Burger
IT-girls. Татарстанские программистки — о технологиях, ролевых моделях и гендерном равноправии
опубликовано — 08.03
просмотры — 5181
комментарии — 0
logo

IT-girls. Татарстанские программистки — о технологиях, ролевых моделях и гендерном равноправии

Сотрудницы «БАРС Груп», «Сбербанк Технологий», NoXA Data Lab и IQ300 опровергают миф о неженской профессии

За последние 100 лет феминистское движение поработало на славу, и все же многие гендерные предрассудки до сих пор не изжиты окончательно — например представление о «мужских» и «женских» профессиях. Типичными представителями первых, например, считаются программисты-разработчики, а женскому уму склонны приписывать полную неспособность написать код. При этом мало кто знает, что первой программисткой в истории человечества была дочь лорда Байрона — Ада Лавлейс, которая создала алгоритм для автоматического вычисления чисел Бернулли. В честь Международного женского дня «Инде» поговорил с пятью сотрудницами татарстанских IT-компаний, которые не задумываются о стереотипах и вам не советуют.


Анастасия Чеснокова, 24 года

Инженер по тестированию в компании «Сбербанк Технологии»



Я выбрала IT совершенно случайно. Хотела стать ученым-физиком, но так получилось, что при подаче документов в Омский государственный университет я попала на факультет компьютерных наук на специальность «Компьютерная безопасность». Сначала немного расстроилась, но уже после первой недели в университете поняла, что это мое. На первом курсе у меня было пять видов математики, потом мы начали изучать различные алгоритмы шифрования, ГОСТы, законы в сфере информационной безопасности. У меня никогда не было проблем с учебой — все давалось очень легко, потому что все это было интересно и близко. На третьем курсе у меня родился сын. Учитывая специфику направления, мне даже не пришлось брать академический отпуск, потому что большую часть программ и лабораторных работ я могла делать дома.

А на четвертом и пятом курсах в качестве специалистов по компьютерной безопасности мы выезжали с сотрудниками ФСБ на места финансовых преступлений — изучали машины (компьютеры) предполагаемых злоумышленников, искали улики. Было интересно. Пять с половиной лет в университете пролетели как один день. Главное, чему научил меня вуз, — находить выход из любой ситуации и решение любых, даже самых сложных задач. Месяц назад я защитила диплом на «отлично».

Я молодой IT-специалист, и в моей карьере пока нет каких-то очень сложных проектов. Но в свое время я написала небольшую базу данных на ассемблере 一 для меня это маленький повод для гордости. Уже на пятом курсе я устроилась работать тестировщиком в компанию, название которой не хочу разглашать. Там я выполняла функции разработчика: писала программу для администратора службы такси. Работала практически «за еду»: на тот момент главное было — набраться опыта. В той компании мне приходилось конкурировать с мужчинами, все смотрели на меня надменно: «Ты же девочка, что ты можешь понимать?». Долго я бы там не продержалась — к моему счастью, мне позвонили из «Сбербанк Технологий» и пригласили на собеседование. В коллектив я влилась буквально за месяц и скептического отношения к себе не чувствую — все работают на равных.

С первого курса университета я решила, что уеду из Омска сразу по окончании учебы. Это умирающий город без финансирования и перспектив. Осенью региональный представитель нашей компании предложил всем желающим переехать в Иннополис. Мы с семьей согласились не задумываясь: целых пять лет выбирали варианты для переезда, а тут как раз под выпуск такое предложение, нельзя было упускать шанс. В Иннополисе я планирую задержаться как минимум ради будущего своего сына 一 для детей тут большие перспективы. В личных планах — стать тестировщиком по безопасности.

Рената Гарифуллина, 24 года

Разработчик в компании «БАРС Груп»



В «БАРС Груп» я работаю три с половиной года. В компании действует система грейдов, то есть сотрудники делятся на три основных уровня: джуниор, мидл и сеньор, он же ведущий разработчик. Я пока мидл, но в течение этого года планирую пройти аттестацию и стать ведущим. У нас очень сильная команда, поэтому мне хочется сравняться с ребятами, которыми я искренне восхищаюсь. Многие новички думают, что грейды влияют только на зарплатный коридор, но это скорее про профессионализм, чем про что-либо еще. Есть негласное распределение: ответственность джуниора минимальна, мидл отвечает только за себя, а ведущий — за всю команду и проект, то есть он уже не может оправдаться в духе «этот код писал не я». А еще, когда ты ведущий, другие люди воспринимают тебя соответственно. Я занимаюсь айкидо, и там есть похожая ситуация. Когда в городе проходят крупные семинары с сенсеями из Москвы или из Японии, туда можно прийти либо в своем поясе, либо в белом. На такие мероприятия собираются люди из разных школ, там тебя никто не знает, поэтому прийти в своем поясе — значит чувствовать себя более уверенной.


Попасть в «БАРС Груп» нетрудно — тут развита система стажировок, поэтому молодым сотрудникам всегда рады. Но работать первые несколько недель лично мне было сложно — я всерьез сомневалась, смогу ли когда-нибудь разобраться во всем этом. Правда, в итоге влилась быстро: у нас отличная команда и за ошибки никто не ругает. Это потрясающее чувство, когда ты говоришь: «ребята, простите, я облажалась», а к тебе подходят и предлагают помощь. При этом каждый понимает, что косяк на любом из этапов нивелирует работу всего коллектива, — отсюда и чувство, что все друг за друга горой.

Я обожаю работать в тех проектах, где четко видишь свой финальный результат. Например, предыдущий продукт, над которым трудилась наша команда, — региональная система учета коммунальных платежей, или, как мы это называем, биллинг. Мы создали программу, агрегирующую данные о жильцах, домах, приборах учета, и один из конечных продуктов нашего труда, с которым точно сталкивались все ваши читатели, — это счета-фактуры. Операционистки вносят информацию в систему, а она считает, начисляет пени, и все это в нескольких регионах России. Осознавать, что я над этим работала, — очень крутое чувство. А еще я недавно меняла паспорт и в какой-то момент поняла, что знаю, в какой таблице у нас хранятся данные по прописке, в какой — по именам и фамилиям, и вообще к какому массиву в данный момент система отсылает работника паспортного стола. Стояла и думала: боже, как круто! Паспорт мне, кстати, сделали за один день — помогла электронная запись на прием. Жалко, что многие до сих пор стоят в гигантских очередях и не пользуются теми возможностями, которые создают мои коллеги.

Меня с детства тянуло в техническую область — помню, вместо кукол я просила у мамы «занималку» по математике. Но куда буду поступать, не знала до последнего. У меня была подруга, которая на момент моего 11-го класса училась на первом курсе ВМК, и однажды она рассказала мне, чем они там занимаются. Описала вот это ощущение: ты пишешь код, у тебя в нем ошибка, ты ищешь ее час, два, три, а потом находишь, и тебе будто бы открывается следующий уровень кармы. На тот момент я не написала ни одной программы, у меня были очень натянутые отношения с компьютером, но за три месяца подготовилась к ЕГЭ по информатике и поступила.

Про ребят с ВМК могу сказать одно: это интеллектуальная элита. Шаблонное представление о программистах — свитер, борода и так далее — настолько не про них, что даже смешно. Может, мне повезло с университетом, но проблем, связанных с тем, что я девушка, получающая неженскую специальность, у меня никогда не было. Хотя, конечно, парни приходят в университет и хвастаются, кто как комп собирал, а у девушек в большинстве случаев такой форы нет. Еще у женщин-программистов мало профессиональных ролевых моделей: когда говорят «программист», все представляют себе Билла Гейтса и Стива Джобса. Но, между прочим, первым программистом в мире считается девушка — Ада Лавлейс, в честь которой потом еще язык программирования назвали. Просто ее не все знают.

Меня радует, что девушка-разработчик — это больше не экзотика. А еще, я думаю, выпускницы ВМК — отличные невесты и жены. С одной стороны, у них в голове все четко структурировано и они лучше понимают мужчин, с другой — они остаются женственными. Да и программирование для женщины очень удобная профессия: работать можно удаленно, ты сама распределяешь свое время и все успеваешь.

Ирина Михайлова, 24 года

Аналитик-тестировщик в IQ300 (проект-резидент бизнес-инкубатора ИТ-парка)




Третий год я работаю в компании IQ300, которая занимается разработкой систем управления. Устроилась сюда буквально на второй день после окончания ИНЭКА. Вообще-то в детстве я мечтала стать директором или учителем школы, а потом врачом, но уже в старших классах поняла, что в медицине мне будет скучно, а IT-сфера — это перспективно. Поначалу я работала в техподдержке IQ300. Это очень удобная точка входа в IT-сферу, если ты не программист: ты напрямую общаешься с пользователями, реагируешь на их жалобы, тебе нужно быстро разобраться и устранить неполадки. Правда, этим я занималась буквально две недели, а потом перешла на тестирование.


Сейчас я тоже общаюсь с заказчиками: анализирую и преобразовываю их желания в задачи для коллег-разработчиков. Еще я тестирую работу перед тем, как продукт получит клиент, например, недавно мы добавляли в систему функцию «поделиться документом», и мне нужно было проанализировать все возможные сценарии того, как себя поведет пользователь, и обнаружить слабые места. Также я анализирую, насколько желания заказчика исполнимы: например, клиент может сказать, что хочет в верхнем углу кнопку «Поиск», и я должна понять, будет ли это удобно, функционально и не повлияет ли на общее качество продукта.

Моя работа требует усидчивости, коммуникабельности (потому что ты постоянно на связи с клиентом), скорости реакции (потому что ошибки надо находить быстрее, чем клиенты) и любопытства, умноженного на аналитический склад ума. Ну и обучаемости: IT-сфера развивается бурно.

В нашей компании 10 человек, три из них — девушки. В самом начале коллектив полностью состоял из парней, поэтому, когда я туда устроилась, мне сказали: «Ну наконец-то!». Такое положение дел меня не беспокоит — в группе у нас вообще были три девушки на 20 парней. Мне кажется, девушка в команде дисциплинирует: парни меньше ругаются, ведут себя лучше. Я где-то читала, что идеальная формула проектной команды — пять парней и одна девушка (если девушек больше, начинаются интриги), но в женских коллективах я не работала и сравнивать мне не с чем. Офис нашей компании находится в ИТ-парке Набережных Челнов и, по моим наблюдениям, в других командах девушек тоже не больше двух. Как правило, это аналитики — разработчицы большая редкость. 23 февраля нам приходится сложновато, но мы как-то выкручиваемся: в последний раз подарили сертификат на картинг на всю команду.

Мне очень нравится работать в этой сфере, я не представляю себя в другом месте. Когда захожу в ИТ-парк, кажется, что попадаю в другой мир: мы общаемся, обмениваемся опытом, тут очень крутая среда. У меня был опыт прохождения практики на заводе, и это, конечно, несравнимо.

Альбина Шарифуллина, 24 года

Разработчик в компании «БАРС Груп»




Программистом я работаю полгода — в компанию пришла сразу после ВМК КФУ (несколько лет назад факультет преобразовали в ИВМиИТ, но мы по привычке называем его по-старому). Когда я оканчивала школу, я уже была знакома с программированием: писала на информатике простенькие программы типа калькулятора или элементарных игр. Мне всегда было интересно выстраивать внутреннюю логику процессов, я неплохо разбиралась в математике, поэтому другие варианты для поступления даже не рассматривала — подавала документы в разные вузы, но именно на эту специальность.


Учиться на ВМК было сложно: много математики, многое с первого раза не понимаешь, домашней работы столько, что не всегда физически успеваешь сделать все до конца. Но я не ставила перед собой цели получить красный диплом — для меня было важнее во всем разобраться. В нашей группе были четыре девушки и 10 парней, и это довольно типичная ситуация для кафедры прикладной математики. Но преподаватели ко всем относились одинаково: скепсиса к девушкам не было, как, впрочем, и поблажек.

В «БАРС Груп» парней-разработчиков тоже чуть больше, чем девчонок, хотя, как мне кажется, постепенно пропорция выравнивается. Зато аналитиками в основном работают девушки. Они общаются с заказчиками, выясняют, что они хотят получить от продукта, а потом пересказывают это нам в виде техзадания. Это очень кропотливая работа, и, мне кажется, у девушек она иногда получается чуть-чуть лучше, чем у коллег-парней: «женские» ТЗ, по моему опыту, всегда понятные, красивые, аккуратные, дотошные. Хотя парни тоже молодцы.

Мне нравится моя профессия, ни секунды не жалею, что ее выбрала. Тут постоянно приходится развиваться, держать мозг в тонусе. Долго выполнять одно и то же на автоматизме не получится. Например, в университете мы учили С++ и C#, а на работе пришлось быстро освоить еще и JavaScript. Моя маленькая профессиональная цель — написать программу для себя. Я пользуюсь системой Android: часто бывает, что я смотрю на некоторые продукты в Google Play и понимаю: здесь мне одного не хватает, тут бы я добавила другое. Например, я долго искала идеальный мобильный органайзер, перепробовала десяток приложений из числа самых популярных, но в итоге так и не нашла ничего подходящего. Пока пользуюсь обычным блокнотом и ручкой, но уже работаю над созданием собственного приложения.

Кумиров в профессии и в жизни у меня нет. Моя цель не перещеголять кого-то, а стать чуть лучше, чем я была вчера. Но ориентирами для меня всегда были мои родители: у папы сейчас собственный подъемный кран. Я видела, какой он путь прошел, чтобы этого добиться, и очень им горжусь. И мамой тоже, потому что без поддержки человеку сложно чего-то добиться, а она смогла его вдохновить в самое трудное время.

Ирина Харитонова, 27 лет

Разработчик в NoXA Data Lab (проект-резидент бизнес-инкубатора ИТ-парка)


Компьютер у меня появился классе в десятом, и я сразу захотела в нем разобраться. Поступила на ВМК в КФУ — других вариантов даже не было. В 2012 году закончила учебу, три года работала по специальности — писала на Python. Потом решила поступить в Иннополис на магистерскую программу Software Engineering, окончила ее этим летом и осенью пришла в компанию NoXA Data Lab разработчиком программ. Наша компания развивает в России японскую систему для работы с big data (большими объемами информации. — Прим. «Инде»). Конкретно сейчас мы делаем админку этой системы, то есть красивый удобный интерфейс, которым будет пользоваться администратор, чтобы мониторить состояние системы: смотреть характеристики баз данных, контролировать нагрузку на серверы и так далее. Я разрабатываю визуальную часть. Лично мне работать легко, но тут все зависит от человека: кому-то удается писать код, кому-то — общаться с людьми.

Наша компания — стартап, в котором пять человек, и я единственная девушка. До этого я тоже работала в мужских коллективах, но это мало на что влияет: отношение ко мне зависит от конкретного человека, а не от его пола.

Помню, когда я только начинала работать, ко мне подошел парень и сказал: «О, девушка-разработчик! Ты существуешь?! Можно я тебя потрогаю?». Другой коллега говорил: «Зачем тебе это? Брось! Это не твое», — но, думаю, это была шутка. Девушек-разработчиков действительно не очень много: чаще всего они работают с клиентами как аналитики — звонят, собирают обратную связь и так далее. Но лично я редко сталкиваюсь с чужими предрассудками — все мои друзья из IT-сферы, и мы друг друга прекрасно понимаем.

Вне работы я пытаюсь не замыкаться на компьютере. Я люблю спорт — сноуборд, походы. В последнем отпуске в Шри-Ланке встала на серф. Но работа все равно влияет на жизнь: я как минимум придумываю очень тяжелые пароли и могу без проблем переустановить винду.


Редакция «Инде» благодарит PR-отделы «БАРС Груп», ИТ-парка и Иннополиса за помощь в подготовке материала.

Фото: Даша Самойлова и Алексей Тютлин


Комментарии — 0
Войдите, чтобы добавить комментарий
ФейсбукВконтакте