Burger
«Семейное образование — это удел интеллигентных и образованных родителей». Пять монологов о жизни без школы
опубликовано — 21.09
просмотры — 4454
комментарии — 4
logo

«Семейное образование — это удел интеллигентных и образованных родителей». Пять монологов о жизни без школы

Хулиганы, Шаббат, злые учителя, семьеведение и другие причины остаться дома

По федеральному закону, семейное образование — такая же полноценная форма обучения детей, как ежедневные уроки в школе. Его часто путают с домашним обучением (когда дети не могут посещать школу по состоянию здоровья) и считают чем-то незаурядным или даже девиантным, хотя в одном только «ВКонтакте» количество сообществ семейного образования перевалило за три сотни; для таких родителей издают журналы, собирают конгрессы и так далее. «Инде» поговорил с казанцами, отправившими своих детей на семейное обучение, о том, зачем они это сделали, как справляются с ролью учителя и что думают об учебе без оценок и одноклассников.


Кирилл Мусин

44 года

бизнесмен

Шаббат VS школа

В 2014 году мы переехали в Казань из Израиля, где дети учились в школе. Мы приехали в город в ноябре, дети немного говорили на русском, но даже не знали алфавит. Иде было десять с половиной лет, Яше — девять. У нас с собой были все учебники, и моя супруга (она учитель) продолжила заниматься с ними по программе израильской школы. Первой задачей было научить детей русскому языку.

У нас есть свои сложности с обычными школами. Мы — религиозная семья, соблюдаем Шаббат, поэтому часть пятницы и суббота пропадают. Еще мы соблюдаем религиозные праздники осенью и весной, которые длятся по две-три недели, и дети тоже не могут посещать в это время школу. Плюс к этому у них все равно не очень уверенный русский. Как со всеми этими вводными договариваться об учебе в школе? Поэтому мы взяли курс на домашнее обучение.

Нехватка историков и отличия репетитора от учителя

За три года у нас несколько раз сильно менялся учебный процесс. Первый год мы бросили все силы на русский язык и математику. В этом году появятся история, география, биология. В основном учителя, которых ты находишь на специализированных сайтах, — это репетиторы: они подтягивают отстающих или готовят к экзаменам. Они не учат детей, они их натаскивают на определенные темы. У учителя есть задача научить, а у репетитора есть задача сделать все так, чтобы им остались довольны, потому что он получает за работу живые деньги. Учитель может позволить себе быть жестче, может наругать. Репетитор — нет. Второй момент: когда репетитор приходит на первые уроки, он к ним готовится, продумывает интересный урок. Этого запала хватает ровно на месяц. Потом начинается какая-то каша.

Мы перебрали массу вариантов. Были и студенты, и учителя с высокими рейтингами на сайтах. У последних есть опыт налаживания отношений с учеником, но студенты чаще стараются сделать урок интересным ребенку. Поначалу мы брали одного учителя на двоих, они занимались одновременно, потом друг за другом. Сейчас я понимаю, что детям надо брать разных учителей, потому что дети очень разные и требуют разного подхода к ним. Еще мы столкнулись с тем, что сайты с репетиторами — это практически один и тот же ресурс, у них либо создатели часто общие, либо база. Могу сказать, что в Казани с учителями математики и русского полный порядок, не хватает хороших историков и географов.

Цена и качество семейного образования

Процесс обучения организован следующим образом: в будни учителя занимаются по 40 минут с каждым ребенком, каждые два часа приходит новый преподаватель. Супруга проверяет домашнее задание, контролирует процесс, если что-то непонятно, разъясняет. У детей есть дополнительные занятия музыкой, рисованием, Яша ходит в спортивную секцию айкидо в ДК Алиша. Музыкой и рисованием они занимаются дома, но с этого года мы их будем водить куда-нибудь, потому что видим, что им надо выходить из дома. Дома мешает все. У нас нет телевизора, но у всех есть телефоны, планшеты, которые отвлекают. Да и сама домашняя атмосфера расслабляет. В этом я вижу минус домашнего обучения. Школа с ее расписанием уроков и звонками дисциплинирует.

Детей надо контролировать, система пряника и кнута уже не действует на старшую. Системы самозапуска и самоконтроля, когда они понимают, что надо сделать уроки, у них нет. Ида до последнего будет тянуть, пока не скажешь строго, что уже все, времени откладывать больше нет.

В месяц мы тратим на домашнее обучение 30 тысяч рублей и больше. Я вижу по окружению, что, обучая детей в школах, родители тратят столько же, но платят они за какую-то элитарность заведения, например. А мы за эти деньги получаем от учителей и передаем детям гораздо больше.


Катерина Чжао

32 года

предприниматель

Ожидания / реальность

У меня трое детей — им восемь, шесть и год. Мы живем за городом. Школа поблизости меня не устраивала, а возить детей в Казань каждый день не представлялось возможным. Поэтому я начала искать альтернативные варианты обучения. Сначала семейное образование казалось мне домашней тюрьмой: я не представляла, как можно обучать самой, и волновалась за социализацию детей. Но постепенно я поняла, насколько узко мыслю и сколько на самом деле свобод дает семейное образование. Ты можешь вписать обучение детей в свой ритм жизни, не вредя при этом ни себе, ни детям. Семейное образование дает возможность использовать время ребенка для того, что ему действительно необходимо в его возрасте. Например, в начальной школе должна преобладать игровая деятельность, пока ребенок сам не захочет углубиться в книги и чем-то заинтересоваться. Чтобы заинтересовать его, нужны и эксперименты с методиками, и личный пример родителя, и просто свободное время. А когда ребенок учится в обычной школе, у него просто нет на это сил: учеба, домашняя работа и злая из-за двойки мама — все это не слишком мотивирует.

Самые большие сложности с семейным образованием оказались совсем не там, где я ждала. Нам было совсем не трудно решить вопрос с аттестацией и прикреплением к школе. Зато появилась необходимость пересмотреть свои жизненные принципы, взгляд на образовательный процесс, который должен соизмеряться с целями и временем, в котором мы живем. Почти год я изучала информацию о том, что же действительно важно в образовательном процессе детей, и о зависимости этого процесса от их психологической готовности. В образовании ребенку важно научиться делать выбор в сторону своего, никем не навязанного интереса. В процессе обучения мне было сложно не встать на рельсы школьного учителя, ведь у меня самой есть только опыт школы с оценками, классом, доской, контролем и авторитаризмом.

Я считаю, что самый эффективный метод образования — это личный пример. Если родитель получает кайф от своего дела, если он постоянно занимается самообразованием и владеет навыками тайм-менеджмента, если он верит себе и быстро принимает решения, то ребенку повезло. Будет он ходить в школу или не будет, уже не так важно. Главное — чтобы перед его глазами не маячили вечно уставшие после работы зомби, которым нет до ребенка дела. Поэтому, прежде чем решаться забирать детей из школы, родителям нужно крепко подумать и начать с себя.

Семьеведение и философия гуманной педагогики

На семейном образовании в этом году находятся двое моих детей. Они не любят вставать каждый день рано, не любят однообразие, не могут долго сидеть на одном месте. Поэтому все, что избавляет их от этих перспектив, воспринимается на ура. Программа, по которой они учатся, для меня, если честно, не имеет большого значения: главное — как ее давать детям. Мы выбрали «Русскую классическую школу». Она составлена по книгам известного дореволюционного педагога Ушинского (Константина; основоположник научной педагогики в России. — Прим. «Инде»), цель которого — научить детей любить русский язык и литературу. В Екатеринбурге его систему переработали на современный лад и издали учебники. Еще бы я посоветовала изучать русский язык по методике Соболевой, а «Окружающий мир» — по учебнику Анатолия Гина, который занимается ТРИЗ–педагогикой (педагогическая система, целью которой является воспитание творческой личности. — Прим. «Инде»). Математику очень нестандартно дает Женя Кац. Дома мы с детьми углубляем знания по истории, географии и природоведению. Также для меня важно говорить с ними об устройстве семьи, традициях, генеалогии. На обучение уходит не более двух часов в день. Я думаю, что начальная школа у моих детей точно пройдет в таком свободном ритме. Потом, исходя из моей занятости, будем решать, куда двигаться дальше, но, я думаю, к этому времени в Казани появится какая-нибудь сильная заочная школа. За ЕГЭ я совершенно не боюсь. Считаю, что школьникам нужно уходить после девятого класса на самообразование (такая форма тоже существует) и два года спокойно готовиться к ЕГЭ с помощью репетиторов, не тратя время на ненужные дополнительные школьные предметы.

Мои дети привязаны к школе в Санкт-Петербурге и сдают аттестацию дистанционно в формате тестов (для прохождения аттестации ребенок, находящийся на семейном обучении, может быть прикреплен к любой школе; обучение при этом может проходить как дома, так и в центрах семейного образования. — Прим. «Инде»). Я экономлю на этом свои нервы и время. Казанские школы неохотно работают с детьми на семейной форме обучения. Их можно понять: компенсации школам за таких детей государство не отчисляет, а возни и учета много. Поэтому найти школу, которая в рамках закона исполнила бы все пожелания родителя по поводу проведения аттестаций, не так уж и просто. В большинстве случаев родитель должен прогибаться под условия школы, хотя по закону делать это не обязан: например, сдавать аттестацию четыре раза в год вместо одного или делать это в неудобное для него время либо проходить аттестацию в непонятной форме, потому что учителя не провели консультацию. Качать права осмеливается не каждый родитель. В нашем случае обучение проходит в семейной школе в Казани. Она работает с разновозрастными детьми, используя философию гуманной педагогики Шалвы Амонашвили (советского, грузинского и российского педагога, психолога, академика Российской академии образования. — Прим. «Инде»). В школе учатся 20 детишек в возрасте от 6 до 12 лет. Оценок там не ставят, а приходить можно когда угодно. С детьми занимаются индивидуально в разновозрастной группе. У каждого ребенка свой ритм и своя программа освоения предмета. Обучают их по школьной программе два учителя с педагогическим образованием, остальные преподаватели — эксперты в разных сферах. Предметы интересные — например ушу, «Безопасное знакомство с медиапространством интернета», семьеведение.

Конечно, у семейного образования есть минусы. Ответственность за обучение лежит только на тебе, так что приходится работать и вовремя реагировать на страхи и риски. Я считаю, что мотивация к учебе, как и ко всему остальному, — это естественный процесс. И главная задача как родителя, так и учителя — этот огонек не потушить. Если ребенок не хочет заниматься, значит, он либо устал, либо ему сейчас важно что-то другое, либо родитель не нашел форму подачи материала, которая была бы ему интересна.


Татьяна Шарай

37 лет

преподаватель, доцент КФУ


Экономия времени

Я вела семейное образование для своего ребенка сразу с первого класса. Вокруг меня уже были люди, которые этим занимались, да и я понимала, что у школьного образования есть много минусов. Для меня как психолога важным фактором было и окружение ребенка: до десяти лет дети впитывают все как губка от тех, с кем общаются. Для меня семейное образование стало возможностью контролировать окружение сына на первых порах. Что еще мне не нравится в школе, так это ориентир на оценку, а не знание. Дети могут сказать: для того чтобы получать пятерки, не надо особо напрягаться. Часто нужно изобразить какую-то деятельность — списать, а не потрудиться. И если ребенок получил этот навык, то это очень плохо. Школьное образование — это система. Часто учителя тратят половину урока на дисциплину и организацию детей, а чистое время, в течение которого они занимаются предметом, в итоге — минут 20. Потом детям нужно еще делать домашнюю работу. Поэтому обучение дома существенно экономит время ребенка, которое можно посвятить занятиям в кружках.

Мой старший ребенок проучился на домашнем три года — первый, второй и третий классы. Изначально мне было понятно, что это формат, который я предлагаю попробовать лишь для младшей школы. Я хотела дать ребенку крепкую базу знаний. Но впоследствии наткнулась на то, что сочетать роли мамы и учительницы, по крайней мере в наших отношениях с сыном, сложно. Хотя на самом деле родители, чьи дети учатся в обычной школе, так или иначе эти роли сочетают. Школа прямым текстом говорит: если вы не будете заниматься с ребенком дома, он будет плохо успевать. И реально хорошо в начальной школе учатся дети, родители которых активно с ними занимаются и фактически дублируют роль учителя. Поэтому семейное образование — это экономия не только времени ребенка, но и своего.

Страхи учителей и родителей

С прикреплением к школе во время семейного образования никаких проблем быть не должно: право на него озвучено в законе. Приходим к директору и просто пишем заявление. Есть разные форматы: можно прикрепиться к школе через дорогу от дома, можно учиться дистанционно, можно в частной школе, организованной специально для детей на семейном образовании. Дети ходят туда раза три в неделю на основные предметы, что облегчает жизнь родителям. Сложность, с которой обычно сталкиваются родители при переходе на семейное образование, — то, что директора казанских школ воспринимают его как дополнительную нагрузку на себя. Они боятся, что к ним потом будут предъявлять претензии за качество обучения. Мол, сначала дома учат ребенка, потом он ничего не знает, а претензии к ним. Пять лет назад наш директор считал семейное образование уделом маргиналов. Но на самом деле семейное образование — это удел интеллигентных и образованных родителей. Так что, кроме негативного отношения директора, все было хорошо.

Я выбирала программу обучения без особого анализа — их слишком много, я не специалист. Поэтому я просто доверилась мнению авторитетных людей из своего окружения, имеющих опыт работы с детьми в начальной школе или обучения детей на семейном образовании. Каждый выбирает программу по себе, исходя из того, кто и что считает важным. Я знала, что по математике наиболее сильный Петерсон. По всем остальным предметам знакомая одобрительно отозвалась о «Начальной школе XXI века» — по ней мы и шли. Сейчас очень хвалят программу «Русская классическая школа» — там и математика, и русский на высоком уровне. Младший ребенок, наверное, будет учиться по ней.

Я не особенно загружала ребенка, ежедневно он занимался в среднем не более двух часов. Сын просил меня ставить ему оценки, но я избегала оценивания в первом классе. В России всегда делают акцент на ошибках, формируя таким образом страх у детей. Я же старалась подчеркнуть то, что у него получается хорошо. Когда сын перешел в четвертый класс (я отдала его в обычную школу), поняла, что для него важна оценка учителя — она его стимулировала. В этом плане с меня упала большая нагрузка, потому что учителем должна быть не мама. Фигура учителя — это фигура наставника. Но здесь возникает другой вопрос: насколько вам повезет с учителем? Мы отдаем ребенка в школу и в редком случае знаем, кому. К сожалению, в России родители не могут познакомиться заранее с людьми, которые будут находиться с их детьми. А ведь роль учителя в самоопределении и интересе ребенка к предмету огромна.

У нас не было проблем с социализацией ребенка — он сам по себе общительный, плюс есть бассейн, хор. Вдобавок у моих друзей есть дети-ровесники. Не отбить интерес сына к учебе было одним из моих мотивов — в школе это происходит чаще всего. Мы видим радостных первоклассников, которые ко второму классу уже мечтают из школы слинять. Когда я начинала учить своего ребенка на домашнем, у меня был последний год декретного отпуска, потом я вышла на работу преподавателем с гибким графиком. Если уж учить ребенка, для мамы это должно быть очень важно и для этого должны быть ресурсы — и время, и силы. После опыта с семейным образованием я поняла, что я преподаватель для взрослых людей. Учить детей — совсем другое. В какой-то момент я осознала, что сделала для ребенка все что могла, а дальше — давай сам.


Евгения Иванова

38 лет

доцент, преподаватель Поволжского государственного технического университета

Программы и методики

Старший сын проучился первый класс в обычной школе. Внешне все было хорошо. Нам попалась добрая и адекватная учительница, которая хорошо к нему относилась. В классе было немного учеников, да и нагрузка была небольшая, но к середине года мы с ним очень устали. Учиться в школе ему оказалось не очень интересно. В школе не было чего-то такого, ради чего стоит рано вставать и проводить в ней довольно много времени. Его утомляли бесконечные организационные моменты. Он мне говорил: «Мам, я не понимаю, почему они не слушаются, ведь столько времени пропадает». На переменах он тоже не мог расслабиться. Учителя говорят: «не бегай» и «не кричи». Одноклассники, наоборот, провоцируют нарушать эти правила. Любимым предметом стала физкультура — потому что это как раз то, чем я не могла с ним заниматься (в то время у меня была новорожденная дочка). По всем остальным предметам он был одним из лучших, но ему было просто неинтересно.

Я тоже устала, так как привыкла строить расписание семьи сама, исходя из возможностей и потребностей всех ее членов, а здесь пришлось быть зависимой от расписания школы, то есть фактически перестроить жизнь всей семьи под потребности одного ребенка. Поэтому наше решение уйти на семейное обучение поддержал даже мой муж, хотя именно он настаивал, чтобы мы сначала попробовали «как все», но, видя наше состояние к концу года, признал, что в данный момент семейное обучение для нас проще и эффективнее. Сложностей при переходе не было — задали пару вопросов о причинах, и нас спокойно перевели, мы не первые и не последние в нашем районе, кто принял такое решение.

Мы не придерживаемся какой-то программы на 100 процентов, используем разные разработки из «Русской классической школы», системы Жохова, из современной «Перспективы», из других систем. Есть список умений и навыков, которые ребенок должен освоить к концу учебного года, на них и ориентируемся. Чаще всего пользуемся старыми советскими учебниками, они есть в сети и кажутся мне наиболее логичными. Однако и в те учебники, которые предлагает школа, тоже заглядываем — сверяемся. Мне кажется, одна программа, пускай даже самая лучшая, несколько ограничивает многообразие подходов в освоении материала.

Дети занимаются три-четыре дня в неделю, по утрам, после разминки и завтрака. Думаю, что в старших классах можно заниматься и меньше — или модульно, — но начальная школа — это навыки, которые теряются, если не заниматься постоянно. Со старшим довольно много занимались «на ходу» — в машине, пока куда-то едем: повторяли английский, устный счет, правила русского языка. Как сейчас будет с двумя, пока не знаю. Возможно, какие-то вещи буду просить старшего делать со вторым, заодно и ему закрепление знаний — всегда запоминаешь лучше, если сам объяснишь кому-то. В прошлом году сын проходил аттестацию один раз в конце года, в школе, очно. Учительница опрашивала, проводила тесты, диктанты, мы показывали поделки и рисунки, проекты, которые делали для предмета «Окружающий мир», беседовали с учителем по английскому языку. В принципе, все прошло удачно, ребенок не стеснялся, отвечал довольно уверенно, но в этом году я хочу все же сдавать аттестации два раза в год — слишком большой объем приходится проверять единовременно, это тяжело для ребенка.

Как распорядиться свободным временем

Не могу сказать, что перевод на семейное обучение дал толчок к какому-то невероятному интересу к обучению. Все-таки учеба в начальной школе — это выработка навыков (чтение, письмо, счет), а получение навыка — занятие довольно скучное, чего уж там. Хорошо, что исчезла необходимость надевать неудобную одежду, рано вставать, в любую погоду идти в школу, сидеть в душном классе и прочее, что в итоге и составляло общее негативное впечатление. Дома мы занимаемся, ориентируясь на природные ритмы (зимой встаем позже, весной раньше), дети проводят перемены на свежем воздухе (мы живем в своем доме) и в активном движении. По ходу обучения можем отвлекаться на возникающие вопросы. Я всегда поддерживаю интерес ребенка, мы можем, скажем, отвлечься и поискать видео или статьи по теме, которую изучаем. В общем, учеба как была, так и осталась определенной работой, обязанностью детей. Но я надеюсь, что благоприятные условия для исполнения этой обязанности позволят в дальнейшем проявиться интересу.

Из минусов обучения на дому могу назвать отсутствие опыта публичных выступлений и командной работы. Не всегда есть возможность участвовать в олимпиадах, ребенок не нарабатывает себе репутацию.

У детей освободилось много времени — его мы заполняем кружками и секциями. Так, в прошлом году ходили в бассейн по утрам, а в обед ездили на занятия «Игры с глиной». Вряд ли они влезли бы в наше расписание, учись сын в школе. На этот год расписание кружков еще не сформировано, обязательно оставим дзюдо два-три раза в неделю и естественнонаучный кружок раз в неделю. Остальное пока под вопросом. Дети хотят музыкальные занятия, глину, робототехнику, но кому-то придется поумерить аппетиты. В целом я не сторонник того, чтобы забивать все свободное время кружками, секциями или учебой. Мне нравится, что дети много и качественно гуляют, играют на свежем воздухе, изучают окружающий мир. Сейчас, например, ловят всяких насекомых, читают про них в энциклопедиях и интернете, зарисовывают и записывают свои наблюдения. Осенью мы часто ездим в лес — и за грибами, и просто погулять, причем среди недели. Зимой много читаем вместе, семейные чтения — уже ритуал. Весна — это рассада и огород, дети в этом тоже участвуют. В общем, нам не бывает скучно.


Екатерина Петрова

33 года

PR-директор Международного фестиваля современной культуры Kazan Live

Конфликты в школе и поиск виноватых

Изначально у меня даже не было мысли, что ребенок будет учиться дома. Как большинство, Роберт пошел в первый класс. Но с самого начала обучения начали возникать непонятные ситуации. Сначала я списывала это на адаптацию, но после Нового года, когда этот период уже должен был пройти, ничего не изменилось. Вообще сын очень любознателен, ему интересно все новое, но в какой-то момент пошло полное отрицание школы — появилась агрессия, помню, что дала ему пачку бумаг «Снегурочка» и он разорвал ее на клочки. Мы начали посещать психолога, и уже на третьем сеансе она сказала, что проблема внутри школы, а сын, как мужчина, привык сам разбираться со своими проблемами. С другой стороны, его психологического развития было недостаточно, чтобы выразить эту проблему и справиться с ней. Плюс он очень уставал — вместо того чтобы провести время вместе за просмотром фильмов или на прогулке, мы с ним делали допоздна уроки. Он отказывался делать уроки в продленке, потому что со своим обостренным чувством справедливости считал, что в то время, которое отведено на прогулку в продленке, надо гулять, а не делать уроки. Постепенно начались конфликты с учителями. Его ругали за плохой почерк (Роберт левша), не давали ролей в школьных спектаклях, в которых он хотел участвовать.

Сложно сказать, кто прав и виноват, но я считаю, что в задачи учителя входит поиск подхода к ребенку. В итоге я поняла, что учителя перекладывают всю ответственность за обучение детей на родителей. Во втором классе конфликт накалился, на него ополчился, по-моему, весь педагогический состав, а на меня — родительский комитет. Во время зимних каникул я начала искать в интернете альтернативу школе. Закон об образовании я изучила сразу же, как начались конфликты, поэтому была в курсе, что есть такая форма обучения, как семейное образование. Решение далось мне непросто. Я очень переживала по поводу перехода на такую форму обучения, но у нас была безвыходная ситуация. Переводить в другую школу, на мой взгляд, было бессмысленно, потому что у него была такая агрессия к школе, что она спроецировалась бы на любую другую школу. Я написала заявление в РОНО и в школу (там все были в шоке — мы были первыми, кто написал такое заявление), и мы перевелись из школы на семейное обучение. Школа никак не поддержала нас в этом — мы могли проходить аттестацию там, но они выдвинули нереальные условия сдачи предметов. Только в четвертом классе с Нового года я прикрепила его к школе, где он будет сдавать экзамены за пятый класс. До этого полтора года он занимался с репетиторами и со мной, а первые несколько месяцев я его даже не нагружала уроками. Он гулял, ходил на английский язык и робототехнику, занимался спортом.

Уроки по сети и школа жизни во дворе

В школе есть две системы обучения. Первая — это записанные интернет-уроки, в которых разберется любой. Вторая — дистанционная школа с уроками-вебинарами, общением с учителем, контрольными. Мы выбрали второй вариант, он стоит 3200 рублей в месяц. Обучение построено следующим образом: под один предмет выделяется один день. Например, в понедельник занимаются математикой, во вторник — русским языком и так далее. Сначала дети смотрят видеоурок (10−30 минут), занимаются на тренажере и проходят тест (эта оценка нигде не учитывается), потом у них проходит вебинар с учителем (20−40 минут), на котором он разбирает типичные ошибки в домашнем задании и разъясняет тему. В конце урока им дают задание на следующий урок, который будет через неделю. Домашнее задание, а это не один урок, а целый блок, с переписыванием из черновика в беловик занимает три-четыре часа, в зависимости от сложности темы. Выполненную домашнюю работу отправляют учителю на фото, если нужно прочитать отрывок по литературе — записывают аудио, если что-то выучить наизусть — записывают и отправляют видео. В воскресенье я составляю расписание на всю неделю в гуглдоке, в течение недели контролирую выполнение всех заданий, а он отмечает выполненное зеленым цветом. Я вижу, что ему нравится то, как устроен этот процесс. Ему важно заслужить одобрение учителя. Каждое занятие учитель показывает всему классу (там около 20 детей) лучшие домашние задания. И когда его домашку впервые показали классу, он был очень рад и горд.

На уроки он тратит столько же, сколько в школе — около пяти часов. Все остальное время он посвящает тому, что ему нравится, — боксу, плаванию, английскому. Он познакомился с ребятами во дворе, общается с ними. На мой взгляд, социализация в школе — это скорее миф. Учителя и родители ограничивают в формах общения и в общих проказах. Там даже не подерешься, а это, на мой взгляд, один из этапов становления мужчины. Пусть мне не очень нравятся его друзья во дворе, но там он встречается с реальной жизнью, когда за свои слова и поступки надо отвечать, когда нет регуляторов в виде мам и дети сами решают конфликтные ситуации.


Комментарии — 4
Войдите, чтобы добавить комментарий
ФейсбукВконтакте

Анастасия Гаус
23 сентября, 13:22
Катерина Чжао, подскажите, пожалуйста, что у вас за семейная школа?
Катерина Чжао
Анастасия Гаус, Семейная Школа У-Ра на Гвардейской 31/42. Там же находиться наш клуб СО "Хочу Учиться" https://vk.com/co_kazan
Катерина Чжао
Катерина Чжао, Находится ;)
Даниил Еднаков
25 сентября, 12:32
Насчет последнего:
1. Когда кажется креститься надо. Не стоит принимать решения, основываясь на том, что вам кажется.
2. Отвратительная идея пропагандировать нормальность проявления физического насилия среди детей и выдавать это за качество "настоящего мужчины". Важно быть не "настоящим мужчиной" или "настоящей женщиной", важно быть человеком.