, поэтому меня приняли в университет в качестве самооплачиваемого студента. Я решила ехать и не ждать следующего года, потому что это был шанс, которого могло не быть в следующем году.

Тут студенты очень недисциплинированны. У нас, например, в России было принято вставать, когда входит преподаватель, а здесь на парах едят, свободно выходят, чихают в полный голос. Отношение преподавателей может меняться от факультета к факультету. Мне повезло, потому что у меня оказались понимающие лекторы, которые пытались даже установить какой-то неформальный контакт в том плане, что интересовались, все ли хорошо у меня. Еще прощают какие-то ошибки в орфографии и грамматике, но злоупотреблять этим нельзя, потому что все экзамены анонимные и лучше стараться не допустить ошибок в ответах. А, например, у моей подруги на экономическом не так. Она однажды попросила своего научного руководителя просмотреть предварительный план диплома, но тот отказался, сославшись на то, что если он будет принимать не готовые дипломы, а проверять у каждого по ходу написания диплома, то ему прибавится слишком много работы.

Я снимаю комнату в большой квартире в центре Ниццы. Общежития стоят столько же, находятся вне центра и там маленькие комнаты. Мои соседи — русская и три француза. Мы иногда помогаем друг другу, когда у кого-то что-то случается. Я бы назвала наше сожительство соседством взаимопомощи. Но чаще всего мы друг друга не видим, потому что все уходят в разное время, разные выходные. В начале года мы устраивали посиделки по вечерам, разговаривали. Потом перестали, когда учеба стала полноценной.

Одна погода весь год и крокодилы из мармелада

В первый день у меня был языковой шок, потому что тот французский, которому нас учили в России, очень сильно отличается от того, как говорят местные жители. У меня даже была мысль уехать назад. В первый месяц я плакала, потому что не понимала, кто и что мне говорит.

Перед моим переездом мне рассказывали, что воду надо сильно экономить и вообще это современное средневековье, но в целом оказалось все нормально — и с водой в порядке, и средневековья не было.

Я скучаю по снегу и весне, по тому времени, когда начинает все цвести. Это в России у нас маленькое чудо, когда после белизны и пустоты появляется такая красотища. А тут круглый год одно и то же. Совершенно одинаковая погода, которая не меняется в течение года.

Французы все делают в последний момент. Я, например, всегда как-то пытаюсь торопить своих сокурсников, но обычно за день до дедлайна они начинают паниковать и что-то делать. А когда я упрекаю их за это, они говорят: «зачем напрягаться?». И вот это общее спокойствие отражается во всем. Однажды мне нужно было быстро разобраться со своими делами в банке, но, естественно, я все пропустила, хотя передо мной стояло буквально человека три. Я подслушала разговор двух сотрудниц — одна показывала другой мармеладных крокодилов Haribo. Кажется, что издеваются, но это просто менталитет такой. Со сферой обслуживания в России лучше, хотя может показаться наоборот.

Бомжи — символ Ниццы. Они считают тут себя королями мира и ведут себя очень развязно, выдавая целые представления. Однажды встретила группу, которая нашла где-то электрическую колонку, они включили какую-то танцевальную музыку и крутили попой. Потом были бомжи, которые играли на гитаре, и все их песни заканчивались куплетом Freelove от Depeche Mode. По отдельности они тоже все очень интересные — бородатая женщина, девушка без штанов, мужчина — книжный червь. Они тут ходят в рестораны, при этом заказывая бутылки вина, дорогие блюда и оставляя чаевые. У них есть Ipod и другие гаджеты. В общем-то бомжи живут тут полноценной жизнью и считают, что они свободнее, чем все остальные.

Естественно, пришлось занять деньги у родителей, но в этом году я сама все оплатила, потому что нашла работу. К счастью, я уже ушла с прошлого места работы. Я работала в ресторане хостес. Это было такое место, которое ненавидит вся Ницца, потому что здесь ужасное обслуживание — гостям могут не приносить заказы, еда невкусная, сумасшедший хозяин. Еще ресторан не принимает безналичный расчет, а принимают только чеками, и все понимают, что это уклонение от налогов. Но люди ходят, обычно это туристы, которые находят самое дешевое место в центре, но туристы один раз придут и потом больше не ходят.

Последнюю зарплату я буквально отвоевала. Я приходила в ресторан несколько раз, но хозяина не было на месте. Но в последний раз я пришла вовремя, мне сказали, что шеф типа пошел спать, я пошла прямо к нему в кабинет, начала стучать, он не открывал. Тогда я решила просто открыть дверь и увидела шикарную картину: у двери стоял унитаз и преграждал мне путь. Шеф забаррикадировался от меня, чтобы не давать мне последнюю зарплату. Я спустилась вниз, наорала на приближенного к нему официанта, и в итоге он мне заплатил. Правда, недоплатил.

Алина Хангареева
23 года

Место рождения:

Казань

Место работы до переезда:

редактор программ на ТК «Эфир»

Место проживания:

Гоа, Индия

Место работы после переезда:

артистка в Мумбаи, воспитатель в детском саду

Переезд и работа

У меня такой этап в жизни, что я понимаю, что возможностей вот так надолго уехать, произвести переоценку ценностей больше не будет. Это не навсегда. Это возможность проверить, на что я способна и смогу ли я жить одна. Я смогла и не умерла. Это эксперимент.

До переезда я потеряла близкого человека и стала терять вкус к жизни, все приелось и я понимала, что занимаюсь не тем.

Я решилась на это все спонтанно. Мое хобби — инструктор по горным лыжам выходного дня. Мы с подругой ездили покорять Эльбрус два года назад, мне очень понравился этот экстрим. Однажды я увидела авиапредложение — полет на Камчатку и предложила ей выкупить билеты за полгода. Она отказалась, потому что уже собралась в Индию. И предложила мне. Я не раздумывая согласилась. За неделю получили визу и меньше чем через месяц были уже в Индии.

В первое время я пыталась найти работу по удаленке, писала в издания, но в итоге мне понадобилось мое второе образование филолога, и я пошла работать в детский сад. Это очень тяжело и ответственно: в Индии жара, поэтому с детьми надо плавать, а это всегда риски. Но мне это безумно нравилось. Процентов на 80 это были дети из России. Здесь очень много русских и очень много русскоговорящих. Первое время смотришь, и как будто никуда не уезжал.

Карьера в Болливуде

Однажды подруга показала объявление в социальных сетях, где желающим предлагали пройти кастинг на съемку фильма в Болливуде. Я подумала, что это хороший эксперимент, что-то увлекательное, к тому же я тележурналист. Но, к сожалению, оказалось, что время кастинга пересекается с работой. «Значит, не судьба», — сказала тогда себе. Чуть позже я увидела повтор этого объявления, решила написать агенту, отправила фотографии, и буквально минут через десять мне позвонили и подтвердили мою кандидатуру в Мумбаи. На следующий день началась моя карьера в Мумбаи.

Мы снялись в нескольких фильмах от этого агента. Он нам оплатил квартиру в центре Мумбаи, четырехкомнатную. Отдельно мужчинам, отдельно женщинам, потому что в Мумбаи с этим строго. И вот съемки закончились и наступило затишье. Сидим три дня, четвертый, проходит пятый день, а у людей уже заканчиваются деньги — хватает только на хлеб и воду. Каждый день звонили агенту, спрашивали, что со съемкой, потому что нам по контракту предполагалась гарантированная сумма 25 тысяч рупий. И плюс с каждого съемочного дня по две тысячи. Если бы съемки были часто, то 70 тысяч можно было спокойно получить, а это примерно как 70 тысяч рублей. И мы звонили каждый день в течение недели, и нам говорили, что съемки будут, обещали чуть ли не прямо на следующий день. И у моих подруг закончились сбережения, даже на еду не хватало, и они начали просто выживать, искали других агентов. А я заболела — отравилась, температура под 40. А девочки нашли работу у других агентов и уехали на ночную съемку. У меня не было страховки, я одна в другом городе. И я вообще не знала, что делать и к кому обращаться, и я позвонила своему агенту. Агент не взял трубку. Я отправила ему аудиосообщение, что я очень известный журналист в России, и если ты сейчас не отвезешь меня в больницу, если я умру, тебя посадят на всю жизнь. Я просто не знала, что делать. И вот тогда только за мной приехали агент и врач, мне оказали помощь. Мой агент узнал, что девочки работали через другого агента, а по контракту они не имели права этого делать. И наутро он всех, и меня в том числе, выгоняет на улицу. Мы оказываемся в другой стране, в другом городе, с чемоданами. Но в Индии надо просто набраться терпения, и все само как-то разруливается. До этого однажды на вокзале я познакомилась с девочкой, с индуской. И мы с ней очень подружились. Она сказала, что если будут какие-то проблемы, то я могу ей позвонить, и она поможет. Я ей звоню, говорю, что мне негде жить.

Подруга предложила приехать к ней. Я согласилась и жила у нее почти два месяца в Мумбаи. Я очень рада этому времени, потому что я сама стала своим агентом и все проценты забирала себе. И получала в два-три раза больше. У меня даже была роль второго плана, мое имя было в титрах. Обычно русские, европейцы снимаются в массовках, а у меня даже была роль со словами, меня снимали крупным планом. Также я работала еще на мероприятиях — как модель встречала гостей на свадьбах и улыбалась. За это тоже хорошо платят. Но такая работа в Мумбаи достаточно нестабильная. Могла неделю сидеть без работы, а могла за день 15 тысяч рублей на наши деньги заработать.

Соки и отказ от мяса

Я увлекаюсь спортом и здесь грех не заниматься фитнесом. Каждое утро встаю и бегаю по берегу океана. Появилась привычка есть острое, потому что в азиатских странах, чтобы не отравиться и чтобы еда не испортилась, добавляют очень много острых специй. Сейчас сама тоже готовлю еду со специями. Наверно, это все локально, когда перееду в Казань, буду готовить пищу неострую. Привычка пить фруктовые соки, потому что они здесь безумно дешевые. Не знаю, как я буду без этого обходиться. Отказалась от мяса. Я мясоед, потому что у нас в Казани и конина, и баранина. Я это все безумно любила. Наверное, и сейчас люблю, но здесь этого всего нет. Корова — священное животное, и максимум, что можно поесть в Гоа, — например, курица, а есть и полностью вегетарианские штаты.

По мясу я мало скучаю, потому что полный отказ от него принес ощущение легкости. Я давно мечтала от него отказаться, но у меня не было гуманных соображений. Я много читала, что человек, который ест много мяса, быстро стареет, потому что, чтобы его переварить, организм тратит много энергии. Оно переваривается 18 часов. И мне хотелось сохранить молодость.

Хорошие таблетки и душа нараспашку

Существует стереотип, что в Индии лишь грязь. Я была в Таиланде и могу сказать, что там гораздо грязнее. Здесь земля спокойствия. Людей, которые ненадолго сюда приезжают, мы называем пакетниками, потому что у них пакетный тур и никакой свободы. Думаю, недостаточно сюда ехать на неделю, нужно как минимум на месяц, на два, чтобы понять, что вообще из себя представляет Индия, что за люди индусы. Если вы пытаетесь здесь с чем-то бороться, то Индия вас накажет. Здесь нужно быть крайне осторожным со своими мыслями, потому что мысль материальна. И вот с кем общаюсь, все подтверждают это. Индусам бесполезно что-либо объяснять, доказывать. Они либо делают, либо нет. Вот хотите кричите на них, но они будут просто улыбаться в ответ. Люди попадают сюда не просто так. Приезжают потому, что у них возникают вопросы. Здесь нет гонки за материальным, здесь все равны. Не сказать что все ходят в рванье. За все это время я красилась только для съемок. У нас все-таки в Казани очень много людей, которые встречают по одежке: оценивают, как ты говоришь и что говоришь, как ты одеваешься. А здесь душа нараспашку.

У меня, правда, не было такого, чтобы я до конца отпустила ситуацию. У меня были какие-то накопленные деньги, а встречались мне те, кто оставался вообще без средств к существованию и жил на пляже. И потом каким-то образом находились друзья, которые помогали им с кровом, с едой. Как вот, например, в Казани это представить? А здесь все это легко делают, все друг другу братья. И ты знаешь, что никто тебе никакого зла не принесет.

Состояние медицины супер. Я слышала, что очень тяжелое наказание за подделку лекарств. Все препараты здесь настаивают на травах, они очень дешевые, от десяти рублей, действуют моментально. Я целый чемодан лекарств с собой повезу, когда домой поеду.

О чем жалеть, когда умрешь

Неделю назад я приехала с випассаны. Это ретрит — там нельзя 10 дней разговаривать, никому нельзя смотреть в глаза и нельзя никого касаться. Я вставала в четыре утра, уходила медитировать. В общей сложности я медитировала по 11 часов в день. Это полное изменение сознания. Я журналист, и поэтому, думала, умру без общения.

Суть в том, что мы очень много тратим энергии на негатив, а по сути все в жизни проходит: как положительные эмоции, так и отрицательные. Если глобально на это смотреть, то и мы проходим. Через 100 лет нас уже никто не вспомнит. Зачем тогда тратить свое время на негатив?

Говорят, что в конце жизни мы будем жалеть о двух вещах: что мало любили и мало путешествовали. Это действительно так. Теперь у меня друзья со всего мира. Конечно, я все еще люблю Казань, и когда мне люди звонят, говорят: «ну что ты, когда уже приедешь?», ты понимаешь, что за полгода ты уже прожил здесь жизнь. А многие люди остались на том же уровне, на котором были, — они не стремятся путешествовать, получать новые знания, расширять горизонты.

Фото: предоставлены героями


Комментарии — 0
Войдите, чтобы добавить комментарий
ФейсбукВконтакте