Burger
«Тяжело шахтерам в шахте, а рэперам в Татарстане — сложновато». Шесть местных рэп-артистов, заслуживающих внимания
опубликовано — 03.10
просмотры — 5281
комментарии — 0
logo

«Тяжело шахтерам в шахте, а рэперам в Татарстане — сложновато». Шесть местных рэп-артистов, заслуживающих внимания

T3TRI, A¥WA, Esperanto Crew и еще три надежды сцены

Татарстанский рэп за последний год переживает если не бум, то точно всплеск интереса к себе. Адептов хип-хоп-культуры становится все больше, причем речь идет не только о русскоязычных рэперах, но и о тех, кто читает на языке Тукая. Вместе с этим увеличивается и количество баттлов: в 2016-м к татарскому Tegermen и казанскому подразделению Slovo добавился Dope Battle, а в августе 2017-го — «Метка». Чтобы не потеряться в многообразии татарстанских хип-хоп-артистов, баттловых и студийных, «Инде» прослушал записи трех десятков новых рэперов и выбрал шестерых, о которых вы, вероятно, не знаете — но стоило бы.

Кто это: За Айшой числится пока что всего одна боевитая композиция (и не менее зубодробительное видео) в жанре татарского грайм — отповедь челнинской влогерше с питерской пропиской Ирине Смелой aka Tatarka. «Закрывай глаза, сейчас будет жестко», — выдает в протестном алаверды 21-летняя студентка казанской консерватории Айша Лагеева. Гоша Рубчинский — минус, чай из «Татмака» — плюс: про видео на трек воскликнут либо «Вау!», либо «Астагафирулла!». Вот Айша льет «Бугульму» на подругу тверкающую в полумраке в хрущевке, вот ест эчпочмаки в парке Горького, а вот еле сдерживается, чтобы не полезть в драку на «Миллениуме». В октябре Лагеева планирует участвовать в батлах московской рэп-лиги Fidelio Punch Club, организованной экс-судьей Versusa Дмитрием Егоровым при участии команды работавшей на открытии Олимпиады в Сочи. В ноябре Айша собирается выпустить первый мини-альбом.

«Бу Казаннаң җавап, азатың кая
Ватаныңны сатып, хайп алдың?
Артык кылынасың, Алтын кыз!»

«Это ответ из Казани, где твоя свобода,
Продав Родину, поймала хайп?
Слишком много кривляешься, золотая девочка!»

Айша Лагеева

Всю сознательную жизнь, лет с пяти, я профессионально занимаюсь академической музыкой и изобразительным искусством. Хип-хоп стал моим убежищем. Слушала его класса с третьего, а осознанно начала во все это вникать лет с 15. Рэп я читаю меньше года. Очень люблю этот жанр, разбираюсь в нем, понимаю, как это делать качественно, пытаюсь использовать знания на практике. Самое главное — мне легче всего высказаться, используя именно этот жанр. Я ориентируюсь на немецкую сцену (Kool Savas, Kollegah), а также на исполнителей из США (Tech N9ne, Cory Gunz, MGK, Канье Уэст, Дрейк, Эйсеп Ферг, Трэвис Скотт, Кендрик Ламар и так далее). Из девушек для себя выделяю Ayben и Lady Leshurr.

Если б не жуткий обрусевший акцент Tatarka вкупе с отвратительной читкой, беспочвенным гонором, а главное, таким ником, я бы еще долго не нашла повода как-то поучаствовать в рэп-игре. Меня почти все в ней устраивало. Но Tatarka меня просто взбесила — в результате появилась эта песня. Mostapace в качестве битмейкера мне посоветовал казанский рэпер Random: мне понравились его работы, и я предложила ему посотрудничать со мной.

Изначально я планировала выпустить трек с обложкой «ВКонтакте», но меня все же уговорили снять клип, а то без него как-то несерьезно. Мы сняли его и смонтировали за одну ночь. Родителям я клип не показывала: это очень рыхлый и некачественный материал. Им бы не понравилось.

Цель видео — поставить Иру (Смелую. — Прим. «Инде») на место. Если не знаешь языка, то зачем лезть? Веди влоги, пой свои песенки на русском и английском, в конце концов. Я носитель языка, и текст с двойными рифмами на татарском дался мне без проблем.

После выхода клипа мне писали в основном простые слушатели. В комментариях, как правило, люто хейтили, в личку же лилась просто благодать. Из значимых музыкантов высказались Витя СД, Дима Schokk, Jubilee, музыкальный хип-хоп-критик Макс Хасла. Многие предлагали мне сотрудничество, но тогда я даже не думала о продолжении: мне просто нужно было высказаться. В целях не было желания как-то пропиариться и заработать. Напротив, я понимала, что придется сильно потратиться для осуществления этого проекта: покупка бита, сведение, оплата студии, реклама и продвижение. Я за все это взялась и довела до конца.

Долгое время после клипа и мыслей никаких не было о продолжении творчества. Я, как обычно, занималась повседневными делами, учебой, работой, организацией концертов русских рэперов время от времени. А потом пришло понимание, что реализоваться в женском рэпе вполне возможно, если серьезно этим заняться, — особой конкуренции пока нет.

Кто это: Студент-программист с двухлетним рэперским стажем слагает тексты про рутину, депрессию и самоопределение в окружении бетонных многоэтажек и информационного перегрева. Он «убирает тревоги как спам», «любит „мясо”, а не второсортный фейк» и будто пытается что-то доказать в треках своим недругам. «Мне многие говорили, якобы я не Тупак, мэн. Я схаваю их сраное мнение, будто я в этой игре Pac-Man», — такая уверенность дорогого стоит. Помимо всего прочего Q.RUSH — участник группировки Loud Silence, в которую также входят победитель казанского Dope Battle Borntopraay, Nate Deimos, Rider и Xeel. Команда пока не может ничем похвастаться, кроме записи единственной коллаборации.

«Мы видим дорогу — тут нет тупика
Тут каждый из нас капитан, весь мир — Ватикан
Клади на капкан то, что выдумал сам
Молись и мечтай» (
Absolutely)

«Жить как все? Да нафиг надо
Лайф — не фото: ***** [зачем] рамки
Плыть за псевдоважным рангом
Если делать — делать жарко» («Каждый день»)

Камиль Шигабутдинов

Я как начал слушать рэп в девять лет, так всю жизнь и слушал только его. А в 19 решил попробовать читать сам. Когда я записал первый трек с типичным названием «Все впереди», меня просили больше этим не заниматься. После второго — наоборот: он многим понравился. Рэп — основное мое занятие, оно приносит нереальные эмоции. Я ориентируюсь на St1m, Ярмака и Tof.

Я занимаюсь рэпом, чтобы стать известнее, хотя бы в Казани, ну и для себя тоже, конечно. Денег занятие рэпом не приносит: мой уровень еще слишком мал для этого, нужно поднабраться опыта. Любимых тем для треков у меня нет: пишу то, что захочется. По-моему, самое важное в рэпе — это звук: работа звукаря и общая картина, чтобы было приятно ушам.

Кто это: Депрессивный андеграунд-рэп из Авиастроя на основе сэмплированных клавишных и аккордеона, нарочитого акцента и монотонного ритма, идеально подходящего для выкапывания картошки летом на даче. Тематику треков Артема Fenix Хабибуллина и Сергея Ecstaz Казанского характеризует слово «жиза»: это истории про выживание на мизерную зарплату, семейный быт, потерянную молодость и внутреннюю борьбу.

«„Купи мне шубу, я буду радовать тебя, Толик”
Ты меня и так порадовала, родив тройню
В совместных планах — туалет с ванной и тестем,
Вот как счастлив я и как мы счастливы вместе»
(«Будь мужиком»)

«Последствия 1990-х отразились на юных:
Необеспеченные семьи в углах неуютных
Меня учили ломать страх и не быть сломанным
Мне несомненно повезло: я обошел все уколы»
(«Обреченный»)

Сергей Казанский

(Ecstaz)

В 2005−2006 годах я познакомился с Артемом Fenix Хабибуллиным. Он тогда, как мне казалось, рубил лютые биты и вовсю записывал рэп. У него уже была команда, но когда мы пообщались, он сказал, что остался один. На этой волне мы начали что-то пробовать. Скретч длиной в пять секунд делали так основательно, что на это уходило пять часов. Я посоветовал Артему писать тексты погрубее, добавить нотки жести. Из этого и сложился стиль Zatmenie — уличный. Мы читали о том, что видели, то, что прожили, или просто слагали легенды о крутых персонажах. Сотрудничали мы много с кем: Крюком из «Градус Грасс», ребятами из «Буриме», «87 ТАСМА».

Рэп для нас — нечто большее, чем хобби. «Если это хобби, то как у клептомана, заложница идея и лопатник из кармана», — это строчка из нашего трека, в котором мы как раз об этом говорим. Зачем я занимаюсь рэпом? Нельзя просто взять и оставить то, что взрывало тебе голову от бури эмоций. Но сейчас я на паузе. Мне поднадоел старый стиль, хочу что-то новое. А слушая, что сейчас в моде и что слушают молодые... Так вообще не хочется делать вовсе.

Рэп в России не всегда приносит деньги, а в Татарстане тем более. Тяжело шахтерам в шахте, а быть рэпером в Татарстане сложновато, что ли. Почти каждый воспринимает друг друга как потенциального конкурента и не особо рад чужим успехам. Я наблюдаю это с 2009 года. Нет респекта от души и искренне — наоборот, только зависть. Другое дело в Питере или Москве. Там могут дать возможность записать просто потому, что ты клевый малый.

Кто это: Команда аж семи казанских MC — Булата Загидуллина (Medd), Айваза Шайхмиева (Vazai), Юрия Трофимова (A3QA), Антона Гареева (Хаповски), Сайдаша Зинатуллина (Энзи Брукс), Айгиза Назарова (Nekii Slozhnii) и Айдара Гареева (Юб Чанин). Благодаря плюрализму мнений Esperanto Crew делает абсолютно разный и сложносочиненный рэп с битами всевозможных мастей — от заигрываний с ориентальной тематикой до бумбэпа с расфокусированными скретчами, при этом единственный альбом группы не разваливается на части. Республиканское происхождение все время дает знать о себе в текстах: так, Esperanto Crew рифмует «салам» с «маном», но их это красит.

«Делай стоп, делай стоп
Без тебя делали поп
Нас также ищет коп
За подпольный хип-хоп
В погоне за погонами
Он попадает в телик
Ему нужен гелик
Мы подарим красный велик» (
«Паутина / Острый скит как катана»)

«Это старенькая школа, где все по умолчанию
Слышь, как бы не так
Олдскул — не просто мычание»

Айдар Гареев

Все начиналось на улице Эсперанто — нынешней Назарбаева: отсюда и наше название. Этот жест нельзя считать протестом против казанских властей: мы разве что хотели закрепить в нашей памяти моменты из жизни, связанные с этой улицей.

Esperanto Crew — не просто коллектив: это семья, где все движимы одним звуком. Датой рождения команды можно считать 7 мая 2016 года: в этот день мы впервые вышли на сцену под именем Esperanto Crew на концерте «Miyagi & Эндшпиля» в Казани. Каждый участник помимо написания текста занимается еще чем-то: записью треков, сведением, написанием музыки, дизайном и съемкой видео группы.

Рэп — наш образ жизни, мы живем этим. Деньги приносит только наша студия: мы записываем людей (например Moofasa, R-True), делаем им дизайн, видеоклипы и так далее. Заработанное мы отправляем на благо команды и ее развитие. Но пока больше вкладываем, чем забираем.

Самое важное в хип-хоп-культуре — не забывать ее суть: это ничем не прикрытая правда, способ говорить о жизни, какая она есть на самом деле. В последнее время рэп широко распространился и даже дошел до телевизора. Хорошо это или плохо, не нам решать. Но не нужно забывать, что это уличная культура. Все должно идти от сердца, а не ради того, чтобы словить хайп.

Кто это: «Я молод и заряжен», — заявляет казанский рэпер T3TRI (читается как «Тэтри») в рефрене трека с говорящим названием Rookie of the year. И действительно — заряда T3TRI хватает, чтобы пробивать за пределы Татарстана: из всех новичков в списке у него, похоже, наибольшие шансы утвердиться на рэп-поляне. На первый взгляд все стандартно — опостылевший еще пять лет назад автотюн, кавер на «Пять минут назад», гулкий звук, чуть хриплый тембр, развязно жалующийся на переизбыток вечеринок и женского внимания, — но T3TRI пока что удается делать это не стыдно, что большая редкость по меркам местного бравада-рэпа. Возможно, дело во внимательном изучении первоисточников: первый мини-альбом состоит из «звонков», второй — посвящение рестлеру Стиву Остину и гангстеру Леону из одноименного фильма, а третий — сплошь баскетбольные референсы, которые поймут только те, кто внимательно смотрит NBA.

«Прячу голову в худи как в панцирь
Этот косой обжигает мне пальцы
Эти красотки так хотят покататься
Но вызов тонет в режиме вибрации
Под моей кожей — черная краска
Но я белый — белый как Каспер
Мое лицо — неподвижная маска
Когда вокруг все так хотят улыбаться» (
call #3)

Георгий Вацадзе

Можно сказать, что весь прошлый год я искал форму, узнавал, что и как я могу сделать, с какими уровнями взаимодействовать. На данном этапе я стараюсь выразить себя, и наш культурный контекст оказывает более сильное влияние, мне кажется, это будет заметно на следующем проекте.

Я считаю, что в 2016-м неплохо заявил о себе и понял, что могу работать почти в любом стиле, — именно поэтому вы слышали короткие проекты, в рамках которых было легко придерживаться той или иной стилистики. Сейчас я работаю над дебютным тейпом, стараюсь перейти на следующий уровень и сказать что-то действительно важное для меня. Уверен, этот год будет еще круче.

Это [рэп] то, что я реально хочу делать, и то, что приносит мне позитивные эмоции. Я прекрасно вижу свое будущее на сцене и делаю все, чтобы реализовать себя в этом. Так что можно сказать, что музыка является самым важным на данном этапе моей жизни.

Источник: 1991G

Кто это: Четверо односельчан из Сарманово — Рамиль Хадиуллин, Батыр Харисов, Фанис Шаяхметов и Ринат Сулейманов — именуются «Алтаном» (в переводе с татарского «Восход») и всерьез надеются перевернуть татарскую рэп-игру. Амбиции большие — поменять статус жанра с прерогативы жителей маленькой, но гордой республики на понятную всем музыкальную историю вне зависимости от знания татарского языка. Команда, образованная в 2012-м, этим летом выпустила микстейп «Ничек кəефең?» («Как настроение?») с бодрыми песнями про злые языки, бабло и шайтанов. В декабре Al’tan выпускают полноформатный альбом.

«Кесəмдə тулы акча, менə сиңа əкият
Эткəй сəхнəгə кертте, менə сиңа əкият
Шəйми бабай минем, менə сиңа əкият
Лəктереп ал мəгнəсен, əкияттə кыная» («Әкият»)

«Мой карман полон денег, вот тебе сказка
Папа протолкнул меня на сцену, вот тебе сказка
Шаймиев — мой дед, вот тебе сказка
Улови смысл, как в сказке» («Сказка»)

Рамиль Хадиуллин

Многие слушают песни на английском и французском, даже если не знают их перевода. Татарский язык тоже очень красив. Тогда почему песни на татарском должны слушать только татары? Нужно делать их так, чтобы они нравились и иностранцам. До мирового уровня, ясное дело, нам далеко, но, возможно, мы дадим импульс молодому поколению продолжить то, что начали.

Как и пять лет назад, мы пишем, записываем и выступаем ради своего удовольствия. Мы умеем это делать, мы любим это делать и мы хотим это делать. Как правило, денег это пока не приносит. Платные выступления бывают в редких случаях: татарский рэп не имеет большого спроса. Так как я лично хочу заполучить аудиторию извне, по музыкальной части мы ориентируемся на Запад: меня вдохновляют Канье Уэст, Джастин Тимберлейк, Эминем, Тимбаленд. Но по возможности используем и элементы татарской культуры.

Любимых тем для треков у нас нет. У Al’tan есть разные песни: например «Мине əни көтə, мине əти көтə» — про сироту, которая ждет родителей в детском доме; «2012» — о любви и конце света; «БииБез» — о том, что нужно не грустить, а танцевать; «Әкият» — трек-сарказм о том, что мы делаем себя сами. Минуса, биты и аранжировки делаю я сам. В основном стараюсь не использовать сэмплы и писать песню с нуля. Но бывает, что татарский колорит добавляет в песню изюминку. На нашем будущем альбоме будет пара сэмплов из татарской эстрады и народных песен.

Если ты пишешь рэп на татарском, то будь добр не использовать русские и английские слова. У меня всегда с собой электронный словарь, и там очень много слов, которые я даже ни разу не слышал в своей жизни. Еще мы против мата. У нас очень богатый и мягкий язык, и опускаться до мата в песнях — это не по-татарски.


Комментарии — 0
Войдите, чтобы добавить комментарий
ФейсбукВконтакте