Burger
Любовь и голуби: голубеводы — о спорте без допинга, домашней ветеринарии и выведении новых рас
опубликовано — 26.01
просмотры — 2371
комментарии — 2
logo

Любовь и голуби: голубеводы — о спорте без допинга, домашней ветеринарии и выведении новых рас

Верность, ревность и прерванное высиживание

Голубеводство, наряду с макраме и авиамоделированием, кажется увлечением из советского детства, сложно стыкующимся с интересами и особенностями мышления поколения 2000-х. И действительно, в реальности, в которой навык раскрутки паблика определенно важнее ориентирования на местности по мху, голубеводство стремительно стареет. В Казани этим занимаются не больше 70 человек, и среди них — ни одного 20-летнего. «Инде» расспросил казанских заводчиков голубей о современном состоянии голубеводства, особенностях голубиного спорта и тонкостях чувственного мира пернатых.

Валерий Варянин, 49 лет

Председатель Казанского клуба спортивного голубеводства

Человеку нельзя без увлечений. Я, например, очень люблю природу, и у меня с детства были домашние животные. Впервые я завел голубей в четвертом классе, хотя в разное время у меня были собаки, хомяки, рыбки и кролики — благо я всегда жил в частном доме, где для них было место. Я не один такой, у моих друзей так же: мы не сидели у компьютера, нам все было интересно. В моем детстве почти в каждом доме разводили голубей — тогда была какая-то мода на них. Мы не могли позволить себе породистых птиц, потому что их особо и не было. Нам, мальчишкам, перепадали от профессиональных голубеводов «брачки» («бракованные» птицы, отличающиеся от принятого эталона внешнего вида конкретной голубиной расы. — Прим. «Инде»).

Сейчас в моей голубятне почти 300 птиц. Развожу две расы (так мы называем породы): спортивного голубя и декоративного бойного. Вторую вы могли видеть, например, в фильме «Любовь и голуби». Вообще пород голубей очень много, в одной Казани существуют три местные расы: казанский гривун, казанский панцерный, у которого платье (окрас. — Прим. «Инде») как у сороки, и казанские трясуны. Но последние вымерли. Вроде бы есть похожие птицы в Германии — возможно, это казанский трясун и есть, но подтвердить это никто из нас не может, так как даже самые старые голубеводы вживую птицу не видели. Кроме того, ныне здравствующий казанский голубевод Юрий Панаев вывел собственную расу — панаевского голубя. Он единственный в России, кто этого достиг. Конечно, каждому хочется вывести собственную расу, но на это может не хватить жизни — нужна серьезная селекционная работа на протяжении многих поколений птиц.

Со спортивными голубями я регулярно участвую в соревнованиях. Пару лет назад мой голубь занял четвертое место в общероссийском старте на дистанции 1050 километров — прилетел за полтора дня. Всего участвовали 2600 птиц. К слову, все призовые места заняли голуби Татарстана, и наш клуб по праву считается одним из сильнейших в стране. Голубь-спортсмен ничем не отличается от человека-спортсмена: ему также необходимы режим, особый рацион, витамины и регулярные тренировки. На Западе голубиный спорт, наряду с конным, считается дорогим развлечением и там на соревнованиях уже ввели допинг-контроль. Но у нас пока этого нет, потому что таких препаратов в России найти нельзя. Хотя спортивное голубеводство все равно сильно бьет по карману — нужно покупать корма, лекарства, витамины.

У каждого голубя на лапке есть родовое кольцо с индивидуальным номером. Также голубь чипируется — по чипу на соревнованиях определяют время финиша. В начале года мы заявляем птиц на соревнования, которые проходят летом. Тренировки начинаются весной, потому что морозный воздух губителен для птичьих легких. С каждым голубем нужно работать индивидуально: ежедневно я отъезжаю от дома и выпускаю птицу, постепенно увеличивая расстояние до 150 километров. Если голубь готов, отдаю его специальному человеку в Казани, который увозит птицу на место старта. Перед стартом голуби отдыхают. При условии хорошей погоды их выпускают в 5:00, и после этого мне остается только ждать. Я всегда стараюсь встретить голубя лично, чтобы сразу осмотреть, покормить и уложить его отдыхать. Да и голубю приятно, когда его ждут дома.

Профессиональный голубевод сразу видит, на что способна конкретная птица. Раскрытое крыло — как раскрытая книга: по форме и расположению перьев можно понять, для каких дистанций предназначена птица. Мы стараемся не спаривать птиц с разными «способностями»: у голубей, как и у собак, следят за родословной. Единая всероссийская база птиц ведется в Тюмени, и если спортивный голубь потеряет кольцо с номером, он сразу перестает чего-либо стоить. Я-то, конечно, буду продолжать его любить, но для других он станет простой птицей. В Казани хорошие спортивные голуби стоят 10−15 тысяч рублей, а в мире цены могут доходить до миллиона евро.

Все спрашивают, почему голубь так спешит домой. Тут главное — правильная мотивация. Если речь идет о самке, применяется гнездовой способ. Он основан на материнском инстинкте. Голубка высиживает яйца ровно 18 дней, и на 10−11-й день у нее начинает вырабатываться молочко — именно тогда у нее самая сильная тяга к гнезду, и нужно постараться рассчитать так, чтобы на дистанцию она вышла в этот момент. Вывозить позже нежелательно — передержка молока может отразиться на женском голубином здоровье. Есть еще «вдовий» метод — он для самцов. Неделю самца и самку держат отдельно, а перед стартом ему на мгновение показывают ее. После недели воздержания самец не сможет думать ни о чем другом. В этом случае особенно важно встретить голубя с дистанции, потому что за время его отсутствия в гнездо может прийти другой самец. В таких случаях завязываются тяжелые драки. Третий способ — ревность. Голуби сильно ревнуют, так как они заводят крепкие пары. После недели воздержания можно показать спортсмену его самку, сидящую с другим самцом. Когда к «вдовьему» методу добавляется ревность, это дает хороший результат — четвертого места я добился именно так.

Соревнования неизбежно ведут к потерям. Птицы сбиваются с маршрута, на них нападают ястребы, они попадают в высоковольтные провода. Бывает, голубь прилетает травмированным — в этом случае лечим, выхаживаем и даже зашиваем. В Казани неразвитая ветеринария по птицам, поэтому всему учишься сам. По идее, каждый член нашего клуба — уже неплохой голубиный врач. У меня был голубь-долгожитель, который умер в 19 лет. Помню, захожу в голубятню, он подходит ко мне. Взял его в руки — а он посмотрел на меня, повесил голову и умер. Честно говоря, в тот момент я даже пустил пару слез. Я звал его Дед. Через что только он не прошел: его гонял ястреб, он попадал в снегопады, были травмы. Верный был голубь — дождался меня, чтобы умереть. Я, конечно, не каждому голубю даю кличку, но из тысячи птиц своего безошибочно узнаю. То ли сердце подсказывает, то ли профессионализм. И голуби меня узнают и чувствуют — иной раз поднимешься к ним без настроения, посидишь рядом, и легче на душе становится.

Иногда птиц просят на свадьбы, но постоянно я этим не занимаюсь. Для таких целей люди выращивают голубей специально, и это правильно. Часто на праздниках люди выпускают обычных беспородных голубей, купленных на рынке, но это все равно что убить птицу, потому что у них нет дома и им некуда возвращаться. Они просто садятся на то место, где их выпустили, и ждут.

Главная проблема голубеводов — отсутствие молодежи. К сожалению, мои дети не интересуются голубями. В нашем клубе 18 человек и 20-летних среди нас нет. Но мы пытаемся заинтересовать молодежь: проводим выставки, хотя это стоит денег, подгадываем, чтобы они выпадали на дни школьных каникул. Дети вовлекаются очень тяжело: бывает, на «птичке» увидим, как ребенок с интересом смотрит на голубя, и наперебой начинаем предлагать ему любую помощь, лишь бы захотел завести птицу. Только сначала спрашиваем родителей. В этом году планируем проехать по школам с выступлениями и устроить детский конкурс рисунка. Очень хочется, чтобы молодежь любила живое.

Федор Кузнецов, 53 года

Голубевод-любитель

Я держал голубей с пятого класса и до тех пор, пока не ушел в армию. Перед армией распустил голубятню — кого-то продал, кого-то отдал. Снова вернулся к голубям три года назад — до этого времени не было, а сейчас как-то посвободнее. И это не только у меня так: многие возвращаются к голубям с возрастом, видимо, это форма ностальгии по юности.

Я любитель — у меня всего 40 птиц. За пару дней из подручных материалов сколотил голубятню на чердаке. Конечно, тесновато: по правилам, на 20 голубей должно быть помещение высотой и шириной два метра. Надо бы расширяться, а то мне с возрастом все сложнее ходить на полусогнутых. Мой брат тоже голубевод — у него большая голубятня на 100 птиц. Сам я расширяться не хочу. У меня было и 70 птиц, но следить за ними сложно, да и болеть начинают. Сейчас, кстати, тоже есть одна, которой нездоровится: крыло почему-то висит. Может, к лету оправится.

Первых голубей взял у друзей. В начале было где-то 17 штук, из них сейчас со мной пятеро. Половина в первые же дни улетели: они так сразу на новом месте не остаются, да и умный голубь всегда улетит к прошлому хозяину. В детстве у меня такой был: я его продавал, а он возвращался, и так несколько раз. Сейчас у меня в основном гривуны. Но есть голубь в сапожках, жареный (то есть красной масти), угольный, крестовый. У последнего хвост, крылья и голова черные, а сам белый. В полете кажется, будто крест.

Всех своих птиц я знаю «в лицо». Более того, знаю, кто с кем дружит, у кого с кем любовь. Я стараюсь сводить птиц по масти, но бывает, что пара не складывается и птицы не ладят друг с другом. Иногда голубки остаются одинокими. Бывает, что голубь заводит отношения с двумя голубками, но редко. У голубей стабильные пары — часто голубки подолгу не могут забыть предыдущего самца и не подпускают нового. Есть и слишком отходчивые — «голубки легкого поведения» — идут к новому самцу на следующий же день. Немногие знают, но голуби не только воркуют, но и воют — это особый звук, которым самцы привлекают самок.

Я не делю по клеткам самцов и самок, поэтому самки регулярно откладывают яйца (обычно по два), но сейчас я не даю им их высиживать. Птенец растет месяц, после этого его нужно выпускать, но делать это зимой нет смысла: молодой голубь — слабый. Да и родителям не хватает тепла, чтобы выходить птенца в январе, от этого они сами болеют. Лучшее время для начала высиживания — конец февраля. Самец и самка поочередно сидят в гнезде, более того, самец активно защищает гнездо от других голубей и от меня. Драться голубь может до крови.

Голуби летают стаей и никого в свои ряды не пускают. За лето какой-нибудь молодой дикий сиварь может примкнуть к моим, но такие все равно не задерживаются. Мои голуби круговые, то есть они летают не по прямой, а кружат над домом. Молодые голуби могут улететь на пару километров, в этом случае выпускаю стариков, которые приводят их обратно. Зимой голубей на улицу не пускаю — полно хищников, подбивают только так. Раньше, кажется, было меньше: только если кобчик. А сейчас и сапсан, и ястреб, и сокол. Поэтому пока выпускаю только в переседник — специальную просторную клетку на воздухе.

Раньше голубятен в частном секторе Жилки было больше. Сейчас на «птичке» голубями торгуют только пенсионеры. Давно там не был, но помню, как раньше там всегда ходил трогательный 80-летний старик: в одной руке трость, в другой — голубка. Видимо, все мы скоро станем такими.

Игорь Казанцев, 46 лет

Разводчик декоративных голубей

Я родился в доме на улице Миславского. Там в 10 лет и увлекся голубями, а в 12 уже построил во дворе свою первую голубятню. С тех пор я всегда с ними. Я люблю декоративных птиц и не зацикливаюсь на породах — покупаю то, что нравится. Помню, привез давно из Саратова мазаных голубей (белые с черным пятном на голове) — там их сейчас уже не осталось, зато у меня в Казани есть. С породами много путаницы: порой одни и те же птицы называются по-разному в разных местах. К примеру, немцы в войну расстреливали голубеводов и увозили птиц в Германию, где регистрировали их заново как немецкие породы. Сейчас примерно то же, но мирными способами, делает Китай, где голуби вошли в моду. Китайцы просто скупают птиц по миру, поэтому сегодня там можно найти все европейские породы, на основе которых они выводят свои.

Я живу в обычной квартире на Квартале, голубятню построил во дворе. Для этого пришлось собрать кучу бумаг — мне кажется, легче открыть ларек с алкоголем. Уверен, если процедура станет проще, голубеводов будет больше. Во дворе, кажется, всем нравится: пенсионеры летом увозят помет на дачи, а я постоянно выпускаю птиц на последнем звонке в школе по соседству. Хотя есть и недовольные из числа «старых коммунистов», которым принципиально не нравится в этой жизни все. Пишут жалобы, вызывают участкового, хотя и не могут точно сказать, чем им мешает голубятня. Самая активная бабушка жаловалась на то, что голуби гадят около дома, хотя она сама постоянно кормит диких голубей у подъезда. Но я отстоял голубятню, и пока все тихо.

Все свободное время я провожу с голубями. Никуда не уедешь, потому что их надо на кого-нибудь оставить, а я не доверяю всем подряд. Сейчас мне помогает соседский мальчик: интересуется птицей, глаз горит. Хочу «подсадить» его на голубей — уже подарил ему пару. Поколение наших детей уже потеряно, поэтому работаем с внуками. Главное — увлечь в юности. Сейчас часто вижу, как к голубям возвращаются молодые пенсионеры, у которых в детстве были птицы. Также важно, чтобы голубеводство присутствовало в публичном поле: в мое время мы знали, что голубей держали Гагарин, Терешкова, Зыкина и Брежнев, и мы, естественно, брали с них пример.

Отсутствие молодежи в голубеводстве — общероссийская проблема. В Питере, кажется, оно вообще вымерло. Лет 10 назад на выставки еще ездила делегация пожилых питерских голубеводов (самому молодому 60), а сейчас никого не осталось. Даже в Казани уже в этом году ушли из жизни трое владельцев голубятен. Зато много молодых голубеводов в Чечне — говорят, Рамзан Кадыров увлекается птицами.

Я почти каждые выходные езжу на выставки. На этой неделе, например, собираюсь в Челябинск, покажу там редкую породу «польский мотылек». Следующие тоже расписаны: Волгоград, Ростов-на-Дону, Тамбов, Рязань и Оренбург. Раньше ездили за границу (Украина, Беларусь, Германия, страны Прибалтики), но сейчас из-за санкций связи ослабели — тяжело и самим поехать, и их сюда привезти. На Рождество организовали крупную выставку в Казани. Это дорого, и обычно мы скидываемся сами, но в этот раз помог спонсор. Приехали голубеводы от Калининграда до Сибири и даже из Астаны. Выставка была в ДК имени Ленина. Смешно, но утром бдительные граждане, увидев сборище машин, вызвали полицию — думали, какая-то криминальная сходка. Выставка всем понравилась, за два дня у нас было почти 2000 посетителей.

Каждый год после казанской выставки мы с женами куда-нибудь выбираемся. Жены не могут с нами долго сидеть — все разговоры только о голубях. А о них можно говорить бесконечно, я бы мог даже книгу написать. У них, как у людей, есть геи, лесбиянки, бабники и верные супруги. И это только кажется, что голубь — птица мира, они дерутся, воруют и убивают друг друга. Просто нужно быть наблюдательным. Бывает, поднимусь к ним на 15 минут, а просижу пару часов. Я своих не перепутаю ни с кем, более того, помню, кто чей птенец: голуби похожи на своих родителей. У каждого — характер. К примеру, у меня есть голубь-алкоголик. Зимой я им для профилактики болезней даю хлеб, чуть-чуть пропитанный водкой, так мой «пьющий», как увидит меня с бутылкой, бежит через всю голубятню, съедает больше всех, пьянеет и потом ходит вразвалочку. Есть верные: к примеру, год назад умер девятилетний самец, а через месяц от тоски умерла его голубка, с которой он прожил всю жизнь. Конечно, не все голубеводы замечают такие вещи, но в этом случае я вообще не понимаю, зачем держать голубей.

Я не знаю, сколько у меня птиц, но больше сотни точно. У нас не принято их считать — плохая примета. В 2000 году мои голуби серьезно болели, тогда из 300 в живых остались штук 30. Потратил кучу денег, чтобы понять, в чем дело, и выяснил, что в иммунитете. В то время считалось, что им с детства нужно делать прививки, а ветеринары чуть что сразу выписывали антибиотики, поэтому естественный иммунитет у птиц не развивался. Сейчас первые два года жизни голубя вообще не даю ему медикаменты и использую только натуральные добавки — глину, песок, ПГС, золу и прочее.

Голубеводы — это отдельная каста. Нас сразу видно: если человек, выйдя на улицу, посмотрел на небо, это точно голубевод. В голубеводстве, как и в политике, мало женщин: наверное, на всю Россию 10−15. Еще голубеводы больше любят собак, чем кошек, — наверное, из-за того, что последние охотятся на птиц. У меня тоже есть собака. Общение с природой важно, это нас делает добрее. А живое тепло нужно всем — и птицам, и людям.

Фото: Регина Уразаева


Комментарии — 2
Войдите, чтобы добавить комментарий
ФейсбукВконтакте

Pavel Fedorovskii
26 января, 19:05
Очень хороший материал, спасибо!
Дина Ткачева
21 октября, 12:16
Очень интересная статья! Спасибо!