Burger
«Мы как рекламщики „Фольксвагена Жука“: превратили недостатки „Мира“ в достоинства»
опубликовано — 10.02
просмотры — 2464
комментарии — 0
logo

«Мы как рекламщики „Фольксвагена Жука“: превратили недостатки „Мира“ в достоинства»

Чем живёт самый старый кинотеатр Казани

Кинотеатр «Мир» — как герой ДиКаприо в «Выжившем». Он дрался до полусмерти с медведем (читай: кризисом середины 2000-х), падал с обрыва (терял былую популярность), пережидал вьюгу в лошади (стал подразделением государственного учреждения «Татаркино»), становился живой мишенью для индейцев (конкурировал с мультиплексами) — а ему хоть бы хны. На неделе кино журналист «Инде» Динара Валеева отправилась в кинотеатр «Мир», чтобы поговорить с сотрудниками единственного однозального кинотеатра Казани о философии показов без попкорна, коммерциализации татарстанских фильмов и золотых руках российских режиссёров.

1960-е годы

Таких, как «Мир», в России осталось не больше пятидесяти. Открывшийся в 1959 году как летний кинотеатр, «Мир» был достроен до полноценного здания в 1970-е. В 2001 году кинотеатр пережил первый и последний капитальный ремонт: тогда здесь обновили фасад, интерьеры и кинооборудование. Установленные системы Dolby и плёночное оборудование Kinoton сделали «Мир» самым современным на то время кинотеатром республики. Популярность его росла до середины 2000-х. Но в 2006 году начался кризис, посещаемость кинотеатра упала, в Казани появились первые мультиплексы — «Сувар», «Киномакс» и «Каро», и выживать «Миру» стало сложно. Сотрудники, работавшие здесь в конце 2000-х, рассказывают, что не получали зарплату по восемь месяцев, а холл кинотеатра сдавали под выставки-продажи. В 2009 году «Мир» с его долгами и проблемами «повесили» на баланс государственной организации «Татаркино», чтобы уберечь от судьбы других старых казанских залов, оказавшихся заброшенными или разрушенными.

Альбина Нафигова — бывший преподаватель русского языка и литературы, успевшая поработать в сфере рекламы, — пришла в Татаркино, чтобы заниматься продвижением Казанского Международного фестиваля мусульманского кино. Теперь кинофестиваль для Альбины — скорее сайд-проект: всё время она проводит в «Мире». Вместе с ней в команде — пиар-менеджер Лиана Нурышева и директор Александр Ишимов, который, прежде чем стать повелителем «Мира», успел поработать в кинотеатре водителем, киномехаником и программистом.

Александр Ишимов

директор кинотеатра «Мир»

«В 2009 году, после перехода на баланс Татаркино, для „Мира“ искали нового руководителя. Кандидаты просили зарплаты в два-три раза больше, чем могли выделить в „Татарке“. К тому времени я работал здесь уже несколько лет и хорошо знал кинотеатр. На выборах директора сказали: „Хуже, чем есть сейчас, Сашка не сделает, давайте попробуем“. Так я стал руководителем „Мира“».

Александр, Альбина и Лиана решают важные для «Мира» вопросы: составляют афишу, договариваются о прокате с дистрибьюторами и организаторами кинофестивалей и вообще борются за место «Мира» под солнцем. В 2009 году сотрудники кинотеатра решили сделать ставку на «другой» репертуар и помимо блокбастеров начали показывать арт-хаус, документальные, короткометражные и фестивальные фильмы. Сегодня соотношение «другого» кино с коммерческим — 50 на 50. По словам сотрудников «Мира», выжить однозальнику только за счёт показов блокбастеров сложно из-за демпинга со стороны мультиплексов: «Они могут продавать билеты по 90 рублей, и мы в этом им не конкуренты. Зато мы показываем „Завтрак у Тиффани“ за 300 — и у нас полный зал». Эта комедия стала одним из первых фильмов в проекте «Мира» «Наконец-то в кино». Каждый последний уикенд месяца здесь показывают отреставрированные плёночные копии классических фильмов в оригинальном звуке с русскими субтитрами. Впереди — фильмы Копполы, Кубрика, Скорсезе и Хичкока.

— Мы поступили как рекламщики «Фольксвагена» в отношении «Жука»: превратили недостатки в достоинства. Кино без попкорна и расположение вне торгового центра стали нашими особенностями. Мы долго работали над тем, чтобы кинодистрибьюторы сами выходили на «Мир». Сейчас так и происходит.

Составлять афишу «Миру» помогают зрители. В кинотеатре всерьёз боятся оплошать — говорят, зрители умнее сотрудников «Мира», знают культовые имена, в курсе трендов индустрии и киноновинок и вообще могут устроить несанкционированный бунт, если в афише появляется «попса». Кстати, самые популярные категории в «Мире» — это «умное» и детское кино. К последнему сотрудники кинотеатра относятся с особым трепетом.

— Сейчас детское кино нигде не показывают, только семейное. Мы хотим возвращать детей к эстетике настоящего кино и показывать им, к примеру, «Летят журавли» Калатозова. И не стоит говорить, что им рано смотреть такие фильмы. У детей всё хорошо с восприятием. Просто надо им показывать такое кино — они ведь сами его не включат. Да и вешать на ребёнка ответственность за киновоспитание — глупость.

«Мир» не всегда был кинотеатром без буфета. Еще несколько лет назад за газировкой и попкорном заглядывали на второй этаж. Сегодня сотрудники не представляют даже запаха жареной кукурузы в кинотеатре.

«Зажёвывать то кино, которое мы показываем, — кощунственно. Блокбастеры, где стреляют или летают, можно зажевать. А, к примеру, „Спасение“ Вырыпаева — нет».

Бывший буфет ныне заперт. Продавать еду не позволяют устаревшие коммуникации: здесь холодно и пахнет канализацией. Теперь на его месте — импровизированный музей, который открывается по редким случаям. На стеллажах выложены гипсовые копии ладоней Андрея Кончаловского, Сергея Шакурова, Марины Зудиной и еще десятка известных актёров и режиссёров, которые приезжали в «Мир» на творческие встречи. Под прилавком — ретро-камеры, деревянные штативы и металлические футляры с плёнками. Еще один экспонат музея — подаренная Кареном Шахназаровым хлопушка со съёмок фильма «Курьер».

Сотрудники «Мира» переживают, что в Год российского кино, когда фильмы будут показывать все и вся, эстетика кинопоказов может затеряться. Арт-менеджеры, как называет себя команда кинотеатра («Мы не просто показываем фильмы по расписанию, мы продвигаем кино в массы»), ревнуют зрителя к не специализированным для показов площадкам.

— Сейчас бум арт-пространств, но, по большому счёту, все они занимаются нелегальными показами кино или не готовы предоставить полный комплекс кинотеатральных услуг — звук, картинку и формат. Нам обиден нелегальный прокат. Конечно, легче скачать фильм, расставить стулья и собрать с людей по 200 рублей. Но мы работаем по-другому: делаем отчисления в РАО, платим налоги, отчитываемся за каждый проданный билет. Показы кино — это трудоёмкий процесс, если заниматься им профессионально.

В планах «Мира» на этот год — пригласить режиссёров Константина Лопушанского и Юсупа Разыкова, принять несколько фестивалей, показать фильмы молодых режиссёров, национальное кино Якутии и Башкирии и обратиться к татарстанской синематеке.

Альбина Нафигова


начальник отдела по организации кинофестивалей и киномероприятий Татаркино

«Мы подумали, что хватит показывать своё кино редко и бесплатно. Татарстанские фильмы зрители видят на широком экране раз в году — на мусульманском кинофестивале. Зрители платят за польское кино 100 рублей. Неужели на родное они не придут? Нужно делать кассу, чтобы возвращать эти деньги в республиканскую киноиндустрию и снимать хотя бы два-три новых татарских фильма в год».

На втором этаже кинотеатра кроме буфета-музея — комната киномеханика Евгения. Он рассказывает, что следит за техникой, которая позволяет показывать в «Мире» кино любых форматов и с любых носителей, будь то плёнка, DCP или DVD, и признаётся, что не смотрит фильмы на работе. Где-то между бумажными Дэниэлом Крейгом и Сергеем Безруковым стоит установка для показа фильмов с плёнки. Рядом с ней на стене — таблица зависимости метража плёнки от длительности фильма и советская инструкция, как оказывать первую помощь пострадавшим от электрического тока на киноустановках. Во времена СССР киномехаников отправляли на пенсию раньше положенного — из-за вредности работы. Во время показов киноустановка сильно нагревалась, отчего плёнка могла загореться и стать причиной пожара.

Ещё один проект, который «Мир» и Татаркино хотят сделать в этом году, — уличный кинофестиваль с показами в парках города: военные фильмы — в парке Победы, детские — в парке «Континент», ромкомы и комедии — на набережной Казанки. Главная проблема — в отсутствии оборудования сразу для нескольких площадок. Если «Мир» не решит её, фестиваль пройдёт в одном сквере — Аксёновском.

В 2014 году крупные производители заявили о завершении выпуска фильмов на плёнке. Сейчас самый распространённый формат записи — это DCP (Digital Cinema Package). Он представляет собой жёсткий диск (хард), для воспроизведения которого необходим цифровой ключ. Код действует строго в определённое дистрибьютором время. Вот почему кинотеатр не может показывать фильм в формате DCP когда ему захочется.

В прошлом году во время работ в сквере Аксёнова «Миру» слегка обновили фасад. Но этого недостаточно для кинотеатра, которому через три года исполняется 60 лет. То, что зарабатывает кинотеатр сейчас, уходит обратно в бюджет, поэтому «Мир» не может быть самостоятельным в вопросах ремонта. Кинотеатр попадает под действие федерального закона о госзакупках и не имеет права влиять на торги. Так, недавно «Миру» продали неподходящие кресла для зала: они оказались больше предыдущих, и теперь между рядами тесно.

— Когда мы говорим о реконструкции «Мира», люди думают, что легче его снести и построить новый кинотеатр, — рассказывает Александр Ишимов. По его подсчётам, для минимального обновления кинотеатра — ремонта устаревших коммуникаций и протекающей крыши — нужно девять миллионов рублей. Если мечтать о реорганизации пространства буфета-музея во второй небольшой кинозал — ещё пять миллионов. Этих средств хватит на то, чтобы продлить жизнь «Мира» на 20 лет.

«В мультиплексах нет этой атмосферы, там другие запахи и шумы. Потому нам хочется сохранить эстетику старого кинотеатра. А вообще мы немного сумасшедшие. Знаете, наша команда — как доктор Джекил и мистер Хайд: мы разные — по возрасту, кинопредпочтениям, но мы вместе, и это помогает двигаться вперёд».

Кинотеатр «Мир» — как герой ДиКаприо в «Выжившем» Иньярриту. Так дайте же ему «Оскар» (читай: новую жизнь).

Фото: Катя Огуречкина


Комментарии — 0
Войдите, чтобы добавить комментарий
ФейсбукВконтакте