Burger
«У меня был стереотип, что на одного русского надо больше литра водки за раз». Иностранные студенты — о жизни и учебе в Казани: часть II
опубликовано — 28.11
просмотры — 4025
logo

«У меня был стереотип, что на одного русского надо больше литра водки за раз». Иностранные студенты — о жизни и учебе в Казани: часть II

Кричащая бюрократия, темная душа Петербурга и заботливые преподаватели

По данным на 2017 год, в Татарстане учится около 9000 иностранных студентов (из них 4252 — в КФУ, около 500 — в КНИТУ-КАИ, почти 300 — в КГМУ). В прошлом году «Инде» уже общался с теми, кто приехал за знаниями в Татарстан из Болгарии, Бенина, Хорватии, Китая и Индонезии. На этот раз узнали, как живется казанским студентам из Конго, Южной Кореи, Бразилии и снова Китая.


Кионга Глоди Мабиала

23 года

Откуда приехал:

Конго

В Казани:

5 лет

Специальность:

бухгалтер-аудитор (4-й курс Института управления, экономики и финансов КФУ)

В Россию меня отправило государство, потому что я хорошо учился и у меня был один из лучших во всем Конго результат по экзаменам. Я, конечно, хотел в Европу, но деваться было некуда. Мне было по-настоящему страшно, потому что я не знал о Казани ничего — до последнего думал, нужно ли мне это, но отец в аэропорту сказал мне: «Ничего не бойся, тебе Бог дал шанс — воспользуйся им». Сейчас я действительно благодарю Бога за то, что попал сюда.

Я учусь на бухгалтера-аудитора, сейчас пишу диплом про учет в бизнесе. Практика у меня была в бухгалтерии Торговой палаты Республики Татарстан. Это было очень полезно, хотя первое время там думали, что я ничего не умею и ничего делать не буду — просто потому что я иностранец. Но я просил давать мне больше заданий, и в итоге мы очень подружились с главным бухгалтером — она написала обо мне хороший отзыв. Про популярность черной бухгалтерии в России мне много рассказывали, но на деле я ее пока никогда не видел. В моей родной стране это дело тоже популярное.

Помимо всего прочего я вице-президент Ассоциации иностранных студентов и аспирантов Казани. Мы помогаем приезжим решать все трудности, связанные с адаптацией и бумагами. Также, если иностранный студент совершит какое-то правонарушение, представители нашей организации присутствуют при разбирательствах. И, конечно, мы организуем спортивные турниры и культурные фестивали. Но в прошлом году случилось то, что заставило нас действовать решительнее: моего земляка убили рядом с общежитием на Аделя Кутуя. Я приехал на место сразу, чтобы помочь полицейским с данными. Было ужасно грустно, мы в ассоциации долго думали, что можно сделать. В итоге я пошел к ректору КФУ и попросил всех иностранных студентов поместить в Деревню Универсиады. Это самое правильное решение — там безопасно, все охраняется. Я слышал, что некоторые студенты из России недовольны тем, что к нам прислушались.

Вообще я ощущаю себя счастливым в этом городе — лично мне он дал много возможностей и многому научил. Теперь это мой второй дом: я люблю гулять по центру рядом с КГФЭИ, это самый красивый район. Но самое главное — тут я встретил свою подругу. Правда, она сейчас учится во Франции, но, я надеюсь, она вернется и у нас все будет хорошо.

Родители никогда не беспокоились за меня — они знают, насколько я самостоятельный и ответственный. Правда, когда они узнали, что моя девушка из мусульманской семьи, попросили меня не менять веру. Но запрещать ничего не стали — это была их единственная просьба.

Чжан Чао

30 лет

Откуда приехал:

Китай

В Казани:

5 лет

Специальность:

экономист (1-й курс Института управления, экономики и финансов КФУ)

Сначала я год учился на подготовительном факультете, а потом поступил в Институт управления, экономики и финансов КФУ. Я подумал, что с экономическим образованием буду востребованным на родине. В прошлом году я окончил бакалавриат, но пошел продолжать образование в магистратуру, потому что почувствовал, что мне недостает знаний. Нет, я не хочу работать в университете: у меня девушка — преподаватель русского языка, и она всегда очень занята, мне кажется, мне такая работа не подходит. Я, наверное, пойду в бизнес — там больше свободы.

У меня был стереотип, что россияне много пьют и на одного русского надо больше литра водки за раз. Когда я приехал, оказалось, что не так уж и много народу регулярно употребляют алкоголь (а если и употребляют, то не в таких количествах). Правда, один стереотип все же подтвердился: вы не любите вмешивать в свою жизнь других людей, поэтому очень ограничиваете себя в общении. Я сам стал тщательнее выбирать друзей. А еще в России жизнь нельзя упорядочить: как бы ты ни старался, всегда найдется место неожиданности. То, например, пару отменят за 15 минут, то добавят домашнее задание за ночь до занятия.

Российская и китайская системы высшего образования различаются. В Китае, например, вступительный экзамен очень строгий, потому что людей много и их нужно отсеивать. Зато, если вы хорошо сдали вступительный, диплом вам точно дадут. В России наоборот: сначала вы сдаете не такой уж строгий ЕГЭ, зато потом никто не гарантирует, что вас не отчислят. Второй момент: в Китае нужно все время учиться, зубрить учебники и постоянно находиться в университете, а в Казани студенты успевают и учиться, и работать, и активистами быть. Я, допустим, сам куратор студентов из Юго-Восточной Азии и при этом учусь только на хорошо и отлично.

Китайских студентов в Казани много, но есть два основных типа: обычные парни и девушки, которые приехали за опытом, и «стильные ребята». Вы их точно видели — они, как правило, ходят группами. Они приехали будто бы на отдых — тусуются и все время жалуются на Россию. Но это только на первом курсе — потом они либо уезжают, либо становятся проще.

За то время, пока я живу в Казани, в городе многое изменилось. Когда я приехал, тут все выглядело старым, неухоженным и диким. Я был в Москве и в Петербурге, но Казань мне теперь нравится больше — возможно, там чуть красивее, зато здесь спокойнее, тише и меньше людей. Казань стала мне вторым домом, но моя невеста работает в Китае и там живут мои родители и друзья, поэтому я планирую уехать обратно. Правда, я хотел бы работать с российскими компаниями, поэтому надеюсь, что часто буду заглядывать в гости в любимый город.

Ким Сонг Гон

27 лет

Откуда приехал:

Южная Корея

В Казани:

1,5 года

Специальность:

филолог, литературовед (аспирантура Института филологии и межкультурной коммуникации КФУ)

Я родился на юге Южной Кореи, в городе Пусан. Там изучал русский язык и литературу в университете. На занятиях по русской литературе XX века мы читали роман Булгакова «Мастер и Маргарита» — он меня поразил и в конце концов изменил мое будущее. Я заметил, что роман можно анализировать с разных точек зрения, это меня очень обрадовало, и я решил учиться дальше — поступил в магистратуру, а в прошлом году приехал в Россию. После учебы на подготовительном факультете в Казани меня приняли в аспирантуру — теперь буду писать кандидатскую по творчеству Булгакова.

Я немного расстроился, когда меня отправили в Казань, потому что много читал о Петербурге и считал его городом своей мечты. Но стоило мне там побывать, как я понял, почему у Гоголя было такое отношение к Петербургу: очень красиво, но душа у города неспокойная и темная — злая немного. Казань в этом смысле приятнее: здесь хочется работать, гулять и отдыхать.

Первое время я очень пугался бюрократии: мне пришлось собрать кучу бумаг, чтобы просто получить койку в общежитии. Пугали люди, которые сидят в кабинетах, — здесь на тебя все время строго смотрят и кричат, если ты чего-то не понимаешь (у нас в Корее принято общаться вежливо, и если человек чего-то не понимает, то снова и снова объяснять ему любыми способами). Вначале в России мне было страшно, когда на меня повышали голос, зато теперь я просто киваю в ответ на все, а потом переспрашиваю у тех, кто уже проходил через процедуру.

Еще я заметил, что в России люди мало следят за собой, особенно мужчины. Когда мой друг, который раньше учился в Казани, зимой на улице мазался бальзамом для губ, русские считали его геем. Поэтому я стараюсь не показывать русским то, что я использую крем для рук или гигиеническую помаду, хотя у меня около четырех мазей и кремов для разных нужд. Корейцы считают гигиену и здоровье важными, поэтому каждый день моют волосы и после каждого приема пищи чистят зубы, пускай даже в общественном туалете. Раньше корейские мальчики не так следили за собой, но в последнее время молодые люди много внимания уделяют внешности и моде — у нас парни очень внимательно выбирают одежду, очки, прическу, косметику.

Одно из моих самых любопытных открытий: русские любят азиатскую культуру, но при этом не отличают корейскую от японской или китайской (и да, моркови по-корейски в Корее не существует). Правда, в России есть девочки, которые любят K-pop, и они часто мне пишут — хотят познакомиться. Я с удовольствием делюсь с ними информацией о Корее, но когда дело доходит до встречи, всегда отказываюсь, потому что, я уверен, они думают обо мне как о красавчике, который танцует и поет. Я даже во «ВКонтакте» статус такой написал: «я НЕ такой кореец, который танцует супер, улыбается мягко и шепчет сладко, как артисты в драме. Не требуйте от меня такой романтики».

После защиты диссертации я уеду обратно в Пусан — преподавать в родном университете. У нас мало людей, которые интересуются русской литературой и языком: мои земляки до сих пор воспринимают русских как агрессоров, поэтому боятся соприкасаться как-либо с их культурой. Но я хочу переломить ситуацию и показать, что образованный кореец многое теряет, обходя стороной эту сферу.

Таис и Жоао

обоим — 24 года

Откуда:

Бразилия

В Казани:

чуть больше года

Специальность:

Жоао

инженер техносферной безопасности (1-й курс КИУ им. Тимирясова)

Таис

танцовщица театра оперы и балета им. Джалиля

Таис: Я училась в школе балета при Большом театре в Жоинвили около восьми лет. В 2016 году мы поехали в Пермь на конкурс «Арабеск» и я победила. Среди зрителей был директор казанского оперного театра — он увидел, как я танцую, и решил пригласить меня к себе. Я согласилась, думая, что между приглашением и переездом должно пройти полгода-год, но все случилось очень быстро, и спустя месяц после конкурса я уже оказалась в Казани.

Вначале нам казалось, что мне платят в театре мало, но потом мы узнали, что это хорошая зарплата для России. Но я тут не из-за денег, а из-за опыта — все-таки русская школа балета одна из самых сильных в мире. Уверена, что если я вернусь в Бразилию, то стану востребованной танцовщицей. С другой стороны, на нашей родине балет вообще мало кому интересен — театр непопулярен, туда почти никто не ходит. Тут я танцую в «Лебедином озере», «Щелкунчике», «Ромео и Джульетте», «Спящей красавице», и репетиции у нас каждый день — это непривычно, потому что в Бразилии я работала всего по пять дней в неделю.

Жоао: Мы с Таис уже шесть лет вместе, поэтому я практически не думал, ехать за ней или нет, — решился сразу, несмотря на то, что это было в середине учебного года. Посмотрел в интернете казанские университеты, выбрал парочку. Конечно, в первую очередь я хотел поступить в КФУ, но мне отказали, потому что документы нужно было подавать за несколько месяцев. В итоге меня взяли в КИУ — вначале на подготовительный факультет, а сейчас я учусь на специальности «Техносферная безопасность».

Скоро Таис уедет гастролировать на целых три месяца — не представляю, чем я тут буду заниматься один. У меня, конечно, есть друзья, но мне нужна она рядом. Наверное, буду учиться усерднее.

Таис: Я очень благодарна Жоао, что он поехал со мной, потому что могла остаться совсем одна: русского я не знала, а португальский — малопопулярный язык вне Португалии и Бразилии. В театре я первое время с трудом общалась с коллегами, но теперь стараюсь говорить на русском. На репетициях проще — все шаги и движения в балете во всем мире называют французскими словами.

Жоао: В России мы также были в Москве и в Питере. В Питере очень-очень красиво — мне кажется, это самый красивый город страны. Еще я хочу побывать в Болгаре и в Сочи — уже пригласил Таис. До переезда в Казань я был уверен, что у вас тут ничего нет, но потом я увидел ухоженные улицы и дворы и успокоился. По крайней мере в центре красиво, поэтому мы решили там и поселиться — квартиру нам нашли через знакомых Таис в театре. Я никогда не видел здесь бомжей, хотя у нас чуть ли не на каждой улице они живут семьями. Но мне непонятно, почему в самой большой стране мира люди живут в многоэтажных домах, если можно построить частные (места же много). Хотя, конечно, газ легче провести в одну многоэтажку, чем в каждый частный дом. Еще я очень удивился, когда увидел тут KFC, потому что раньше встречал его только в Америке. И, конечно, я в первый раз увидел снег именно у вас — красиво, но ужасно холодно. Зимой мы обычно сидим дома, а летом нам нравится ходить на Кремлевскую набережную.

Таис: Мне было непривычно из-за того, что люди тут часто повышают голос. Например, когда нам хочется перекусить ночью, мы ходим в круглосуточный магазин продуктов, и там продавщица часто громко говорит: «Выбирайте быстрее!» Это очень сильно злит, поэтому иногда в таких случаях я просто ухожу, ничего не купив.

Жоао: В Бразилии в университете не принято помогать студентам, а тут все преподаватели меня очень поддерживают. Основная проблема, конечно, в том, что я плохо знаю русский, поэтому БЖД (безопасность жизнедеятельности. — Прим. «Инде») и культура речи для меня самые сложные предметы, но я стараюсь.

Что касается театра, на постановки хожу часто. Правда, у вас в городе очень сложно достать билеты на балет, но Таис мне всегда оставляет один. Мне очень нравится смотреть, как она танцует.