Burger
«Троцкий не хотел работать в команде». Отрывок из книги «Всемирная история высокомерия, спеси и снобизма» финского исследователя Ари Турунена
опубликовано — 17.02
просмотры — 2767
logo

«Троцкий не хотел работать в команде». Отрывок из книги «Всемирная история высокомерия, спеси и снобизма» финского исследователя Ари Турунена

Как неадекватное восприятие собственных возможностей рушило успешные компании, приводило к поражениям в войнах и мешало лечить язву желудка

История подтверждает: надменность и высокомерие с незапамятных времен были причиной разорения, испорченной репутации и даже гибели. Добившись высокого положения в обществе, человек перестает критично относиться к себе и адекватно воспринимать чужое мнение — к чему приводит такое искаженное восприятие, можно отследить на примерах Наполеона, Чан Кайши и компании Xerox. «Инде» продолжает публиковать отрывки из книг, помогающих лучше понимать себя и мир. На этот раз в рубрике для чтения на выходных выходит отрывок из работы финского писателя Ари Турунена о хрестоматийных примерах фатального высокомерия (книга «Всемирная история высокомерия, спеси и снобизма» вышла в 2018 году в издательстве «Альпина Паблишер»).


Ари Турунен родился в 1966 году в Хельсинки.

Окончил университет Йювяскюля по специальности «Общественные науки» (1993) и Хельсинкский университет по специальности «История науки» (1997).

С 2014 года — пресс-секретарь академии наук Финляндии.

Автор девяти научно-популярных книг; «Всемирная история высокомерия, спеси и снобизма» — первая, переведенная на русский.

Глава II. Эго

Когда у людей сильно раздувается эго, у них развивается мания величия и тугоухость. Они не признают свои ошибки и принижают других. В этой главе рассказывается о том, как Наполеон потерял Францию, Троцкий — Советский Союз, а Чан Кайши — Китай.

В разных странах рядом с дворцами правительства и центральными площадями можно увидеть один и тот же памятник: суровый господин в плаще или в мундире на коне и с мечом в руке. Иногда во время революций памятник уничтожают и заменяют другим. Но неизменно одно: это памятник великим деятелям, которых уважает народ.

В китайском городе Сиань стоит гигантский памятник первому китайскому императору Цинь Шихуанди. Он сжег все книги империи и заживо похоронил 460 ученых мужей за то, что они не смогли посоветовать ему, как обрести бессмертие (указ не распространялся на чиновников в аппарате империи, а также на книги по земледелию и садоводству, медицине, фармакологии и гадательным практикам. — Прим. «Инде»). Когда сын императора вступился за ученых, сказав, что они пытались выполнить приказ, император изгнал его на север. Цинь Шихуанди требовал, чтобы его почитали, как почитают богов. Император возводил себе башни, где мог общаться с духами. Он построил мавзолей площадью 52 квадратных километра, символизирующий Вселенную, вблизи города Сиань. Для сопровождения императора в загробный мир в нем были захоронены статуи 7000 солдат, так называемая «терракотовая армия», которая сегодня является одной из известнейших достопримечательностей Китая. На реализацию этого проекта император бросил 700 000 человек.

Мао Цзэдун восхищался правлением Цинь Шихуанди. В Пекине на площади Тяньаньмэнь стоит огромный портрет Мао. Он еще в молодости отличался довольно радикальными идеями. Во время учебы в педагогическом училище в провинции Хунань в 1917 году Мао утверждал, что жители Китая по натуре вялые, недалекие и довольствуются рабской долей. Он считал, что вся литература династий Тан и Сун должна быть сожжена. Мао писал, что заповеди «Не убивай» и «Не лжесвидетельствуй» совершенно не связаны с понятием совести. Это чистый расчет для своего же блага. Мао считал, что затяжной мир для человека вреден, поэтому надо создавать волны восстаний. В своей речи 1958 года он заявил, что смерть — это совсем не плохо и что половину всех китайцев можно было бы принести в жертву идее и государству.

Чингисхан считается в Монголии национальным героем. Недалеко от Улан-Батора ему поставили сорокаметровый памятник. Чингисхан был настоящий мясник, он погубил 30–40 миллионов человек, создавая свою империю, которая в результате протянулась от Вьетнама до самой Польши. Ему приписывают такое высказывание: «Самое большое счастье для меня — захватить земли врага, оттеснить его, отобрать его собственность, увидеть слезы на глазах у его семьи, ехать на его лошадях и овладеть его женой и дочерью». Тамерлану, собравшему 28 башен из черепов 70 000 убитых жителей города Исфахана, поставили прекрасный памятник в Ташкенте. Во вторую годовщину независимости, в 1993 году, на торжественном открытии памятника в центре города президент Узбекистана Ислам Каримов заявил, что Тамерлан был героем и слугой отечества.

Центр города Шербург украшает огромный памятник Наполеону. Подобные памятники императору (6 миллионов жизней) стоят по всей Франции: в Руане, в Ла-Рош-сюр-Йон, Лафрее и в других небольших городах. Наполеон в свое время уверял министра иностранных дел Австрии Клеменса фон Меттерниха, что он легко может пожертвовать миллионом французских солдат ради победы. Гордо скачет на коне бельгийский король Леопольд II (10 миллионов жизней) на бульваре Регента в Брюсселе. Он бредил навязчивой идеей иметь собственную колонию и в результате получил Конго — страну, которая была в 76 раз больше Бельгии. То, что произошло в «свободном государстве» Конго, — бесчеловечный геноцид и нарушение прав человека: за 40 лет население страны уменьшилось с 20 до 10 миллионов. Отчеты о жестокой эксплуатации местного населения и повсеместном нарушении прав человека, включая рабство, членовредительство, насилие и убийства, привели к тому, что в начале XX века Леопольда II привлекли к международной ответственности.

Сталина (30 миллионов жизней) несколько лет назад провозгласили одним из великих русских героев. Сталин строил свою власть на терроре, переселял малые народы, отправлял политзаключенных на обязательные работы и основал ГУЛАГ — систему исправительно-трудовых лагерей. «Отец народов» говорил, что смерть одного человека — трагедия, а смерть миллионов — лишь статистика (выражение нередко приписывают Сталину, но точное авторство цитаты неизвестно. — Прим. «Инде»).

Кровожадные правители все еще вызывают восхищение у потомков — их памятники регулярно очищают от птичьего помета. Только по поводу Гитлера, «карпатского гения» Николае Чаушеску и Саддама Хусейна все на удивление единодушны. Хусейна описывали как параноика с мессианскими амбициями, лишенного совести и наделенного неудержимой агрессией. Можно, конечно, поразмышлять над тем, насколько это описание подходит и другим. Памятники ставят не за то, что человек отличался добротой, а за то, что он был достаточно значим как в хороших, так и в плохих свершениях.

Все имели опыт общения с властолюбивым человеком. Он мог быть приятным в общении, целеустремленным и харизматичным. А мог быть и деспотом. Обо всем у него есть категоричное мнение, и он не любит слушать другие точки зрения. Он часто хочет все контролировать и не дает пространства другим. Властолюбивый руководитель жаждет почитания, так как в сегодняшнем мире это ценится. Каждый раз, когда на должность заступает новый директор, он кипит желанием «развивать» и «реформировать». Говорят, что новому управленцу дается сто дней на совершение необходимых маневров. Некоторые консалтинговые компании уделяют этим дням особое внимание, ведь это время, когда все возможно. Они давят на полный газ, и будь что будет. Затем начинается реструктуризация компании, быстро меняется правление или совет директоров — новый начальник создает под себя новый двор.

Когда достижения растут, к человеку приходит понимание, что ему все дозволено и что он лучше всех и во всем. Такому директору и километровой булавки для шляпы мало. Он уже болен мегаломанией и манией величия. Людовику XIV недостаточно было построить невероятно претенциозный Версальский дворец на 6000 человек, он также решил за граждан, что такое хороший вкус. Во времена Людовика выбирался специальный чиновник, législateur du goût, законодатель мод, который определял, что и как надо воспевать. А Петр I решал, как его подданным надо одеваться: восточные наряды запретил, а мужчин обязал брить бороду. Египетские пирамиды ни в какое сравнение не идут с масштабным строительством в СССР. В 1930-х советские инженеры начали разработку проекта, как повернуть сибирские реки так, чтобы хлопковые поля на юге страны получали достаточно влаги. Этот проект назвали проектом века. Планировалось развернуть течение рек посредством ядерного взрыва. От этого плана отказались лишь в 1986 году, и за это время хлопок успел-таки высушить Аральское море в 1960-х, когда Советский Союз развернул впадавшие в него реки так, чтобы они орошали поля. В результате береговая линия отступила на 60 километров. Сегодня озеро обмелело в четыре раза по сравнению со своими естественными размерами.

Иногда решения бывают невероятно импульсивны. Так, Мао Цзэдун однажды решил навсегда избавиться от всех китайских воробьев, чтобы защитить поля: несмотря на предостережения ученых, воробьев продолжали уничтожать, а урожай истребляли паразиты, наступил голод. В результате Китаю пришлось закупить у СССР сотни тысяч воробьев. Мао пытался уничтожить всю древнюю китайскую культуру. Во время культурной революции было разрушено свыше 4000 исторических зданий Пекина. В 1976 году Мао умер, и было официально объявлено, что через год культурная революция закончится. Сегодня в Китае ее называют «десятилетней катастрофой». После Мао правители Китая больше не строили вокруг себя культа личности. Дэн Сяопин даже потребовал, чтобы ему не ставили памятника.

Джаред Даймонд отмечает сходство между потерпевшими крах малыми сообществами и мегаломанами-правителями огромных империй. Развитие сельского хозяйства и увеличение численности населения ведут к бурному экономическому росту, усиливая манию величия царей. Правители майя возводили храмы один краше другого, чтобы победить друг друга в соревновании, подобно президентам нынешних американских компаний. Даже на острове Пасхи поставили памятники. И майя, и правители острова Пасхи не обращали внимания на реальные жертвы, которое несло общество. Места индейских храмов захвачены дождевыми лесами, а превратившийся в пустыню остров Пасхи теперь практически безлюден.

Лишь пирамиды да памятники напоминают восхищенным туристам о былом величии этих культур. У всего есть предел, даже на личном уровне. Испанский король Филипп III заживо сгорел рядом с камином, так как его подданные не успели вовремя найти служащего, на которого официально была возложена обязанность двигать королевское кресло (авторская трактовка событий. — Прим. «Инде»).

Тугоухость

Один из самых известных в мире генералов генералом не был. Джордж Армстронг Кастер добыл себе звание генерал-майора войск добровольцев и стал одеваться в бархатную униформу, вышитую золотом. Он обожал публичность. Он считал себя блестящим солдатом, поэтому многие приказы не выполнял и игнорировал советы специалистов, не говоря уже о подчиненных. Кастера считали наглым выскочкой, который использует людей и требует от солдат невозможного. Большая часть его собственных подчиненных его ненавидела.

В 1868 году Кастер атаковал селение мирных индейцев-шайеннов и убил 103 человека, из которых половину составляли женщины и дети. За это индейцы дали ему прозвище Женоубийца. Кастер был не рассудительным, а скорее инстинктивным воякой, которым руководила ненависть к индейцам. В 1876 году он готовился напасть на людей Сидящего Быка и Неистового Коня при Литтл-Бигхорне. Перед началом операции Кастеру ясно дали понять, что не стоит действовать в одиночку. Его попросили подождать подкрепления, но Кастер решил атаковать. Он ожидал легкой победы. В результате генерал и все его солдаты были убиты.

Одно из худших проявлений гордыни состоит в том, что человек просто не слушает остальных. В 1789 году французский король Людовик XVI, несмотря на все предостережения и собственные обещания, назначил консервативное правительство, которому не понравились права третьего сословия, то есть буржуазии и крестьян. Он также отстранил министра финансов Жака Неккера, одного из немногих, кто ратовал за сохранение продуктовых резервов. Когда народ услышал об отставке Неккера, началась Великая французская революция.

Эгоцентричный человек считает, что ему никто не нужен и он не нуждается ни в чьей помощи. Он начинает с того, что уверенно вдавливает педаль газа в пол. На бешеной скорости эгоцентрик не успевает слушать советы более опытных работников. Наполеон Бонапарт — один из ярких примеров эгоцентричного правителя. Во время учебы в кадетской школе в Бриен-ле-Шато он заметил, что лучше других успевает в математике. Бонапарт без труда рассчитывал расстояние между пунктами, скорость марша, количество животных и запасов провизии, разбирался в важности транспорта во время боя и количественных факторах погибших и раненых. Он легко делал подсчеты в уме, легко отдавал приказы. Будущий император также блестяще читал карты: по ним он мог визуально представить себе реальные места сражений. В отличие от других офицеров, Наполеон сразу понимал, каково расстояние от одного места битвы до другого.

Тут все ясно. Бонапарт был военным гением и поэтому считал, что не нуждается ни в чьей помощи. Он страдал нарциссическим расстройством психики, а работать под началом эгоцентричного и честолюбивого руководителя невыносимо. Бетховен обожал Наполеона и Третью симфонию посвятил ему. Когда Наполеон узурпировал трон, Бетховен пришел в ярость: его кумир оказался обычным тираном. Наполеон не желал делегировать ответственность, в свое окружение он брал только тех солдат, которые безоговорочно выполняли его приказы. А те вместо того, чтобы думать своей головой, делали все, чтобы угодить императору. В этом и заключалась слабость, которая привела империю к падению. В результате в окружении Наполеона остались только вояки. Генералы и маршалы должны были управлять не только войсками на удалении, но и землями, и вотчинами. Солдаты заседали в посольствах и, как умели, разбирались с кризисами.

Император был несгибаем в своих стремлениях. Когда Франция стала терять позиции на карте Европы, ему предложили с честью отступить и сохранить земли. Он отказался дважды: в первый раз в 1792 году, а потом в 1799-м. В конце концов армия отреклась от Наполеона, и в 1814 году ему дали маленькое королевство на острове Эльба. В 1815 году он сбежал с Эльбы и снова собрал армию, возглавив свою последнюю битву при Ватерлоо. В очередной раз великий полководец не послушал совета офицеров и недооценил противника, генерала Веллингтона. Тот же, наоборот, серьезно отнесся к Наполеону и победил.

Когда в 1799 году Наполеон Бонапарт пришел к власти, Франция была самой сильной европейской державой. Когда в 1815 году императора сослали на остров Святой Елены, страна уже растеряла свое могущество. Семнадцать лет войны унесли миллионы жизней. Французская экономика оказалась банкротом, страна потеряла часть своих колоний. Наполеону удалось сплотить народ, но он оказался человеком, который не уважает другие мнения, особенно если они не совпадают с его собственным. За ту же прямоту взглядов осуждали знаменитого военного Чан Кайши, который приложил руку к падению китайской императорской династии.

В январе 1927 года он возглавил военный поход под знаменами консервативной партии Гоминьдан и захватил Шанхай и Нанкин. Через пару лет его войска взяли Пекин. Чан Кайши стал победоносным правителем Китайской Республики. Его армия в два раза превосходила силами армию коммунистов и его поддерживали американцы. Но этого ему было мало. Чан Кайши потерял доверие китайского народа по очень простой и банальной причине: его абсолютно не интересовали крестьяне. По мнению историка Гарри Гелбера, правительство Чан Кайши потерпело поражение на всех возможных фронтах.

Увеличилось налогообложение и взяточничество. Высшее руководство очень отдалилось от крестьянства. Чиновники и военные относились к простому народу высокомерно и безучастно. Они совсем не по-братски обращались с местными правителями, не слушали их. Коммунисты с легкостью привлекли крестьян на свою сторону разговорами о реформе. В результате Чан Кайши вынужден был уступить власть коммунистам и Мао Цзэдуну, а сам бежал на остров Тайвань.

Сегодня в любой организации подчеркивают важность совместной работы и умение работать в коллективе. Каким бы гением ты ни был, ты далеко не уйдешь, если не научишься прислушиваться к мнению других. На этом споткнулся и Лев Троцкий. В руководстве СССР Троцкий почти во всем был верным соратником Ленина. Он организовал Октябрьскую революцию и отвечал за Красную армию во время гражданской войны. Он прославился как прекрасный оратор и писатель. Но на самом деле у него были огромные проблемы с товарищами по борьбе. Троцкий не хотел работать в команде и был довольно высокомерен. Он не любил бумажную работу, поэтому вдобавок был плохим администратором. Видный, но всех раздражающий Троцкий не сумел заручиться поддержкой внутри своей организации. «Немудрено, если военная работа создала мне немало врагов. Я не оглядывался по сторонам, отталкивал локтем тех, которые мешали военным успехам или в спешке наступал на мозоли зевакам и не успевал извиняться», — писал он позже (Троцкий Л.Д. Моя жизнь. — М.: ПрозаиК, 2014. — Глава XXXVI). Хитрый Сталин действовал за кулисами. Он рано понял, что Ленин выстроил эффективный централизованный аппарат власти, который работал как часы. Сталин не стал высовываться и сосредоточился на создании сети единомышленников. Троцкий пытался противостоять сталинской власти и разрастающейся советской бюрократии, но проиграл. Сталин одержал победу. Объединившись с Григорием Зиновьевым и Львом Каменевым, он избавился от Троцкого. Его выгнали из Коммунистической партии и заставили бежать в Мексику, где он впоследствии был убит.

Троцкий — трагическая фигура, которую не спасла даже эмиграция. Нам никогда не узнать, каков был бы сегодня мир, если бы он относился к коллегам с большим уважением и, вероятно, смог бы помешать приходу Сталина к власти.

Франция с 1963 по 1996 год проводила ядерные испытания на острове Муруроа в Полинезии. Равнодушие французского правительства к общественному недовольству настроило народ против властей. Причиной прекращения испытаний стало сильное давление общественности, которое переросло в движение за независимость Французской Полинезии. 10 июля 1985 года агенты французской разведки затопили траулер Rainbow Warrior в новозеландской бухте Окленд. Траулер шел к атоллу Муруроа, где Франция проводила подводные ядерные испытания. При взрыве погиб один член экипажа. Через 20 лет после происшествия французское правительство призналось, что приказ поступил от самого президента Франсуа Миттерана. Не поддающееся объяснению решение Миттерана привело к изоляции Франции, а также к подписанию договора Раротонга (договор о безъядерной зоне в южной части Тихого океана), в котором помимо Австралии, Папуа — Новой Гвинеи и Новой Зеландии участвовали южные островные государства Тихого океана.

Пренебрежение общественным мнением стало роковым и для британского премьер-министра Тони Блэра. Дэвид Оуэн, бывший министр иностранных дел Великобритании, установил, что между властью и болезнями есть причинно-следственная связь. Изучив психические заболевания и инфаркты правителей, он обнаружил, что самая частая болезнь власть имущих — hubris syndrome, или синдром высокомерия. По мнению Оуэна, главный симптом этого недуга заключается в том, что человек ни под каким видом не меняет своих решений, так как это означало бы признать свою ошибку. Это очень опасно не только для диктаторов, но и для обычных руководителей.

В своей книге Оуэн посвящает много страниц Джорджу Бушу и Тони Блэру. Сам Оуэн работал в правительстве и мог непосредственно наблюдать за тем, как британский премьер-министр принимает решения. Нападение на Ирак — показательный пример тугоухости и безразличия. Оуэн считал, что Тони Блэру и Джорджу Бушу мешали три вещи: зашкаливающая самоуверенность, суетливость и отсутствие интереса к деталям. Они самоуверенно принимали единоличные решения, не слушая ничьих советов, особенно если советы эти расходились с их взглядами. Добавьте к этому энергичность, которая, по мнению Оуэна, на самом деле является результатом беспокойства, слабое понимание общей картины — и роковые последствия не заставят себя ждать.

У Блэра было навязчивое желание ставить себя в центре всего, при этом он никак не помогал министерству внутренних дел в его работе. Синдром высокомерия опасен тем, что приводит к усугублению именно тех проблем, которые человек пытался решить. И Блэр, и Буш сильно ошиблись, решив нанести удар по Ираку. США и Великобритания пытались убедить Совет Безопасности ООН, что, если бы специальная комиссия обнаружила у Саддама Хусейна оружие массового поражения, оно было бы «приведено в действие в течение 45 минут».

Невзирая на массовое сопротивление, Блэр и Буш в марте 2003 года объединили усилия и напали на Ирак. Министр иностранных дел Робин Кук был доверенным лицом Тони Блэра, но он не разделял политику в отношении Ирака и был вынужден покинуть политический пост. Клэр Шорт, министр по вопросам международного развития, ушла в отставку в марте 2003 года. Она была категорически против военных действий в Ираке, так как Совет Безопасности ООН не одобрил нападение и у Великобритании не было международной поддержки. В Ирак были посланы 48 000 британских солдат, третья часть всей армии страны. Когда после нападения проверяющие не обнаружили признаков оружия массового поражения, правление Блэра обвинили в фальсификации данных. После провальной кампании в Ираке в мае 2006 года Блэром были довольны только 26% населения. В 2007 году он оставил пост.

Период президентства Джорджа Буша-младшего считается одним из самых неудачных в истории США. Буш тоже упустил свой момент. После теракта в 2001 году, когда рухнули башни-близнецы Всемирного торгового центра, Буш имел поддержку практически 90% населения. Даже авторитетная французская газета Le Monde на следующий день после теракта писала: «Мы все американцы». Все симпатизировали Америке.

Однако Буш и его правительство решили взять на себя роль мирового полицейского: они практически одновременно атаковали Ирак и Афганистан, позволив солдатам издеваться над пленными. «Война с терроризмом» не задалась, и Буш был отвергнут всем миром. Он переоценил силу своего авторитета. Согласно опросам газеты Foreign Policy, осенью 2009 года многие специалисты по внешней политике считали, что внешний мир стал для Америки опаснее — то есть война с терроризмом дала обратный эффект. В такую же опасную ситуацию попала Россия в 2014 году. Кризис на Украине раздул тлеющий конфликт, до предела накалив отношения между двумя странами. Официальная позиция России была такова: виновных в украинском кризисе надо искать за пределами страны.

Никто не идеален, поэтому, кроме своего мнения, надо знать и мнение других. Человек, который всегда прав, вызывает больше подозрений, чем тот, кто признает свои ошибки. Итальянский писатель Джованни делла Каза в трактате «О нравах» 1558 года сокрушается, что человек всегда и во всем хочет быть прав. Все хотят одержать верх в споре, одинаково боясь проиграть как оружейный, так и словесный поединок. Поэтому делла Каза, как и авторы более поздних трактатов, учит использовать более мягкие, ненавязчивые выражения, если хочешь добиться цели.

Пол Натт из университета штата Огайо изучил 20-летнюю историю 100 организаций, чтобы выяснить, почему их бизнес не удался. Каждый третий провал случался из-за того, что руководители были слишком сосредоточены на себе. Более 60% руководителей не рассматривали альтернативы своему мнению. Больше 80% проталкивали свое решение силой или уговорами, но не ценностью самой идеи. Безразличие к мнению других неизбежно ведет к потерям. Больше всего раздражает, когда человек делает вид, что прислушивается к вам. Так, в некоторых компаниях спрашивают мнение сотрудников, когда решение уже давно принято. Пусть руководителям не нужна демократия, но то, что компания позиционирует себя как демократическая, хотя на самом деле таковой не является, — это отвратительно.

Ни Блэр, ни Буш до сегодняшнего дня не считают, что в Иракской кампании были допущены какие-либо ошибки. Кажется, что для глав государств признание своих ошибок является своего рода табу. В международной политике действуют те же законы, что в песочнице: всегда виноват другой.

Фрагмент главы опущен.

Отрицание

Уверенность в себе, безусловно, вещь хорошая, если она имеет под собой правильную основу. Но у людей есть склонность преуменьшать то, что, по их мнению, не отвечает истине и прежде всего их собственному представлению. Американский Университетский совет в 1970-х провел исследование, в котором миллиону учащихся предложили оценить себя по различным параметрам. 70% посчитали, что их способность руководить выше среднего, и только 2% поставили себе оценку ниже среднего. 60% оценили свою физическую форму выше среднего, и только 6% — ниже среднего. 60% решили, что они входят в группу передовых 10%, которые легко уживаются со всеми. Высокие баллы, которые давали себе школьники и студенты, можно, конечно, списать на юношеский максимализм. Однако оказалось, что с возрастом вера в себя только растет: 94% профессоров считали себя преподавателями лучше среднего.

Психолог Леон Фестингер придумал термин «когнитивный диссонанс», который объясняет, почему люди не принимают информацию, противоречащую их мировосприятию. Мы целенаправленно фильтруем данные, потому что позитивная информация о наших достижениях и способностях приносит нам удовлетворение, а негативная — уныние. Мы часто имеем искаженное представление о своих достижениях. Один из способов защитить себя — это убить всех критиков вокруг.

Критики Тимо Вуори и Цюй Хуэй в 2001 году опубликовали исследование, в котором разбирали причины, по которым Nokia в 2005–2010 годах потеряла позицию мирового лидера в производстве сотовых телефонов. Проведенный анализ показал, что лидирующая позиция компании привела к высокомерию руководства. Когда в 2007 году Apple вывела на рынок первый iPhone, Nokia не приняла его всерьез. Недооценил противника и конкурент Nokia — Ericsson. Руководство было уверено, что плоский телефон никто не купит. В конце 2007 года Nokia имела около 50% рынка, а Apple только 5%. Но iPhone принес своему разработчику прибыль, а новинки Nokia потеряли популярность среди покупателей. Интервью с сотрудниками Nokia показало, что руководство среднего звена компании боялось рассказать высшему начальству правду об iPhone. В результате у правления Nokia был слишком оптимистичный взгляд на технические возможности своей продукции, и долгая напряженная работа по подготовке новых моделей телефона прошла впустую. В 2013 году Microsoft купил мобильный бизнес компании Nokia.

Начальники, купающиеся в лучах внимания СМИ, особо чувствительны к критике. Итальянский премьер-министр Сильвио Берлускони пускает против прессы тяжелую артиллерию. Будь то итальянская или зарубежная газета, Берлускони судится со всеми.

Ему недостаточно владеть каналом на итальянском телевидении, он хочет безусловной власти. Президент Венесуэлы Уго Чавес вплоть до 2009 года каждое воскресенье лично в течение нескольких часов выступал по телевидению, рассказывая народу о врагах родины. В январе 2010 года правительство Чавеса закрыло шесть кабельных каналов за несоблюдение закона, согласно которому все телекомпании обязаны транслировать выступления президента и предвыборную кампанию правительства.

Берлускони и Чавес прекрасно понимали силу СМИ. Такой правитель, как говорит французский писатель и журналист Филипп Третьяк, словно гендиректор рекламной компании, у которой всего один клиент. Единственный бренд, который рекламируется, — он сам, и так до тех пор, пока его эго не раздуется и пузырь не лопнет. «Звездные» начальники, о чьих достижениях пишут в газетах, особенно опасны, считает Мэтью Хэйуорд, автор книги «Опасность эго» (Ego Check). Они верят во все, что о них говорят, и начинают считать себя непобедимыми. Они с головой погружаются в испытание собственных границ и границ компании. Доведенный до крайности азарт может даже толкнуть на преступление. Сильный когнитивный диссонанс не позволяет им изменить поведение, и они шаг за шагом становятся все самоувереннее и в конце концов лопаются.

Жан-Мари Месье, глава французского медиахолдинга Vivendi, принес фирме убытков на 12 миллиардов долларов. У него была огромная команда консультантов, которые постоянно предостерегали его от ошибок, но он никого не слушал. Месье верил в то, что о нем писали и говорили. Пресса сделала из него гения: он стал подписываться псевдонимом J6M, который расшифровывается как Jean-Marie Messier Moi-Même-Maître-du-Monde, или Жан-Мари Месье, Я, король мира. До 1999 года совет директоров пытался помочь Месье, иногда удавалось даже отговорить его от подписания провальных сделок. Компания росла, дела шли. Когда Месье купил алкогольную компанию Seagram, ему уже вообще ни до кого не было дела. Он маниакально скупал компании по всему миру, полагаясь на то, что курс акций Vivendi будет расти и он расплатится с гигантскими долгами, которые после покупки Seagram составляли порядка 20 миллиардов долларов. Все видели, что компания на грани краха.

В июне 2002 года акции Vivendi упали на 80%, и Месье пришлось оставить должность. Неприятие фактов — проблема не только звездных начальников. В этом замечены и научные сообщества, чья задача, по крайней мере в теории, — непредвзято относиться к новым явлениям.

История науки полна мучениками, которые раскачивали лодку своими слишком революционными идеями. Николай Коперник, Галилео Галилей и Чарльз Дарвин сумели найти доказательства и вытащить со свалки истории свои гениальные теории. Среди тех, кому повезло, и Джордано Бруно, утверждавший, что вне земного шара существуют другие миры, и Эдвард Дженнер, разработавший первую в мире вакцину, и Альфред Вегенер, создавший теорию дрейфа материков. Но это ничему нас не научило. В 1980-х к их числу прибавились Барри Маршалл и Робин Уоррен. Маршалл и Уоррен впервые доказали, что многие заболевания желудочно-кишечного тракта, такие, как воспаление слизистой оболочки, язва желудка или двенадцатиперстной кишки, вызываются бактерией Helicobacter pylori. Раньше причиной язвы считали стресс, острую пищу и злоупотребление алкоголем. Открытие стало сенсацией. Если язву вызывают бактерии, ее можно вылечить, а значит, излечить несколько сотен миллионов человек! Но ученые не получили бурных оваций. Им не поверили.

Во-первых, считалось, что бактерии не выживают в кислой среде желудка. Во-вторых, отягчающим обстоятельством было происхождение ученых. Робин Уоррен был специалистом по патологии в Королевском госпитале в Перте, а Барри Маршалл еще не имел докторской степени. Западная Австралия считалась сомнительным местом для научных исследований. Уоррен и Маршалл долгое время не могли опубликовать свое открытие ни в одном медицинском научном журнале. В 1984 году терпение Маршалла лопнуло. Он решил провести смелый эксперимент и выпил стакан суспензии, в котором был миллиард бактерий Helicobacter pylori. Через несколько дней у него начались рези в животе и рвота. Гастроскопия выявила, что желудок ученого красный и воспален. Затем Маршалл принял антибиотик и выздоровел. Даже после этого эксперимента научное сообщество отказывалось верить в теорию Уоррена и Маршалла, и только в 1994 году было одобрено лечение язвы антибиотиками. В 2005 году Уоррен и Маршалл получили Нобелевскую премию в области медицины.

При изучении мозга были получены интересные результаты, объясняющие, почему безграничная вера человека в себя и приверженность картине мира, выстроенной на собственном опыте, такое типичное и частое явление. Оно локализовано в коре головного мозга, в задней части лобной доли.

Джейсон Митчелл и Мазарин Банаджи хотели узнать, насколько активны разные мозговые зоны, когда люди думают о вещах, которые им близки или чужды. В подтверждение своей теории исследователи проанализировали снимки магнитно-резонансной томографии мозга. При функциональной томографии (фМРТ) измеряется гемодинамическая реакция в разных отделах мозга. Чтобы локализовать изменения, создают магнитное поле, которое отличается в разных точках мозга. Гемодинамическая реакция изменяется, когда человек чем-то занят, например читает или смотрит фотографии.

Исследователи заметили, что в центре лобной доли есть две зоны — передняя и задняя, которые реагируют на раздражение. Участникам эксперимента показывали фотографии двух людей, давая им разные характеристики. Одного описывали как свободного художника, а другого как христианина-фанатика. Чем более чужд казался испытуемым человек, тем сильнее реагировала задняя часть мозговой коры. Передняя часть, наоборот, реагировала, если человек казался испытуемому близким по духу.

Передняя часть коры отвечает за наше отношение к тем, кто, как нам кажется, на нас похож. Данное открытие, считают ученые, поддерживает гипотезу, что мы делаем выводы о людях на основании собственных предпочтений. Приобретенные знания не всегда достоверны, но на них опираются, когда надо сформировать отношение к другому. Люди выборочно используют свой опыт, пытаясь выяснить, кем являются окружающие. Ученые считают, что этим объясняется зарождение стереотипов и предубеждений. Ученый Кевин Данбар заметил, что центральная область мозга отвечает за знания. Мы с большим трудом признаем, что не правы. Если результат замера не совпадает с теорией, мы вначале виним способ измерения и только потом начинаем корректировать теорию.

В центре головного мозга находится дорсолатеральная префронтальная кора, у молодых людей она наименее развита. Эта кора работает, когда мы отказываемся от неприятных нам вещей, когда хотим избавиться от мыслей, которые не вписываются в наше представление о мире. Когда эта зона мозга повреждена, человеку приходится прикладывать большие усилия, чтобы сосредоточиться. Он больше не может отбрасывать несущественную информацию. Дело в том, что дорсолатеральная префронтальная кора все время цензурирует наши представления, пропуская информацию через призму предыдущего опыта. У молодых людей меньше опыта, и, может быть, поэтому они более открыты новому. Дети по природе своей не имеют предрассудков. Они перенимают их от родителей.

Получается, что опыт движет нами и в хорошем, и в плохом смысле. Однако самодовольное представление о собственной значимости в любом случае ведет к неправильным суждениям. Чрезмерная самоуверенность означает, что мы переоцениваем свои способности, то, кем являемся и что можем предсказать. Иногда мы сами не замечаем, как уверенность в себе превращается в высокомерие. Внешний вид, привычки, диалект могут быть истолкованы как глупость. Высокомерие, наверное, самое бесполезное из человеческих свойств, но многие ему поддаются, потому что это так легко. Высокомерие — это душевная лень, она работает по той же логике, что и расизм: не успев увидеть, мы уже принижаем другого.

«Всемирная история высокомерия, спеси и снобизма». Ари Турунен. «Альпина Паблишер», 2018