Burger
«Где бы ни оказался русский человек, он рано или поздно начинает искать гречку». Эмигранты из Татарстана — о своей новой жизни
опубликовано — 15.11
просмотры — 4514
комментарии — 1
logo

«Где бы ни оказался русский человек, он рано или поздно начинает искать гречку». Эмигранты из Татарстана — о своей новой жизни

Гудбай, Казань: чего боятся, чему удивляются и по чему скучают татарстанцы во Вьетнаме, Намибии, США и Китае

Если вы больше не можете видеть Татарстан и пока слишком молоды, чтобы купить дом на побережье и уехать на ПМЖ в Болгарию или Черногорию (но уже слишком стары для путешествия в Америку по программе Work & Travel), подумайте об альтернативных вариантах. «Инде» поговорил с жителями республики, решившими связать свою жизнь с чужбиной: если ваш дух не сломить тоской по чаю с молоком, невозможностью испечь элеш и назойливыми приставаниями китайских мачо, смело следуйте их примеру.

Лилия Гарданова
27 лет

Место рождения:

Набережные Челны

Профессия до переезда:

специалист по связям с общественностью

Страна проживания:

Вьетнам

Профессия после переезда:

преподаватель английского языка в лингвистических центрах

Переезд и работа

В какой-то момент мне опротивела моя работа в сфере PR и организации бизнес-ивентов. Я поняла, что жизнь слишком коротка, чтобы тратить ее на то, что мне не нравится, и решила найти занятие по душе. Когда я узнала, что можно поехать во Вьетнам и без специального образования работать там учителем английского языка, то как-то сразу почувствовала, что это, возможно, мое. И не ошиблась.

Страхи перед поездкой были связаны в основном с получением работы. Я прошла собеседование онлайн, а потом узнала, что его проводила девушка друга, через агентство которого я устраивалась, и это показалось мне очень странным. В итоге мое подозрение подтвердилось: никаких документов мне не подготовили, и сначала я работала нелегально. Разобравшись с агентством, через которое я попала во Вьетнам, начала искать работу самостоятельно. Мне предстояло пройти собеседование в лингвистическом центре, и это меня очень пугало: на тот момент я давно не занималась английским, все, что у меня было, — какие-то остаточные знания после университета и школы. Кроме того, я никогда не преподавала и вообще не представляла, как это делается. Но меня взяли, и через неделю я уже учила детей и взрослых английскому.

Родители пытались отговорить меня от этой авантюры, но я четко понимала, чего хочу. Мои ближайшие родственники очень скептичные и осторожные люди, поэтому про свой отъезд я им не говорила до последнего. Даже когда я поняла, что у меня не хватает денег на билет, я не обратилась к ним, а оплатила перелет кредитной картой. Когда это раскрылось, родители были недовольны, но в итоге все кончилось хорошо.

Культурный шок

Я ничего не знала про Вьетнам, пока не прилетела сюда. Заранее читать статьи в интернете не стала, потому что хотела удивиться — и это случилось! Оказалось, мужчины тут чувствуют себя настолько свободно, что справляют нужду прямо на улице: едешь на байке, видишь мужчину, который стоит к дороге спиной, и сразу понимаешь, что он делает. Причем это происходит не где-то на окраинах, а прямо в центре Хошимина — в России это, кажется, считается административным правонарушением.

Еще меня удивляют дома вьетнамцев. Они строят их так, чтобы все было видно: вместо дверей — огромные ворота, которые запираются только на ночь. Свои байки они завозят в жилое помещение — мотоциклы тут вообще практически члены семьи.
Живя во Вьетнаме, я тоже научилась водить скутер, потому что тут это основной способ передвижения.

Я месяц жила с семьей вьетнамцев, поэтому у меня была возможность увидеть местный быт изнутри. Они пригласили меня к себе просто потому, что я была репетитором их тринадцатилетнего сына. Конечно, я мало участвовала в их жизни, потому что работала с утра и до позднего вечера, но меня приняли на правах члена семьи — я свободно пользовалась кухней, бытовой техникой, мы вместе ужинали и иногда завтракали, плавали в бассейне. Но это была необычная для Вьетнама семья — зажиточные люди с большой машиной, у матери — бизнес в Америке.

Недавно сестра прислала мне фотографию своих кыстыбый, и я загорелась желанием приготовить их на ближайших выходных. Купила картошку (очень соскучилась по ней!), молоко, муку… Треугольники или бэлеш тут испечь не получится, потому что в домах тупо нет духовок. Вьетнамцы вообще не пекут — вся их повседневная кухня основана на жарке чего-нибудь в масле.

Люди и язык

Я работаю с вьетнамскими детьми, и они ничем не отличаются от российских или любых других — открытые, добрые, ласковые. Здесь я по-настоящему полюбила детей — когда ты каждый день их видишь, доверяешь им и они доверяются тебе, проявляются их лучшие качества. Мне пришлось сменить несколько школ, и это было трудно: ученики пишут в «Фейсбуке», рассказывают, как у них дела, жалуются, что очень скучают, и спрашивают, почему я перестала у них преподавать. К некоторым своим студентам я очень сильно привязываюсь и тоже потом по ним скучаю.

Женщины во Вьетнаме очень мужественные. Конечно, молодые девушки носят каблуки, ходят в платьицах и мечтают стать бухгалтерами и учителями, но почти все взрослые женщины из бедных семей наравне с мужчинами работают на стройках — таскают огромные доски и стройматериалы. А вот среди мужчин есть как настоящие кормильцы семьи, так и «продавцы», которые разложат на картонке дурианы с бананами и весь день лежат рядом с ними.

От одной привычки вьетнамцев у меня по-настоящему болит сердце: они вообще не заморачиваются по поводу экологии. Постоянно используют пластик, не разделяют бытовые отходы. Я пытаюсь влиять на ситуацию: сортирую мусор, по многу раз использую пакеты. Продавцы меня просто не понимают: в магазинах тут принято даже жвачку класть в маленький пакетик, а на рынках отдельный пакет предназначается для каждого фрукта.

Вьетнамский я, к сожалению, не учу, хотя слова и фразы, которые помогают общаться с людьми в магазинах и на рынке, пришлось запомнить. Я бы хотела выучить язык, чтобы полностью понимать местных, потому что чувствую, что вьетнамцы — интересный народ с особенным чувством юмора. А еще это очень музыкальная страна: тут практически все хорошо поют и почти каждый умеет играть на каком-нибудь инструменте — когда молодежь собирается в кофешопах, они пьют смузи или кофе и обязательно поют песни. Думаю, это связано с тем, что у вьетнамцев тоновый язык — слово имеет разное значение в зависимости от того, с какой интонацией и на какой высоте ты его произносишь. Вьетнамская музыкальность передалась и мне — недели две назад я начала учиться играть на пианино, хотя раньше даже не думала о таком.

Скоро вернусь в Россию, но навсегда ли — сложно сказать. Точно знаю, что не хочу быть бесповоротно закрепленной за одним местом.

Наталья фон Фирен
32 года

Место рождения:

Казань

Профессия до переезда:

руководитель IT-проектов

Страна проживания:

Намибия

Профессия после переезда:

владелица диджитал-агентства

Переезд и работа

В Намибию я попала не совсем по своей воле — мой муж работает в этой стране финансовым консультантом, а куда муж, туда и я. Когда я улетала из России, страха не было: скорее любопытство и жажда новых ощущений. Я вообще человек, который мало чего боится, как бы пафосно это ни звучало. Единственное, меня тревожило, что моя семья остается в России, — но, к слову, родные не были против переезда и поддерживали меня во всем. Мама, конечно, плакала, но никогда не пыталась повлиять на мое решение, а сейчас все и вовсе привыкли. Дома я бываю редко — приезжаю раз или два в год на две-три недели.

Как только мы с мужем переехали, я нашла себе работу руководителя проектов по внедрению бухгалтерского программного обеспечения. Потом родила ребенка и решила уволиться — сейчас у меня свое диджитал-агентство.

Единственная сложность, с которой я столкнулась в процессе работы, — мое незнание африкаанса или немецкого, потому что клиенты зачастую плохо выражают мысли на английском. А главная проблема с собственным бизнесом в Намибии в том, что здесь практически нет квалифицированных кадров (и это касается не только моей отрасли). Поэтому все сотрудники моего агентства находятся в Москве.

Культурный шок

В Намибии самой удивительной для меня оказалась природа. Это потрясающе: выезжаешь за город, а тебе дорогу перебегает, например, зебра. Еще меня удивило, что в Африке отсутствует общественный транспорт, но и по улицам люди пешком не ходят — у всех есть личное средство передвижения. Также тут нет парков, скверов и каких-либо пешеходных зон: люди развлекаются либо дома, либо в торговых центрах, а гулять не ходят. Еще в Африке отсутствует сервис как таковой: ни в государственных, ни в коммерческих учреждениях вам не светят улыбки и вежливые разговоры, и к этому надо быть готовыми. Если в каком-нибудь кафе попросить чай с лимоном, вам запросто могут налить в чай молоко, а потом бросить туда еще и лимон, и даже не извинятся.

Намибия — бывшая немецкая колония, поэтому тут живет много белых. Незнакомые люди относятся ко мне как к местной и пытаются разговаривать на немецком или африкаансе, а когда я объясняю им, что я русская, удивляются: «Как ты сюда попала? Как тебе Намибия после России? Мы слышали, у вас там очень холодно…». Но никакой предвзятости или предубеждений по поводу русских я не чувствую.

Интересно, что в Африке я постоянно думаю о безопасности. Перед тем как куда-то уйти из дома, я проверяю все окна и двери, обязательно включаю сигнализацию. То же самое с машиной — я открываю гараж, сажусь в автомобиль, выезжаю к воротам, закрываю гараж и только потом открываю ворота — не забыв перед выездом закрыть машину изнутри.

Еда

Естественно, мои гастрономические привычки изменились — в магазинах и кафе здесь совсем другая еда. В Намибии почти не едят супы и каши — в основном салаты, рыбу и мясо. Семейные сборы и обеды с гостями почти всегда связаны с барбекю. Когда я приезжаю домой, уже российская еда кажется мне непривычной, хотя, конечно, я по-прежнему ее очень люблю. Один раз я приготовила здесь треугольники, но они как-то не зашли, и больше я их не делала. А еще меня расстраивает, что тут никто не пьет чай, как в России: чтобы вся семья собиралась за столом, выставлялись все сладости и шли задушевные разговоры. Я обнаружила, что очень скучаю по таким посиделкам, когда ко мне приехали родители и мы с мамой сели чаевничать.

Мой совет для тех, кто уезжает или хочет уехать в Африку: будьте готовы к тому, что вы нигде не найдете гречку, и везите ее с собой. Я заметила, что, где бы ни оказался русский человек, он рано или поздно начинает искать гречку.

Ленар Мухамадиев
25 лет

Место рождения:

Балтасинский район


Образование:

Казанский государственный институт культуры

Страна проживания:

США

Профессия после переезда:

IT-инженер

Переезд и работа

В 2011 году я попал в Америку по студенческой программе Work & Travel в первый раз, в 2013-м — во второй. Помню, что твердо решил: Америка — моя страна, и ближайшие 20 лет моей жизни будут связаны с ней. От слов к делу перешел быстро — после окончания вуза запустил процесс получения вида на жительство.

Страха перед эмиграцией не было: все-таки за два визита я успел изучить страну и понимал, куда еду. Проблем с интеграцией в американскую культуру тоже не возникало. Единственная сложность при переезде — родственники, которые не верили в меня и не хотели отпускать. Я вырос в маленькой деревне в часе езды от Казани, и все мои близкие — обычные деревенские жители, работяги. По турциям летом не гоняют и вообще редко выезжают за пределы Татарстана. Для них, конечно, мое решение было шоком. Их беспокоило, что я выбрал именно Америку, потому что это ну очень далеко. Но в итоге родители успокоились и дали свое благословение — мне было важно его получить.

При трудоустройстве все иностранцы в Америке должны пройти тест на знание английского языка, а работникам IT-сферы нужно сдавать еще и экзамен по логике. Потом начинаются поиск работы и собеседования: телефонное интервью, скайп-интервью и, наконец, встреча с менеджером и коллективом. На последнем этапе главное — хорошо показать себя в коммуникации, потому что компания заинтересована в человеке, который без проблем вольется в процесс.

Условия работы у меня более чем комфортные: в офисе есть комната отдыха, гамак, огромный холодильник, который каждую неделю до отказа набивают едой. Моя должность называется quality assurance engineer, я тестирую мобильные приложения, которые в скором времени должны выйти на рынок. Если меня и моих коллег все устраивает и мы не находим в программе ошибок, мы даем «добро» на дальнейший продакшн.

Культурный шок

Все американцы ужасно дружелюбны и постоянно улыбаются, и это меня до сих пор по-хорошему удивляет. Если ты попал в беду и тебе нужна помощь, люди на улице остановятся и обязательно помогут — тут всем с детства объясняют, что нужно быть отзывчивым и добрым с представителями разных культур, национальностей, рас, конфессий. В России я вел себя так же, от чего страдал: когда улыбался прохожим, меня в лучшем случае просто считали дураком. Кажется, здесь я нашел свое место.

Америка — гуманная страна, и это проявляется буквально во всем. Государство учитывает мнение гражданина, дает ему все условия для личностного роста и лучшей жизни. Кажется, что здесь все друг другу доверяют: в некоторых местах отсутствует охрана, есть магазины, которые обходятся без продавцов. Я дважды терял свои вещи — один раз телефон, другой — кошелек, — и оба раза получал их назад. В первом случае человек взял трубку, когда я набрал свой же номер, во втором меня нашли через «Фейсбук». Причем с этими людьми мы встречались не на нейтральной территории: они называли свой домашний адрес, и я забирал вещи оттуда.

В Америке я сам стал еще более отзывчивым. Когда я узнаю, что кто-то из земляков остался без работы и ему негде жить, я стараюсь максимально ему помочь. Мне кажется, куда бы ты ни уехал, нельзя забывать свои корни, и нужно протягивать руку помощи соотечественникам. Я даже участвовал в создании организации «Кардашлек», которая объединяет татарскую молодежь США и Канады. Мы проводим мероприятия для татар-экспатов, от интеллектуальных встреч до концертов и сабантуев, участвуем в межнациональных выставках, распространяем информацию о татарской культуре, помогаем друг другу решать проблемы.

Ностальгия

Я татарин, и у нас дома было принято пить много чая — с лимоном, молоком, сладостями. Я сам не понял, как это произошло, но теперь я пью по утрам кофе, хотя раньше всегда его недолюбливал. Еще одна чисто американская привычка, которая появилась у меня здесь: любовь к американскому футболу. Я выучил (не специально) все правила, нашел команду, за которую буду болеть (называется Pittsburgh Steelers), и стараюсь не пропускать ни одну их игру.

По России как по стране, где можно жить, я не скучаю. Но мне не хватает моих друзей, родителей, родственников. Иногда по выходным хочется поесть маминых эчпочмаков или перемячей, но тут даже «Бахетле» нет. Честно говоря, в душе я все равно уверен, что рано или поздно вернусь на родину.

В целом для американцев Россия — это неизведанный мир. Люди признаются, что их знания о России заканчиваются на Москве и Санкт-Петербурге, а о Татарстане почти никто не знает. Но появилась тенденция — простые американцы хотят лучше понять Россию, потому что о нашей стране сейчас говорят во всех местных медиа. Знаю, что, когда хоккеист Наиль Якупов в интервью подчеркнул, что он татарин, многие американцы удивились, что в России есть люди разных национальностей и веры. Так что я часто рассказываю о Казани моим американским знакомым. У меня, кстати, номер на машине содержит слово tatar, и люди постоянно спрашивают, что это такое. Я объясняю, что это моя национальность, и рассказываю, как устроена наша страна. Следующий вопрос, который мне обычно задают: связан ли с татарами соус тартар.

Гульназ Яруллина
24 года

Место рождения:

Кукмор

Образование:

экономист-менеджер

Страна проживания:

Китай

Профессия после переезда:

модель

Переезд и работа

Я живу и работаю в Китае, в городе Шян Чу. Моя деятельность связана с модельным бизнесом — участвую в рекламных акциях и выступаю (пою). Тут много работы такого плана для европеек, потому что девушки неазиатской внешности для местных в диковинку. Об этом мне рассказала подруга, которая живет в Китае уже два года и работает в цирке. Изначально я хотела просто заработать денег, но потом появилась новая цель — выучить язык. В Китае я всего два месяца и уже могу поддерживать бытовые диалоги — в среде все усваивается быстро.

Есть три основных вида мероприятий для моделей-европеек: китайские шоу, промо-акции и презентации и клубные события. В китайских шоу профессионализм модели не обязателен — важна внешность. Перед началом мы примеряем костюмы и репетируем — это может занять полдня, а само выступление чаще всего представляет собой что-то вроде танца. После шоу организаторы обычно устраивают фуршет для приглашенных или вечеринку с бесплатной выпивкой и легкими закусками. Если нас приглашают в качестве красивого дополнения на вечеринки (это может быть промо-акция алкогольного напитка, презентация новой коллекции бренда, открытие торгового центра или магазина, чей-то день рождения), в наши обязанности входит общение с приглашенными гостями: нужно улыбаться, быть дружелюбной и уметь поддерживать беседу. В целом работа несложная и интересная.

Есть еще так называемая «клубная жизнь» — тусовки начинаются в среду и длятся до конца недели. Европейскую модель приглашают для поддержания имиджа клуба: нужно общаться с гостями и быть милой, хотя зачастую они ведут себя совершенно отвратительно. Зато напитки на таких тусовках для моделей бесплатные. Если умеешь петь, тебя могут пригласить выступить в каком-нибудь ресторанчике или баре. Исполнять можно и русские, и английские песни, но большим плюсом будет, если выучишь хотя бы одну китайскую, — местные от такого в восторге. Китайские песни очень похожи на татарские, поэтому мне не составило труда запомнить парочку.

Культурный шок

Удивляться я начала в первый же день, еще в аэропорту. Меня должен был встретить менеджер, но спустя четыре часа ожидания он позвонил мне и сказал, чтобы я взяла такси и ехала в город сама — не зная дороги и не понимая ни слова по-китайски, я должна была объяснить таксисту, куда мне ехать. Безответственность — отличительная черта многих китайцев: они обещают, но не делают. Если тебе что-нибудь нужно от китайца, встань у него над душой и не отставай, пока не добьешься результата, иначе никак. А еще работодатели нам никогда заранее не сообщают, когда и куда мы переезжаем: хорошо если мы узнаем это хотя бы за день. В Китае нельзя привыкать ни к хорошему, ни к плохому, потому что все меняется с космической скоростью.

Провинциальные города в Китае одинаковые: люди повсюду живут в серых панельных домах. Центр города — это улица, по обеим сторонам которой расположены магазины, супермаркеты и кафешки. Исторические памятники почти отсутствуют: все достопримечательности находятся за городом, и добираться до них долго, а времени у нас почти нет. Поэтому мне нравится Гонконг — он другой, но это и понятно, потому что он не совсем Китай.

Еще местные жители очень шумные и бескультурные. Когда я первый раз увидела, как китайцы выкидывают мусор на тротуар или на дорогу, была в ужасе. А мужчины тут отращивают ноготь на большом пальце — не знаю, зачем, и, честно говоря, боюсь интересоваться.

Дружба народов и еда

Когда я знакомлюсь с кем-то, говорю по-китайски, что я человек из России. Если попадается любопытный собеседник, уточняю, что я татарка из Казани. Они понимают, кто-то даже слышал про наш город. Правда, такие чаще встречаются в больших городах — в маленьких жители обычно не знают даже Санкт-Петербурга. Для них Россия — это Москва и «Путин наш друг».

К нам с подругой постоянно пристают китайцы. Они, конечно, не такие навязчивые, как турки или арабы, но тоже со своими тараканами. Вначале они втираются в доверие: говорят, что хотят помочь и могут стать нам хорошими друзьями. А через пару часов знакомства чуть ли не замуж выйти предлагают. Желания встречаться с кем-то тут у меня нет, все-таки у нас с китайцами совершенно разный менталитет.

У меня контракт до января, и скоро мне нужно будет вернуться в Казань. Но потом я собираюсь снова уехать за рубеж: пока не решила, в Китай или в какую-то другую страну.

Если бы у меня была возможность переместить что-то из Китая в Казань, я бы выбрала еду. Я полюбила местную острую кухню: в России меня от нее воротило, а теперь сама прошу поострее — чтобы нос пробивало.

Фото предоставлены героями материала


Комментарии — 1
Войдите, чтобы добавить комментарий
ФейсбукВконтакте

Ден Нилов
23 декабря, 23:01
Не знаете где найти репетитора по немецкому? Мы с сыном в поисках наткнулись на данный сайт https://preply.com/kiev/repetitory--nemetskogo