Burger
«В этом городе хозяева не чиновники, а жители». Кто и зачем участвует в «Том Сойер Фесте»
опубликовано — 16.08
просмотры — 1925
комментарии — 1
logo

«В этом городе хозяева не чиновники, а жители». Кто и зачем участвует в «Том Сойер Фесте»

Слёзы по Казани, которой больше нет, беспамятство горожан и чаепития на «Москвиче»

В Казани продолжается «Том Сойер Фест». Волонтёры уже отреставрировали фасады двух домов — № 16 по улице Ульянова-Ленина и № 80 по улице Волкова — и приступили к восстановлению третьего дома проекта — Волкова, 78. Организаторы фестиваля пока не называют точных сроков его окончания: всё зависит от количества волонтёров, которые красят и шкурят. «Инде» поговорил с пятью участниками проекта о том, правильно ли восстанавливать дома вместо городских властей, почему на рабочую площадку нужно приводить школьников и как казанские дома преобразились с помощью египетских архитекторов.

Эльмира Марданшина

IT-рекрутёр, занимается карьерным коучингом

На «Том Сойер Фест» я пришла одной из первых: уже третий месяц участвую в проекте. Я очень люблю Казань, особенно старый центр. Мне нравятся деревянные дома в Старо-Татарской слободе, на улице Тукая. В последнее время их реставрируют и восстанавливают — это большая радость. Но раньше мне было больно смотреть на то, как они разрушаются и исчезают. К тому, что в начале 2000-х в Казани снесли много деревянных домов, я отношусь плохо. С другой стороны, если дома были в таком состоянии, что существовала опасность в них жить, то, конечно, снос был обоснован и приемлем. Но, когда в Казани уничтожали хорошие дома на улицах Тукая и Нариманова, было больно. Их можно было восстановить — не думаю, что для этого понадобилось бы много средств.

Дома, которые мы ремонтируем, нельзя назвать шедеврами архитектуры. Но в них гораздо больше красоты и душевности, чем в современных постройках. Вдобавок они — частичка истории Казани, и в «Том Сойер Фесте» меня привлёк шанс быть причастным к её сохранению. Я хочу идти по Казани и видеть красивые дома. Пусть это будут обновлённые старинные здания. И если я буду знать, что этот дом красивый, потому что я тоже приложила к нему руку, мне будет особенно приятно. У городских властей не всегда бывают финансы и время, чтобы заниматься реставрацией домов. Так мы теряем время, дома пропадают. Некоторые из них невозможно восстановить, они утеряны безвозвратно. Если горожане будут ждать, пока власти обратят внимание на старые дома, мы потеряем то немногое, что ещё осталось. Если человек хочет хоть что-то изменить вокруг себя, сделать город, в котором он живёт, лучше, то нужно предпринимать активные действия.

Мои друзья восхищаются и одобряют моё участие в «Том Сойер Фесте», но сами в проекте не участвуют. Одна знакомая сказала, что благодаря мне поверила в волонтёрство. Она думала, что всех загоняют на проект силком, что всё не по-настоящему. Я считаю, что участие в «Том Сойер Фесте» — это личное дело каждого. Приглашать кого-то специально нет смысла: здесь нужно выполнять физическую работу и понимать, для чего ты это делаешь. Необходимо, чтобы эта работа обладала смыслом лично для тебя. А мои друзья, как мне кажется, не видят его. У них есть свои цели, которые они реализуют в другом месте. Я считаю, что это абсолютно нормально. Каждый вправе выбирать то, что ему ближе.

Когда я пришла на «Том Сойер Фест», мой строительный опыт ограничивался ремонтом в собственной квартире. Но мне нравится физическая работа. Она не сложная, не тяжёлая. Я получаю от неё удовольствие и понимаю, что в ней есть смысл. Обычно мы, волонтёры, приходим вечером, переодеваемся. Прораб выдаёт нам инструменты, и мы лезем на леса. Сначала ошкуриваем стены, потом грунтуем их и красим, иногда в два слоя. Как правило, работа заканчивается в половине девятого вечера.

Благодаря «Том Сойер Фесту» я впервые в жизни попала на улицу Ульянова-Ленина — там находился первый объект фестиваля. Это удивительное место: уголок тишины в центре города. Работа там была как медитация: сидишь, скребёшь стену, и ни одной мысли в голове. А ещё в этом доме добродушные хозяева: они кормили нас мороженым, ягодами и поили чаем.

Анна Джанбекова

22 года, магистрант, занимается волонтёрством

На «Том Сойер Фест» я попала благодаря соцсетям: увидела статью о том, что в Казани будут восстанавливать старые дома. Мне эта тема очень близка. Я люблю водить своих друзей по старой Казани, потому что дома 2000-х и высотки не имеют такой души, как деревянные строения. Для меня этот проект был очень волнительным.

Мне кажется, что сюда приходят особенные люди. Где ты ещё встретишь главного редактора журнала «Казань» и людей, связанных с правительством и городом, которые пытаются его улучшить? Ты видишь, что такие люди реально существуют, они пытаются что-то делать. Мы привыкли считать, что нас не слышат. А на «Том Сойер Фесте» ты можешь подойти к Олесе Балтусовой (помощник президента Татарстана. — Прим. «Инде») и с ней поговорить. К нам приходила Фарида Забирова из общества охраны памятников (ТРО ВООПИиК. — Прим. «Инде»), она рассказывала удивительные вещи. За три месяца работы мы сплотились в большую семью. Мы в курсе, у кого что происходит, кто куда ездил и что делал. Во время «Том Сойер Феста» я успела защитить и получить диплом, отметить это событие, поступить в магистратуру и на второе высшее. Фестиваль стал неотъемлемой частью лета.

Однажды во время работы к нам подошла группа архитекторов из Египта. Они приехали на какую-то конференцию, и им устроили экскурсию по Казани. Архитекторам так понравился наш проект, что они с нами и заборы покрасили, и сфотографировались. А на прошлых выходных мы ездили в Самару к основоположникам фестиваля. Там очень тёплая атмосфера. В Самаре работают сразу на двух объектах. Мы пока этого позволить себе не можем: у нас нет такого количества материалов. А в Самаре всё слаженно, за два года там выросли даже свои бригадиры.

«Том Сойер Фест» — это обоюдный проект: мы помогаем городу, а город помогает нам — например знакомствами. Мне кажется, что в Казани по сравнению с другими регионами много чего делается и для города, и для жителей. Поэтому не страшно, если три дома в год мы восстановим своими силами. Чего бы я хотела добавить фестивалю, так это возможности приводить сюда подростков из школ. Участников моего возраста на проекте не так много. Если дома начнут сносить, то молодое поколение их не застанет. А мне кажется, важно им их показать.

Юрий Балашов

65 лет, главный редактор журнала «Казань»

Я никогда не был безразличен к родному городу, как многие казанцы, поэтому и решил участвовать в «Том Сойер Фесте». Кто же будет заниматься своим домом, как не мы сами? Дом — это ведь не только квартира, это весь город.

Я здесь просто как волонтёр, который берёт в руки шкурку, скребок, стамеску. Но когда Олеся (Балтусова. — Прим. «Инде») пригласила участвовать в фестивале, она имела в виду не только меня, но и весь журнал «Казань». Мы подготовили материалы об обитателях домов, которые ремонтируем. Конечно, первый дом на Ульянова-Ленина запомнился пока больше всего. Над ним мы и работали долго, он был сложнее. И вообще, первый — это первый. Там была интересная деталь: одна семья, один род живёт несколько поколений в одном доме. Это редкий случай. Екатерина Георгиевна Ковелькова, которая пела вместе с Фёдором Шаляпиным, — родственница Владимира Николаевича Печникова, который сейчас живёт здесь. Мы очень тесно общаемся с жителями этих домов. Не было ни дня, чтобы Владимир Николаевич не вышел к участникам фестиваля. Его семья тоже участвовала в «Том Сойер Фесте» — даже беременная внучка шкурила дом.

Иногда на рабочей площадке бывает очень много участников — до такой степени, что становится непонятно, как они все уместятся. Но работа находится для всех. Бывает, из-за жары приходит один или два человека. Есть те, кто работает постоянно, есть те, кто появлялся пару раз. Но дело не в том, что они не захотели участвовать в «Том Сойер Фесте» дальше, — знаю, у всех разные причины, разные возможности. Неожиданным для меня стало то, что на «Том Сойер Фест» в разное время приходило много детей. Дети ведь — особый народ, их не загонишь из-под палки, как ни старайся.

На фестивале собираются интересные люди, каждый — личность. Они приходят сюда не ради того, чтобы заработать деньги и показать себя. У всех семьи, серьёзная работа. Например, Аня защитила диплом и пришла сюда в день защиты. Соню прораб называет «Соня-ураган», а я бы её назвал «Соня — золотые ручки». Александр вёл репортажи со стройки на «Фейсбуке», а потом поднимался на леса работать. Можно говорить о каждом. Замечательные ребята. Кто-то из участников сказал, что благодаря «Том Сойер Фесту» они узнают Казань с другой стороны забора.

Я думаю, нет необходимости переубеждать горожан, которые считают, что дома должны ремонтировать власти города. Такая точка зрения имеет право на существование, и она не лишена оснований. Конечно, если мы будем пытаться подменить те службы, которые должны заниматься этой работой, власти будут потирать руки и говорить: «О, какие дурачки нашлись!». Думаю, таких отзывов и мнений звучит немало. Но суть не в этом. Важно, чтобы люди поняли: в этом городе хозяева не чиновники, а жители. Вот, к примеру, ситуация с пожарной каланчой. Прежде чем в неё вмешался президент Татарстана, об этом заговорила Марья Леонтьева. Ещё одна из последних ситуаций напомнила нам о генерале Лукницком, который спас Казань ценой своей жизни во время взрывов на пороховом заводе. С памятью об этой трагедии и Лукницком связывают часовню, недалеко от неё была и могила Лукницкого. Двое горожан побывали на этом месте и увидели, что часовню завалили мусором, асфальтом и ещё бог знает чем. Дело не только в том, что это какая-то фирма завалила территорию хламом. Это место заброшено, оно в запустении. Это наше беспамятство. Кто должен реагировать на то, что происходит в городе? Если не мы, то всё вот так и будет происходить.

Доблесть не в том, сколько домов ты сделаешь за лето — три или пять. У меня не будет возможности проводить каждое лето по два месяца на «Том Сойер Фесте», и ни у кого не будет. Главное — почувствовать, что с казанцами должны считаться чиновники. Объединиться для хороших дел — вот что здесь главное.

Айгуль Шайхиева

34 года, юрист

Я решила участвовать в «Том Сойер Фесте», потому что люблю свой город. Здесь выросли мои мама, дедушка и бабушка. Я сильно переживаю за то, что Казань постоянно разрушается, особенно исторический центр. В правительство приходят иногородние, и им по барабану, что творится с Казанью. Это мы, казанцы, переживаем. Я даже плакала в своё время из-за того, что снесли всю Федосеевскую, улицу Касаткина, гостиницу «Булгар». Для нас был какой-то кошмар, когда уничтожили улицы Хади Атласи, Лесгафта. Я пришла на «Том Сойер Фест» для того, чтобы сохранить старые дома, помочь людям. Денег за работу я не получаю, но всё равно крашу дома с удовольствием, будто художник. Наш прораб Фуад научил меня, как правильно это делать.

Эти дома не ремонтировали ни муниципалитет, ни правительство. Как правило, в них живут старики, которые не могут восстанавливать здания, у них маленькие пенсии, нет денег на ремонт дома. Для жителей выбор их дома для покраски на фестивале «Том Сойер Фест» — отдушина. Для чего мы начали этот проект? Чтобы защитить старые исторические дома, в первую очередь, от сноса. Надеюсь, что после этой акции правительство обратит на нас внимание.

Соня Лигостаева

33 года, дизайнер, иллюстратор

Первое, что я увидела, когда приехала в Казань (Соня родом из Норильска, несколько лет жила в Альметьевске и переехала в Казань после школы. — Прим. «Инде»), — прекрасные старые дома, я их очень люблю. Мы рисовали их во время учёбы в КИСИ. Было больно и неприятно, когда на тысячелетие города дома начали массово уничтожать. Но я как маленький человек не могла на это повлиять. Многие мои знакомые-архитекторы заламывали руки и убивались по уходящей Казани, но реально помогать её восстанавливать пришли единицы.

Я знатный Том Сойер, потому что выросла в деревне. Я красила у бабушки, для меня это вообще не проблема. Меня, как любого дизайнера и архитектора, не страшит ручной труд. На фестивале мы видим преображение дома — от плохого к хорошему. Это же наша стезя, мы этим и занимаемся: нужно сделать прекрасным всё вокруг! Самый удивительный для меня момент на «Том Сойер Фесте» — видеть, как дом становится чистым и свежим. И красить мне нравится больше всего, потому что в этот момент дом превращается из дурнушки в красавицу. Первый дом проекта, на Ульянова-Ленина, мне нравился ещё и своей отдалённостью. А его хозяин кормил нас мороженым, печеньками, клубникой. Хозяйка дома на Волкова каждый вечер устраивает нам чаепития на «Москвиче», который стоит во дворе.

Обычно ты просто проходишь мимо старых домов, они тебе нравятся, но ты ничего о них не знаешь. Я люблю узнавать истории зданий: встречаться с жителями, говорить с ними — это очень здорово. Полученными знаниями можно, например, делиться с друзьями во время прогулок по городу.

Те, кто участвует в «Том Сойер Фесте», — горожане не нового типа, а старого. Старой закалки, когда людям было не всё равно, когда они выходили и делали, не надеясь на кого-то другого. Пусть это звучит банально, но каждый должен делать свой маленький мир лучше. Не нужно тыкать пальцем на другого и говорить: «Это ты должен сделать!» — сделай сам, если можешь.

Фото: Даша Самойлова


Комментарии — 1
Войдите, чтобы добавить комментарий
ФейсбукВконтакте

Pavel Fedorovskii
16 августа, 21:39
Удивительный по своей глубине и доброте проект и такие же люди. Спасибо вам!