Burger
Новая кровь. Фотографы Рома Юрченко, Зуля Алиева и их зин о завсегдатаях Jam Bar
опубликовано — 26.07
просмотры — 2087
комментарии — 0
logo

Новая кровь. Фотографы Рома Юрченко, Зуля Алиева и их зин о завсегдатаях Jam Bar

Разглядываем микротиражный журнал о тех, кто «умеет не думать о проблемах», и узнаем значение слова «финессить»

«Инде» запускает рубрику «Новая кровь», в которой будет рассказывать о татарстанцах, которые пока не добились большого успеха, но уже делают что-то важное и интересное. Герои первого выпуска — фотограф Рома Юрченко и дизайнер Зуля Алиева с их микротиражным журналом о посетителях Jam Bar.


Фото: Зуля Алиева


Рома Юрченко

фотограф, парикмахер

24 года


Сделал фотозин Hot Midnight



Фотограф Зуля Алиева увидела мои снимки и показала мне паблик «Бумажки», который занимается раскруткой и продажей разных зинов со всей России. Я подумал: почему бы и не сделать свой? До этого я видел какие-то зины вроде «Россия без нас», но это не такой уж андеграунд, а в паблике был настоящий самопал. Простая бумага, безумное оформление, все очень дешево — то, что надо вообще. Не первый раз «ВКонтакте» играет важную роль в моей жизни — до этого я участвовал в выставках паблика Notré Utopié, объединяющего пленочных фотографов со всей России. В Москве выставку курировал Андрей Бартеньев, а работы у всех были очень разные, никакой общей темы — я, например, снимал локальные тусовки в Казани, а кто-то — горы Кавказа.

Недавно Антон Бут (владелец и арт-директор Jam Bar. — Прим. «Инде») попросил снять тусовку Golden Hits в «Джеме». Я подумал, что мне самому уже давно неинтересно смотреть простые фотоотчеты — нужна какая-то дополнительная ценность. Пленка таковой уже быть не может — в ней самой ничего интересного нет, ну пленка и пленка, все подряд могут так снимать, если деньги есть. Сначала все массово отошли от пленки, когда появилась цифра, потом пленка снова стала модной, а сейчас от нее снова все отказались, потому что цены выросли раза в два — с проявкой и сканированием выходит 600 рублей за 36 кадров. В Казани осталось мало мест с проявкой — я знаю всего два. В общем, я решил, что зин с интервью — это более основательный повод потратить деньги. У ребят из Jam Bar я спрашивал, что для них важно в этом месте, зачем они сюда ходят — всякие глупости, в общем, и они так же глупо отвечали, потому что все уже были пьяные. Но получилось прикольно.

Мы работали вместе с Зулей, делали все на коленке. Когда прослушивали диктофонные записи, очень смеялись — это почти как я сейчас говорю, но еще смешнее, потому что я-то сейчас трезвый.

Jam Bar для меня — это молодые люди, которые умеют веселиться и не думать о взрослых проблемах. Я больше нигде не видел, чтобы кто-то прыгал с балкона в толпу — и всем это было ок. Мне нравится фотограф Буги, снимавший в 1980−1990-е на зеркальный Pentax в диких районах Нью-Йорка типа Нижнего Ист-сайда всяких черных ребят, которые занимались темными делишками. Терся в опасной среде, в общем. В «Джеме» ничего опасного нет, но какой-то схожий вайб я чувствую. Вообще черная культура нам неожиданно оказалась близка, и в «Джеме» это заметно. Дальше мне хотелось бы отвлечься от темы «Джема», но продолжить документировать казанские сообщества и тусовки. Может быть, это будут и взрослые люди — для меня главное, чтобы у человека была хорошая история. Хочется, чтобы в городе появились и другие зиноделы — было бы здорово поработать вместе.


Зуля Алиева

фотограф, учится в НИУ ВШЭ

21 год

Выпускает самиздат-журналы



Я не видела, чтобы кто-то в Казани делал зины, а в Москве этим занимается буквально каждый второй мой знакомый, да и сама я уже выпустила несколько — правда, в основном по учебе. Я их не продаю, да и думаю, что вряд ли бы их кто-то купил — тема одного зина была «как люди относятся к аду» и там не было текста — только фотографии и рисунки. Я ничего против текста не имею, мне нравятся такие спонтанные интервью, как в Hot Midnight. Это не только смешно, но еще и мило. Нам кто-то рассказывал, что Summer of Haze — это не просто летняя дымка, а то, что заставляет слушать музыку. Одна девушка говорила, что какой-то трек у нее вызывает ощущение, будто она лежит на пляже. Мне понравились всякие необычные словечки — например «финессить». Я потом загуглила, и оказалось, что это значит «находиться между первым и вторым трипами». Я сама бываю в «Джеме» раз в год и не подозревала, что для людей это так много значит: каждый второй говорил, что Jam Bar — это его дом. Может быть, я стала слишком старая: где бы я ни бывала, мне может нравиться музыка или тусовка, но это не захватывает меня так сильно, как этих ребят.

Зин Hot Midnight будет продаваться на вечеринке в честь дня рождения Jam Bar, которая пройдет в конце августа

Фотографии: Настя Ярушкина


Комментарии — 0
Войдите, чтобы добавить комментарий
ФейсбукВконтакте