Burger
«Депутаты, глава района, управляющая компания — все в тонусе»
опубликовано — 31.05
просмотры — 2752
logo

«Депутаты, глава района, управляющая компания — все в тонусе»

Как установить возле дома шлагбаум, нанять ЧОП, подключить освещение всей улице и не потерять основную работу

Вы знаете своих соседей по этажу? Есть ли у вас старший по дому? Что делать, если вечерами во дворе собираются нетрезвые шумные компании? Куда звонить, если машины жителей соседнего дома заняли всю вашу парковку? Может ли обычный человек одержать победу в сражении с гидрой ЖКХ? Журналист «Инде» Лена Чеснокова познакомилась с главой дома № 25 по улице Горсоветской — первого в истории современного Татарстана, построенного по программе жилищно-строительных кооперативов (ЖСК), и одного из немногих в Казани, где проблемы решаются быстро (ну, относительно).

Одна из самых популярных тем на форуме татарстанских участников жилищных программ «Молодая семья» и «Социальная ипотека» посвящена дому № 25 по улице Горсоветской. «Позвонили из Татэнергосбыта, сообщили, что договор на подключение внешнего освещения готов. Сегодня […] подпишу этот договор у УК (управляющей компании. — Прим. «Инде») и комитета внешнего благоустройства города и верну во фронт-офис Татэнергосбыта. И эта эпопея с внешним освещением закончена», — пишет пользователь с ником Akademik_Гульнара, рейтингом «ветеран» и форумским стажем в 830 сообщений.

Если вы читаете тему с 384-й страницы, можете подумать, что во фразе про «подпишу, верну, и эпопея закончена» нет ничего особенного — дел на пару часов. На самом деле на то, чтобы на улице Горсоветской загорелись фонари, у старшей по дому № 25 Гульнары Мустафиной ушёл год.

ЖСК «Горсоветская» был пилотным домом новой жилищной программы в Татарстане. За стройкой следили правительство и пресса, поэтому подрядчик — компания «Акташ» — справился с работой быстро. Начали в конце 2012-го, сдали в конце 2013-го, а 19 апреля 2014 года жильцы 178 квартир получили ключи. В первый же день они выяснили, что во дворе нового дома не горят фонари.

Что такое ЖСК?

Федеральная программа по возрождению жилищно-строительных кооперативов появилась в 2008 году. В 2012-м её начали реализовывать в Татарстане: пилотным проектом стал дом по улице Горсоветской (ЖСК «Горсоветская»). Программа подразумевает, что жильцы объединяются в кооператив, единовременно вносят 30 процентов от стоимости квартир, а в дальнейшем берут на себя все строительные расходы и контролируют ход работ. Землю под застройку выделяют из федерального земельного фонда (ЖСК «Горсоветская» получил 0,75 гектара) — участники кооператива не платят за неё, и это существенно снижает стоимость жилплощади. К примеру, квадратный метр в квартирах на Горсоветской, 25 три года назад стоил 29 600 рублей (в соседних домах — около 70 тысяч). Квартиры ЖСК «Горсоветская» разыгрывали между работниками образования (95 человек), здравоохранения (43 человека), культуры (4 человека) и государственных органов (36 человек). Все жильцы до появления программы ЖСК стояли в очереди на соципотеку.

На практике строительство дома полностью контролировал Государственный жилищный фонд (ГЖФ) при президенте Татарстана. Он же кредитовал пайщиков — многие жильцы до сих пор выплачивают стоимость квартир. В ГЖФ журналисту «Инде» сообщили, что дом по улице Горсоветской остаётся единственным построенным по программе ЖСК в Татарстане, так как на практике «модель ЖСК практически не отличалась от модели соципотеки». В России программа продолжает существовать и развиваться.

— Быстро стало ясно, что фонари — не только наша проблема, — вспоминает Гульнара. К тому моменту Горсоветская не освещалась уже несколько лет: фонарные мачты стояли, но лампы не работали. Жильцы соседних домов настолько привыкли к ситуации, что даже не представляли, что её можно как-то исправить. — Когда я обратилась в управление капитального ремонта Казани, мне сказали, что таких домов по всему городу десятки, особенно соципотечных. В Азино, мол, некоторые своей очереди на подключение фонарей чуть ли не по пять лет дожидаются. Но меня такой ответ не устроил.

За год Гульнара обошла полдюжины инстанций. В Центре стандартизации и метрологии подтвердили исправность уличного электросчётчика (услугу стоимостью 1500 рублей старшая по дому оплатила из личных средств), в Западных электрических сетях разработали схему подключения электричества, в Татэнергосбыте утвердили все документы и дали наряд на подключение.

— Это только звучит легко и понятно, на самом деле там куча тонкостей и промежуточных ступеней, — уточняет Гульнара. Проектом должен был заниматься комитет внешнего благоустройства города. В какой-то момент сотрудники ведомства выписали на Гульнару доверенность, по которой она могла самостоятельно забирать документы из одной инстанции и подписывать их в другой. — Я бы могла этого не делать, но так правда было быстрее, — говорит она. Сканы всех схем, разрешений и постановлений можно найти на форуме — за каждую бумагу Гульнара отчитывалась перед соседями.

«Выйдите и посмотрите: они горят!» — радовались жильцы Горсоветской, 25 в общедомовом WhatsApp-чате вечером 11 апреля.

Под сообщениями Гульнары на форуме указан номер её мобильного телефона с подписью «не для коммунальных заявок». Старшая по дому рассказывает, что дисклеймер не действует — звонят в любое время и по любому поводу. И не только члены ЖСК: после того как на обоих въездах во двор 25-го дома появились шлагбаумы, жители соседних домов стали интересоваться, как это устроить и может ли Гульнара сделать то же самое для них. А ещё нанять ЧОП (появился в 25-м доме год назад), закупить и установить камеры наблюдения (заработали примерно тогда же) и вообще за сдельную заработную плату взять на себя заботу о нескольких домах в округе.

— Соседи в шутку предлагают мне открыть свою управляющую компанию, — улыбается Гульнара. — Никогда бы не подумала, что у меня талант в сфере ЖКХ. Обычно по телефону я отвечаю, что мне, конечно, очень приятно, но у меня есть основная работа и она мне нравится.

Гульнара — доцент кафедры экономики и управления на предприятии КНИТУ-КАИ, преподаёт стратегический менеджмент и управление персоналом. До этого несколько лет занималась административной работой: была заместителем директора Инженерно-экономического института КАИ, а потом начальником отдела по набору абитуриентов. Старшей по дому она стала случайно. Уличное освещение — не единственное, чего недосчитались жильцы, въехав в новый дом: первые несколько недель у них не было ещё и газа. В какой-то момент Гульнаре надоело каждый вечер мучительно придумывать, как готовить ужин без плиты, и она взяла коммуникацию с газовой компанией на себя. После одной успешно решённой проблемы быстро нарисовались другие: во-первых, на придомовой парковке вечно не хватало мест; во-вторых, вечерами в тогда ещё тёмном дворе постоянно собирались пьяные компании, а неизвестные с фонариками заглядывали в салоны автомобилей; в-третьих, помимо глобальных вопросов нужно было разбираться с кучей мелочей: уборка снега, трещины на облицовке фасада, обработка дома от мокриц и мух.

— Если захотеть, можно решить любую проблему, — говорит Гульнара. — Люди терпеть не могут вникать в ЖКХ, потому что здесь очень много контрагентов: управляющая компания, жилфонд, администрация района, газовая служба, электросети… Вот у нас депутаты, глава района, управляющая компания — все в тонусе! На самом деле секрет в том, чтобы не хвататься за всё сразу: выбираешь одну проблему, вникаешь в неё и методично решаешь.

Алгоритм «методичного решения» Гульнара объясняет на примере установки шлагбаумов.

Итак, вечером вы приезжаете с работы домой и видите, что вам негде припарковаться. Сначала нужно понять, почему это происходит: вы идёте во двор соседнего дома, видите, что парковочная площадь там гораздо меньше вашей, и выясняете, что машины, которые стоят под вашими окнами, не принадлежат вашим непосредственным соседям. Вы решаете, что в этой ситуации разумнее всего будет установить шлагбаум, чтобы ограничить доступ «чужакам». Но, возможно, выход кажется разумным только вам, поэтому перед тем, как действовать, нужно заручиться поддержкой соседей. Чтобы всё обсудить, пригласите их на общедомовое собрание. Анонсируйте его упорно и интенсивно: за пару недель развесьте объявления в подъездах, за неделю разошлите sms- и e-mail-оповещения, в день собрания известите соседей по WhatsApp.

Если большинство соседей с вами согласны, переходите к самой сложной части алгоритма: сбору подписей жильцов, которые нужно будет передать в управляющую компанию (в случае с Горсоветской, 25 это УК «Дом тепла и комфорта»). Приготовьтесь к тому, что потребуется много времени: кто-нибудь из жильцов (и, скорее всего, не один) обязательно будет неделями пропадать на даче, в отпуске, в командировке, в больнице, во внутренней эмиграции. Если вам удалось заручиться письменной поддержкой всех соседей, УК обязана оплатить расходы из тех денег, которые вы ежемесячно вносите вместе с квартплатой (обычно эта графа в счёте-фактуре называется «Содержание и текущий ремонт дома»). Установка двух шлагбаумов обошлась «Дому тепла и комфорта» в 170 тысяч рублей.



Если вопросами ЖКХ в вашем доме занимается управляющая компания, жалобы и заявки для неё можно оставлять на
сайте «Открытая Казань».

После получения подписей сотрудники УК приступают к работе. Их нужно постоянно контролировать: не стесняйтесь звонить и уточнять, получили ли они согласие администрации района, закупили ли оборудование, не забыли ли о вашем существовании.

Чтобы владельцы автомобилей могли открывать и закрывать шлагбаумы, нужны пульты. Пульты тоже стоят денег, но эти расходы жильцам целесообразнее взять на себя — кому-то понадобится один на квартиру, кому-то несколько, да и вообще бюджет, который УК может ежегодно тратить на ваш дом, ограничен. Терпеливо соберите заявки со всех желающих — оптом заказывать дешевле. Сообщите соседям, что тому, кто не успел, не смог, забыл или не понял, придётся решать проблему самостоятельно.

Поздравляем, вы справились! Правда, шлагбаумы не защищают двор от угонщиков и хулиганов, которые сливают бензин, снимают шины, пачкают стены и оставляют после себя битые бутылки. Если у вас ещё остались силы, установите во дворе камеры наблюдения и наймите ЧОП. Для этого организуйте собрание, заручитесь поддержкой жильцов, соберите подписи, найдите деньги… Ну, вы поняли.

— У Гульнары выдающиеся лидерские качества, но, я уверен, даже они не помогли бы в организации жильцов, если бы не три важных фактора, — рассуждает Марат Гордиев, член домсовета Горсоветской, 25. — Во-первых, мы все заселились одномоментно, во-вторых, мы бывшие соципотечники, то есть многие были знакомы друг с другом ещё до постройки дома, и, в-третьих, все из одной социальной среды — учителя, врачи. Поэтому большинство сразу включились в работу и быстро нашли общий язык.

По словам Гульнары, явка на общедомовых собраниях обычно составляет не меньше 70 процентов. На одном из последних жильцы избрали домсовет — теперь четыре человека будут регулярно помогать старшей по дому решать коммунальные проблемы.

— Не могу сказать, что всё делаю одна, — каждый раз, когда я пишу в чат дома с просьбой о помощи, откликаются сразу несколько человек, — говорит Гульнара.

У ЖСК «Горсоветская» два WhatsApp-чата: «Инфо Горсоветская» для официальных
объявлений (141 участник) и «Беседка» для споров, шуток, фотографий неправильно припаркованных машин, поздравлений и обсуждений субботников и праздников двора (116 участников). Гульнара сравнивает «Беседку» с сайтом «Авито»:

— Кто-то напишет, что продаёт компьютерный стол за 500 рублей, — и через десять минут стол уже забрали соседи. Я свои фигурные коньки продала за пять минут.

Ещё чат выполняет функцию бюро находок: потерянные ключи, зонты и варежки моментально возвращаются владельцам.

— Это два разных измерения: наш дом и другие дома, — гордо говорит ещё один член домсовета Денис Рюмин. Он включился в домашнее самоуправление, когда понял, что энтузиазма Гульнары не хватает, чтобы довести до конца решение проблемы с тепловыми счётчиками: на Горсоветской, 25 каждый платит только за собственные батареи (если вы хоть раз пытались разобраться, из чего состоит ваша квартплата, этот факт должен вас впечатлить). — Вот вы знаете соседей по этажу? А через этаж? То-то и оно! Люди не общаются друг с другом, значит, общих проблем у них будто бы нет, значит, никто никогда ничего не решит.

— Не могу сказать, что мы все встретились на первом собрании, радостно обнялись и пошли делать дела, — вспоминает Гульнара. — Первое время мы оценивали друг друга по внешности и темпу речи, раздражались, конфликтовали. Но это нормальная стадия формирования коллектива — я про это даже своим студентам на лекциях по командообразованию рассказываю. Сейчас собрания проходят почти идеально — без галдежа, конструктивно. Потому что люди понимают, что не просто так тратят время, и видят, что, если решение принято, оно обязательно реализуется.

Денис уверен, что Гульнара была права, когда отказалась от денег, которые жители дома предлагали ей за регулярную работу:

— Люди хотят всё иметь и ничего не делать. Кто-то самый умный будет думать, что отдал Гульнаре свои 100 рублей — и теперь она ему обязана. Это неприятно. Зато, когда люди видят, что кто-то работает на чистом энтузиазме, они всеми силами стараются ему помогать.

Мы с Гульнарой гуляем вокруг дома и останавливаемся у крошечной детской площадки. На щебне установлены горка, двое качелей и пара скамеек, вокруг пустырь, через несколько метров — свалка из камней и сухих веток. В прошлом году «Генерирующая компания» ремонтировала теплотрассу, проходящую прямо под игровой зоной, и полностью перекопала участок, поэтому кое-где земля просела и игровая поверхность покрыта ямами. Цветная пластмассовая горка плохо закреплена — из земли выглядывает кусок бетона со штырём. На площадке сквозняк, хотя день сегодня не ветреный.

Площадка — новая цель Гульнары. Она хочет, чтобы горки и качели установили на стилобате — огромной территории во внутреннем дворе дома, куда можно попасть только через подъезды. По плану игровая зона должна была располагаться именно там, но на этапе строительства выяснилось, что на стилобате не соблюдена инсоляция (норма светового облучения. — Прим. «Инде»).

— Наверное, об этом надо было подумать раньше? — возмущается старшая по дому.

Она уже заручилась поддержкой молодых мам, сняла несколько видео (например такое) для застройщика и управляющей компании, написала жалобу на сайте госуслуг Татарстана и добилась приёма заместителя главы Московского и Кировского районов.

— Он обещал, что окажет административную поддержку, хотя предупредил, что проблема будет решаться медленно, — рассказывает Гульнара. Её такой ответ, разумеется, не устраивает.

Ещё глава района пообещал, что этим летом отремонтируют тротуар, соединяющий 25-й дом с остановкой «Тандем» (уже назначен подрядчик — ГКУ «Главтатдортранс»). Ситуация классическая: дорогу не ремонтировали так давно, что жители соседних домов перестали надеяться, что с этим можно что-то сделать; с момента первой петиции от Горсоветской, 25 прошёл год.

Пока мы осматриваем детскую площадку, мимо проходят сотрудники «Акташа» — они приехали, чтобы устранить течь на подземной парковке. Их тоже вызвала Гульнара.

— Такого, чтобы мне где-то врали, нарочно затягивали сроки или делали что-то поперёк, ни разу не было, — говорит она. — Просто нужно разобраться, кто за что отвечает, и следить, чтобы они действительно за это отвечали.

Жители Горсоветской, 25 благодарят УК «Дом тепла и комфорта» за присутствие на всех общедомовых собраниях, открытость и эффективность.

Через интернет-журнал «Инде» Гульнара Мустафина обращается к администрации Казани с предложением создать городской союз старших по дому. По её задумке, новая организация нужна для обмена опытом, получения бесплатных юридических консультаций и более прозрачной работы ведомств, отвечающих за ЖКХ.

Фото: Александр Левин