Burger
Улучшенка. Интерьер в скандинавском стиле в кирпичной многоэтажке на Амирхана
опубликовано — 19.10
просмотры — 9454
logo

Улучшенка. Интерьер в скандинавском стиле в кирпичной многоэтажке на Амирхана

Белые обои, монохромная посуда и Pac-Man на кухонном фартуке

«Инде» продолжает рассказывать об отважных казанцах, одолевших гидру «бабушкиного» ремонта и одержавших победу в схватке с необустроенностью вторичной недвижимости. На этот раз героями рубрики «Улучшенка» стала супружеская пара — IT-специалист Булат Ханнанов и дизайнер Полина Михайлова, — превратившая двушку в кирпичном доме на Квартале в жилье, любую комнату которого можно смело телепортировать в «Икею» в качестве выставочного образца.


Дом по адресу: Амирхана, 21 относительно новый: первые жильцы заселились сюда в 2002 году. В доме пять подъездов, а число этажей варьируется от 11 до 14. Некоторые квартиры на последних этажах — двухэтажные (но такие есть не во всех подъездах). В вытянутых жилых секциях — по семь квартир, лестничные пролеты отделены от блока с лифтами и жилыми площадями. Цена четырехкомнатной двухэтажной квартиры (площадь 93,8 м²) — около 8,5 миллиона рублей. Двухкомнатная, как у Полины и Булата (площадь около 64 м²), сегодня стоит чуть больше 4 миллионов.

Полгода ожидания

Двухкомнатная квартира в 21-м доме по Амирхана принадлежала семье Полины с момента сдачи объекта — в 2002 году сюда по программе ликвидации ветхого жилья въехала ее бабушка. Спустя 10 лет бабушке захотелось быть ближе к детям — то есть к родителям Полины, — и она перебралась в соседний дом. Квартира досталась молодой семье с аккуратным, но морально устаревшим ремонтом: светлый линолеум, обои в цветок, которые с момента постройки дома ни разу не меняли.

— Мы думали, что поживем тут лет пять и съедем, поэтому изначально не планировали делать ремонт «на века» и пытались сэкономить на всем, — рассказывает Полина. — Но в итоге все равно превысили ожидаемые затраты — и по деньгам, и по времени.

Ремонт начали делать в сентябре. Перезалили неровный пол, снесли две стены: одна была на месте нынешней барной стойки и отделяла кухню от комнаты, вторая ограничивала прихожую (в итоге прихожая, кухня и комната составили единое пространство). Семья предпочла не нанимать универсальную бригаду ремонтников. Из соображений экономии на каждый вид сложных работ — окна, натяжные потолки, проводка электричества — искали оптимальных по соотношению цена / качество специалистов (например, человека, крошившего кувалдой межкомнатные стены, Полина с Булатом до сих пор поминают добрым словом и восхищенно называют «русский богатырь Павлик»). Руководил работами прораб, нанятый по знакомству.

Первый перенос сроков с пересмотром бюджета случился из-за выравнивания стен.

— По плану со стены между залом и спальней нужно было просто отбить штукатурку, чтобы в итоге в интерьере остался красивый белый кирпич, который мы вообще не планировали декорировать, — вспоминает Булат, — но когда мы увидели, что это за кирпич, поняли, что оставить его как есть не получится. Это не та ровная кладка «камушек к камушку», которую владельцы новых баров в исторических зданиях центра Казани делают фишкой интерьера. По стене было видно, что на строительстве дома экономили как могли. Еще мы заметили, что потолок у нас ниже, чем во многих многоэтажках, — есть теория, что если недоложить на каждом этаже по ряду кирпичей, на доме можно неплохо заработать.

В итоге на стены ушло около двух месяцев. Несущую покрыли гипсовыми фальш-кирпичами, которые потом покрасили белой краской, на остальные поклеили белые обои. Все отделочные материалы в квартире светлые и минималистичные: на полу в зоне кухни — крупная серо-белая плитка, в туалете и ванной — белоснежный кафель, в жилых зонах — бежевый ламинат. Почти все Булат закупал в «Мегастрое» и ОБИ.

— Мы сразу решили, что делать квартиру интересной будем с помощью декора, а не с помощью отделки, — объясняет Полина, автор идеи интерьера. — Вообще моя изначальная задумка — черно-белый скандинавский стиль. Это беспроигрышный вариант: если делаешь сложный дизайн с дорогими обоями, деревом и бетоном, риск получить на выходе не то, что хотел, гораздо выше.

В итоге единственный ремонтный наворот — выложенные черной плиткой на кухонном фартуке персонажи игры Pac-Man. Булат утверждает, что на задумку их с Полиной вдохновил эпизод сериала «Друзья», в котором герои приносят домой игровой автомат.

Прораба, в отличие от богатыря Павлика, в семье вспоминают скорее в негативном ключе.

— Он мог пропасть на несколько дней, — рассказывает Полина, — но это вообще классическая ситуация для любых ремонтников. Апогей был, когда нам установили кухню и я пришла посмотреть, как идут дела. Открыла один из шкафчиков, а там — его обувь и одежда. После этого мы вежливо попросили его покинуть помещение.

На ремонт ушло почти полгода вместо запланированных пары месяцев. Работа специалистов и стройматериалы обошлись примерно в миллион рублей вместо изначально заложенных 600 тысяч.

Хельмут Ньютон и падающие рога

Всю мебель, светильники и текстиль Полина и Булат покупали в «Икее». Единственное исключение — самодельная барная стойка: основание состоит из двух высоких кирпичных столбов, закрытых гипсокартоном, а поверхность переделана из икеевской столешницы.

— Конечно, сейчас я хочу большой стол с кучей стульев, вокруг которого можно было бы по-семейному собираться и есть из красивой посуды, — рассуждает Полина, — но пять лет назад у нас была потребность проживать жизнь быстро и устраивать шумные вечеринки, поэтому барная стойка казалась крутым решением.

Основа декора квартиры — настенные постеры и фотографии в рамках: несколько снимков Энни Лейбовиц, несколько обнаженных натур Хельмута Ньютона, плакат издательства «Татлин» с работами архитектора Константина Мельникова. Полина — основатель дизайн-студии 500na700, так что в квартире много постеров ее собственного производства. Из других ярких деталей — объемные металлические многогранники на занавесках, гипсовый волк, обвешанный ожерельями казанского бренда Che.Ta, в коридоре и картина Татьяны Лярсон «Полет в Англию» в спальне.

— После переезда мы несколько раз пытались повесить в прихожей крашеные рога лося, но они постоянно падали, и мы оставили их в покое. Сейчас я думаю, что это, вероятно, было к лучшему, — смеется Полина.

Мантры за стеной и телепортация в центр

Почти два года назад у Полины и Булата родился сын Чингис.

— До того момента меня в нашем доме устраивало почти все, — говорит Полина. — Да, нас топили соседи из-за проблем с трубопроводом (несмотря на то что дом новый, коммуникации тут так себе) и да, тут ужасный подъезд и двор, но раньше я не обращала на это особого внимания. До рождения ребенка мы вставали утром, открывали глаза, пили кофе, а просыпались фактически только в машине по дороге на работу. Вечером возвращались поздно, с соседями почти не сталкивались. Но когда я впервые вышла из подъезда с коляской, почувствовала весь тлен происходящего.

На Амирхана, 21 нет пандусов, во дворе потрескался тротуар. Домом занимается управляющая компания «Уютный дом», но, по словам Булата, добиться ответа на жалобу от ее сотрудников практически невозможно — однажды жильцы сами скидывались на асфальт инициативной группе, которая наняла бетономешалку и пригласила рабочих.

— Когда мы только переехали, в подъезде не было абсолютно никакого ремонта, УК, как обычно, бездействовала, и я обратился в проект «РосЖКХ», — вспоминает Булат. — Через три-четыре месяца ситуацию исправили.

Еще в процессе ремонта выяснилась странная особенность планировки квартиры: толстая несущая стена разделяет спальню и зал, а вот межквартирная стена — гипсокартонная, то есть звукоизоляция в жилом блоке минимальная. Спальня Полины и Булата граничит со спальней соседей.

— Если бы мы знали об этом с самого начала, попытались бы сделать стену толще на этапе ремонта, но нам даже в голову не пришло, что такое бывает, — говорит Полина. — До того как появился Чингис, наш сосед мог проснуться в четыре утра и включить индийские мантры на полную громкость. Потом он съехал, и туда заехала многодетная семья — как-то сосед встретил меня в подъезде и стал отчитывать за то, что мой сын плачет по ночам (по его словам, ни один из его четверых детей так себя не вел). В общем, главный ремонтный урок: в следующий раз перед тем, как куда-то переехать, мы очень тщательно изучим все, что происходит в доме и вокруг него. Если бы эту квартиру можно было телепортировать в центр, мы бы с удовольствием это сделали.

Фотографии: Регина Уразаева, domofoto.ru