Burger
Понаделали. Учимся отличать русский национальный костюм от подделки
опубликовано — 19.05
просмотры — 1455
комментарии — 0
logo

Понаделали. Учимся отличать русский национальный костюм от подделки

В преддверии фестиваля «Каравон» рассказываем, как правильно одеться на хоровод

В эти выходные в селе Никольском Лаишевского района состоится Всероссийский фестиваль русского фольклора «Каравон». Ежегодный смотр достижений этнографических ансамблей, реконструкторов и детских коллективов народных танцев отмечает в этом году четвертьвековой юбилей. На протяжении всей истории фестиваля в адрес участников звучали упреки в исторической недостоверности костюмов и в развесистой клюкве. Чтобы выяснить, насколько они правомерны, «Инде» обратился за помощью к сотрудникам Центра русского фольклора Казани. Разбираемся, что из себя представляет русский народный костюм, какие особенности были в одежде поволжских русских и как русская тема интерпретируется современными дизайнерами для эстрады и телевидения.

Светлана Первакова

художественный руководитель Центра русского фольклора Казани

Когда кокошник не к лицу

«Каравон» и фольклорные ансамбли

Основные и наиболее тиражируемые элементы русского костюма — это широкий сарафан (в подоле он мог доходить до трех метров), рубаха, которая называлась «рукава», съемные кружевные манжеты и воротник-хомут, состоявший из нескольких слоев шитья и кружева. Поверх воротника надевался борок (от слова «сборка») — тканевый ошейничек, на который крепилось несколько слоев нитей с бусами. Девушки на фото одеты в подобном духе. На их голове мы видим повязку — фатку. На самом деле это обычный прямоугольный платок. Молодые девушки завязывали его по-ленточному (или по-девичьи) — платок по диагонали складывался в ленту и завязывался на лбу, волосы при этом не покрывались. Взрослые женщины покрывали этой же фаткой всю голову. В этом мы видим четко установленный возрастной код одежды. Чаще всего современные интерпретаторы делают ошибки именно в этой части — девичьи сарафаны и кокошники надевают на взрослую женщину, а то и бабушку, и это смотрится крайне нелепо. На фотографии мы видим, что ансамбль учел это правило. Единственная проблема в их костюмах — ткань. Видно, что в пошиве дизайнер использовал недорогую синтетическую ткань — она липнет к телу и отсвечивает. Сарафан же шился из плотной натуральной ткани, крепко держащей форму: сарафан традиционно имел силуэт колокола. Кроме того, натуральная ткань не будет иметь такого насыщенного цвета — ткани с устойчивым ярким принтом были редкостью и дорого стоили.

Сшить целый сарафан — дело затратное, поэтому в обиходе использовался также запон. Это декоративный фартук, завязывавшийся на груди поверх сарафана. На него уходило немного ткани, но, повязав его, можно было легко обновить образ.

На шее у девушек мы видим хомут. В нашем центре есть оригинальные хомуты первой половины ХХ века. Старожилы рассказывают, что в качестве материалов использовались трофейные немецкие бусы, привезенные после войны. Что было на хомуте ХIX века, мы можем только догадываться — материальных свидетельств у нас нет. Но наверняка люди где-то находили материалы — ярмарки все же проходили регулярно. Знаю точно, что речной жемчуг нехарактерен для поволжских русских, потому что он слишком дорого стоил.

Это этнографический коллектив «Искорка» из села Карадули Лаишевского района — они поют аутентичные фольклорные песни, но вместе с тем любят и уважают Надежду Кадышеву. В костюме, правда, они нарушили все что можно. Главное — они одеты не по возрасту. Мы им говорили это лично, они отвечают: «Мы всю жизнь шли к этим костюмам». При этом они признаются, что их бабушки так не ходили. Коллективу много лет, и только недавно им выделили средства на костюмы — и они наконец разошлись. Но это не оправдание. Они поют хорошие песни, но взять их в таком виде на серьезный этнографический фестиваль нельзя. Даже на фото видно, что у рубахи не тот крой, кроме того, он украшен тесьмой, хотя более традиционный способ декора — мелкий тканый узор. Также на рукаве рубахи есть горизонтальная украшенная полоска. Такое встречается, но в казанском крае подобный декор никогда не использовался: у нас поздняя переселенческая традиция русского костюма, поэтому все было более простым и утилитарным. На поздних костюмах мы встречаем вышивки, схемы которых печатались на обертках мыла (казанские мыловаренные магнаты на рубеже веков часто печатали на упаковке схемы вышивки крестиком, которыми хозяйки охотно пользовались), поэтому на некоторых фартуках появляются нетрадиционные для нашей местности мотивы — например, виноградная лоза.

У «Искорок» богато украшенный сарафан. Декорированная вертикальная полоса на сарафане — узнаваемый русский мотив, это связано с тем, что в этом месте была застежка. Здесь мы видим классический пример ритуального значения орнамента: украшались края одежды — шея, рукава, подол и застежки. Считалось, что орнамент служит оберегом, так как края являются входом или границей, отделяющей интимное от публичного, — узоры складываются в сакральный текст. Исходя из защитных соображений, обильно украшается область груди: в традиционной культуре любого народа женской груди отводится особая роль, так как она связана с плодородием и деторождением.

На бабушках кокошники, но в казанской традиции они не очень распространены. Хотя год назад на экспедиции в Тетюшах мы нашли два небольших кокошника, но это скорее исключение из правила. Здесь массово использовались платки — это часто объясняют влиянием старообрядцев, которых на правом берегу Волги всегда было много. Для Казани характерный способ ношения платка — закрепив на булавку под подбородком.


Дресс-код на хоровод

Ансамбли народных танцев


Одежда для танцевальных коллективов — отдельная история. У дизайнеров нет цели создать достоверный костюм, в приоритет ставятся удобство и яркость, но при этом им все же нужно сохранить узнаваемые элементы. Первым признаком русскости становится цвет — красный или оранжевый. Они действительно пользовались спросом: многие старожилы нам рассказывали, что их бабушки носили только красный. Второй признак — рубахи и сарафаны. В современных костюмах рубаха помечается свободными «крестьянскими» рукавами или коротким рукавом-фонариком. Поверх всегда есть контрастный сарафан. Последний важный элемент — это кокошник и коса. Коса тоже украшалась — для этого существовал специальный накосник (или просто косник), широкая вышитая лента с бахромой, которая завязывалась бантом в основании или на кончике косы.

В сценических костюмах дизайнеры часто отдают предпочтение ярким принтам с крупными цветами. От этого у людей остается впечатление, что русский народный костюм — это всегда такая аляповатая штука под хохлому. В реальности подобное не встречается.

Русский мужской костюм — это в первую очередь рубаха-косоворотка. Рубахи имели нижний слой — подоплеку. Это было удобно, потому что после длинного рабочего дня по́том пропитывалась только подоплека. Хотя ее мы встречаем и на праздничных нерабочих рубахах. Рубаха была широкой и длинной, почти до колен, она подпоясывалась и закладывалась на спине складкой. Пояса могли быть разными. В нашем распоряжении есть и мануфактурные, и домотканые пояса. Пояс тоже украшался орнаментом, мог быть даже с письменами — в этом тоже мы видим ритуальное значение. Брюки — это штаны-порты очень широкого кроя. Они раскладывались на 180 градусов, поэтому в таких штанах легко делать прыжки в шпагате — частое мужское движение в русском народном танце. Обувь — сапоги или лапти. Позднее под влиянием городской моды появляются галоши. Головной убор — картуз, который во многих современных версиях трансформируется в комичную фуражку с розочкой. Картуз — тоже городская история. В деревнях носили жесткие валяные шапки, марийцы и удмурты носят такие до сих пор. В принципе, мужской костюм почти везде близок к оригиналу — его базу сложно испортить.

В этой теме стоит упомянуть и про сами танцы. Исконный русский танец — это хоровод, который, конечно же, связан с ритуальной весенней репродуцирующей магией. В Матюшино под Казанью сохранился странный обычай топить березу. Жители рубят березу, водят вокруг нее хоровод (не только круглый, но и разного рода орнаментальные хороводы), затем идут на Волгу и топят в ней срубленное дерево. Мы спрашивали у бабушек, для чего все это, они отвечают просто: «Чтоб дождик и урожай были». Позднее в русскую среду проникла и прижилась кадриль. Русский пляс, который демонстрируют ансамбли народного танца, — это причудливая смесь кадрили и хоровода. Другой любопытный пример — матросский танец. Несмотря на военную тематику, он воспринимается как русский, потому что в его основе русский мужской пляс, имеющий ту же маскулинную природу. Мужские народные пляски — это всегда демонстрация боевой силы, поэтому в них так много всякого кунг-фу с прыжками, выпадами.

Сдобная купеческая дочь на ТВ и разгон хороводов милицией

Российская эстрада и татарское телевидение

Главный адепт русской народной песни на нашей эстраде — Надежда Бабкина. Нужно сразу отметить, что одежду ей шьет модельер Вячеслав Зайцев, поэтому в ее случае мы имеем дело с авторской интерпретацией русской темы. Несмотря на сценическую яркость, я не скажу, что костюмы у Бабкиной — клюква. Для ее костюмов характерен силуэт в форме колокола, из-за этого мы воспринимаем ее платье как своеобразный сарафан. Во-вторых, мы видим украшенные ярусами рукава — это ранняя традиция, которой в Казани, как я говорила, не было. В ее нарядах мне нравятся цвет, подбор тканей и сложный декор — к примеру, позументом (узоры из золотой или серебряной тесьмы). Также заметно влияние лоскутного шитья. Это тоже русская история, хотя и не совсем распространенная. Ткани стоили денег, и поэтому у простой хозяйки в расход уходило абсолютно все — лишние лоскуты могли остаться только у портнихи.

По фото кажется, что у нее многослойный наряд. Многослойность — обычная история для традиционного костюма: была базовая рубаха, поверх которой шло основное платье. В нашем регионе мы встречаем несколько нижних юбок — нижнего белья в современном понимании не было, поэтому юбки помогали сохранить тепло.

У ведущей прогноза погоды на канале «Эфир» Анастасии образ сдобной купеческой дочери. Он однозначно считывается как русский, хотя вся одежда на ней современная. В большинстве ее нарядов мы легко увидим знакомый базовый мотив: сарафан поверх крестьянской рубашки. Хотя на ней может быть просто блуза, но цветом и шитьем в ней, как правило, выделяются эти два элемента. У Анастасии часто встречается короткий рукав — такого в традиционном костюме не было никогда. Только в позднее время, в начале ХХ века, начинают появляться рукава три четверти. Тогда же можно заметить тенденцию к укорачиванию юбки. В качестве исключения здесь можно назвать поневный костюмный комплекс (Нижегородская область), где мы находим юбку, открывающую щиколотки. Но в поневе ноги обматывались шерстяной тканью, поэтому говорить об откровенности не приходится.


Анастасия часто надевает двухчастные костюмы, состоящие из юбки и блузы. В традиционном костюме встречается похожий раздвоенный костюм-парочка, состоящий из юбки и кофты. В нашем крае кофта была в форме трапеции, задняя часть была чуть длиннее передней. Несмотря на то что в костюме два предмета, общий силуэт колокола сохранялся. Такой комплект в Зеленодольском районе продолжали называть сарафаном. Можно много спорить о том, почему сарафан разделился на два элемента, — возможно, причина в банальном удобстве. Но мне кажется, что здесь мы видим влияние на село городской моды. О женских пиджаках, скроенных по фигуре, речи еще быть не могло, но разделить сарафан, чтобы быть моднее, — вполне приемлемая авантюра. Этот шаг можно также воспринимать и как начало разрушения традиционных устоев. Приталенная же одежда — это больше про казачью моду. Хотя бабушки нам рассказывали, будто бы их матери носили узкие кофточки с баской на талии. Они называют их террасками. Фотографий их не дошло, поэтому мы можем только гадать, какими они были. В парочках, к слову, мы встречаем большее разнообразие цветов — к красному добавляются горчичные, зеленые, синие тона. У нас есть любопытный комплект из 1930-х из Пестречинского района: короткая юбка, которая носилась с фартуком, и кофта с вертикальным шитьем по центру на манер сарафана, переходящим сзади в матросский воротник. Этот пример показывает, как народный костюм трансформировался под воздействием советской моды. В общем же народный костюм разрушался вместе с устоями: в СССР продвигалась тема унификации, в деревнях жили бедно, а из одного сарафана можно было сшить три платья. Более того, в 1950-х годах фольклорную деятельность пресекали по закону. Старожилы рассказывают, как в Давликеево милиция разгоняла хороводы. Сейчас главное направление деятельности Центра русского фольклора — сбор материальных данных. Для этого мы ежегодно выезжаем в длительные экспедиции. Наша конечная цель — создать электронный архив с фотографиями, обмерами, описанием вещей. Но мы пока только в начале пути.

Реконструкция аутентичных костюмов, фото: Лилия Салеева

Обложка - реконструкция аутентичных костюмов, фото: Лилия Салеева

Фотографии: proxy.zee18.info, aptvisit.ru, video-lala.ru, old.sntat.ru, artforte.lv


Комментарии — 0
Войдите, чтобы добавить комментарий
ФейсбукВконтакте