Burger
Конспект. Что мы узнали из книги «Пространство спорта. Стадионы советской Казани»
опубликовано — 07.11
просмотры — 2879
logo

Конспект. Что мы узнали из книги «Пространство спорта. Стадионы советской Казани»

«Ребристый стиль» на «Динамо», советская пропаганда на «Трудовых резервах» и мечты о суверенитете на «Центральном»

На прошлой неделе казанское издательство «Смена» презентовало книгу «Пространство спорта. Стадионы советской Казани» Дмитрия Козлова — искусствоведа и сотрудника Европейского университета в Санкт-Петербурге. В своей работе он попытался осмыслить влияние спортивных сооружений на город и расшифровать смыслы, скрывающиеся в архитектуре «Крыльев Советов», «Динамо», стадиона «Центральный» и «Трудовых резервов». «Инде» ознакомился с книгой и кратко пересказывает самые примечательные идеи и факты.


Стадион — наследник культовых сооружений античности

Античный мир знал две модели культовых празднеств — круговая пляска и шествие. В Древней Греции «круговые» празднества происходили в театрах, линейные (марши, шествия) — на подковообразных стадионах; в Риме круговая модель была представлена в амфитеатрах, линейная — в цирках (circus в Древнем Риме — место для гонок на колесницах); в средневековой Европе круговая — на площадках для рыцарских турниров, линейная — в театрах. «В ХХ веке круг и линия объединились в современном стадионе, который таким образом получил универсальную форму», — пишет Дмитрий Козлов.

Возрождение спорта как активной публичной практики связано с развитием городской культуры в Европе после буржуазных революций. Тогда же возрождается античная традиция спортивных сооружений: «Спортивная архитектура [Нового времени] стала символом обращения современного к целому комплексу ценностей, заключенному в греко-римской культуре. Каждое произведение этого жанра — отсылка к греческой атлетике, римским фестивалям и триумфам». Таким образом, главными прототипами для стадионов современности стали римский Колизей и греческий подковообразный стадион.

Чем стадион более функционален, тем он менее выразителен с точки зрения архитектуры

Огромные американские бейсбольные или английские футбольные поля примечательны для истории спорта, но не для культуры. «Лишь свобода от диктата функции приводит к расцвету образных решений», — пишет Козлов. При этом стадионы — априори особый тип сооружений со специфическими архитектурными характеристиками: отсутствие фасада, инверсия интерьера и экстерьера (сидя на трибуне под открытым небом внутри, вы все равно остаетесь «снаружи», на улице), одновременная проницаемость и замкнутость.

Стадион — источник информации

Все происходящее на стадионе мгновенно становится известно за его пределами. «Форма рупора, акустическая чаша, заложенная в стадионе, работает на распространение информации в прямом и переносном смысле», — пишет Козлов. С развитием телевидения и радиовещания медийные качества стадиона усилились во множество раз — вы можете не быть фанатом спорта, но все равно будете знать обо всех матчах, которые проходят в городе, и их исходе.

Стадион — центральное сооружение в европейской культуре 1930-х годов

В 1930-е годы спорт на Западе становится пострелигиозной утопией, которую связывают «с верой в новую жизнь, в идеальный образ человеческого состояния и социальных отношений». Один из главных источников такого видения — военная и политическая пропаганда в период между двумя мировыми войнами. Построить самый большой стадион — значит стать политическим лидером, достойным продолжателем греко-римской культуры; построить множество стадионов — значит символически укрепить оборону страны. В это же время в социокультурной риторике распространились слова «состязание» и «соревнование». Нации становились своеобразными командами, участвующими в большой мировой игре на определение победителя в исторической гонке.

Стадион — святилище пострелигиозного общества

«Стадион может быть отнесен к форме не-культуры, состояния постиндустриального, хтонического язычества. Довершая секуляризацию церкви, стадион превращается в языческий храм-холм и открывает пострелигиозный этап», — пишет Козлов. По его словам, центральное место в «стадионе-храме» отводится стихии земли: тут и газоны «словно из райского сада», и насыпные трибуны, и обсадка деревьями, которые образуют вокруг сооружения своеобразную «священную рощу». Стадионы СССР, Германии и США врывались в землю — так же, как это делалось в античном мире. Как и любой храм, стадион требует жертвы: по мнению автора, стадион в современном мире становится площадкой для отправления «культа приношения физической энергии», а спорт — формой жертвенного ритуала.

Казанский стадион «Динамо» — первое в СССР спортивное сооружение в ребристом стиле

Спортивное общество «Динамо» появилось в СССР в 1923 году для сотрудников ОГПУ-НКВД. До войны оно было самым распространенным в стране — филиалы общества и одноименные стадионы были в каждом крупном городе Союза. В Казани футбольный клуб «Динамо» просуществовал до 1949 года. Дмитрий Козлов отмечает, что его исчезновение свидетельствовало о снижении роли НКВД в жизни страны (хоккейные и волейбольные клубы «Динамо» продолжали работать, но футбол всегда был самым статусным видом спорта).

Автор проекта казанского стадиона «Динамо» — архитектор Петр Сперанский (1881−1964). Его проект 1935 года предусматривал подковообразный амфитеатр с трибунами и крупное административное здание по длинной стороне стадиона. Однако готовый стадион, построенный из дерева, не имел ни того, ни другого. В итоге построили только главную двухъярусную трибуну — по примеру ленинградского стадиона «Красный путиловец» 1929 года. Главной архитектурной особенностью сооружения стал фасад, выполненный в ребристом стиле (прием, при котором ребра конструктивных опор здания выносятся на фасад). Эта задумка Сперанского — единственный на данный момент известный пример ребристого стиля в спортивной советской архитектуре 1930-х; широкое применение прием получит только в 1970-х, самый яркий пример — стадион «Олимпийский» в Москве.

Стадион «Крылья Советов» — «священная изоляция» в центре Соцгорода

Изначально «Крылья Советов» — футбольный клуб авиационного завода Казани. В середине 1930-х годов это была любительская команда, которая не участвовала в чемпионатах; в 1958 году она поменяла название на «Искру», а в 1965-м — на «Рубин». Первый командный стадион между жилыми кварталами Соцгорода и заводом возник не позже 1939 года и представлял собой футбольное поле без трибун с беговыми дорожками вокруг и небольшим клубным зданием рядом — работникам секретного авиазавода хватало. Козлов обращает внимание на местоположение стадиона: казанский Соцгород имеет «как будто лучевую планировку»: оси, на которых расположены парк, жилой массив и завод, берут начало в одной точке. «Можно предположить, что лучевая схема должна была иметь центр — площадь или объект. Но этого не произошло и стадион поневоле стал центром нового города», — отмечает Козлов.

Стадион развивался вместе с футбольным клубом: в 1950-х появляются деревянные трибуны, в 1970-х — бетонные. С годами спортивный комплекс занял почти половину парка «Крылья Советов», и теперь стадион — закрытый режимный объект с ограниченным доступом, где тренируется команда «Рубин». «Это напоминает священную изоляцию, в которой готовили атлетов в Древней Греции», — пишет Козлов.

Стадион «Трудовые резервы» ТСПС — главный объект спортивного городка в парке Горького

Советская система спортивных клубов была организована по ведомственно-отраслевому принципу: свои организации, призванные символически демонстрировать силу тела и духа, были у милиционеров, солдатов, колхозников. ТСПС — это Татарский совет профессиональных союзов. В 1935 году в организацию входило 39 профсоюзов республики. По отдельности клубы этих союзов не могли позволить себе стадионы, поэтому они создали общий — общими же усилиями. В 1930-х годах ТСПС стал инициатором реконструкции парка культуры и отдыха имени Горького. В 1935 году архитектор Петр Сперанский (автор стадиона «Динамо») готовит для парка проект спортивного городка, который, в частности, предусматривал создание двух тренировочных полей: одно из них — нынешний стадион «Трудовые резервы», второе — зеленое поле, примыкающее к стадиону.

В 1960-х стадион получил название «Трудовые резервы» (изначально так называлось профсоюзное общество спортсменов из заводских школ, созданное в 1943 году). В архитектурном замысле парка реализован «принцип демонстрации»: спортивные сооружения были расположены вдоль главной аллеи так, чтобы прогуливающиеся видели тренировки спортсменов. Автор отмечает, что для стадионов ТСПС и «Крылья Советов» характерна общая пролетарская эстетика: оба удалены от центра и предназначены для рабочих общностей. Стадионы находятся в парках, поэтому выступают такими же объектами парковой инфраструктуры, как кинотеатр, эстрада, аттракционы; при этом стадион — самый идеологизированный элемент этой системы, то есть отдыхающий в парке в любом случае попадает под воздействие советской пропаганды.

Стадион «Центральный» — робкий шаг к суверенитету

Стадион «Центральный» проектировали во время хрущевской оттепели. Изначально он должен был называться «Республиканским» — такие уже были в Киеве, Баку и Ереване. «Республиканский стадион» — статусный объект, свидетельствующий об особом положении региона, но название осталось лишь на бумаге, «Центральных» в СССР было значительно больше, чем «Республиканских». По мнению Козлова, это можно считать символическим проявлением брежневской (а сдавали стадион уже при Брежневе) реакции на демократические преобразования периода оттепели. Расположение стадиона у символа татарстанской государственности — Казанского Кремля — также свидетельствует о желании наделить объект особым статусом.

Проект «Республиканского» стадиона (арх. П.А. Саначин, Г.И. Солдатов при участии А.А. Спориуса) предусматривал главную арену на 24 тысячи зрителей, два тренировочных поля, корты и ряд вспомогательных площадок. С такими параметрами казанский стадион мог стать одной из лучших спортивных арен Европы. Однако в итоге «Центральный» получился гибридом старой и новой строительных техник: контур трибун создали из земляной насыпи (такая техника была популярна во времена Сталина), а с западной стороны на кромку накладывалась железобетонная конструкция трибун с открытым подтрибунным пространством и административным зданием. По мнению автора, такая гибридность символична, а не обусловлена нехваткой средств: восточные трибуны на земляном возвышении — рифма кремлевскому холму. После реконструкции 1970-х годов контур сделали полностью бетонным, и сегодня об изначальной двойственности стадиона напоминает только то, что западная часть трибун накрыта козырьком, а восточная — нет.

Входная группа «Центрального» — эхо советского авангарда

Территория «Центрального» была окружена забором, войти можно было через центральные пропилеи. Они состояли из пилонов-пластин трапециевидной формы, расширяющихся кверху и перекрытых кровельной плитой. Автор пишет: «Такие динамические формы — веяние архитектуры оттепели, своеобразная реинкарнация авангардных приемов. Пилоны — клинья, вбитые в землю, как в плакате Лисицкого „Клином красным бей белых“ или как флаги, развевающиеся на ветру и славящие жизнь трудового народа».

Козлов Д. Пространство спорта. Стадионы советской Казани. Казань: Смена, 2017
Книгу можно купить в магазине «Смена»: ул. Бурхана Шахиди, 7