Burger
Вывод из запаса. Что хранится в фондах музея истории Свияжска
опубликовано — 02.08
просмотры — 1691
комментарии — 0
logo

Вывод из запаса. Что хранится в фондах музея истории Свияжска

Книга на старонемецком языке, чашка с лицом младенца и двухсотлетнее вино

Новости о Свияжске появляются в татарстанских и федеральных СМИ все лето: в начале июля Успенский собор вошел в Список объектов всемирного наследия ЮНЕСКО, потом на острове-граде прошел театральный фестиваль, где за два месяца до выхода в официальный прокат показали фильм-победитель «Кинотавра-2017», а в августе в Свияжске состоится новый Международный фестиваль документального кино «Рудник». При этом в «самое красивое село для путешествий» можно смело приезжать и в не занятые фестивалями будни — в Свияжске умеют занять туристов. В рамках рубрики «Вывод из запаса» «Инде» отправился в запасники музея истории Свияжска, чтобы рассказать об экспонатах одного из лучших музеев Татарстана, которые посетители пока увидеть не могут.



Артем Силкин


директор музея-заповедника «Остров-град Свияжск»


История музея

Музей истории Свияжска в своем нынешнем виде появился в 2009 году. Здесь всегда существовал краеведческий музей, который часто менял статус (например, в 1920-х годах, когда существовал Свияжский кантон, он назывался кантонным музеем). При этом природа учреждения всегда оставалась примерно одинаковой — это был музей населенного пункта. В 1980-е годы здесь создается филиал музея Изо. Это оживило музейную жизнь Свияжска: сюда во временное хранение передаются экспонаты, здесь проходят выставки (в качестве выставочного зала использовалась церковь Константина и Елены). В это же время начинается разработка проекта музея икон Свияжска — его планировали разместить в усадьбе Каменева, но в итоге проект не довели до конца.

Новый виток развития музея связан с созданием отдельного учреждения «Государственный музей-заповедник „Остров-град Свияжск“». Так как полноценный музей на острове отсутствовал, многие экспонаты ушли в другие учреждения — Национальный музей, музей Изо и так далее. Сверхзадачи снова собрать здесь все у нас нет — главное, чтобы предметы были описаны и доступны для исследователей. Что касается свияжских икон, то уже принято решение об их передаче нам из музея Изо — думаю, мы покажем их уже в будущем году.

У нас на хранении 39 тысяч единиц экспонатов, основная часть — археологические находки. На территории Свияжска с 1950-х годов проводятся раскопки и по закону все найденные здесь предметы передаются в наш музей. Кроме этого государство ежегодно выделяет деньги на приобретение экспонатов, связанных с нашей историей. Также нам много дарят местные жители или потомки тех, кто жил в Свияжске в прошлом.

Акафист святителю Гурию, XIX век

Это книга — приобретение из частной коллекции, она отпечатана в Санкт-Петербурге и на ней имеется владельческая печать. Акафист — жанр хвалебного церковного песнопения. Этот акафист посвящен святителю Гурию, Казанскому и Свияжскому чудотворцу, первому настоятелю Казанско-Свияжской архиепископской кафедры. До недавнего времени она носила именно такое название, что подчеркивало роль Свияжска в распространении православия в Среднем Поволжье, несмотря на то, что уже с середины XVIII века, с созданием Свияжского уезда, град утрачивает свое административное значение. Хотя до этого из него управлялись части территорий Чувашии, Марий Эл и Симбирска.

Книга «Путешествие в Персию и Московию», Адам Олеарий, 1666 год

Адам Олеарий — известный немецкий путешественник XVII столетия. Перед нами третье прижизненное издание его главного труда — описания длительного странствия из Европы на Восток. Для нас она интересна тем, что автор описывает путешествие по Волге. В Свияжск Олеарий не заезжал, но точно был в Казани. Главная ценность книги — богатые иллюстрации. Поскольку светское искусство в России XVII века не было развито, эта книга до сих пор остается главным визуальным источником знаний о жизни того времени, иллюстрации из нее есть в каждом музее России, в учебниках истории. В частности, в книге есть гравюра «Прибытие татарского посольства» и, возможно, самое первое изображение Тетюшей — на гравюре изображена тетюшская крепость. Но пока мы не можем выставить книгу, потому что для нее нужна витрина со специальным микроклиматом.

Книга Корнелиуса де Брюина, 1738 год

Как вы уже поняли, одно из направлений музейного собирательства Свияжска — книги, описывающие жизнь на Волге и путешествия по реке. Корнелиус де Брюин — путешественник из Нидерландов. В начале XVIII века он проплыл по Волге и, в отличие от Адама Олеария, заезжал в Свияжск. К этому изданию также часто обращаются специалисты. В нем, в частности, содержится известная гравюра с изображением татарской женщины. Но нужно понимать, что иностранцы в то время татарами могли назвать любого явно не русского человека. Книгу неоднократно переиздавали, и каждое издание содержит разный набор гравюр — в одном из них, например, напечатано первое известное изображение Свияжска, хотя конкретно в нашем издании его нет. При этом репродукция, конечно же, висит в зале музея.

Карта Волги, XVII век

Эта карта изначально входила в книгу Адама Олеария, но потом неоднократно выходила отдельно в составе разных атласов. Она также много раз переиздавалась, и каждый раз в новом художественном оформлении. В нашем, к примеру, нарисован вид Астрахани (в других изданиях вместо видового рисунка — план города). Нужно помнить, что все исследовательские посольства помимо дипломатических решали военно-разведывательные задачи, поэтому на карты перерисовывали дороги и укрепления. Что интересно, ни в одном издании нет рисунков Казани. Известно, что в Казани Олеария встретили сурово и почти сразу приняли за шпиона.

Археологические находки XVI−XVII веков

В нижней части Свияжска, где был посад (населенная часть города за пределами княжеского и церковного владений. — Прим. «Инде»), сформировался так называемый мокрый археологический слой. Почва пропитана водой, практически не содержит кислорода, поэтому предметы не окисляются и хорошо сохраняются (на кожаных ножнах даже видно тиснение). Там археологи находят интересные вещи — например, сейчас на реставрации колчан XVI века, который сразу по окончании работ уйдет в зал. После находки предметы проходят процедуру научного описания и классификации — процесс, как правило, занимает пару лет.

В нашей коллекции много археологической кожи — в основном это заготовки обуви или различные детали кроя одежды. Перед нами достаточно редкий пример почти целой обуви — нижняя часть сапога (голенище не сохранилось). Судя по размеру, обувь детская. Такие сапоги подковывали — когда у Свияжска еще подмывало берега, из них постоянно вылетали маленькие подковки. Туристы не могли понять, для кого они — для ослов или для микролошадей? На самом деле кожаная обувь была дорогой, поэтому ее так берегли. Из обуви в ближайшее время также хотим выставить лапоть, который был обнаружен в культурном слое XVII века. Предметы из лыка практически не сохраняются, поэтому наш экспонат очень ценный.

Изделий из металла в Свияжске находят мало: здесь не было месторождений железной руды, поэтому материал берегли, а металлические предметы, вышедшие из употребления, переплавляли под другие нужды. У нас в запасниках есть фрагмент кольчуги, но мы не можем точно назвать время и место его производства — клеймо изготовителя не сохранилось. В Свияжске, население которого в XVII веке превышало 4000 человек, всегда был военный гарнизон, поэтому находка, скорее всего, относится к этому периоду.

Фарфоровая чашка

Из предметов материального быта в Свияжске сохранились только вещи ХХ века. Перед затоплением Куйбышевского водохранилища люди увозили отсюда свои дома со всей обстановкой, соответственно, у нас нет того, что есть в изобилии в других краеведческих музеях: мебели, книг, посуды и так далее. Поэтому фрагмент этой фарфоровой чашки очень ценен для нас (хоть и не содержит фабричного штампа), ведь это точно свияжский артефакт, а не стороннее приобретение. Его нашли, когда рыли котлован жилого дома. Перед созданием музея-заповедника людей массово переселяли с территории монастырей и любые работы на новых местах жительства, связанные с рытьем, проводились под археологическим наблюдением, чтобы не пропустить ничего важного.

Коллекция изразцов

Изразец не декоративный, а функциональный предмет — служил для теплоизоляции. Такие крупные изразцы изготовлялись вплоть до XVIII века, конкретно этот — в XVII. Тогда их не покрывали глазурью, а белили известью — следы побелки видны до сих пор. В Свияжске мы находим большое количество однотипных изразцов, поэтому можно предположить, что здесь было собственное изразцовое производство. Например, такая личина на декоративном пояске была только в Свияжске — видимо, это прием неизвестного местного мастера.

Печные изразцы — отдельное направление нашего собирательства. Изразцы есть и в Национальном музее, и в музее Изо, но наша особенность в том, что база коллекции — это местные работы. При этом мы приобретаем изразцы и из других местностей. У нас, например, есть экспонаты из Калуги и Голландии — образец с журавлями как раз оттуда. Голландские печи имели другую конструкцию, поэтому изразцы там выполняли скорее декоративную функцию; эти печи приходят в Россию с реформами Петра Первого, а вместе с ними и такой тип изразцов.

Вино двухвековой выдержки

В конце XVIII века планировка Свияжска кардинально поменялась: вместо радиально-лучевого типа застройки стал насаждаться квартальный. Из-за этого часть жилых территорий и кладбище остались под нынешними дорогами. Например, на улице Никольской на месте пересечения с Никольским переулком находилось кладбище — все останки извлекли недавно во время прокладки коммуникаций. А в Рождественном переулке строители, которые рыли канализацию, обнаружили обвалившийся винный погреб начала XIX века — эти бутыли оттуда. По характеру разводов на стекле видно, что завал погреба произошел при пожаре. Археологи отдали нам две целые закупоренные бутылки, внутри которых до сих пор хранится какой-то винный материал. По форме бутылок ясно, что это вино недомашнего производства. По клеймам, хранящимся в музее, мы знаем, что сюда доставлялся легкий алкоголь из Франции и Италии — собственного массового производства в России тогда еще не было. Мы пока не придумали, как выставить их, чтобы посетители видели жидкость. Но желание вывести экспонат из запаса есть — это, возможно, самый интригующий предмет в наших фондах.

Фотографии: Регина Уразаева


Комментарии — 0
Войдите, чтобы добавить комментарий
ФейсбукВконтакте