Burger
11 сторон Шаймиева: что мы узнали из новой биографии первого президента Татарстана
опубликовано — 30.01
просмотры — 3075
комментарии — 0
logo

11 сторон Шаймиева: что мы узнали из новой биографии первого президента Татарстана

Булат Латыпов — о «ЖЗЛ» Минтимера Шариповича

В издательстве «Молодая гвардия» вышла книга о Минтимере Шаймиеве в серии «ЖЗЛ: Биография продолжается…». Авторы — журналист Игорь Цыбульский и сотрудник пресс-службы президента Нурсюя Шайдуллина. Булат Латыпов ознакомился с биографией культового политического деятеля и по просьбе «Инде» отобрал 11 занимательных историй из жизни Шаймиева.

Шаймиев и тептяри

Далекие предки первого президента Республики Татарстан — из тептярей. По мнению историков, название этого таинственного поволжского субэтноса произошло от искаженного персидского слова «дэфтэр», означающее «тетрадь» или «список». Связано это с тем, что после падения Казанского ханства татары активно переселялись на северо-восток к башкирам — мало кому пришелся по душе убойный микс из религиозных гонений и повышенного налогообложения для иноверцев. Башкиры же сдавали переселенцам землю в аренду, записывая их в «дэфтэр». До сих пор доподлинно не известно, откуда именно произошли тептяри, почему их называют ново-башкирами и точно ли бабушка Земфиры принадлежит к этой народности.

Шаймиев и книги

В школьные годы будущий «главный татарин» часто тусовался в районной библиотеке и очень любил читать книги. Часами наизусть декламировал стихи Хади Такташа, с особым трепетом относился к тукаевскому лесному хоррору «Шурале» и не гнушался романтической эпохалки «Овод» Войнич. Став постарше, Минтимер Шарипович открыл для себя сказки Андерсена и Марка Твена, восхищался байроновским «Дон Жуаном» в переводе Пушкина и с упоительным восторгом погружался в татарскую классику: «Честь» Гумара Баширова, «Весенние ветры» Кави Наджми и «Золотую звезду» Габдрахмана Абсалямова (ровно то, без чего нас невозможно представить, еще труднее — понять). При этом автор «татарстанской модели» не видит в своей страсти к чтению ничего удивительного и ссылается на заметки Карла Фукса полуторавековой давности: «Татарин, не умеющий читать и писать, презирается своими земляками и как гражданин не пользуется уважением других». Не читал Бальзака — не позорь нацию, уйди в туман, прикройся тучкой.

Шаймиев, Марамыгин и «чаплашка»

Первокурсника сельскохозяйственного института Минтимера отправили на уборку картошки в Рыбно-Слободской район. Один из студентов в бригаде проявил неуважительное отношение к картофелю — сказался недостаток деревенского бэкграунда. Шельмец Толик Марамыгин, ботва его разбери, вальяжно шел по борозде и оставлял половину картошки в земле. Взыграло ретивое у Шаймиева, сделал он халтурщику замечание — тот игнорирует. После еще одного замечания Минтимер Шарипович слышит в ответ: «Да ты что, чаплашка, мне указываешь?!». Тут наш герой не стерпел, взял картофелину и бросил прямо в голову обидчику. Актанышское бруталити как оно есть; все правильно сделал, короче.

Шаймиев как бонвиван

Неизвестно, как повели бы себя в подобной ситуации нынешние гуру пикапа, но старые добрые шаймиевские методы сработали на все сто. Увидев на районной дискотеке симпатичную девушку Сакину в бархатном сарафане, раззадоренный сельский инженер не растерялся и весь вечер протанцевал с ее подругой Ритой. После получения всех необходимых сведений о Сакине маэстро аккуратно бортанул Риту и переключился на ухаживания за будущей женой. Мудрый стратег с юношеских лет понимал: кто владеет информацией — тот владеет миром.

Шаймиев и самый лучший день

На вопрос журналистов о самом счастливом дне Железный Бабай отвечает не задумываясь: «Когда мы с женой Сакиной плыли на пароходе из Казани в Набережные Челны». Сразу после проведенного в Казани никаха молодожены сели на пароход до Челнов, откуда рукой подать до родной деревни Шаймиева Аняк — именно там прошла свадебная церемония. Поздравляя жену с Новым 1995 годом, Минтимер Шарипович вспоминал об этом дне с самоиронией: «Увозя свою красавицу на белом пароходе в родные края, мог ли подумать этот курносый юноша, что именно он окажется капитаном татарстанского корабля, а она — его путеводной звездой в штормующем океане судьбоносных лет своего народа?».

Шаймиев и кукурузный квадрат

Когда в начале 1960-х Хрущев внедрял кукурузу по всей стране, главный инженер Муслюмовской РТС Минтимер Шарипович тоже решил проявить инициативу на этом поле. «Что главное в технологии выращивания кукурузы? — вопрошал он. И тут же давал ответ: — Получить на поле квадрат!». Шаймиевым был разработан эксклюзивный метод получения кукурузного квадрата на любом поле и при любом состоянии натяжных станций. Благодаря этому изобретению Муслюмовский район дал самый высокий урожай по ТАССР, а имя молодого кукурузовода прогремело за пределами республики. Поэт Бустеряков посвятил герою этой истории целую поэму, опубликованную в газете «Колхозное знамя»:

«...Таков Тимер Шаймиев,
Достойный в жизни и труде
Пример.
Отлично техникой владеет —
Душой рабочий,
Званьем — инженер».

Шаймиев, поросенок и водка

Как-то раз председатель Совета Министров ТАССР Гумер Усманов посоветовал министру мелиорации и водного хозяйства Шаймиеву съездить в хороший колхоз — превратить луга в орошаемые пастбища. Там его встретил председатель Поликарпов, отправились они в лес и сели за стол. Лето, жара, посредине стола на блюде красуется молочный поросенок. Самое страшное: свиноту эту все ближе и ближе пододвигают к Шаймиеву, который вообще-то в другой традиции воспитан. Председатель колхоза сам кладет на тарелку гостю лучший кусок порося. Чтобы не обижать людей, Шаймиев зажмуривается, глотает свинину, а следом и водку. Авторы книги утверждают, что заложенные с детства традиции не дали ощутить вкус «беленькой» молодому министру. Подействовал ли этот внутренний татарский антидот против свинины — не очень понятно. О подобной стойкости государственных мужей проницательно писал когда-то граф Хвостов:

«Министр, герой, певец! блажен кто духом силен;
Планетам таковым заката в мире нет;
Кто дарованием и чувствами обилен,
Без опасения, как вождь светил, течет».

Шаймиев и секреты воспитания успешных детей

Возвращается как-то раз Минтимер Шарипович с работы домой, а тут к нему соседский мальчишка подбегает и ябедничает: «Ваш сын Айрат с мальчиками курит». Старший наследник бывшего президента тогда учился в четвертом классе. Отец решил проблему жестко, но эффективно: купил в тот же день пачку сигарет, принес домой и заставил сына курить. Ребенок давится — кури! Кашляет и плачет — кури! Утром история повторяется: «Хотел курить? Кури!». И так целую неделю. Не зря бытует поговорка «Татар таш ватар» — с тех пор оба сына не курят, недельный микродозинг сделал свое дело.

Шаймиев булдыра

В октябре 2009 года Казань посетила тогдашний госсекретарь США Хиллари Клинтон. После выполнения стандартного маршрута Кремль — Кул-Шариф — Благовещенский собор зарулили в рабочий кабинет Шаймиева в Президентском дворце. По пути в зал для гостей взгляд жены 42-го президента США упал на статую крылатого барса с герба Республики Татарстан: на стеклянном постаменте было написано: «Без булдырабыз! Мы можем! We can!». На вопрос удивленной госпожи Клинтон о времени появления девиза Шаймиев ответил: «Уже давно, где-то в 2003 году». Хиллари ахнула, охнула, ножкой топнула: «Скажу Обаме, что он всем обязан президенту Шаймиеву. И пусть американским журналистам покажут эту скульптуру и слоган». Удивительное дело все-таки: татары изобрели кирпич, чугун, таможню и заряжающийся без участия человека мультикоптер, а американские демократы напророченным лозунгам удивляются. А ведь его полная версия от местных хохмачей вполне может пригодиться преемнику Трампа: «Без булдырабыз — ыштансыз калдырабыз».

Шаймиев и джадидизм

Первый президент республики считает, что интерес к евроценностям является характерной чертой татар, а менталитет нашего народа восприимчив к разным культурам. Марат Сафин, Тимати и Шамиль Тарпищев — живое тому подтверждение. В немалой степени это заслуга джадидизма — движения за реформу ислама, возникшего в начале XX века среди татар. «Воистину, Аллах в начале каждого столетия будет посылать умме человека для обновления религии», — цитирует Шаймиев пророка Мухаммеда и указывает на джадидистов. Внедренная ими новая система преподавания в широкой сети моднейших медресе по всей стране привела к тому, что татары к XX веку стали одним из самых образованных народов царской России. Именно джадидисты призывали учиться у Европы и помогли татарскому обществу стать более открытым. Хорошо, что те времена остались далеко позади и теперь пришел черед Европе поучиться у татар.

Шаймиев и академ-авангард

Шаймиев признается, что не сразу понял и полюбил музыку Софии Асгатовны Губайдулиной. Однако после личной встречи и беседы с ней осознал, что к непривычной музыке просто нужно приобщить личность самого композитора — «оригинального, очаровательного и беспредельно талантливого человека». В результате отец всех татар начал улавливать в музыке Губайдулиной печально-нежные образы из старых татарских сказок и «бурно рвущееся наружу разноцветие эмоций Сабантуя». Тут иной раз и у Дебюсси всерьез почудится сайдашевская пентатоника, так что Сабантуй по-губайдулински — дело неудивительное. Впрочем, если конвенциональной татарскости все же покажется маловато, рекомендуем переключиться на Газинура Фарукшина и Алсу Хисамиеву. Не возьмет и это — в запасе всегда есть безотказный вариант: немедленный запуск видеоролика «Африканец поет „Эх, алмагачлары“».

Цыбульский И., Шайдуллина Н. Минтимер Шаймиев. М.: Молодая гвардия, 2016

Иллюстрация: Таня Черногузова


Комментарии — 0
Войдите, чтобы добавить комментарий
ФейсбукВконтакте