Burger
Человек дела. Бывший учитель физкультуры, пробежавший более 300 тысяч километров, — об отказе от курения, марафонском забеге в 69 лет и подарках судьбы
опубликовано — 04.05
просмотры — 2340
logo

Человек дела. Бывший учитель физкультуры, пробежавший более 300 тысяч километров, — об отказе от курения, марафонском забеге в 69 лет и подарках судьбы

Почему бег — лучший вид спорта и как правильно им заниматься

20 мая в Казани в четвертый раз пройдет марафон. Тысячи участников — как местных, так и специально приехавших в город — пробегут 3, 10, 21 или 42 километра. Среди них можно будет встретить 77-летнего Павла Павловича Морева. Более 40 лет он преподавал физкультуру в казанских вузах, написал 32 книги о ЗОЖ и долголетии и за всю жизнь пробежал около 300 тысяч километров. «Инде» поговорил со сверхмарафонцем о трех его главных книгах, вредных привычках и способности медитировать на ходу.



Студенты энергоуниверситета на пробеге Казань — Кокушкино, декабрь 1987 года

Пять попыток бросить курить

Я начал курить в девять лет — ребята постарше с нашего двора приобщали младших. К 16 уже и алкоголь пробовал, поэтому вырос хилым и здоровье у меня, мягко говоря, было не очень. Жили мы тогда у озера Кабан, которое буквально гудело от лодок — там была лодочная станция и постоянно проходили соревнования по гребле (по народной, на каноэ и на байдарках). Я часто смотрел, как занимаются спортсмены, видел, какие они крепкие и коренастые, и завидовал: вроде бы парни моего возраста, но при этом на две-три головы меня выше (и речь не только про рост). Как-то я понял, что мне не по пути с моими прокуренными товарищами, и решил записаться в секцию гребли на каноэ.

Моя жизнь начала кардинально меняться. Если бы не гребля, мне кажется, в 18−20 лет я бы при своем образе жизни мог умереть. Особенно тяжело было бросить курить: получилось у меня только с пятого раза. Мне кажется, у каждого человека внутри есть пустота и каждый старается ее чем-то заполнить. Кто-то — позитивным, а кто-то вредными привычками: алкоголем, табаком, плохой компанией. И когда ты, например, бросаешь курить, пустота снова образуется, так что, если не закрыть ее чем-то новым, старые привычки обязательно вернутся. Я тогда очень правильно сделал, что на греблю пошел: сменил круг общения, закрыл дыру физическими нагрузками.

Потом я поступил в институт физкультуры на факультет физического воспитания и с третьего курса начал преподавать — сначала в своем вузе, позже в КГУ и энергоуниверситете. Параллельно я занимался греблей на каноэ, бегал на лыжах и занимался марафонским бегом на уровне кандидата в мастера спорта (вообще-то последовательность такая: сначала новичок, потом — третий разряд, второй, первый, потом — кандидат и в конце концов мастер спорта). Был еще десяток видов спорта, которыми я увлекался, но уже не так серьезно. Из всего этого я выбрал бег, потому что он самый доступный, эффективный и полезный.

В спорте, чтобы добиться результата, нужно все время все записывать: какие упражнения ты сделал, сколько времени провел на тренировке, что ты ешь, сколько в этом калорий, когда ты ложишься спать, какой у тебя пульс. Это дисциплинирует. Помимо спортивного дневника я постепенно стал вести обычный и записывать, что со мной произошло, что меня удивило, как на меня повлияло то или иное событие. До сих пор каждый день в три утра я сажусь писать, а вернее будет сказать, «редактировать» то, что у меня уже есть в голове. Весь книжный материал я придумываю во время бега, поэтому я даже вывел такую мысль, что сам — соавтор своих работ, а настоящий их автор — бег. Ведь во время бега тебе ничего не остается, кроме как быть наедине с собой и думать. Бег — это лучшая медитация.

Из Казани — в Иерусалим

Эстафета из Казани Иерусалим

Одна из моих главных книг посвящена тому, как я в 1996 году эстафетой бежал из Казани в Иерусалим (забег был приурочен к трехтысячелетию столицы Израиля). Я тогда уже работал преподавателем физкультуры в энергоуниверситете и собирал команду из шести человек. Как командиру мне дали задание сделать ее интернациональной: двое татар, двое русских и двое евреев. А бегающих евреев в университете вообще не было — сплошная интеллигенция, на учебе сконцентрированная! Правда, потом смогли найти одного, Льва Хиттермана, — он, между прочим, мастер спорта международного класса и четырехкратный чемпион Советского Союза. Но нужно-то было двоих. В итоге я пригласил преподавателя из химико-технологического института по фамилии Галич и сказал ему: «Будешь украинским евреем». В конце концов я все-таки решил собирать команду под себя (а мне хотелось, чтобы в ней были сильные спортсмены), поэтому позвал еще одного хорошего бегуна по фамилии Прокопенко. Его пришлось сделать белорусским евреем, потому что на татарскую его фамилия никак не тянула.

Сначала я хотел назвать книгу «По чему русские и татары бегут в Израиль?», но международная ситуация в мире в 1996 году была очень сложная, да и шутку в названии («по чему» — то есть «по какой поверхности», «по каким странам») могли не понять, поэтому я решил не рисковать и назвал ее «Наш путь в Иерусалим».

Пробег до Греции, ледяная вода в Китае

Встреча Нового года в проруби

В 2004 году в Греции проходили Олимпийские игры, и мы с товарищами, казанскими марафонцами, решили из Москвы бежать в Афины. А откуда взять средства, если даже до родных в Чувашию доехать денег не хватало? Конечно, через Международную ассоциацию сверхмарафона, которая организовывает эстафетные пробеги по всему миру! Мы с ее представителями познакомились за много лет до этого, когда у них маршрут одного из забегов лежал через Казань — вообще, у тех, кто бежит из Москвы на восток (Казахстан, Узбекистан), путь всегда пролегает через наш город. Мы тогда их встретили в 20 километрах от Казани и пробежали с ними этап до Чувашии. «Ребята сильные, нам такие нужны», — сказали в ассоциации и приняли нас к себе.

Так вот, перед Олимпиадой в команде было 12 человек — мы бежали как группа поддержки спортсменов из России. Впрочем, перемещаться по стране нам так и не дали, потому что здесь для всех это было слишком затруднительно: ГАИ не хотела брать ответственность за нашу жизнь и отказалась следить за перекрытием дорог и нашим сопровождением. Поэтому в Москве на Поклонной горе мы торжественно стартовали, а потом через Грозный поехали на границу с Грузией и дальше бежали уже от Тбилиси. Особенно приятно было бежать по Турции — там нас сопровождали дорожная служба и машина скорой помощи. Это был эстафетный забег, а значит, у спортсмена обязательно должно было что-то находиться в руках: флаг, факел или, как в нашем случае, пенал. Я придумал его сам: клал в тубу по горстке земли из каждого города, который мы пробегали, и разделял их закладками с названиями населенных пунктов, чтобы не перемешивались. Один член команды бежит, другой едет в автобусе до места смены, где ему передают пенал, потом тоже бежит с ним до следующего пункта, меняется с партнером и так далее. В день пробегали в сумме 42 километра, и так около двух недель до самых Афин. В конце этой поездки нам присвоили почетное звание «Посол мира». Книгу я так и назвал: «Бег — посол мира».

Еще в 2008 году мы планировали бежать в Китай — тоже на Летние Олимпийские игры. Но поняли, что не получится: расстояния большие, у ГАИ с нами будет много мороки, к тому же снова встал вопрос с деньгами. Впрочем, в итоге в Китай я все-таки попал. В 2000-х я вел занятия «клуба ледяного плавания», и мой товарищ по зимнему нырянию участвовал в VI Зимних Азиатских играх (внезачетным видом спорта было плавание в проруби). Он позвал меня в команду.

Конфуцианство, иудаизм, христианство и волонтерство

Китай, вход на рынок велосипедов

Мне кажется, все мои поездки — награда за то, что я все в жизни делал верно. До 1996 года, кроме основной своей работы (преподаватель физкультуры), я как волонтер занимался развитием ЗОЖ в республике и руководил клубом любительского бега в Казани. Я чувствовал, что мне не хватает занятости, у меня оставалась лишняя энергия, а еще были знания и опыт, которыми я хотел делиться не только со студентами. Думаю, в небесной канцелярии увидели, что я работаю бесплатно со всеми желающими, и сказали: «мужик ведет себя правильно, его нужно как-то поощрить». И наградили, но не деньгами, а путешествием по духовному пути. Сами посудите: Китай — родина конфуцианства, Иерусалим — это иудаизм и христианство, а в Греции жили все основоположники философии и культуры: Эзоп, Геродот, Сократ… И они с неба видят, что я бегом передвигаюсь, а не на машине! Я как паломник — попадал в эти места силы, преодолевая усталость. Поэтому ни бег, ни волонтерство я до сих пор бросить не могу. Хотя жена в свое время меня ругала: «Все твои товарищи уже и по три машины имеют, и дачные участки, и зарабатывают кучу денег». Но она, конечно, в глубине души тоже понимала, что человек должен в первую очередь быть духовным.

В 16 лет, когда я только начинал заниматься бегом, мне на глаза попалась легенда о марафонском гонце, который без остановки добежал до Афин, чтобы рассказать о победе греков. Он бежал так быстро, что в конце только и успел сказать: «Радуйтесь, афиняне, мы победили!» — и упал замертво. Эта история запала мне в душу: мне тогда казалось чудом, что человек может обладать такой выносливостью, в то время как я сам даже курить бросить не мог. И вот почти через полвека моя мечта исполнилась: я сам добрался до Афин, а потом увидел и деревню Марафон.

Естественные и искусственные виды спорта

После пробега по Татарии 23−30 августа 1993 года

Шестисуточный бег в Одессе, 1992 г


Детский пробег лагеря «Факел», 1985 г

Всем, кто говорит о вредности бега для суставов, предлагаю посмотреть на меня. Мне 77 лет, и у меня ни один сустав не болит, а за жизнь я пробежал около 300 тысяч километров без, так сказать, капитального ремонта. Сегодня, кстати, я бегал в общей сложности 2 часа 15 минут, и вообще каждый день стараюсь пробегать минимум 20 километров. Мне кажется, людям в принципе не нужны врачи, кроме валеолога — специалиста по здоровому образу жизни с большим жизненным опытом (валеология — общая теория здоровья, предполагающая гармонию физического, нравственного и духовного; официальная наука не признает валеологию за отсылки к эзотерике и нечеткий терминологический аппарат. — Прим. «Инде»).

Ходьба, бег и плаванье — естественные способы передвижения человека, поэтому они просто не могут быть вредными (но помните, что помимо этих трех естественных видов спорта есть много искусственных: бокс, например, или велосипед). Я более 40 лет преподавал физкультуру и всем своим студентам всегда говорил: «Не надо учиться бегу, в вас это уже заложено природой». Не думайте, как нужно ставить ногу, не усложняйте подход к дыханию — все получается автоматически. Я очень люблю одну притчу. Беседуют как-то дед с внуком. Внук говорит: «Дедуля, у тебя такая длинная борода! А куда ты кладешь руки, когда ложишься спать, — поверх нее или вниз?» Дед отвечает: «Я об этом никогда не задумывался, сейчас лягу спать и проверю». Лег. Одним способом попробовал, по-другому положил — все неудобно. В ту ночь он так и не уснул.

Заслуженный тренер Александр Бойко, который готовил сборную СССР по легкой атлетике, тоже считает бег самым доступным и эффективным видом спорта. Он говорит, что школьник должен пробегать столько же километров, сколько классов он окончит в ближайшее время (например, десятиклассник — десять). У меня немного другая математика: я думаю, что 17-летний десятиклассник должен без проблем пробегать 17 километров, и так по возрастающей — каждый год плюс один километр. После 50 расстояние идет на убыль, и это значит, что в свои 77 я должен без проблем пробегать 23 километра (что я успешно делаю; а в 69 даже пробежал Московский марафон мира за 4,5 часа). Ну а в 99 лет дай бог каждому пробежать хотя бы один километр.

20 мая я буду бежать на Казанском марафоне — выбрал дистанцию 10 километров. Все-таки уже возраст. Но, мне кажется, это тоже неплохой результат.

Фото: Даша Самойлова, архив П.П. Морева