Burger
Почему на входе в метро не у всех проверяют багаж и можно ли отказаться от досмотра
опубликовано — 28.03
просмотры — 24749
logo

Почему на входе в метро не у всех проверяют багаж и можно ли отказаться от досмотра

Отвечает начальник службы безопасности МУП «Метроэлектротранс»

Каждую неделю в рубрике «Почему так?» редакция «Инде» ищет ответы на читательские вопросы о жизни в городе.



Несколько недель назад мы получили письмо от читателя:

«Каждый день я езжу в метро с одной и той же сумкой, в которой всегда лежит один и тот же ноутбук. Рамки-металлоискатели срабатывают на ноут каждый раз, но иногда меня просят пройти через рентген-аппарат (естественно, чаще всего это случается, когда я опаздываю), а иногда свободно пропускают в метро. Из чего я делаю вывод, что эта мера не обязательна. Ещё бывает, что люди с большим багажом, заходящие в метро вместе со мной, свободно проходят на перрон без досмотра, в то время как меня отправляют проверять сумку. Почему так происходит? По какому принципу отбирают людей для досмотра личных вещей? Я имею право отказаться от проверки?»

Мы встретились с начальником службы безопасности казанского метро Марселем Равильевичем Гумеровым и законспектировали его монолог:

«Метро — это, во-первых, общественный транспорт, во-вторых — стратегический объект. Сами видите, какая сейчас международная обстановка: там взорвут, здесь взорвут. Слава богу, у нас пока этого нет и, надеюсь, не будет. И по федеральным законам, и по своим должностным обязанностям, и по правилам пользования метрополитеном мы должны обеспечивать безопасность пассажиров.

«Мы не можем на сто процентов знать, террорист человек или не террорист, это знает только Господь Бог».

Естественно, мы не относимся предвзято к отдельным личностям. У нас есть свои методики, которые помогают обезопасить граждан. Предположим, в метро заходит какой-то человек — я уж не говорю о том, что, если это террорист, специальные службы должны были выявить его ещё до того, как он попал к нам. С момента, когда он зашёл в дверь, он под нашим наблюдением: видеокамеры, полицейские, сотрудники службы безопасности метро. Наша задача — произвести психоэмоциональный отбор. Сегодня ты расстроенный, завтра весёлый, послезавтра пьяный, а через два дня с похмелья. У одного и того же человека может быть множество психоэмоциональных состояний. Мы не можем на сто процентов знать, террорист человек или не террорист, это знает только Господь Бог. Но если мы видим, что человек взволнован, как-то необычно реагирует на писк металлорамки или, наоборот, не реагирует вовсе, мы, скорее всего, попросим его показать сумку.

Если человек идёт с большим грузом — сумкой, рюкзаком, коробкой, — мы относимся к нему более внимательно. Формальное основание для проверки багажа — сигнал металлорамки. Сигналы всегда разные. Громкость зависит от количества металла, световой индикатор показывает, на каком уровне у человека спрятан металлический предмет, — ноги, голова, плечи. Дальше всё зависит от потока пассажиров. Условно подозрительных людей в любом случае направляют на досмотр — причём не сотрудник службы безопасности метро, а сотрудник полиции, потому что по закону это может сделать только он. Досмотр на специальном аппарате „Инспектор 60/70Z“ производит работник метро, но если на изображении он увидит опасный предмет, то специальными знаками подзовёт полицейского. Дальше следует либо задержание, либо дополнительный досмотр. Принцип работы нашего оборудования такой же, как у рентгеновского аппарата. При этом он безвреден: мы ведём дозиметрический контроль и уверены в этом.

Гражданин может отказаться от досмотра, но тогда мы просто не станем его перевозить — пусть садится на другой транспорт или идёт пешком. Вы действительно можете каждый день ходить с одним и тем же рюкзаком, и сегодня вас проверят, а завтра — нет. Но это не потому, что мы хотим сделать вам гадость или чтобы вы опоздали на работу. Мы просто пытаемся защитить граждан — не конкретного пассажира, а весь пассажиропоток. При этом мы стараемся подходить к вопросу человечно: если бабушка идёт с большой сумкой, мы не гоняем её до рентген-аппарата и обратно. В этом случае сотрудник полиции может попросить её открыть сумку прямо у турникетов.

Я не могу сказать, какие конкретно психоэмоциональные признаки людей мы отслеживаем. Вы ведь не приходите в правоохранительные органы и не спрашиваете, как следователь раскрыл преступление. В работе службы безопасности есть особенности, которые мы не хотим раскрывать широкой общественности. Раскрытая тайна — это уже не тайна, ею могут воспользоваться нехорошие люди.


Чтобы не опаздывать, выходите заранее — я лично всегда закладываю на дорогу пятнадцать дополнительных минут. Слава богу, поезда в метро ходят регулярно: в час пик — каждые две с половиной минуты, а в обычное время интервал около пяти минут».

Присылайте свои вопросы о жизни в городе на hello@inde.io, и мы постараемся выяснить, почему всё так.