Burger
Дом с историей. Как живется в зеленой сталинке на Булаке
опубликовано — 20.10
просмотры — 5972
logo

Дом с историей. Как живется в зеленой сталинке на Булаке

Зрелый ампир, парковка вместо двора и цветовые метаморфозы фасада

Большой зеленый дом на перекрестке Правобулачной и Кави Наджми — одно из немногих старых жилых зданий на Булаке. В доме, некогда украшенном маркизами, работает первая в Казани платная поликлиника. За ним — главная пешеходная улица города, перед ним — протока, соединяющая Нижний Кабан с Казанкой. В новом выпуске рубрики «Дом с историей» «Инде» узнал, правда ли сталинку построили на месте церкви, сколько стоит собственное парковочное место в центре Казани и как выйти замуж, переехав в новый дом.


Жилой дом жиркомбината им. Вахитова

Адрес:

Правобулачная, 37 / К. Наджми, 1

Постройка:

1951−1952 годы

Архитектор:

Рашад Муртазин

Стоимость квадратного метра:

95−120 000 ₽ (квартиры в этом доме сейчас не продаются; мы попросили риелтора оценить примерную стоимость)

В здании:

«Платная клиника на Булаке», цветочный магазин «Клумба»

Рядом:

Булак, театр юного зрителя, Региональное отделение Фонда социального страхования России по Республике Татарстан, Министерство промышленности и торговли Республики Татарстан, Качаловский театр, Институт психологии и образования КФУ


Трехъярусный оплот казанской версии неоренессанса

Зеленый дом на набережной Булака построили в 1952 году по проекту заслуженного деятеля искусств ТАССР Рашида Муртазина. В своей книге «Экскурс в архитектурную жизнь Советской Казани» Сергей Саначин пишет, что на проект дома переменной этажности («башня» высотой в шесть, оставшаяся часть корпуса — в пять этажей) повлияли «магистральные» неоренессансные жилые дома Ивана Жолтовского. Горизонтальные тяги дома делят плоскость фасадной стены на ярусы. Нижний — с рельефной облицовкой и большими арочными и прямоугольными окнами. Средний — имитирует балконы. Верхний — высотой в три этажа с эркерами-лоджиями. Завитковые фронтоны с разорванными карнизами и тюльпанные капители отражали мотивы местного декоративного искусства. Проект дома предполагал открытие в нем продовольственного магазина, яслей и механической прачечной, замененной впоследствии стоматологической поликлиникой.

Жители дома рассказывают, что до строительства на месте сталинки стояла церковь. Однако эта теория не выдерживает исторической критики. По словам краеведа Льва Жаржевского, зеленый дом находится на бывшем участке Барабановых — владельцев «Торгового дома М. Корольковой и А. Барабановой с сыновьями», занимавшегося кондитерским производством. В начале XX века здесь располагалось складское помещение с въездом со стороны улицы Поперечно-Вознесенской (современной Кави Наджми). По диагонали от него, в том же квартале, сохранился жилой дом Барабанова — ныне здание Министерства промышленности и торговли Татарстана по адресу: Островского, 4.

Фото предоставлено Львом Жаржевским (NB: надпись на фото «Левая сторона Булака» — ошибочна, на открытке правая сторона)

Марсель Искандаров

архитектор

Этот дом — пример зрелой авторской сталинской архитектуры, один из самых эффектных в Казани. В 1930−1950-е годы застройка Булака предполагалась в виде завершенного парадного ансамбля из высоких домов с благоустроенной набережной, одетой в гранит. До и после войны было разработано много проектов жилых домов по Булаку, однако многие до нас не дошли: зеленый дом — пример реализованного. В чем его градостроительная ценность? Это еще один пример дома с четко артикулированным углом: в центре города есть много домов с угловым мезонином, то есть поднятой на один этаж «башней». Обратите внимание, что он не прямой — в 90 градусов, а острый. Это особенно заметно, если подойти к зданию близко. Зеленый дом — парадный, свободный, широкий. Если в Москве такая застройка была скорее магистральной, то в Казани это один из примеров дома большого масштаба.

Призраки в доме и квартира для замужества

Семья Юлии Григоренко приобрела квартиру в зеленом доме в 2010 году. Григоренко переехала сюда из Воркуты вместе с мамой и бабушкой и готовилась поступать в институт. Семья попала под программу переселения с Крайнего Севера и получила деньги на покупку жилья в любом городе. Казань выбрали осознанно: в 1970-х здесь училась мама Юлии — она полюбила город и особенно его центр. Чтобы быть поближе к столице Татарстана, до переезда в 1990-х семья даже купила квартиру в соседнем Волжске для отдыха с детьми во время каникул.

— Жилье в Казани мы искали в течение месяца: приезжали, смотрели квартиры, но все оказывалось не то. Хотели сталинку в центре города, чтобы мама могла пешком ходить на работу. Был вариант недалеко от площади Свободы. Но когда мама с бабушкой впервые увидели нашу нынешнюю квартиру, они в нее влюбились. Квартиру в Волжске мы купили во время дефолта, квартиру в Казани — тоже во время кризиса: предыдущей хозяйке нужно было срочно продать жилье. И мы выиграли, — вспоминает Юлия.

В двухкомнатной квартире площадью 60 квадратных метров — длинный коридор, по одну сторону которого расположены спальня и кухня (в каждой комнате по балкону), гостиная, ванная с туалетом. Такая Е-образная планировка, по словам Юлии, характерна не для всех квартир в доме: у соседей сверху и снизу разные конфигурации жилья.

— До женщины, у которой мы приобретали жилье, хозяевами квартиры была профессорская семья. В доме много преподавателей КАИ — в советские годы им давали квартиры, теперь здесь проживают их дети. Они говорят, что эта квартира удачная, а девушки, живущие здесь, быстро выходят замуж. У профессора было две дочки, они вышли замуж и переехали в Израиль, забрав с собой всю семью. Дочка предыдущей хозяйки также вышла замуж. И я, кстати, этим летом тоже, — рассказывает Юлия.

Заехав в зеленый дом, семья занялась ремонтом квартиры — на него ушло около двух месяцев. Новым хозяевам хотелось больше света, поэтому они избавились от красных обоев, оставшихся от предыдущей владелицы. Стены плавно переходили в потолок, скашивая углы. Из мебели в квартире были только диван, телевизор и кухонный гарнитур. После вскрытия потолка из деревянной дранки оказалось, что он почти обваливается и нуждается в серьезном ремонте. По словам Юлии, на его восстановление потратили много средств: пришлось установить железные рельсы, чтобы потолок не упал на голову жильцам. Во время ремонта в квартире нашли след от камина — раньше дом отапливали с помощью дровяной печи: о прошлом напоминали выступ на полу и шахта. Из других признаков старины в квартире ничего не осталось.

— Из-за старых коммуникаций нас несколько раз затапливали. Однажды я пришла вечером домой и обнаружила, что лампа в коридоре квартиры не горит, хотя я всегда оставляла ее включенной. А потом поняла: меня затопили — на кухне прорвало стояк. Мы вынесли около восьми ведер воды, и все это с учетом недавнего ремонта, — вспоминает Юлия.

В 2013−2014 годах в доме прошел масштабный ремонт. В квартирах заменили батареи, во дворе положили асфальт, а фасад дома перекрасили из серого в зеленый цвет. На шум жительница дома не жалуется: благодаря толстым стенам не слышны ни гул с улицы, ни разговоры в соседней комнате. Из минусов проживания в зеленой сталинке — отсутствие во дворе лавок и детской площадки (вместо них — парковка) и вечно грязный подъезд.

— Когда гулянья во время Дня города проходили по Булаку, это было ужасно: все заходили в наш подъезд. Конечно, если бы во дворе стояли лавочки, то это бы не спасло нас от пьяной молодежи, скорее наоборот. С парковкой тоже была беда. Без ворот на въезде даже пешеходы не могли пройти: машины стояли в несколько рядов. Рядом с нашим домом находится Министерство промышленности, раньше была стоматология. Они тоже поставили у себя ворота, и все стало намного проще.

Юлия рассказывает, что жизнь в зеленом доме не лишена мистики: на шестом этаже башни дома находится квартира, из окон которой дважды выбрасывались люди; ее муж видел на кухне призрак седовласой женщины, а она сама — домового. Юлия в шутку зовет его по имени героя фильма «Сумерки» Эдвардом Калленом. Для того чтобы избавиться от него, семья вызывала священника. По словам девушки, призраков чувствовала даже собака, которая постоянно лаяла в квартире.

— Вообще, в этой квартире я что только не пережила. Бывало, что в окно залетала летучая мышь. Еще у нас были проблемы с соседом снизу: старый мужчина любил тащить к себе в квартиру вещи с помойки, поэтому у нас периодически стоял неприятный запах. Помню, я его как-то затопила, спустилась вниз посмотреть на последствия и обнаружила, что у него в квартире живут таджики — видимо, с Колхозного рынка.

Жительнице зеленого дома нравится его расположение: Правобулачная — спокойная улица, в отличие от шумной Баумана, а все, что необходимо для комфорта, также находится в пешей доступности.

— Я училась в КАИ на Чистопольской. Плюсом было то, что с утра я ехала из центра в пустом автобусе и вечером обратно тоже, а на другой стороне дороги все стояли в пробках, — вспоминает Юлия. — Что до минусов, то раньше рядом с домом не было «Пятерочек» и «Магнитов»: продукты стоили раза в два дороже, чем обычно. На Колхозном рынке тоже все было дорого. Приходилось ездить в «Парк Хаус» и, забив пакеты, возвращаться обратно. Недавно рядом с нами открыли «Пятерочку» и «Атак». Раньше я ходила в Alex Fitness, появился еще и Alfa Gym. Студенткой я с друзьями все время ходила в Jam Bar, потом в «Соль». Пока меня пускали с моей чихуахуа в «Коржик», заходила и туда.

Юлия прожила в доме одна пять лет, пока мама работала в Воркуте. Несмотря на совместный переезд в любимый город, женщина не смогла найти себе подходящую работу: по словам девушки, у казанских медиков очень низкие зарплаты. К окончанию института мама вернулась в Казань и нашла работу в двух домах отсюда. После замужества этим летом Юлия переехала к мужу в Московский район, но девушка признается, что это совсем другое.

— Я больше люблю шум, толпу. Мне очень нравится Баумана: идешь после рабочего дня мимо местных фриков, бомжей, бесконечных флаеров, людей, играющих на пианино. Эта улица придает мне сил.

Парковка за миллион и наглые голуби

Бывшая сотрудница Казгражданпроекта Аида Салаховна живет в зеленом доме больше 40 лет. Ее мужу предложили несколько вариантов квартир для переезда — на Булаке и в районе старого ипподрома. Но семья остановилась на зеленой сталинке.

— Другие квартиры мне не понравились. Одна была в трехэтажном доме с деревянной лестницей, другая — с вонючей канализацией на улице. И я выбрала зеленый дом. Предыдущим хозяином нашей квартиры был главный инженер 230-го завода (ныне «Электроприбор». — Прим. «Инде»). Нам говорили, что квартира хорошая. И на самом деле, здесь случилось много хорошего. Когда мы переехали в эту квартиру, мой муж и кандидатскую написал, и докторскую защитил, — вспоминает Аида Салаховна.

По словам женщины, дом почти не изменился за время ее проживания здесь. Как и сегодня, 40 лет назад здание было зеленого цвета, лишь раз сменив окрас на серо-бежевые оттенки. Жительница рассказывает, что этот факт расстроил соседей — они привыкли называть зеленый дом на Булаке в качестве ориентира. После возмущений жильцов здание снова перекрасили в зеленый цвет. Впрочем, это не единственный случай, когда жителям дома пришлось его отстаивать. Аида Салаховна рассказывает, что 30 лет назад жильцов хотели выселить, а в доме организовать гостиницу. Благодаря жалобам и письмам во всевозможные инстанции планы остались лишь планами.

Женщина вспоминает, что 40 лет назад к зеленой сталинке со стороны Булака примыкали одноэтажные дома с колонкой во дворе. После сноса на их месте вырыли котлован для строительства нового здания, отчего зеленый дом начал трескаться.

— Я предполагаю, что у нас просадочные грунты. Все стало оседать, фундаменты пострадали, появились трещины на фасаде и в квартирах — некоторым жильцам даже пришлось делать у себя ремонт. Нам предложили поставить на дом маячки, чтобы наблюдать за тем, как он поведет себя дальше. Но ведь беда в том, что нужно было немедленно засыпать яму — во время дождей грунт промокает и дает просадку. Когда новый дом построили, трещина расти перестала.

Двора у зеленого дома фактически нет. Вместо него — автостоянка. Аида Салаховна рассказывает, что днем на дворовой дороге можно насчитать до 30 припаркованных машин — и это несмотря на установленные силами и средствами жителей ворота. Масштабный паркинг во дворе этим не ограничивается. Взамен зеленой зоны с детской площадкой, качелями и песочницей здесь — бетонный асфальтированный купол подземной автостоянки и отсутствие какой-либо возможности прогуляться по двору.

— Инициативных людей, которые бы выступили против сноса детской площадки, не нашлось, а мне она была не нужна, — вспоминает женщина. — Когда за мной приезжает сын, он даже не может заехать сюда — ему приходится ставить машину на платную стоянку. Во дворе — чужие машины. Говорили, эвакуаторами будут забирать, но пока этого не происходит. Подземную парковку организовал соседний серый дом. Они даже не спросили у нас разрешения: разобрали во дворе сараи, все почистили и сделали для себя гараж. Раньше, если нужно было поставить машину на ночь, можно было подойти к будке на въезде в гараж и заплатить охраннику. А потом решили, что паркинг нерентабелен, охранника убрали, и нынешние пользователи парковки открывают ворота ключом. Я как-то интересовалась, сколько стоит одно место, — оказалось, чуть ли не миллион рублей. Меня это очень удивило. Одно время боксы пустовали, потому что парковочные места дорогие, и в гараже сыро. У нас ведь уровень грунтовых вод выше по сравнению с Булаком. Даже котельную затопило.

Жительница рассказывает, что бытовых проблем в этом доме почти нет: сетует разве что на большое количество голубей на Булаке, нагло пролетающих прямо перед глазами, и задержку подачи отопления в этом году.

— Я позвонила в «Открытую Казань», а на следующий день нашему слесарю. Говорю: холодно дома, и он все запустил. Когда «Открытая Казань» дает команду управляющей компании, это срабатывает. А так — бесполезно их что-то самим просить.

Аида Салаховна любит свой дом за то, что он находится в центре — города и событий.

Фотографии: Регина Уразаева