Burger
«Иностранец смотрел на сухари и не понимал, для чего они нужны». Кондуктор, таксист, бармен и продавщица — о встречах с болельщиками
опубликовано — 22.06
просмотры — 4605
logo

«Иностранец смотрел на сухари и не понимал, для чего они нужны». Кондуктор, таксист, бармен и продавщица — о встречах с болельщиками

Китайские иероглифы в Uber, разочарование из-за чаевых, шум от вувузел и столкновение менталитетов

Чемпионат мира по футболу стартовал в России чуть больше недели назад. В Казани за эти дни прошли два матча — жители постепенно привыкают к шумным болельщикам. «Инде» поговорил с теми, кто чаще других сталкивается с иностранными гостями: кондуктором, таксистом, барменом, продавцом в продуктовом магазине и жительницей дома в километре от «Казань Арены». Если хотите знать больше о происходящем в городе, следите за нашей трансляцией, в которой мы собираем самые интересные события из жизни Казани в дни чемпионата.



Эмиль, водитель «Яндекс.Такси»

Есть ощущение, что в последнее время я вожу только болельщиков. Но зато людей так много, что заказы у меня теперь есть всегда. В основном, конечно, туристы едут из гостиниц до центра, вечером — из баров до гостиниц. Обычно это маленькие расстояния, которые бы казанец прошел пешком. Наверное, они боятся заблудиться. Еще гости любят ездить в Храм всех религий в Аракчино. Бывают и очень большие заказы — к примеру, слышал, что один коллега увез японцев в Йошкар-Олу за 14 тысяч рублей, хотя обычный ценник не больше восьми. Предупрежу, что это не он выставил такую цену, а приложение. Я в принципе не слышал историй, чтобы кто-то из таксистов специально сильно поднимал цены.

Расплачиваются обычно налом — боятся, наверное, что украдут данные карты. Но нам все равно. Поначалу я боялся, что у меня сдачи на всех не хватит, но оказалось, что болельщики — щедрый народ и сдачу чаще всего оставляют на чай. А у наших как принято: даже если таксист должен два рубля, сидишь ждешь, пока не отдаст.

Но есть один минус: иногда пассажиры сами не знают, куда едут. К примеру, накануне вез персов (имеются в виду иранцы. — Прим. «Инде») по адресу, который они сами же указали, а в итоге оказалось, что это школа. Они не поняли, куда я их привез, поэтому начали со мной ругаться — а ко мне какие вопросы? Я уехал дальше по следующему заказу. А еще коллега рассказывал, что Uber не переводит иероглифы, поэтому, когда садятся пассажиры из Китая или Японии, таксист не понимает, что написано в графе «Куда». Приходится выкручиваться и объясняться на пальцах.

Зиля, кондуктор троллейбуса

На самом деле желать хорошего дня мы должны всем пассажирам и в обычные будни, но делать это постоянно не успеваем — поток слишком большой. Сейчас людей не меньше, но очень хочется показать, что у нас гостеприимный город.

Болельщики очень шумные, но проблем с ними еще не возникало — всегда оплачивают проезд и ничего не ломают. Их веселье меня не нервирует, а вот некоторые пассажиры бывают недовольны. Но их понять можно — они ведь не в отпуске, а с работы едут. А кондукторам жаловаться нечего: даже те, у кого раньше выручка не набиралась за смену, теперь сдают сколько нужно.

Айвар, бармен Fomin Bar

Многие, наверное, думают, что в эти дни бармены и официанты шикуют из-за больших чаевых, но спешу разочаровать: нет. Многие иностранцы привыкли, что в их родных странах чаевые уже входят в чек, поэтому не оставляют на чай. Чаевые от француза, испанца или других иностранных болельщиков — скорее исключение, чем правило. Но я знал об этом изначально, поэтому меня это не удивило, а вот один коллега рассказывал, что для него стало ударом, когда он на высшем уровне обслужил столик и в итоге гости оплатили счет строго по чеку.

Для меня приезд такого количества иностранцев в город — в первую очередь хорошая языковая практика. К примеру, я теперь могу нормально на слух воспринимать австралийский акцент. Я сам хорошо говорю по-английски, поэтому нужно было только привыкнуть к их быстрой речи. Вообще, язык открывает много возможностей — мне удалось поговорить с доктором медицинских наук и преподавателем университета. Они выглядели обычной компанией друзей и рассказывали мне о замеченных ими различиях в жизни казанцев и австралийцев. Многим, кстати, нравится здесь.

Светлана, продавец в магазине недалеко от «Казань Арены»

В дни матчей я устаю так сильно, как никогда за 12 лет работы. И дело не в том, что людей много. Просто сильно выматывает, когда приходится с трудом понимать, чего хочет покупатель. Недавно ко мне заходил мужчина с южной внешностью и говорил какое-то слово на букву «к», показывая при этом на абрикосы. Я протягиваю ему пакет и показываю, что можно брать. Но он отказался от него и продолжил повторять это слово. И так трижды. Ладно его сын догадался на телефоне включить переводчик. Оказалось, что он спрашивал, свежие ли абрикосы. Я дала попробовать — чего уж там, после стольких мучений. Зато забрали почти все, что было. Но радует, что они постоянно улыбаются и благодарят, — это греет душу.

Обмануть никто не пытался, но я и не ожидала этого. Все-таки все культурные люди, к тому же они наверняка не понимают, как работает денежный обмен в России. Они про копейки-то, наверное, даже не слышали. В дни матчей туристы покупают воду и что-нибудь перекусить, а накануне в магазин заходят те, кто поселился в окрестных домах, и покупают продукты на день-два. Один иностранец, который, по-моему, говорил на английском языке, долго смотрел на пряники и сухари и не понимал, для чего они нужны. В итоге так и не купил.

Алиса, живет недалеко от «Казань Арены»

Я начинаю слышать шум за три часа до начала матча — радостные болельщики идут со стороны «Ривьеры» и кричат, свистят, дудят в вувузелы. Этот устойчивый гул стоит до самого начала матча. После первой игры между Австралией и Францией, которая была днем, стоял сильный шум, а вот после Ирана и Испании только разговоры чуть громче среднего. Наверное, сами болельщики понимали, что люди уже спят, поэтому старались не кричать, ведь матч закончился поздно. Кстати, я в этот день ходила в «Перекресток», и в магазине кассиры стояли как перед боем — все кассы открыты, а женщины за ними были суровее некуда.

Юлия, фейсер в клубе

В эти дни у нас увеличился поток людей. Уже в час-два ночи мы перестаем пускать посетителей, потому что зал переполнен. Конечно, это из-за иностранных болельщиков, которые меня лично очень радуют. Хотя мне обидно за Россию: у наших принято накидаться в первый же час до состояния, когда уже невозможно стоять на ногах, а иностранцы умеренные ребята — пьют понемногу, со всеми вежливые и могут тусить до самого утра. При этом очень пунктуальные. Утром за день до первого матча в Казани мимо нашего клуба проходили австралийцы — они только приехали и были с сумками, но решили к нам заглянуть. Мы объяснили им, что через час закроемся, и ровно за минуту до этого времени они встали, расплатились и вышли. Обычных посетителей клуба еще час бы пришлось выпроваживать. А еще — вы бы видели тех австралийцев! Как будто за границу там выпускают только красивых.

К сожалению, истории про местных парней, которые притворяются иностранцами, правдивы. Некоторые пытаются зайти таким образом в клуб, когда мы закрываем вход. Но я прекрасно знаю английский, поэтому с легкостью вычисляю рунглиш. Это выглядит жалко.