Burger
«Люди приходят не за чем-то жизненно необходимым, это фан, развлечение»
опубликовано — 02.11
просмотры — 2644
logo

«Люди приходят не за чем-то жизненно необходимым, это фан, развлечение»

Организаторы фестивалей Open Space Market и Open Food Market Василь Бадреев и Юлия Турайханова — о том, почему на маркеты нужен платный вход и зачем туда ходят самые разные люди — от хипстеров до бизнесменов и домохозяек

Почему первый Open Food Market в Казани прошёл именно в конце августа и с какими сложностями вы столкнулись?

Василь Бадреев: Идея фестиваля была у нас давно. Во всех крупных городах, в том числе нестоличных, существуют подобные мероприятия в той или иной форме. На наших дизайнерских маркетах всегда представлены фуд-корты, которые также динамично развиваются. Это направление в какой-то момент стало достойно того, чтобы выделить его в отдельный фестиваль.

Если говорить о сложностях на этапах подготовки, то в Казани пока немного контента для таких фестивалей. Естественно, когда начинаешь что-то новое, сталкиваешься с одними и теми же проблемами. Например непонимание. Когда мы два с половиной года назад начинали работу над подготовкой дизайнерских маркетов, люди так же не понимали, что это за формат: выставка не выставка, тусовка, обучение или продажа. Потом поняли, что это комплекс всего и сразу, что это круто и весело.

Мы постарались привлечь тех участников, которых мы считаем достойными и надёжными, специально сделав ставку на профессионалов или полупрофессионалов. Именно поэтому мы сосредоточились на тех людях, которые уже имеют либо своё заведение, либо кулинарный или гастрономический стартап-проект.

Юля Турайханова: У нас многие кафе ещё не готовы хорошо работать на выезде: у них нет соответствующей техники, они не умеют работать вне помещений. Условно говоря, свою точку нужно презентовать. У ресторана есть презентация места — запах, атмосфера, интерьер, музыка и так далее. А на Food Market эту информацию нужно снова специально доносить до посетителей.

Насколько я понял, некоторые остались недовольны тем, что вход на Open Food Market был платным…

Василь: Вход у нас имеет символическую цену — 100 рублей для взрослых, 50 рублей для студентов и учащихся, для пенсионеров и детей дошкольного возраста вход бесплатный. Причём билет действовал два дня. Для сравнения: в Екатеринбурге на подобный фуд-фестиваль билет на один день стоит 300 рублей, а в Москве — 350 рублей.

Юля: Некоторым казалось, что если они заплатили 100 рублей, то абсолютно вся еда на маркете уже входит в стоимость. Это смешно и забавно, но люди никогда с этим не сталкивались, так что они не понимают, что происходит. Мы спокойно к этому относимся, потому что уверены, что рано или поздно это пройдёт.

Василь: Представьте бесплатный вход на такой фестиваль: нецелевая публика, зеваки, бабушки с тележками. Будет полный хаос и неразбериха.

С другой стороны, сами участники могли бы, наверное, больше заработать, если бы вход был бесплатным.

Василь: Думаю, они заработали бы меньше, поскольку на такой маркет не пойдёт наша целевая аудитория, которую может смутить вседозволенность в связи со свободным входом. Это уже пройденный этап для нас — мы прекрасно знаем, как это бывает.

Юля: Мы постарались сделать приятное и красивое место, чтобы люди смогли перекусить и пообщаться. То есть не просто встать у какого-то непонятного столика, а сесть под навес на соломенный пуф, за столик с цветами в вазе. Такие вещи невозможны при бесплатном входе. Многого мы бы потом просто недосчитались, скорее всего.

Как проходил отбор участников на Open Food Market?

Василь: Их пока не так много. Большую часть мы уже видели в деле на фуд-кортах, которые работали на Open Space Market. Появлялись, конечно, и новые участники. Некоторые из них действительно пока элементарно не могут рассчитать объём необходимой продукции. Это вопрос личной организации самих участников и в какой-то степени устроителей мероприятия, конечно. Мы старались максимально информировать участников обо всех нюансах в инфорассылках.

Для участников фуд-маркет оказался выгодным с точки зрения бизнеса?

Василь: В большинстве случаев они, конечно, окупили своё участие. Некоторые даже неплохо заработали — это, безусловно, те, кто умеет работать, а не ждёт у моря погоды, полагая, что посетители всё равно придут и всё купят.

Юля: Очень важен вопрос презентации на маркете. Я всегда говорю: когда вы приходите в «Ашан» за гречкой и курицей, вы все равно их найдёте и купите, даже если они будут в самом дальнем углу. Причина кроется в том, что вы пришли за конкретным товаром. Что же касается модели поведения покупателя на маркете, то здесь есть своя особенность: люди туда приходят не за чем-то жизненно необходимым, это некий фан, развлечение. Если на маркете у вас что-то лежит на столе, на это «что-то» никто не обратит внимания. Но если это видно, красиво, заметно, то люди на это клюют.

Были претенденты на участие в Open Food Market, которые не прошли отбор?

Василь: Некоторые видят в наших проектах прежде всего возможность наживы. По дизайнерским маркетам присылают заявки, бывает, даже увядающие магазины из торговых центров, которые понимают, что это хороший канал сбыта. Но у нас есть свои критерии, и мы, конечно, не возьмём какую-то сетевую или, наоборот, локальную, но всё равно неинтересную историю. Не для того всё это задумывалось.

На опыт каких стран или городов вы опирались?

Василь: Мы хотели создать и создаём собственную историю. Конечно, мы долго изучали вопрос продакшна и застройки. В вопросе приготовления еды очень важны эргономичность и удобство. Мы объездили много мероприятий и разработали свою уникальную модель.

На следующий год мы готовим уже большой фестиваль. Мы хотим организовать лекторий с кулинарными мастер-классами и маркетинговой составляющей ресторанного бизнеса, планируем привлечь крутых поваров. При всём уважении к нашим казанским фуд-стартаперам, нам есть чему поучиться, поэтому образовательную часть мы считаем очень нужной и важной. Open Food Market — это не только про вкусно поесть, но и интересно провести время.

Какие ключевые критерии популярности таких мероприятий?

Юля: Один из них — это актуальные СМИ.

Василь: Другой критерий — общественное мнение, которое складывается со временем. Условно говоря, если раньше мы были известны среди каких-то «приближённых-посвящённых» — модников, хипстеров, друзей и знакомых, то сейчас про нас знают вполне солидные дамы и господа. Или даже можно встретить, условно, каких-то слегка примоднённых «ребят с района», которые скажут, например: «Мы ходили на маркет на красивых девушек посмотреть». Ты понимаешь, что аудитория расширяется и людям, которые никогда такого не видели, начинает это нравиться.

Юля: Ещё один из критериев — наличие в городе неких нестандартных активностей. То есть появление каких-то баров и клубов со своей концепцией. Или чемпионат мира по водным видам спорта. У горожан появляется желание нестандартно провести время. Очень важный фактор заключается в том, что у людей не вызывает отторжения что-то для них непривычное.

Всё-таки основная идея Open Food Market заключается в продвижении брендов участников, развлекухе для горожан или зарабатывании денег для вас, организаторов?

Василь: Это комплекс всего перечисленного. В первую очередь это фан. Это ивент, который объединяет. Что такое еда? Это объединяющий фактор для очень многих людей. Я, например, наблюдал каких-то своих не слишком активных знакомых, бывших коллег, неожиданных, как мне казалось, персонажей. Open Food Market посетило очень много людей, которые до таких мероприятий обычно не доходят.

Почему?

Василь: Потому что поесть любят все! Тем более на свежем воздухе, в нетипичной атмосфере праздника и дружеского общения. Если брать наш Open Space Market, который летом прошёл на Чёрном озере, то там также был отдельный фуд-корт, и многие просто приезжали поесть бургеров или ещё чего-то. И даже возвращались потом.

Юля: В первую очередь у нас есть желание, чтобы люди по-другому взглянули на формат отдыха как такового. Я патриот своего города и считаю, что всё у нас достаточно хорошо развивается. Но если говорить о времяпрепровождении, то в этом есть провал.

Если у нас нет Универсиады и другого крупного мероприятия, то куда ходят люди? В торговые центры и кафе. Open Food Market и Open Space Market — это в первую очередь варианты досуга. Если бы у нас была цель только заработать деньги, то, наверное, мы бы выбрали способ попроще, потому что за всеми этими мероприятиями люди, к сожалению, не видят, какой это колоссальный, тяжёлый труд, психоэмоциональная нагрузка и как часто могут опускаться руки.

Василь: Безусловно, говорить, что это для нас не бизнес, было бы странно. Это и бизнес, и творчество, потому что одно без другого в данном случае невозможно.

«Одна из главных проблем, с которой мы столкнулись в своё время, заключалась в том, что с нами вообще некому поделиться опытом»

А если рассматривать эти два бренда как бизнес-модель, можно говорить, что она удачная, учитывая тот факт, что других подобных в Казани и Татарстане пока нет?

Василь: Это неплохая бизнес-модель в целом, но меня всегда забавляет вопрос: «А откуда тут деньги приходят?». Люди действительно не видят, как это происходит. Очевидно, что тут нет и быть не может каких-то сверхприбылей, не тот случай. Но всегда есть к чему стремиться.

Юля: С другой стороны, бывает противоположное мнение: «А какие тут затраты-то?». Во-первых, это мероприятие, как мы называем, мелких и средних расходов. И у Open Food Market, и у Open Space Market, как правило, нет пункта с серьёзной шестизначной цифрой.

Василь: Смета состоит, например, из сорока пунктов.

Юля: Одна из главных проблем, с которой мы столкнулись в своё время, заключалась в том, что с нами вообще некому поделиться опытом. Мы не можем приехать к организаторам в другой город и попросить рассказать, как у них всё устроено.

Василь: Никто и не расскажет, потому что все к этому ревностно относятся. Ну или предложат вам франшизу за не всегда оправданные деньги.

Юля: Это коммерческая тайна, и людей, которые понимают, как правильно организовать маркет, единицы. Поэтому ты всё постигаешь через свои ошибки. Это суперузкая специализация.

Часто ли посетители остаются недовольными?

Василь: Конечно, бывают какие-то люди, которые остаются чем-то недовольны. Но потом выясняется, что это «профессиональные» любители троллинга. Но таких полпроцента. В основной массе люди у нас все адекватные и открытые.

Юля: Мы знаем, что должно быть, чтобы людям было комфортно. Мы понимаем: если мы хотим, чтобы у нас продавалась одежда, у нас должны быть хорошие примерочные. Поэтому мы их берём в аренду, ставим зеркала и свет, а не так, как это бывает на некоторых маркетах в других городах, где примерочная из себя представляет просто занавеску.

Василь: Есть какой-то минимум, ниже которого нельзя опускаться, но некоторые считают, что можно сэкономить и на этом. Мы принципиально не экономим на каких-то качественных моментах.

Юля: Но с другой стороны, это та бизнес-модель, в которой нужно сначала разобраться и понять, как она работает. А добиться этого можно только в одном случае — когда ты сам начинаешь этим заниматься. Если говорить об успешной бизнес-модели, то есть факторы, которые не позволяют нам стать действительно успешными бизнесменами.

Какие?

Юля: Во-первых, отсутствие площадки, если говорить об Open Space Market. Нам задают вопрос: «Почему вы всегда меняете площадку?». На самом деле всё очень просто. У нас в городе нет специализированной площадки, которая была бы оборудована, достаточного размера, где были бы свет, парковка, подходящий пол и так далее.

А бывшие «Алафузовские мануфактуры», в которых летом проходили вечеринки?

Василь: Пока нет. Но надеюсь, что скоро ситуация может измениться в лучшую сторону. Вечеринки там классно, наверное, делать, но для маркетов нашего формата пока рановато, больше даже по техническим причинам. Место крутое. Я знаю, сколько энергии вкладывает в него почти вся семья Андрея Питулова. А свято место пусто не бывает. Все придёт со временем. Верю в это.

Экономическая ситуация в стране, как вы знаете, не сильно благоприятна для открытия сейчас своего дела. Почему, на ваш взгляд, несмотря на такое положение дел, в последние годы появился некий тренд на открытие фуд-траков, новых кофеен и так далее? Что-то поменялось?

Василь: Хороший вопрос. Мы тоже наблюдали кризисные явления, которые были в прошлом декабре.

Юля: Мы как раз делали маркет в ту неделю, когда был «чёрный вторник».

Василь: Конечно, потребительская активность была чуть ниже, но в целом продажи были неплохие. Я не финансовый аналитик и мне самому не всегда понятно, почему так происходит. Я думаю, что такой кризис — это, в том числе, процесс, который стимулирует малый бизнес, потому что люди меньше начинают покупать дорогие вещи. Они ищут альтернативу.

Юля: У нас был стимул: нельзя сидеть и ничего не делать. Наоборот, нужно двигаться вперёд в два раза быстрее.

Кризис — время для новых возможностей, да.

Юля: Именно. Конечно, в декабре был определённый спад продаж, летом стало лучше, а в сентябре мы вышли на тот уровень, который был до начала кризиса.

А если говорить только об Open Food Market?

Василь: Это же не очень дорогой сегмент. Спрос возрастает именно на средний сегмент, поэтому открываются мини-кофейни и так далее. Хуже обстоят дела с дорогими ресторанами и лучше — с кафе в среднем ценовом сегменте.

Как я понял, треть участников казанского Open Food Market пока не имеют собственных точек торговли. Вот они пришли, продали свою продукцию. Горожанам, к примеру, она понравилась. А дальше что? Получается, это некая рекламная акция, которая, в идеале, должна привлечь инвесторов?

Юля: Да, во всяком случае потенциальных посетителей. Например кофейня «Гудини». Когда-то она была у нас просто участником фуд-кортов, а потом открылась. Есть и другие примеры.

Василь: Наша участница Алла Марфина, например, которая открыла достаточно популярную кондитерскую Love Is Here, а сейчас — свою кулинарную студию. Это в любом случае стимулирующее мероприятие для всех участников, если не переходить на личности. Мы не идеализируем свою роль и не преувеличиваем свою значимость в продвижении отдельных трендов в городе, но очевидно, что наши маркеты массово приживляют какие-то новые течения.

Юля: У многих есть желание открыть что-то новое, но они пока не решаются.

«Мы лучше проведём маркет на парковке, чем в коридоре торгового центра»

Если говорить только об Open Space Market, есть ли у вас какая-то стратегия, что будет дальше?

Василь: Стратегия-то есть, но очень многое зависит именно от площадки. Это и процесс организации, и тематика мероприятия, и то, сколько участников мы подберём. Когда-то везёт больше, когда-то меньше. Но, к сожалению, у нас до сих пор нет удобной во всех смыслах площадки. Часто это очень большие вложения. На той же парковке около Luciano, где успешно прошёл последний Open Space Market, недостаточно своего света — мне пришлось вешать дополнительный, а это недёшево. Каждый раз нужны какие-то вложения.

Когда «Штаб» ещё не открылся, мы первые провели там мероприятие год назад. Мне тогда банально пришлось загрунтовать полы, чтобы не было бетонной пыли, плюс опять же вся электрика. На других площадках примерно та же история. Такие вложения бьют по карману.

Юля: Но мы лучше проведём маркет на парковке, чем в коридоре торгового центра. Важна атмосфера, а в банальном ТЦ она размывается. Или, если это торговый центр, — должно быть отдельное пространство.

А почему, на ваш взгляд, такие площадки до сих пор не появились?

Василь: Никто не решается это сделать, но я надеюсь и верю, что такие люди появятся. Есть несколько мест, про которые я пока мало что знаю, но теоретически там может что-то получиться. Но не быстро, потому что такие помещения требуют серьёзных вложений. Не каждый девелопер готов потратить десятки миллионов, чтобы мы там только маркеты проводили, условно говоря. Тут нужны системный подход и надёжные коммерческие «якоря».

В каждом городе худо-бедно есть какой-то лофт или современное выставочное пространство. Причём он хорошо монетизируется: ведь там можно проводить абсолютно разные по тематике мероприятия и реализовывать стационарные проекты.

Юля: Если говорить о планах, то мы их строили в конце прошлого года, но площадки вносят свои коррективы.

Меня печалит, что людей не пугает открытие очередного нового ресторана на одной улице, а вот открытие лофта пугает, потому что нет веры в то, что это будет коммерчески успешный проект. Хотя в подобных местах компания BMW, например, проводит свои презентации.

Виной всему стереотипы?

Василь: Не знаю даже. Да, наверное. Плюс наша некая ментальность, про которую часто говорят. Видимо, есть и такое. Я почти тридцать пять лет здесь живу и понимаю, что в Казани что-либо меняется очень медленно. Но всё же меняется. В последнее время побыстрее.

Никогда не верил в эту ментальность. Сколько, на ваш взгляд, должно пройти поколений, чтобы она изменилась? Вот сейчас поколение девяностых, моё поколение. Но меняется всё по-прежнему медленно.

Юля: Это постепенно происходит, но очень медленно. Если сравнить нынешнюю Казань и ту, которая была пять лет назад, то город очень сильно изменился в лучшую сторону. Но нам, конечно, хочется, чтобы это происходило быстрее, потому что в том же Екатеринбурге проходит множество различных мероприятий, где есть лофты и самые разные галереи и пространства.

Учитывая специфику вашей работы, не было ли у вас желания переехать в Москву, где различные фестивали более популярны?

Василь: Москва, можно сказать, мой второй родной город — я там жил и работал в нулевых, когда был журналистом. Многое связывает с ней. Вновь такого желания не было, поскольку хотелось сделать что-то такое здесь, в Казани. Даже на тот момент в Москве всё уже было, и стремиться к тому, чтобы дополнить эту картину, не имело смысла.

Юля: Москва суперперенасыщена мероприятиями. Там десятки, если не сотни маркетов, и делать что-то там нам было неинтересно. Казань — непаханое поле для творческой реализации. У нас всё понимают, нужно просто это правильно подавать. С другой стороны, я иногда думаю: если бы я с самого начала осознавала, какой это будет трудный путь, то, возможно, я бы на это не решилась. Изначально мы не думали, что будет настолько сложно.

В идеальном мире к чему должны вести подобные мероприятия? Какая идеальная модель в этом вопросе?

Василь: Идеальная модель — это мероприятие, которое приносило бы всем пользу и радость. Для участников это поиск своих клиентов и понимание того, как им действовать дальше. Для посетителей это радость, фан, потому что это хороший способ провести время. Очень много положительных моментов. Главное — научиться их видеть.

Юля: Мне очень важно создать некий толчок для творческой жизни в целом. Это имеет огромное значение для меня. Чтобы люди не боялись выглядеть необычно, чтобы они не боялись заниматься тем, что не делают другие. Я очень не люблю отношение людей, когда они думают, что вот это вот точно в Казани не пойдёт. Всё будет, но нужно работать.

Меня печалит, что люди, которые к нам приходят, хотят, чтобы всё было круто и бесплатно. Такого не бывает. Для того чтобы это было, иногда нужно заплатить сто рублей за вход и постараться сделать что-то самим. Поэтому для меня идеальная модель — это мероприятия, которые заставляют всё большее количество людей приходить к творчеству, делать что-то интересное и быть открытыми к новинкам.

Говоря о вашем увлечении, какая у вас мечта? Чего бы вы хотели добиться в этой области?

Василь: Моя мечта — сохранить правильный баланс. Чтобы всегда оставались азарт, вдохновение и я смог продолжить этим заниматься. Я достаточно долго был маркетологом, работая в инвестиционных проектах, связанных со строительством и производством, а потом вернулся к своим проектам и творческой работе только потому, что она приносит мне огромное удовольствие. Хотя это дико тяжело, но мечта — сделать так, чтобы это приносило удовольствие без проблем не только мне, но и людям. Отчасти она сбывается, просто много внешних факторов.

Юля: У меня есть своё видение мероприятий. Оно касается прежде всего участников. Я очень радуюсь, что в последнее время к нам всё больше приезжает участников из других городов. Это очень важное признание. Когда я понимаю, что они проделали большой путь, я всегда очень этому радуюсь. Моя мечта — сделать идеальный подбор участников. Тот, который я хотела бы видеть.

У нас в какой-то момент было видение, что мы делаем мероприятие, понятное как можно большему кругу людей. На последних фестивалях мы решили, что хотим показать людям именно своё видение: не пытаться угодить всем, а чтобы это было атмосферное мероприятие с очень чёткой концепцией. Мы сейчас к этому идём.

Василь: Мы не хотим быть общим местом в широком смысле этого словосочетания, иначе мы станем торговым центром. Наша основная миссия — показывать горожанам, открытым к новому, что-то действительно прогрессивное и свежее.

Фото: Даша Самойлова для Geometria