Burger
Основатели сообщества «Изолента»: «На вечеринках невозможно заработать»
опубликовано — 01.06
просмотры — 2127
logo

Основатели сообщества «Изолента»: «На вечеринках невозможно заработать»

Рейвы в промзоне и на минус пятом этаже, шлейф Unsound Dislocation и казанские тусовщики, которые слишком рано ложатся спать

В середине марта в «Смене» прошла первая вечеринка сообщества «Изолента»: в Казань приехала Abelle — основательница легендарного московского клуба Arma17. Позже «Изолента» проводила кинопоказы и — совместно с ЦСК «Смена» — лекции об истории музыки. В эти выходные сообщество организует второе ночное событие: в мастерской Qullar выступят уфимский артист Молодой Человек и московский dadaisme. «Инде» поговорил с основателями «Изоленты» — Русланом Чижовым, Винером Хаитовым и Александром Левиным — о целях сообщества, потенциальных площадках для рейвов и особенностях ночной жизни Казани.



Руслан Чижов

сотрудник ЦСК «Смена»; диджеит под ником Chick; в конце нулевых был участником промо-группы Churchill; организатор серии вечеринок «Ночная Смена»

Винер Хаитов

диджей и продюсер родом из Ульяновска; стоял у истоков одной из самых активных местных промо-групп (а потом и лейбла) Get Busy; был соорганизатором культовой московской вечеринки VV17CHØU7 в одном из ангаров Казани; отыграл десятки сетов в жанровом диапазоне от хип-хопа до техно на всех возможных местных площадках

Александр Левин

сотрудник ЦСК «Смена»; PR-менеджер «Инде»

Что такое «Изолента»?

Руслан: Это сообщество людей с разным опытом и бэкграундом, которым интересно заниматься электронной музыкой. Говорить о ней, изучать ее, устраивать вечеринки, делать тематические кинопоказы и лекции. Сообщество постоянно эволюционирует: на каждом мероприятии появляются новые люди. Но есть костяк — мы, например, с самого начала работали с [дуэтом медиахудожников] Watch Me и архитектором Викой Строй. Они помогают нам с визуальными решениями, что тоже важная часть нашей концепции. При этом у нас нет конкретных должностей и какого-то членства — мы не говорим никому: «Ты „Изолента“, а ты — нет».

Винер: Просто если человек «горит» и предлагает толковые идеи, с ним надо работать. У нас есть постоянный рабочий чат, в котором семь человек (помимо нас троих, в нем состоят Тахир Щеглов, Динара Валеева, Инна Перевозчикова и Лиза Исаева), но в самом сообществе — точно больше.

Руслан: А называемся мы «Изолента» потому, что это, с одной стороны, очень простой материал, но с другой — очень функциональный. Может, например, скрепить что-то разрозненное. Или изолировать что-то от всех.

Когда и как вы начали формировать сообщество?

Руслан: Первая вечеринка была 16 марта, но подготовка началась в октябре. Мы собирались и думали, какие мероприятия нам интересны, кто-то подсаживался, внедрялся в разговор. Первая планерка «Изоленты» как сообщества прошла, наверное, в январе

Винер: Почти со всеми ребятами мы раньше пересекались в каких-то проектах. Например, с Денисом (DJ Гужбан. — Прим. «Инде»), который присоединился недавно, мы занимались вечеринками ОМОС29 (казанско-тольяттинская промо-группа. — Прим. «Инде»). Я знал, что этот чел крутой и что он в теме, но первичны тут все-таки дружеские отношения.

На первую вечеринку вы привозили Abelle, представительницу техно-сцены. На какой именно музыке специализируется «Изолента»?

Винер: Изначально мы не ставили никаких ограничений — не знаю, во что это выльется в будущем. На наших вечеринках можно будет услышать и брейкбит, и электро, и техно. Во всем этом должен чувствоваться какой-то общий дух, но я не могу его передать словами. Для нас важно не музыкальное направление само по себе, а совокупность звука, света и инсталляции. Еще в последнее время лично я начал более серьезно относиться к подготовке площадок. Важно, чтобы людям было интересно находиться в пространстве не только из-за музыки или — еще хуже — из-за одного конкретного артиста. Это, кстати, проблема Казани и России в целом: слушатели идут только на конкретное имя. Но, к счастью, постепенно это уходит в прошлое.

Зачем вам это сообщество? Какие у «Изоленты» цели?

Руслан: Сразу скажу: у нас нет цели что-то глобально изменить. Нам просто интересно этим заниматься и работать с новыми людьми. Некоторые в сообществе раньше никогда ничего подобного не делали — в «Изоленте» есть несколько молодых (двадцатилетних) ребят, которые, например, работают с нашими социальными сетями, хотя никогда раньше не занимались SMM.

Александр: При этом никто никому не раздает указаний и не ставит дедлайнов — у нас нет должностей и трудовых книжек. Ребята пришли, заинтересовались, и мы стали делегировать им что-то, что могли бы делать сами, но не успеваем делать это качественно. Речь о каких-то стандартных составляющих подготовки вечеринок: работа с артистами, анонсирование в соцсетях, дизайн и печать афиш.

Винер: У нас, например, есть парень Тахир, который ведет телеграм-канал. Помимо этого ему интересно заниматься звуком и светом, но он никогда не работал на площадке, а с нами у него такая возможность появилась.

Александр: Мне кажется, это круто, когда ты молодой, тебе хочется что-то делать и у тебя есть возможность работать с чуваками, которые это уже умеют. Когда каждый из нас начинал, у нас такого не было.

Помимо вечеринок «Изолента» поддерживает лекционный курс «Смены» «Краткая история новой музыки». А еще у вас был кинопоказ, посвященный ижевской электронной сцене. У вас есть какая-то продуманная образовательная программа? Кого и чему вы хотите научить?

Александр: Поскольку мы заявляем «Изоленту» как эксперимент, мы пробуем разные форматы. Мы хотим показать, что за музыкой и инсталляциями часто скрывается нечто больше, что у звука есть история (поэтому мы с радостью поддержали инициативу «Смены» с лекционным курсом об академическом авангарде). Просто если ты чем-то увлечен, круто изучать это со всех сторон. При этом у нас нет задачи отправить человека на лекцию и потом на вечеринке его тестировать: «Ну-ка, что ты услышал?» А еще здорово, когда человек выступает в разных форматах. Например, 1 июня в «Смене» будет лекция «Экспериментальная музыка: парадокс инклюзии», которую прочтет [социолог, магистрант МВШСЭН и музыкант] Валерий Шевченко. А на следующий день он отыграет лайв на вечеринке в мастерской Qullar.

Руслан: С Шевченко мы давно знакомы и довольно долго обсуждаем цикл лекций об электронной или — шире — экспериментальной музыке. Четких дат пока нет, концепции лектория — тоже, но мы точно будем пробовать.

Расскажите про первую вечеринку с Abelle. Вы довольны результатом?

Винер: Я лично очень доволен. Было около 450 человек — примерно так мы и рассчитывали. Мы потратили кучу времени на подготовку — это было для нас чем-то типа тимбилдинга. И, как мне кажется, мы круто сработали с пространством.

Руслан: Когда мы раньше делали вечеринки в «Смене», на них всегда было четкое зонирование пространства, продиктованное залом, в котором уже давно проводятся мероприятия. Перед этой вечеринкой мы полностью расчистили лекторий и решили, что будем менять его под себя. Мы много думали, как сделать так, чтобы людям было комфортно: где организовать зоны общения и отдыха, чтобы там не было шумно, как лучше расположить танцпол. Нам было интересно работать с дизайном, и в этом нам помогали Вика и Watch Me с их инсталляциями. Безусловно, у нас была смета мероприятия, по которой мы понимали: чтобы выйти в плюс, нужно собрать больше 500 человек. Но мы все равно довольны результатом — нам важнее было заявить о себе, чтобы это мероприятие стало заделом на будущее.

У «Изоленты» есть какой-то стартовый капитал?

Руслан: Весь наш стартовый капитал — это кредитная карта.

Винер: Партнеров, которые помогали бы нам финансово, у нас пока нет, все делаем за свой счет.

Руслан: Но есть те, кто предоставляет информационную поддержку или скидки на звук и свет. На первой вечеринке мы работали с [барбершопом] Chop-Chop и JagerVibes (дочерний бренд Jagermeister, поддерживающий независимых музыкантов. — Прим. «Инде»).

Винер: А еще подключились наши друзья из мастерской Qullar — они сделали мебель для сидячей зоны. Понятно, что все эти партнерства основаны на взаимовыручке.

Вы планируете зарабатывать на вечеринках?

Винер: На вечеринках невозможно заработать.

А на другой деятельности сообщества?

Руслан: Нам, конечно, хотелось бы, чтобы проект со временем начал приносить прибыль и мы бы могли оставить все остальные дела и полностью в него погрузиться, не думая, куда сходить на обед…

Винер: ...В «Добрую столовую» или в «Добрую столовую». Вообще, мне кажется, не секрет, что в России промоутеры крайне редко зарабатывают на ночных мероприятиях. Деньги может приносить разве что постоянно функционирующий бар — и то владельцам заведения. А так — если есть хоть небольшой плюс, это уже круто.

У вас перед глазами есть примеры успешных местных проектов, похожих на ваш?

Руслан: Есть Get Busy, которые начинали с вечеринок в забегаловках, а теперь это лейбл, которые выпускает записи и возит артистов по всей стране.

Винер: Но это разные виды успешности. Get Busy — это сообщество людей, которые горят своим делом. С точки зрения известности проект успешен, но с коммерческой точки зрения — нет. Организаторы делают все по фану и не ставят перед собой задачи заработать деньги.

Кто ваша аудитория? Нет ли у вас ощущения, что в Казани она заведомо малочисленна и, скорее всего, всех их вы знаете в лицо?

Винер: Я видел новых людей и на лекциях, и на кинопоказе. И вижу, что к нам ходят молодые ребята — лет по 19, — которые тянутся к чему-то новому. Я в этом плане большой оптимист и вижу, как электронная сцена в России развивается. А еще очень приятно на тусах видеть ребят, которые ходили на драм- и джангл-вечеринки лет 15 назад, а сейчас обросли семьями и серьезными должностями, но все равно приходят на наши мероприятия. Они на нас смотрят немного по-снобски, с высоты своего опыта, но в итоге я вижу, что у них тоже горят глаза, и мне это нравится.

Первая вечеринка «Изоленты» прошла в «Смене», вторая будет в мастерской Qullar. Какой у вас дальше план по площадкам?

Руслан: Мы постоянно ищем новые. На готовых нам работать скучно, а в «Смене» и Qullar была возможность трансформировать помещения. У Qullar большой — на 700 квадратных метров — бетонный зал. Это серьезный вызов, но с ним интересно работать. Вечеринка в промышленной зоне — это всегда круто.

Винер: При этом мы не исключаем возможности мероприятий на сложившихся площадках. Но только при условии, что нам разрешат менять их под себя.

У вас есть какие-то площадки мечты — неклубные пространства, в которых вы бы хотели провести вечеринку?

Винер: Одно время я очень хотел сделать рейв в трамвайном парке на Дементьева — там огромные площади. Но недавно я проезжал мимо и увидел, что там уже идет стройка. Это сложная площадка, наверняка аварийная, поэтому я понимал, что там придется многое восстанавливать, и в итоге так ни до чего и не додумался, а место пропало. Еще была идея рейва в галерее под Баумана: я уже представлял, как все будет зонировано, как сверху через люки будет бить свет.

Руслан: А у меня в доме есть гараж на минус пятом этаже! Я недавно переехал, и когда закончу все дела с квартирой, обязательно этим займусь — мне кажется, там можно сделать круто.

Костяк «Изоленты» организовывал фестиваль Unsound, на котором по техническим причинам так и не заработала главная сцена. На вас как-то отразился этот инцидент? Есть ли у вас сейчас проблемы с букированием артистов, например?

Руслан: После «Ансаунда» мы привезли Абель, и она была очень рада, что мы не опустили руки и продолжаем заниматься тем, что нам нравится. Мы получили огромный опыт, хотя до сих пор четко не знаем, что произошло.

Винер: Я как промоутер сильно вырос после того мероприятия. Было сложно. Зато теперь какие-то более мелкие мне кажутся уже совсем легкими.

Александр: В общем, со стороны аудитории шлейфа «Ансаунда» не наблюдается, а со стороны артистов он только позитивный — все нас поддерживают. Еще я периодически встречаю московских знакомых, которые на фестивале не были, и когда я им рассказываю, что у нас что-то пошло не так, они удивляются: «Да? А нам говорили, все было круто».

Год назад в Казани появилась ночная мэрия. Вы планируете как-то сотрудничать с ведомством?

Винер: Мы независимый проект, а ночная мэрия — в любом случае государственная институция. А институциализации нам не хотелось бы, по крайней мере, пока мы не поймем, что это может дать нам какие-то невероятные бонусы. В остальном — нам интересно делать свои мероприятия так, как нравится нам, и с теми артистами, которых мы выберем.

Расскажите про предстоящую вечеринку в мастерской Qullar.

Руслан: У нас будет два приезжих, абсолютно разных артиста. Один очень танцевальный и активный (Молодой Человек). Второй (dadaisme) работает на стыке программирования и музыки — он будет в лайв-режиме кодить музыку. Очень жалко, что за артистом не будет толпы людей, которые смогут смотреть, что он делает.

Винер: Dadaisme будет в начале, а Молодой Человек — к утру. Я, кстати, тут бы хотел отдельно, так сказать, передать привет читателям. В Казани есть проблема: ночные мероприятия заканчиваются у нас очень рано. Не из-за того, что промоутер или артисты устают, — люди просто разъезжаются. Но во всем мире дела обстоят иначе, и я надеюсь, что мы тоже постепенно перейдем на такой формат. В этот раз я сам, например, буду играть в пять утра, а закончить мы планируем в восемь. И я очень надеюсь, что люди останутся.

Руслан: Что касается площадки, мы снова готовим помещение с нуля и все будет меняться на ходу. Готовить зал мы начали в четверг — за два дня до события. Одна из идей: на заводе «Искож» (мастерская Qullar расположилась в бывших цехах) раньше был цех изоленты, и там до сих пор остались огромные мотки. Думаю, мы это как-то обыграем.

В мае в Казани открылись сразу две новые клубные площадки. В ночь, когда была первая вечеринка в Bazzar, в Казани происходило еще несколько крутых событий, и люди не знали, куда идти. Нет ли у вас ощущения, что событий для такого маленького города многовато?

Руслан: Если у человека каждые выходные будет выбор из трех мероприятий, это классно. Конкуренция поможет аудитории вырасти, чем больше мероприятий — тем лучше для всех. И, кстати, все промоутеры общаются между собой и делятся планами.

Винер: В последнее время тема конкуренции вообще уходит — чувствуется, что все стали общаться ближе. Для нас аудитория Казани — не пирог, который надо поделить. Пусть одни пекут пироги, а другие — чизкейки и у всех все будет вкусно. Я перенасыщения мероприятиями не чувствую, наоборот — я вижу много молодой аудитории, которая хочет откуда-то получать впечатления и новую информацию.

Фото: Даша Самойлова, vk.com/taizolen