Burger
Слепое кино
опубликовано — 09.02
просмотры — 2226
комментарии — 1
logo

Слепое кино

Какие фильмы смотрят незрячие

У слепого или слабовидящего русскоговорящего киномана есть выбор — примерно сто фильмов. Столько картин к началу 2016 года снабжены аудиодорожкой с русскими тифлокомментариями (от древнегреческого τυφλός — «слепой») — закадровым голосовым описанием жестов, костюмов, декораций, спецэффектов и других визуальных элементов фильма. Журналист «Инде» Лена Чеснокова побывала на нескольких киносеансах для инвалидов по зрению и выяснила, кто придумал тифлокомментарии, чем отечественная методика отличается от американской и почему слепым в России ещё долго ждать «Антихриста».

«Фильм начинается. Тифлокомментарий к фильму изготовлен по заказу культурно-спортивного реабилитационного комплекса Всероссийского общества слепых. Над горной вершиной в окружности, образованной белыми пятиконечными звёздами, появляется название киностудии „Парамаунт“. Над каменными крышами домов небольшого города парит белое перо...» Так звучат первые секунды «Форреста Гампа» для слепых. Обычно в стране, где методика адаптации фильмов для инвалидов по зрению только зарождается, эту картину комментируют в числе первых. «Форрест Гамп» удобен: в нём нет спецэффектов, которые сложно описать словами, и между диалогами героев много пауз, в которые можно уместить реплики диктора. Но злоупотреблять аудиопустотами нельзя. На курсах тифлокомментаторов института профессиональной реабилитации и подготовки персонала ВОС «Реакомп» учат: комментарий должен быть умеренно плотным, чтобы не смазать драматичность киномомента, которая создаётся, в числе прочего, тишиной, паузами в разговорах и фоновыми звуками.

1971 год, Америка. Профессор Института искусств Сан-Франциско Грегори Фрейзер смотрит с незрячей подругой классический вестерн «Ровно в полдень». Фрейзер пересказывает всё, что происходит на экране: как выглядят прерии, какого цвета ковбойские шляпы и каким в самый ответственный момент становится выражение лица Фрэнсиса Миллера — главного злодея. Подруга в восторге: до этого она могла судить о кино только по музыке, шумам и репликам. Друг с большим словарным запасом, правильной речью и хорошей лекторской дикцией помог ей увидеть (в разговорах о кино слепые часто используют именно этот глагол) фильм во всех подробностях. В мемуарах профессор упоминает лампочку, которая будто бы зажглась над его головой в тот момент: он понял, что миру нужна методика создания комментариев, которые помогли бы слепым смотреть фильмы, телепередачи, театральные представления и спортивные матчи. Через год Фрейзер вместе с Огюстом Копполой (братом знаменитого режиссёра) основал некоммерческую компанию Audiovision. Ещё через два вышло методическое пособие Фрейзера «Основы аудиодескрипции для незрячих». Спустя годы эта работа стала программной для большинства мировых школ комментирования, включая российскую.

Фильм, с которого принято отсчитывать начало массового производства аудиодескрипций, — «Такер: Человек и его мечта» (режиссёр Фрэнсис Коппола). Тифлосценарий для него писал лично Фрейзер. В 1990 году он принёс компании Audiovision специальный приз «Эмми» «за прорывную технологию, делающую искусство более доступным». О методике узнал весь мир: несмотря на то, что популяризация метода в США началась в 1970-е, в 1990-м о нём знали далеко не все американцы, не говоря уже о жителях других стран.

— Одна из грубейших ошибок — дублирование информации, — объясняет Василий Дрожжин, начальник отдела по работе с молодёжью Культурно-спортивного реабилитационного комплекса (КСРК) ВОС. — К примеру, на экране женщина моет посуду, и диктор произносит: «Льётся вода». Незрячий и так слышит шум воды, эту паузу можно было использовать более эффективно: описать внешность героини или рассказать об оформлении кухни. Раньше таких ляпов было много, но в последние годы общий уровень комментирования в России вырос.

В статье об аудиодескрипции в русской «Википедии» есть подраздел «СССР — пионер тифлокомментирования». Формулировка не совсем верная: первый показ фильма для слепых прошёл в московском кинотеатре «Буревестник» в 1978 году — к тому моменту деятельности Фрейзера в Америке шёл шестой год. Но СССР действительно был одной из первых стран в мире, где велась системная работа над адаптацией кино и театральных спектаклей для незрячих. ВОС и советские библиотеки для слепых выпускали катушки и кассеты со звукофильмами (фонограммами, в которых оригинальная звуковая дорожка смешивается с тифлокомментарием), распространяли записи аудиоспектаклей, устраивали показы с горячим комментированием (это когда диктор находится в одном помещении со зрителями и читает текст по заранее подготовленному тифлосценарию). Всё прекратилось в годы перестройки и начало восстанавливаться только в 2004-м, когда в Россию по приглашению организаторов фестиваля «Кино без барьеров» приехал Джоэл Снайдер — ученик и последователь профессора Фрейзера.

Трёхдневный курс обучающих семинаров запустил многолетний процесс возрождения и переосмысления методики. К 2009 году генеральный директор института «Реакомп», коллекционер кино и инвалид по зрению Сергей Ваньшин разработал собственную концепцию тифлокомментирования и программу образовательных курсов. В его варианте тифлокомментарий — не только звуковое, но и печатное описание (например буклет на Брайле с пояснениями к картинам, географическим картам или фотографиям). «Реакомп» стал единственным местом в России, где можно выучиться на профессионального комментатора — за 142 учебных часа, на базе высшего или среднего образования. Самая известная выпускница курсов — Ирина Безрукова, супруга актёра, режиссёра и художественного руководителя Московского губернского драматического театра Сергея Безрукова. МГДТ — единственная площадка в стране, где регулярно играют спектакли с тифлокомментариями; сейчас Ирина работает там.

— Можно сказать, что в России две методики тифлокомментирования: стандарты выпускников «Реакомпа» немного отличаются от стандартов специалистов КСРК ВОС. Не могу сказать, что мы соперничаем, — я уважаю всё, что делают коллеги. В фильмах от «Реакомпа», например, меньше текста. Там считают, что тифлокомментарий не должен быть навязчивым и что нужно предоставить незрячему возможность прочувствовать динамику картины. Мы за то, чтобы дать зрителю максимальный объём информации, а уж что из этого воспринимать — его личное дело. В этом плане наша методика ближе к западной.

В одной из передач радио ВОС британскую и российскую школы тифлокомментирования сравнивали на примере первой части «Гарри Поттера»:

Российская версия:

«Филин»

Британская версия:

«Неясыть»

Михаил Корнеев

координатор производства «ВОС-фильм»




«В оригинале действительно звучит слово tawny owl, которое переводится как „неясыть обыкновенная“. Но цель тифлокомментатора — не только точно передать информацию, но и сделать её понятной для зрителя. В русском языке „филин“ — более распространённое слово, поэтому мы используем его».

Российская версия:

Описывая внешность Гарри Поттера, диктор говорит о его причёске, «приятном открытом лице», цвете глаз

Британская версия:

Внешность Гарри Поттера не описывается

Михаил Корнеев

координатор производства «ВОС-фильм»



«В английской методике действие персонажа важнее, чем описание его черт. Мы же считаем, что зрителю полезно знать, как герой выглядит, во что одет, какое у него выражение лица и так далее».

Российская версия:

«Гарри и Рон бегут по длинному каменному коридору»

Британская версия:

«Следующее утро. Гарри и Рон опаздывают на урок»

Михаил Корнеев

координатор производства «ВОС-фильм»



«В нашей методологии английский вариант считался бы ошибкой. Мы не знаем, что действие происходит на следующее утро, — это догадка. Кто сказал, что мальчики опаздывают на урок? Это снова догадка. Нужно максимально точно описывать происходящее на экране, и пусть зритель сам делает выводы».

Российская версия:

Во время громкой сцены увеличивают громкость тифлокомментария

Британская версия:

Во время громкой сцены приглушают звук фильма, чтобы было слышно тифлокомментарий

Российская версия:

«Тролль тащит тяжёлую дубину. Гермиона видит две зелёные ноги, похожие на толстые стволы деревьев. Замерев, с ужасом смотрит на толстое зелёное тело, загораживающее выход. Ужасная голова, похожая на зелёную картофелину, почти достаёт до высокого потолка»

Британская версия:

«Перед Гермионой четырёхметровое существо, отдалённо напоминающее человека. Кожа зелёного цвета, ноги с двумя пальцами, маленькая голова с широко расставленными зелёными ушами. Набедренная повязка, безрукавка из грубой кожи, в руках — дубина»

Михаил Корнеев

координатор производства «ВОС-фильм»

«Наша главная задача — помочь зрителю увидеть кино таким, каким его задумал режиссёр. Но иногда мы отходим от этого, и получается, что фильм с тифлокомментарием — какое-то самостоятельное новое произведение. Тогда начинаются профессиональные дискуссии. Нельзя говорить: „Адмирал стоит и думает о чём-то важном“, это литературщина. „Лоб пересекла напряжённая горизонтальная складка“ — уже ближе к истине. Бывает, мы позволяем себе сказать: „задумчивый взгляд“, потому что это всё, на что хватает паузы. Тифлокомментарий — это часто выбор между лаконичностью и качеством, и чем-то приходится жертвовать».

Два самых крупных российских производителя фильмов для незрячих — вышеупомянутый КСРК ВОС и благотворительный фонд «Живые сердца». На начало 2016 года первый сделал 23 фильма, второй — 21, оба продолжают работу. Ещё несколько картин озвучены по заказу фонда певицы Дианы Гурцкой «По зову сердца» и Российского военно-исторического общества, которым руководит министр культуры РФ Владимир Мединский. Киноколлекция регулярно пополняется за счёт региональных библиотек для слепых. По грубым подсчётам, за последние несколько лет энтузиасты-любители озвучили около 50 картин. Зачастую у них нет необходимых знаний, опыта и профессионального оборудования, поэтому качество их фильмов ниже, чем у ВОС и «Живых сердец».

— Зрители высказали мне ряд замечаний, но особо критических не было, — говорит Олег Петрович Силахин, который в прошлом году совместно с сотрудниками татарстанской специальной библиотеки для слепых подготовил и озвучил тифлокомментарий к «Судьбе человека». — Главная претензия, что текста маловато, но я считаю, что комментировать нужно только самые значимые действия героев.

«Если зрячий зритель не разбирается в погонах офицеров Российской Империи, он ни за что не сообразит, кто из героев морской офицер, кто ротмистр, а кто в звании капитана».

Олег Петрович — актёр, член небольшой казанской театральной труппы. Он уже много лет сотрудничает с татарстанским отделением ВОС: начитывает «говорящие книги», проводит игры «Что? Где? Когда?», помогает сотрудникам библиотеки. За «Судьбу человека» он взялся из любви к советской киноклассике и лично к Бондарчуку-ст. Премьерный показ был приурочен к юбилею Победы: в середине мая в зале библиотеки для слепых на Серова, 3 собралось 30 зрителей — больше комната вместить не могла. Для каждого из собравшихся это было значимое событие.

Большинство казанских незрячих ходят в кино один раз в год — во время декабрьской декады инвалидов. Начиная с 2013-го в «Мире» при поддержке республиканской библиотеки для слепых и организации «Татаркино» проходит социальная акция «Доступное кино». В 2015-м показы шли пять дней. Крутили фильмы «Живых сердец», которые, помимо тифлокомментариев, снабжены субтитрами для слабослышащих: «Звёздные собаки: Белка и Стрелка», «Ёлки лохматые», «Мамы-3», «Поддубный» и «Солнечный удар». На субъективный взгляд журналиста «Инде», все перечисленные картины лучше один раз услышать, чем один раз увидеть. Особенно фильм Бондарчука: если зрячий зритель не разбирается в погонах офицеров Российской Империи, он ни за что не сообразит, кто из героев морской офицер, кто ротмистр, а кто в звании капитана (диктор заботливо обозначает каждого персонажа). Закрыв глаза в начале «Белки и Стрелки», рискуешь проснуться на середине: в мультфильме так динамично сменяются сцены, что голос тараторящего комментатора быстро перестаёт восприниматься. Возможно, это просто с непривычки.

— 2016-й — Год кино, и наша мечта — сделать татарский тифлокомментарий к татарстанскому фильму, — делится планами заведующая методико-библиографическим отделом республиканской библиотеки для слепых Гелюся Закирова. — Это важно для нас, если мы этого не сделаем, то не сделает никто.

В планах Силахина на 2016-й — озвучить советскую ленту 1943 года «Насреддин в Бухаре». По его мнению, это один из лучших советских фильмов, а значит, он не может не понравиться аудитории.

Самая большая коллекция кино с русскими тифлокомментариями доступна на форуме Гродненского филиала Белорусского товарищества инвалидов по зрению. Один из пользователей пишет: «Буду рад, если добавите „Гравитацию“, потому что одно дело — слушать в кинотеатре с пояснениями родителей (они не всегда успевали за сюжетом, из-за чего не всё понятно), а другое дело — с описанием профессионального диктора». В соседнем треде просят озвучить «Кандагар», «Высший пилотаж», «Константина», «Чарли и шоколадную фабрику», «Дальнобойщиков», две части «Боя с тенью» и «Брата», а ещё добавить мистику, ужасы, фэнтези и, главное, «побольше мультиков».

— Мы пока не берёмся за зарубежные фильмы. Нужно сначала своё поле обработать. Также не хотим комментировать чернуху, потому что наша цель — нести людям позитив, — объясняет президент фонда «Живые сердца» Анна Самарская.

КСРК ВОС, в отличие от коллег, работает с зарубежным кино, но Василий Дрожжин тоже уверен, что на данном этапе не стоит комментировать всё подряд.

Существует ещё одно жанровое ограничение: блокбастеры с обилием спецэффектов. По словам Дрожжина, фильм-катастрофу откомментировать можно, но это бессмысленно: «Такое кино делают, чтобы поразить зрителя картинкой, а не содержанием. Глупо пытаться передать спецэффекты словами».

Периодически КСРК ВОС устраивает опросы аудитории, но обычно они малорезультативны: сколько людей, столько и фильмов — кандидатов на тифлокомментирование, кто-то обязательно останется недоволен. Но случаются исключения: однажды к единому мнению пришли учащиеся московской школы-интерната № 1 — по их просьбе специалисты озвучили мультфильм «Князь Владимир». «Сами бы мы вряд ли за него взялись на этом этапе», — уверяет Дрожжин.

Скорость производства фильмов, их количество и разнообразие предсказуемо зависят от финансирования. Сейчас на тифлокомментирование одной картины — подготовку текста, озвучивание, монтаж, сведение и распространение по регионам — у специалистов «Живых сердец» уходит три месяца работы и 300 тысяч рублей (по словам Самарской, фонд работает за счёт «пожертвований крупных коммерческих организаций»). В КСРК ВОС, который поддерживается комитетом общественных связей Москвы, называют похожие цифры. «Судьбу человека» в Казани сделали за месяц — сотрудники библиотеки работали в счёт зарплаты.

— Системной государственной поддержки у нас пока нет, как и поддержки кинопроизводителей. Но мы хотим этого добиться, — говорит Василий Дрожжин. — В идеале, тифлосценарий российского фильма должен писаться на этапе продакшна, чтобы команда наших специалистов работала в тандеме с режиссёром и продюсерами. Так быстрее и проще.


В 2010 году Барак Обама подписал акт, в котором обязал американские сети кинотеатров поэтапно увеличивать число залов, оборудованных для показа фильмов с аудиодескрипцией. К концу 2015 года президент США планировал охватить 100 процентов киноэкранов страны. Похожие нормы действуют в Австралии, Японии и большинстве европейских стран. Где-то к требованиям к кинотеатрам добавляют телевизионные квоты: национальные каналы Великобритании, к примеру, обязаны сопровождать комментариями минимум 20 процентов сетки передач. В обязательном порядке дикторы озвучивают прямые спортивные эфиры — Олимпийские и Паралимпийские Игры, гонки «Формулы-1». Справедливости ради стоит сказать, что русские тифлокомментаторы тоже работали во время сочинской Олимпиады — правда, озвучка была доступна только зрителям на трибунах.

Оборудовать залы для слепых несложно. Кинотеатру нужно закупить несколько сотен приёмников с мононаушником и пару передатчиков — такую аппаратуру используют экскурсоводы и переводчики-синхронисты на международных конференциях. Она есть в нескольких кинозалах Москвы (лучше всего оснащён кинотеатр при ВОС). Если тифлокомментарий записан поверх оригинального звука фильма, показ можно проводить даже в необорудованном зале, как делает казанский «Мир». Главная проблема в контенте: страна — пионер тифлокомментирования пока не может обеспечить даже ежемесячной тифлопремьеры. Но Дрожжин смотрит в будущее с оптимизмом:

— Десять лет назад не было вообще ничего. Сейчас озвучено больше ста фильмов и проходят регулярные показы, на которых мы стараемся полностью погрузить людей в атмосферу картины. На премьеру нашего тифлокомментария к «В бой идут одни старики» приезжала мастерская исторической реконструкции с аутентичным реквизитом. Слепые могли потрогать пулемёт «Максим», винтовку Мосина, пистолет-пулемёт Шпагина, повзаимодействовать с аниматором в костюме красноармейца. Незрячие люди никогда в жизни не видели некоторых вещей, и у них они ни с чем не ассоциируются. Поэтому перед тем, как назвать предмет, важно дать хоть какое-то тактильное представление о нём. Мало просто создать комментарий и оборудовать зал — это долгая и сложная работа. Работа с людьми.

Редакция «Инде» благодарит за помощь в подготовке материала Гелюсю Закирову и Василия Дрожжина.

О тифлокомментировании в России и за рубежом можно подробнее узнать из цикла передач «Кино без преград» на радио ВОС.


Комментарии — 1
Войдите, чтобы добавить комментарий
ФейсбукВконтакте

Damir Minnegalimov
12 февраля, 23:33
Классно!