Burger
Старикам здесь место. Казанские коллекционеры ретромобилей — о своем увлечении
опубликовано — 31.08
просмотры — 2187
комментарии — 0
logo

Старикам здесь место. Казанские коллекционеры ретромобилей — о своем увлечении

«Ты выглядишь так несовременно рядом со мной»

В выходные в Казани прошел Международный фестиваль исторической техники — на автодром Kazan Ring со всей страны свезли олдскульные «форды», «мерседесы», «ГАЗы» и «бьюики». «Инде» пообщался с местными владельцами ретрокаров о том, сколько стоит их хобби, в чем плюс запаха бензина в салоне и как переделать «корейца» в старорежимную «волгу».


Александр Дорофеев, 43 года

Основатель Retro Club 311
Cadillac Eldorado 1976 года выпуска

Два года назад я попал на выставку ретро-автомобилей в Казани. Впечатления сильные: «волги», совсем как в детстве, стояли новенькие и блестели на солнце — как будто старая фотография ожила. С тех пор меня не покидала идея купить по-настоящему старый автомобиль в любом состоянии и самостоятельно его отреставрировать.

Увлечение недешевое — на этот Cadillac Eldorado ушло больше двух миллионов рублей, ремонт занял год. Конечно, с советскими автомобилями иметь дело дешевле, но мне нравятся «американцы» — они комфортные, большие, в них видны кропотливая работа и душа инженера.

Я сделал салон алым, вернул на место деревянные элементы и резьбу. Все детали заказываются из США — есть специализированные аналоги Avito, на котором обладатели старых машин распродают их по частям, потому что не хотят заниматься капитальным ремонтом. Что одному не нужно, то другому пригодится. Да, получается долго и дорого (часто доставка может стоить дороже деталей), но зато в моих машинах все родное. В плане механики в них нет ничего особенного — технологии старые, понятные, любой человек с прямыми руками справится.

Cadillac я подарил жене, ей нравится ездить на нем за город. Мы уже привыкли, что люди подходят и фотографируются на фоне. Поначалу было непривычно, а потом я понял, что это естественно — для того такой автомобиль и нужен, чтобы им восхищались.

Современные машины мне не нравятся, души в них нет. Раньше все машины были штучными, каждая со своими отличиями, а сейчас все автомобили конвейерные, как консервные банки.

Леонид Якимов, 29 лет

Строитель бассейнов
«ВАЗ-2101» 1979года

Тяга к ретро у меня с детства. Мы жили в поселке городского типа в Нурлатском районе, мне было лет десять, у меня не было прав, и я намывал чужие «копейки», чтобы в них прокатиться. Мне очень нравился их запах. Потом у меня у самого было три «волги»: 24-я 1978 года, 29-я 1988-го и 31-я 1999-го. Я обожаю «волги» — я даже состоял в клубах любителей этих машин и ездил со своей «3110» на выставки, хотя она была в среднем состоянии. А моя любимая российская ретро-машина — 24-я «волга» купе-кабриолет.

Моя 24-я была с обычным кузовом, а если бы была кабриолет и купе, никогда бы в жизни ее не продал. Я очень хочу такую машину, постоянно ищу эту модель на Avito. Недавно нашел одну, почти полностью восстановленную, но документы на нее не оформлены, а без документов она даже на дорогу не сможет выехать. Хотя можно, конечно, привезти ее на выставку на эвакуаторе. Еще одна 24-я есть в Нижнем Новгороде — с документами, по приемлемой цене, но нужно будет долго и затратно восстанавливать. Чтобы понимать порядок цен на ретро, на Avito можно купить абсолютно новую, нетронутую «копейку» за 800 тысяч. Я ездил на «восьмерке», 14-й, «волге-3110» и «газели» (сейчас у меня «тойота»). А в начале зимы я купил старые «жигули» и довольно быстро их восстановил. Я изначально не собирался покупать готовую машину: в этом случае нет никакой уверенности в том, что там все в порядке, — вдруг что-то недоработано, вдруг имеются скрытые дефекты? Когда делаешь сам, ставишь новые — ну, то есть не потрепанные, хорошо сохранившиеся — детали тех годов, заботишься о ходовой части, двигателе.

Самое важное, на что следует обращать внимание при покупке, — это кузов: он должен быть в хорошем состоянии. В СССР не делали оцинкованных кузовов, поэтому металл легче ржавеет и следить за ним надо очень внимательно: постоянно мыть, ни в коем случае не оставлять под дождем. В советских машинах ведь даже нет вентиляционных дыр, через которые вода должна уходить.

Восстанавливать кузов очень сложно. Сейчас делают хромирование пластиком (так называемое гальваническое хромирование), но такое покрытие не держится долго — поцарапать бок можно даже о ветку дерева. Металлическое хромирование гораздо лучше и ценится выше, но стоит дорого. Что касается цвета, свою машину я покрасил не в лак, как многие сейчас делают, а в акрил, как в старые времена. У любителей ретро это ценится. Хотя за машиной, окрашенной акрилом, нужен еще больший уход: никакой влаги, никаких солей и реагентов. Ездить на ней желательно только в сухую погоду.

Салон своих «жигулей» я практически не переделывал. И с колесами мне повезло — я нашел для них оригинальную резину. Запчастей для ретро-автомобилей просто нет в официальной продаже. Я имею в виду — новых, сохранившихся со времен СССР. Есть современные аналоги, и они, в принципе, подходят, но это не так интересно. Или есть аутентичные, но в плохом состоянии. Кто-то находит оригинальные запчасти у родственников и знакомых в гаражах, у кого-то такого ресурса нет — приходится покупать у каких-нибудь незнакомых дедушек. Кучу советских запчастей продают в Москве — скорее всего, предприимчивые люди просто ищут владельцев гаражей и, понимая, что ретро сейчас в моде, скупают у них запчасти, а потом перепродают втридорога. Например, недавно я звонил в Москву одному поставщику, который отправляет детали по всей России. У него гигантский склад — наверное, скупил пол-Москвы. За задний бампер для «жигулей» он просит от 12 тысяч рублей — у меня на «тойоту» с покраской обошелся бы во столько же, а тут просто железяка!

Машина — это история. Я хотел восстановить ее до полного сходства с оригиналом, поэтому был готов вкладываться, искал оригинальные запчасти. Пару раз я подвозил пожилых на своей машине, и они были счастливы даже не от того, что кто-то их бесплатно доставил до места, а от возможности посидеть в этом салоне, проникнуться ностальгией. А еще у меня есть потайная музыка: установка в бардачке, колонки под сиденьем, усилитель и сабвуфер в багажнике. К сожалению, я не успел поучаствовать в автопробеге 9 мая, потому что 7 мая отвез машину в сервис, чтобы устранить неисправности. Зато 10-го и 11 мая я ездил с открытыми окнами и с музыкой, посвященной Дню Победы. Было много взглядов и даже аплодисментов, а полицейские даже честь отдавали. Мне нравится радовать людей.

Амир Фаттахов, 42 года

Сдает в аренду автомобили для торжеств и деловых встреч
«ГАЗ-21» (переделан из KIA Opirus)

Открою страшную тайну: на самом деле эта «волга» — переделанный KIA Operus. Внутри все его, а снаружи стеклопластиковый корпус под «ГАЗ-21». Такой переработкой занимается мой друг Роберт Агзамов из Набережных Челнов. Это первый его такой экземпляр, он не делится своим ноу-хау. Я так понял, что весь трюк заключается в правильной геометрии — чем меньше ее переделываешь, тем качественнее результат.

Я купил машину до 2011 года — тогда она стоила чуть больше миллиона, теперь она будет стоить миллион четыреста. Стоимость ежегодного обслуживания я не могу назвать, потому что, например, я в прошлом году ничего не делал, а в этом уже запчастей на десятки тысяч сменил. Например, кто-то оленя с капота вырвал.

Я уже был связан с обслуживанием свадеб, когда решился взять ретрокар. Однажды Роберт дал мне черный «ГАЗ-21» — я сначала отнекивался, но потом согласился взять на время. В первые же часы ко мне подошли человек пять и начали интересоваться, что это такое и откуда. Если честно, мне такое внимание пришлось по душе. Теперь я наблюдаю это круглые сутки. Так получилось, что Роберт придумал классную тачку, но для себя, а я уже придумал, как ее подавать другим. У меня есть фуражка, как у таксиста, белые перчатки, галифе, кожаная куртка, как у Стейтема в «Неудержимых». Машина требует к себе соответственного отношения — я каждый день ее мою сам; на мойку возить боюсь — вдруг что-то сотрут или сломают. Из-за машины у меня изменился стиль одежды — например, шорты я себе не позволяю больше. На дороге не хамлю и не гоняю, нужно вести себя соответственно. Скажу честно, от внимания я устаю — на тебя все смотрят, и это не так-то просто выдержать.

Сначала я думал, что меня завалят заказами, но оказалось совсем не так. За пять лет ко мне обратилось около 400 пар молодоженов. Ретрокары нравятся многим, но с заказом люди не торопятся — боятся, что они недостаточно комфортные. Но недовольных после поездки пока еще не было. Вообще, увлечение ретрокарами — штука заразная, все время хочется еще одну тачку.

Антон Коптелев, 27 лет

Хозяин сервиса по ремонту ретро-автомобилей
Владелец «ГАЗ-21» «Волга» 3-й серии 1960 года и «ГАЗ-69» 1972 года

Я думаю, есть три категории людей. Первая — это те, кто ненавидит ретро-автомобили и не покупает их. Вторая — те, кто покупает старые машины, чтобы потом их перепродать, потому что они знают, что с годами такие автомобили растут в цене. И третья, особенная: люди, которым нравится восстанавливать машины в первоначальном виде. Я отношусь к ней. Мы хотим, чтобы история не увядала.

Я недолюбливаю старенький «АвтоВАЗ», потому что это слизанный FIAT. «Копейка», например, — это FIAT 124. Ну и сделана она не для человека — пока залезешь, ноги переломаешь. Но в целом я за российский автопром, хотя иногда приятно и на ретро американцев или немцев покататься. А лучшим произведением российского ретро я считаю «ЗИС-115» — это бронированный лимузин, на котором ездил Сталин. Машина весит очень много, но при этом хорошо разгоняется. Из иностранных мне больше всего нравятся Roll-Royce. Но, если честно, все раритеты, которым больше 50 лет, — это произведения искусства.

У меня у самого «ГАЗ-21» «Волга» и «ГАЗ-69». «Волга» неидеальная, я ее купил в этом году, сейчас делаю. «ГАЗ-69» — это такой российский джип-грузовичок, но, к сожалению, у него были проблемы с документами и мы его приспособили для офф-роуд (от англ. off-road — «бездорожье». — Прим. «Инде»). Семья моего увлечения не понимает, родители говорят: «Делай что хочешь, но помогать мы тебе не будем». Зато друзья помогают во всем. Ну и всем хочется прокатиться на легенде российского автопрома и кинематографа — это я сейчас про «ГАЗ-21». Когда я купил эту «волгу», двигатель оказался неродной — подходящий пришлось искать месяца два. Вообще в машине было много неродных деталей, поэтому сейчас я пытаюсь все переделать, чтобы участвовать в выставках. В принципе, на «ГАЗ-21» детали продаются до сих пор, потому что многие взаимозаменяемы с деталями современных автомобилей. Сложнее искать всякие элементы декора, хромированные ручки и значки — они называются шильдики. Например, оленя, который стоит на капоте у первых и вторых серий «волги», сейчас можно найти разве что на заводе и стоит он там 15 тысяч рублей. Но это новодел, он быстро облезает, потому что хромируют в наше время вообще по-другому. На авторынке на Амирхана оленей продают по семь тысяч, но я считаю, что это дорого — за эти деньги в отдельных случаях можно ретро-машину купить. Убитую, но восстанавливаемую.

Когда мне в сервис пригоняют машину, ее сначала полностью раздевают — вынимают весь салон и оставляют голое железо. После этого машина пескоструится: песок очищает всю ржавчину, снимает краску и шпаклевку до сверкающего металла. Потом там, где надо, мы подвариваем детали. Потом шпаклюем, грунтуем и красим — моторный отсек в последний момент. После этого ставится двигатель, потом — передние крылья. Потом собирается салон. Потом мы заводим машину, тестируем, выявляем недочеты. В зависимости от типа машины реставрация может занять до полугода. Но мы этим занимаемся не с целью наживы, хотя деньги зарабатываем хорошие, а ради удовольствия. Например, недавно к нам приехал дед на старой машине — он просто хотел, чтобы она выглядела прилично. Мы с него взяли по меркам реставрации очень маленькие деньги, подошли по-человечески. Потому что самое главное — это видеть довольное лицо заказчика и знать, что он тебя порекомендует знакомым. Сарафанное радио никто не отменял.

В наше время трудно найти хорошую «копейку», за которой внимательно и правильно ухаживают. Сейчас «копейки» любит молодежь из так называемой группы «боевая классика», но, на мой взгляд, они только уродуют машины. Настоящую «копейку» в заводской или хотя бы приближенной к заводской окраске можно найти только у дедов или у каких-нибудь бизнесменов, которые серьезно увлекаются ретро. Печально, что многие владельцы на выставках не всегда могут банально ответить на вопросы по уходу. У них автомобиль уже сто раз перекрашен, весь в слоях лака, полированный. Настоящие машины так не делаются.

Руслан Халиуллин, 34 года

Фотограф
«ГАЗ-24» 1968 года выпуска

О «волге» я мечтал с детства. Еще маленьким я любил на даче сесть в тележку и говорить, что это моя «волга» — тогда это была, наверное, самая популярная машина. Недавно задумался о том, что надо все-таки исполнить детскую мечту, — но, к сожалению, 21-й в хорошем состоянии не нашел, поэтому решил искать «ГАЗ-24». Машина мне досталась в хорошем состоянии, предыдущий владелец уже привел ее в порядок — взял ее за 240 тысяч.

«Волга» — надежная машина и практически не ломается: так, по мелочи — бачок с жидкостью для стекол лопнул, аккумулятор сел и так далее. Проблемы решаются быстро, потому что в нашем клубе владельцев ретрокаров принято помогать друг другу. Из постоянных вложений — заправка (в среднем на 500 рублей) и мойка (300 рублей). Езжу я аккуратно, потому что у ретромобилей проблемы со страховыми компаниями — непонятно, как оценивать ущерб.

Ретромобиль работает как машина времени — люди садятся и сразу начинают детство вспоминать: тут все родное, от звука двигателя до запаха салона. Жена уже привыкла, что в сезон я пропадаю на выходных. На ней она особо не ездит, говорит, что пахнет бензином. Она моложе меня и не застала эпоху советских автомобилей — а тогда так пахло во всех машинах. Конечно, какой бы красивой ни была машина, современному человеку водить ее не очень удобно — например, правое боковое зеркало стоит просто для симметрии, обзору оно мешает сильно. На ней сложно ездить, за ней сложно ухаживать, сложно найти запчасти — все так, но мне она нравится. Эта машина для души, а не для того, чтобы кому-то что-то доказывать.

леФотографии: Даша Самойлова, Регина Уразаева, Антон Малышев


Комментарии — 0
Войдите, чтобы добавить комментарий
ФейсбукВконтакте