Burger
Исполнительный продюсер Utopia Pictures Мэри Юфит — о молодых режиссерах, прокате короткого метра и творческой паузе в жизни компании
опубликовано — 13.09
просмотры — 2505
комментарии — 1
logo

Исполнительный продюсер Utopia Pictures Мэри Юфит — о молодых режиссерах, прокате короткого метра и творческой паузе в жизни компании

Кто привозит в Россию Future Shorts и показывает «Новые русские шорты»

В рамках XIII Международного фестиваля мусульманского кино в Казани проходил форум для молодых кинематографистов «Время кино». На нем с мастер-классом выступила Мэри Юфит — исполнительный директор дистрибьюторской компании Utopia Pictures, которая больше десяти лет занимается прокатом короткого метра в России (на счету UP — российские релизы Future Shorts, Oscar Shorts и еще около десяти тематических сборников). «Инде» поговорил с Мэри о сложностях отбора новых фильмов и моральном выборе, который предстоит сделать любому начинающему режиссеру.


Как появились компания Utopia Pictures и идея проката короткометражного кино в России?

Компания создавалась в 2006 году — это были жирные нулевые. С одной стороны, в стране росли экономика и благосостояние граждан, с другой — был абсолютно ненасыщенный рынок развлечений, а значит, высокая вероятность того, что при малых усилиях можно привлечь большую аудиторию. Основатель компании — Майкл Локшин (отпрыск знаменитой американской четы Локшин, получившей в 1986 году политическое убежище в СССР. Майкл окончил Высшие курсы режиссеров и сценаристов, снимал видео и был тесно связан со сферой кино — прим. «Инде»). Он как билингв знал о фестивале Future Shorts и был знаком с лондонскими продюсерами этого проектa — таким образом фестиваль появился в России. Тогда было мало доступных и неглупых событий для молодежи, поэтому Future Shorts быстро стал культовым в Москве и Санкт-Петербурге. Вскоре показы начались и в миллионниках. Я пришла в компанию в середине 2013 года.

Получается, вы пришли в компанию как раз когда «тучные нулевые» закончились.

Да, я пришла в начале российского кризиса, который усугубился после «крымнаша». При этом тогда ситуация не воспринималась как кризисная — народ продолжал ходить в кино. Отток людей мы почувствовали, наверное, только через год. Мы работали и с полным метром и к 2013 году выпустили около десяти фильмов: «Шапито-шоу», «Жить», «Пока ночь не разлучит», «Киногид извращенца: Идеология». В мой приход готовился к выходу «Трудно быть богом» Алексея Германа — это был копродакшн между Utopia Pictures и прокатчиком «Люксор», мы отвечали за пиар, они — за кинотеатры. Потом, после ряда неудач (с «Кино про Алексеева» Сегала и «Велком хоум» Ангелины Никоновой мы с трудом вышли в ноль), мы полностью оставили полный метр. Все эти фильмы сами по себе замечательные, но так случилось, что на тех же датах вышло несколько очень сильных конкурирующих иностранных релизов, а имидж российского у кино, мягко говоря, не лучший, к тому же у всех просто стало меньше денег. Наш последний полный метр — «Племя» Мирослава Слабошпицкого. Это фильм, снятый на языке жестов, его мы неплохо отработали через сообщества слабослышащих людей. Были случаи, когда неслышащие люди в своих городах атаковали кинотеатры с вопросами о том, будет ли у них «Племя», а потом на меня выходили кинотеатры и просили фильм.

Что было после?

Мы решили, что короткий метр — это ниша, в которой мы можем успешно работать: мы знаем, что и как делать с контентом такого формата, в этом мы уникальны в данный момент и в перспективе. Даже сейчас на рынке короткого метра кроме нас работают только Kinematic Shorts. В регулярном формате кроме Utopia Pictures никто не работает. Кинотеатры уже привыкли к нашему подходу, поэтому просто звонят и говорят: «Мэри, не планируется ли у вас релиз в ноябре? Мы составляем расписание и, если что-то выпускаете, оставим место». Обычно это происходит именно в таком ручном режиме.

Когда вы пришли к идее собственных сборников?

В 2014 году мы решили уйти от полного метра и нам нужно было придумать что-то на замену. Вообще идея собственных сборников витала в воздухе: мы много раз показывали Future Shorts и Oscar Shorts, которые приходили к нам уже готовыми, и поняли, что нам ничто не мешает самим что-то собирать — тем более учитывая, сколько короткого метра снимается в мире. Первым нашим сборником стал Fantastic Shorts.

Сборник — это единственно возможный вариант проката короткого метра?

Естественно, одну короткометражку как отдельную единицу в кинотеатр никто не возьмет — невозможно представить 20-минутные сеансы. Сколько тогда должны стоить билеты? 50 рублей, а утренний сеанс — 15? Это смешно и невозможно. Есть вариант, который практикует Pixar, когда короткометражный фильм идет в начале полнометражного. Но это даже не совсем прокат, и в игровом кино я эту модель не встречала. Так что для проката подходит либо сборник, либо альманах, который с самого начала снимается как цельный продукт («Париж, я люблю тебя», «У каждого свое кино»).

По какому принципу вы отбираете фильмы в сборники?

Внутри самого сборника должна быть драматургия: каждый фильм должен стоять на своем месте, иметь свою роль. Еще нам важно представить многообразие жанров, чтобы на выходе продукт был своеобразным калейдоскопом, в котором любой зритель найдет что-то по душе. Но главное и самое очевидное — все фильмы сборника должны быть качественными: крепкий сценарий, хорошие актеры, высокий уровень киноремесла (без дрожащей камеры, плохого цвета и света), также в нем должны быть идея, оригинальность, дух, эмоция. В общем, мы обращаем внимание на законченный самодостаточный продукт.

Откуда вы их берете?

Мы не ездим на фестивали — это слишком затратно. Но есть библиотеки фестивалей в интернете, к которым за вполне вменяемую сумму можно получить разовый или долгосрочный доступ. Когда ты работаешь в этом бизнесе, ты понимаешь, у кого можно взять фильмы. Например, можно работать со всевозможными film agencies и film schools (международные продюсерские центры. — Прим. «Инде»), ты через три месяца просто пишешь им e-mail с вопросом, не обновлялся ли у них каталог. Со временем такие контрагенты сами начинают отправлять предложения — это просто бесконечный поток входящих на почте с новыми короткометражками.

Сколько фильмов нужно отсмотреть, чтобы собрать один сборник?

Я не куратор и не смотрю фильмы сама, но знаю, что речь идет о нескольких сотнях картин. Но это не потому, что мы такие придирчивые, просто по-другому невозможно. Во-первых, половина фильмов не отвечают элементарным требованиям киномастерства, они несовершенны технически. Во-вторых, нужно чтобы фильм подходил под наш имидж, тему сборника, хронометраж, не стоил заоблачных денег, был доступен прямо сейчас, а не через полгода, когда фильм прокатился по всем фестивалям. На старте мы имеем огромное количество фильмов, но после отсева выбирать мы можем из совсем небольшого количества — тут должно совпасть действительно много факторов.

Сколько у вас релизов в год?

В первый год мы делали их каждый месяц: 12 собственных сборников, четыре Future Shorts и два Oscar Shorts. Потом поняли, что от такого темпа можно умереть, к тому же скорость влияет на качество, поэтому сбавили обороты до одного релиза в два — два с половиной месяца. В этом году мы вообще взяли паузу — мы уже понимаем технологию проката короткого метра в совершенстве, но, кажется, потеряли искру и драйв. И не секрет, что доходы индустрии в нише арт-мейнстрима падают — такая сейчас экономическая ситуация в стране. Надо придумывать что-то еще: ивенты, коллаборации. Важно, чтобы это был не просто кинопоказ. Привлечь в зал зрителя непросто, основные наши источники дохода — из Москвы и Питера, где каждый вечер проходит 50 интересных мероприятий, 30 из которых будут бесплатными. Что нужно сделать, чтобы человек пришел и отдал 350 рублей именно за твой продукт? У меня есть несколько идей, но пока я не готова обсуждать планы. В общем, хочется принципиального прорыва. Летом мои коллеги и я были заняты другими проектами в кино, но как раз в сентябре мы должны встретиться и детально подумать над будущим.

Сколько человек работает в команде?

У нас очень много фрилансеров, но в менеджменте пять человек.

Во сколько обходится одна короткометражка для сборника?

Нет точных цифр: это может быть как 300 долларов, так и 1500. Все зависит от режиссера, наличия известных актеров, фестивальных наград и обычной необъяснимой глупости продюсера, который почему-то решил, что его фильм должен стоит именно столько. Мы, конечно, боремся за то, чтобы стоимость фильма не превышала 400 долларов, потому что в сборнике их шесть-восемь. Обычно нам удается выдержать этот показатель, но приходится вести переговоры в ключе «если мы не покажем этот фильм, то никто не покажет». Да, это жестко, но справедливо. Самые дорогие сборники — это Oscar Shorts (из-за бренда, конечно). Но они оправдываются повышенным зрительским интересом.

Тема сборников определяется с оглядкой на календарь — допустим, Sexy Shorts лучше выпустить к 14 февраля, а хорроры к Хэллоуину?

Именно так. Но бывают более сложные релизы, не привязанные к конкретной дате. К примеру, Sci-Fi Shorts мы выпускали в мае 2017 года, потому что хотели успеть к началу студенческих и школьных каникул. Этот же сборник мы дополнительно показали на «Форуме инновационных технологий» в Сколково, это было очень приятным дополнением к географии показов и имиджу короткого метра как такового.

Почему вы решили делать подборки короткого российского метра (речь о сборниках «Новые русские»)?

Российские фильмы и раньше иногда попадали во Future Shorts, но это был в лучшем случае один фильм на пять сборников. К тому же это были фильмы, снятые российскими режиссерами, учившимися где-то за границей, и они совсем не похожи на то русское кино, о котором мы говорим.

Идея была из числа само собой разумеющихся. Когда ты занимаешься коротким метром и крутишься в кинотусовке, к тебе рано или поздно начинают приходить люди и говорить о тех или иных талантливых, по их мнению, короткометражных фильмах, которые очень было бы здорово показать на больших экранах. Прокатом российского короткого метра никто не занимался, поэтому, когда у нас накопилось много подходящих фильмов, первый сборник собрался сам собой. Мы его выпустили осенью 2015 года — там были классные фильмы с Маковецким, Сухоруковым, Яценко и другими известными актерами. Получился симпатичный, цельный и смешной альманах. Мы создали первый прецедент коммерческого проката отечественного короткого метра, нас стали приглашать на всякие круглые столы, были публикации о нашем опыте. Но уже второй сборник получился не таким успешным: не было узнаваемых лиц (только Инга Оболдина в короткометражке «Настя» Кирилла Плетнева), и по сборам получилось заметно хуже. Было понятно, что сами по себе российские короткометражки притягивают людей не слишком сильно, нужен дополнительный инфоповод. Тогда мы придумали «Кинотавр Shorts». Затевая его, мы очень надеялись на тесное сотрудничество с фестивалем, рассчитывали, что бренд «Кинотавр» поможет в продвижении сборника. Но, к сожалению, не все получается так, как хочется. Команде фестиваля в первую очередь важно сочинское событие, все остальное — второстепенно. При этом какое-то количество сил у нас уходило на согласование отдельных моментов с менеджментом «Кинотавра», так как это все напрямую имело отношение к их бренду. В 2017 году мы не стали затевать новый выпуск «Кинотавр Shorts», это неоправданно по соотношению затраченных сил и отдачи. Подборка собрала 2,2 миллиона рублей, что меньше, чем у первых «Новых русских», на 300 тысяч. В масштабах индустрии это фактически одинаковые величины, но для нашей компании разница имеет значение.

Какие сборники стали самыми кассовыми?

Stars in Shorts. В этих короткометражках играли Джуди Денч, Натали Портман, Кира Найтли, Колин Ферт, в общем, афиша была мощная, а сборы — 6,5 миллиона рублей. На втором месте были первые Sexy Shorts — около 4 миллионов. Все это показывали примерно на 40 площадках по России. Процентов 60−70 — это Москва, еще 20 процентов — города-миллионники, оставшиеся — города помельче: Томск, Сургут, Новокузнецк, Хабаровск (иногда), Ярославль, Калуга, Кострома, Ленинградская и Московская области, Калининград.

Вы собираете данные о пристрастиях аудитории? Как?

Да, в рамках Future Shorts мы регулярно проводили опросы, спрашивали у зрителей, какой фильм в сборнике им понравился больше всего. Иногда результаты были парадоксальными, потому что зрителям нравились те фильмы, на которые мы совершенно не ставили. Я сама часто ходила на показы своих релизов, чтобы посмотреть, как зрители реагируют на тот или иной фильм, и бывало, что люди смеялись и аплодировали на тех моментах, которые нас, команду, совершенно не цепляли, а в тех местах, где, казалось бы, самый цимес, зрители шуршали и залипали в телефоны.

Кто ваша аудитория?

Это молодые люди, зачастую так или иначе связанные с кино, поэтому им важно знать, что еще снимается в мире. Специальные программы типа Sexy Shorts, конечно же, собирают больше женской аудитории. Многое зависит от обложки. В этом году наш весенний сборник назывался Love is. Это была коллаборация с компанией, которая выпускает одноименную жвачку, и постер был стилизован под вкладыш. Аудитория была женская, причем это были очень молодые девочки, в чьем детстве такой жвачки не было. Видимо, память о ней заложена где-то на подкорке.

Как вы принимаете решение, идти или не идти в новый город?

В тех городах, в которых мы хотим быть, мы уже есть. Хотя у нас сложно с югом России — в Краснодар и Волгоград мы заходим эпизодически, у них как-то странно формируется расписание и мы часто не попадаем в графики их релизов. В целом сейчас мы ждем инициативы от новых площадок. Вообще мы с радостью заходим в новые города, и по типу площадки я могу заранее предсказать примерную финансовую отдачу. От этого же зависит финансовая схема работы: с кем-то работаем 50/50, с кем-то по минимальной гарантии, с кем-то по фиксированной цене. Если я знаю, что кто-то платит плохо или долго (обычно речь идет о нескольких десятках тысяч рублей), то это только предоплата. Это здорово облегчает жизнь нашим бухгалтерам, глупо усложнять себе жизнь из-за копеек.

Сколько стоит сборник?

Это зависит от площадки. Для большого сетевого кинотеатра — одна цена, если это какое-то специальное событие с билетами и спонсорами — другая, если благотворительное мероприятие, то бесплатно. Когда, например, ко мне обратились люди из команды фестиваля «Антон тут рядом» по поводу показов наших «Оскаров», конечно же, не могли идти речи об оплате. Мы не мэйджоры, у нас нет жестких правил вроде необходимости собрать не менее 500 тысяч рублей с разового показа фильма, поэтому можем себе это позволить.

Но новые города — это всегда риск, ведь можно напороться на неадекватных людей.

Бывало всякое: нас кидали, нам хамили. Так было в Питере с директором одного автомобильного кинотеатра. Человек прикинулся энтузиастом, часто звонил, узнавал детали, советовался по программе. Я с радостью с ним общалась, потому что мне кажется важным делиться опытом — возможно, мы бы могли стать партнерами. Мы договорились о показе, схеме оплаты, но почему-то он просил выслать файлы наперед — дескать, у него там сложное оборудование и ему нужно все заранее настроить и оттестить. В итоге я из соцсетей узнала, что сборники он уже показал, хотя мы еще даже не заключили договор. Мы созвонились, я спросила про деньги, он начал выносить мне мозг словами: «что вы начинаете нагнетать на ровном месте?!», а потом перешел на откровенный мат и хамство, мол, «что ты, девочка, понимаешь в бизнесе». Дело ничем не закончилось, потому что у нас не были оформлены бумаги. Тут как со «Сном в летнюю ночь» Серебренникова — показ вроде был, а вроде и не был. Но я не могу нанять армию юристов, чтобы прижать его в суде, остается лишь отряхнуть руки, внести человека во все черные списки и советовать друзьям из индустрии не иметь с ним дел.

Другой забавный случай был в Перми, когда в новом кинотеатре персонал не знал о субтитрах и вообще не понимал, что это за контент. Показ шел 31 декабря, я еду в метро к родителям, и где-то в 22:00 мне звонит девочка, по голосу ей лет 15. Она объясняет, что зрители уходят с фильма толпами, потому что фильм на французском, а субтитры китайские. Через прерывающуюся связь я понимаю, что персонал перепутал в DCP-файле данные и они не нашли русских субтитров. Это классический случай, когда персонал, который всю жизнь привык ставить блокбастеры с дубляжом, даже не подозревал о существовании фильмов с сабами. Мы, конечно, тогда переругались с руководством, потому в итоге все шипы летят в нашу компанию. Так ведь можно совсем отбить желание смотреть короткий метр, то есть из-за чужой некомпетентности я теряю аудиторию и репутацию.

У вас был опыт, когда ваши сборники показывали по ТВ. Как удалось это устроить?

Да, «Новые русские» и «Новые русские-2» покупал канал ТНТ для «Открытого показа», созданного в пику «закрытому» Гордона на Первом канале. Это было при Игоре Мишине (генеральный директор ТНТ в 2014−2016 годах. — Прим. «Инде»). Он много экспериментировал с контентом и его сотрудники сами вышли на нас. Они взяли оба сборника и собрали из них полуторачасовой альманах. Фильмы показывали в 1:20 ночи, рейтинг был средним, и, в общем-то, это хороший результат, учитывая, что это был первый опыт показа российского короткого метра на федеральном телеканале. Еще мы продавали тематические сборники платным каналам, но там за рейтингами я, если честно, не следила.

Кроме того, для нас обычная практика — продавать сборники в онлайн-кинотеатры. Недавно мы вошли в iTunes. Они тоже сейчас экспериментируют с контентом — еще полтора года назад у них было всего, наверное, десять короткометражек со всего мира. В этом году они купили у нас четыре сборника. С ними мы договаривались год — это издержки бюрократии огромной корпорации, но мы понимали, что это важно, и подчинились правилам игры.

Что мне нужно сделать как автору, чтобы попасть к вам в сборник?

Снять качественное кино, на которое зрители будут готовы тратить деньги. На деле это мало кому удается: снимают либо некачественно, либо слишком артхаусно, либо без оформления юридических моментов. Для проката у вас на руках должны быть все права: на музыку, сценарий, на весь фильм как целостное произведение. Учитывайте, что нам нужно включить фильм в контекст сборника с четкой темой (например, любовь, хоррор, сай-фай), поэтому мы не можем взять совсем артхаус. Со временем мы поняли, что нам легче работать с околокомедийными фильмами — у нас, независимо от темы, все очень ироничное, даже хорроры. Драму сложно встроить в сборник и по настроению, и по драматургии. Невозможно заставить зрителя посмотреть сборник из шести драм, а перемешать удачно комедии и драмы не всегда получается.

Прочтет эти ваши слова молодой амбициозный студент киновуза и подумает: «эти продюсеры перекрывают мне кислород и заставляют снимать только легкие комедии!»

Что поделать, пусть тогда идет в какую-то другую профессию. Артхаусный короткий метр не имеет ни единого шанса попасть в коммерческий показ. Это либо фестивали, либо некоммерческий показ в антикафе для друзей и центрах современного искусства. Зритель за деньги не пойдет на сборник артхаусных короткометражек, если только это не победители Канн, Венеции и Берлина (даже не Роттердама и Локарно, о которых знают от силы полпроцента населения страны). И не всегда эти ценители живут в городах, где демонстрируется этот сборник.

Что автор получает от вас?

Это зависит от того, как оформлен фильм. Бывает, владелец фильма, режиссер, продюсер и сценарист — одно лицо. У него есть все права, поэтому он получает деньги. Есть истории, когда права на фильм выкупает продюсерский центр, тогда мы платим центру, а с автором они договариваются сами. Есть фильмы которые никому не принадлежат. В нашей практике это было всего пару раз и мы просили автора срочно оформить все бумаги.

Самый ужасный короткометражный фильм, который вы смотрели?

О, их невероятно много.

Тогда перечислите типичные ошибки молодых режиссеров.

Эгоцентризм, игра в Тарковского и, когда все это вместе, — вгиковщина. Представьте, что двадцатилетний студент шлет вам дебютный фильм с глобальным высказыванием на тему судеб планеты, исторической памяти, маленьких людей в большом несправедливом мире и прочем в таком духе. При этом у него дрожит камера, дерганый монтаж, длинные крупные планы, а потом вид поля под дождем на три минуты. В эти минуты мы мысленно говорим ему: «Спасибо, у вас очень хороший фильм, но не для нас». Такое кино далеко не всегда имеет художественную ценность, а уж наличие зрительского и коммерческого потенциала — это вообще редкость. Но кино — это опыт, поэтому, вероятно, шестой фильм этого режиссера имеет шанс быть настоящим хитом — фестивальным или прокатным.

Вообще молодому режиссеру нужно много раз подумать над тем, сможет ли он прокормить семью, снимая кино. Скорее всего — нет. Но если человек, тем не менее, решает посвятить себя кино, необходимо отдавать себе отчет в том, насколько это сложно — и физически, и эмоционально, и финансово. При этом я с огромным уважением отношусь к людям одаренным и людям, горящим идеей творить искусство. Это дар и большой подвиг, если подходить к делу со всей серьезностью. Но если человек не готов к сложностям, сопряженным с работой с авторским кино, есть вариант использовать свои кинематографические навыки в коммерческом продакшне, сериалах или рекламе. Это, по крайней мере, честнее, чем снимать плохое кино с претензией на гениальность.

Фотографии: Даша Самойлова, utopiapictures.ru


Комментарии — 1
Войдите, чтобы добавить комментарий
ФейсбукВконтакте

Sofia Silkina
14 сентября, 15:34
Фьючер Шортс в Казани, правда, не в 2009м появился, а чуть ли не в 2004м