Burger
Организаторы фестиваля Kursiv Тимур Башаров и Парвиз Ниязмухамедов: «Если надо, будут ковер и канделябры»
опубликовано — 21.11
просмотры — 3266
logo

Организаторы фестиваля Kursiv Тимур Башаров и Парвиз Ниязмухамедов: «Если надо, будут ковер и канделябры»

Как участники команды «Боли» и Faces & Laces собираются менять культурный ландшафт Казани

В начале декабря в Казани пройдет фестиваль новой культуры Kursiv, в рамках которого покажут дебют Алисы Хазановой «Осколки», откроют выставку участницы группы «Провмыза», художницы Сары Кульман и проведут концерт французского дарк-джазового коллектива Dale Cooper Quartet & The Dictaphones. «Инде» узнал, что за команда врывается в культурную жизнь Казани, сколько мероприятий будет до конца года и кто поддерживает Kursiv.



Тимур Башаров

Сооснователь московских клубов Ypsilon и «Дич», соорганизатор фестиваля «Боль», промоутер

Парвиз Ниязмухамедов

Сопродюсер крупных проектов современного искусства и городских фестивалей в Москве: «Варочный цех», Boiler Room, Faces & Laces, «Ласточка» и других



Как появилась идея «Курсива»?

Парвиз Ниязмухамедов: В какой-то момент у нас появилась идея общегородского фестиваля, проходящего на разных площадках — привязки к конкретному городу не было, но, конечно, в первую очередь мы думали о Москве. Этим летом мы оказались в Казани и неожиданно для себя поняли, что вот оно — то самое место, где нужно это сделать. Мы увидели, что город готов к новым культурным развлечениям — здесь очень большой потенциал у такой деятельности. В Москве большой фестиваль потребовал бы колоссальных ресурсов — на сопоставимое масштабу города событие ушло бы очень много денег: техническое обеспечение, охрана, реклама и так далее.

Тимур Башаров: Мы захотели сделать мероприятие для определенной тусовки, которая прежде не была в Татарстане. Довольно грустно, что многие люди в России еще не были в Казани, замыкаясь в культурной жизни своего города. В Казани большой туристический поток из Москвы и других городов, но эти люди в основном приезжают посмотреть какие-то базовые достопримечательности — Кремль, Кул-Шариф. Хотелось бы, чтобы туризм вышел на новый уровень, когда ты приезжаешь в город и можешь сходить на какое-то интересное событие.

Как это было с середины нулевых с Питером и фестивалем SKIF (Международный музыкальный фестиваль им. Сергея Курехина, с 1998 года проходящий в Санкт-Петербурге и неизменно представляющий современных авангардистов и экспериментаторов наряду с культовыми артистами прошлого. — Прим. «Инде»)?

Башаров: Да, очень близко к этому. СКИФ для нас вообще сыграл большую роль — можно сказать, что это такой наш ментор из прошлого (особенно из времен, когда там выступали Psychic TV и Swans). Как промоутерам нам интересен выход из зоны комфорта, поэтому мы хотим попробовать силы в регионах. Это сложный проект сразу по нескольким фронтам — от денежного, так как мы вкладываем свои средства в надежде на обретение партнеров в будущем, — до логистического. Но самая главная история для нас — это построить новый маршрут путешествия по России для людей, интересующихся современной культурой.

К слову о логистике: чтобы ваши мероприятия были интересны жителям Москвы, они должны быть уникальны. Но если вы привозите зарубежных артистов только в Казань, то вы упускаете возможность заработать на концертах в других городах или разделить расходы с другими промоутерами. Такое мероприятие вряд ли будет рентабельным. Как будете выходить из ситуации?

Башаров: В рамках первой сессии у нас два эксклюзива: показ «Осколков» Алисы Хазановой и выставка Сары Кульман. Да, наша концертная часть — Dale Cooper and the Dictaphones — безусловно не является чем-то новым для московской публики, музыканты уже не раз приезжали в Россию. Но в Казани привозы такого уровня случаются нечасто, а учитывая, что выступление пройдет в художественном училище, это будет событие довольно уникальное. Изначально мы хотели привезти певицу Анну фон Хауссвольф (как раз со СКИФа), но, к сожалению, она не захотела ехать куда-то дальше Санкт-Петербурга. Мы не оставляем, впрочем, надежду организовать ей концерт в будущем.

У нас уже есть идеи эксклюзивов для следующих сессий, чтобы замотивировать москвичей и питерцев посетить Казань. Тут и помимо нас есть масса любопытных событий, много тусовок, здесь людям интересны музыка и искусство. Мы видим, как присутствие казанских групп и диджеев становится все более заметным — взять недавний шоукейс казанской электроники в «Плутоне». Мне кажется важным показать эту среду другим людям и, быть может, подтолкнуть таким образом их к неожиданным коллаборациям.

Как устроен фестиваль?

Ниязмухамедов: У каждой сессии есть своя тема — из академического поля или как-то с ним связанная, но при этом понятная широкому кругу людей, а не только кураторам и философам. Первая тема из области психоанализа: «Оборот повседневности» — это метафора твоего клона, двойника. Кино, выставка и концерт раскрывают тему с разных сторон. Например, дарк-джаз Dale Cooper Quartet & The Dictaphones содержит прямые отсылки к Бадаламенти и Линчу, которые плотнейше работали с темой двойничества. Фильм Алисы Хазановой — это римейк «Прошлым летом в Мариенбаде». Его очень легко заспойлерить, поэтому просто скажу, что в основе фильма — метафора повторения ежедневных действий и поступков. Что касается Сары Кульман, то она работает в поле постдиджитал-искусства. Не знаю, как в Казани обстоят дела с этим направлением, но сейчас это самое трендовое явление в глобальном искусстве: в главных номинациях мировых премий выигрывают постдиджитал-художники. Это искусство тесно связано с интернетом, даже изначально называлось постинтернет-искусством, но постепенно критики остановились на формулировке «постцифровое искусство», которую посчитали более точной. Кульман изучает процессы экономики и технологического прогресса, с которыми мы имеем дело каждый день, раскрывая их через жанр визуальной журналистики.

Вам не кажется, что место действия накладывает отпечаток на требования к мероприятию? В Казани нужно соответствовать очень конкретной планке по качеству звука, света, удобства, доступности места и так далее. Кажется, что Казань в плане запросов ближе к Стамбулу, где в андеграундных клубах можно встретить ковер и канделябры, чем к Москве. Здесь сложно представить что-то похожее на московскую «Камчатку» — рюмочную, где гремит Аллегрова, продаются бутерброды со шпротами за сорок рублей, дешевая водка и при этом повсюду бородачи в красных шапочках и их модные подруги.

Башаров: Не могу не отметить, что сейчас качественнее всего с аудиторией, артистами, спонсорами мероприятий работают в Санкт-Петербурге. Что касается Казани, соглашусь со всем сказанным. Но мы же делаем мероприятия не вслепую — мы ставим себе цель сделать что-то подходящее под ментальность казанцев. Да, в Москве ты можешь сидеть в баре в куртке и шапке, а в Казани тебя попросят снять верхнюю одежду. Это не хорошо и не плохо — так принято. Поэтому мы понимаем, что в Казани нужно будет позаботиться о хорошем гардеробе и ряде других непростых мелочей, из которых у людей складывается впечатление о событии. Но это и делает подготовку мероприятия интересной: не все упирается в хорошего лайн-менеджера, собирающего сильный состав артистов, который сам по себе как магнит притянет людей. Важно, чтобы людям было комфортно, а навязывать кому-то чужие порядки я считаю глубоко неправильным. Целевая аудитория наших сессий, напомню, не только казанцы, и нам кажется важным показать гостям города, как люди здесь ходят на концерты, как это принято тут.

Ниязмухамедов: Специфика есть, она абсолютно понятна и ничего плохого я в ней не вижу. Да, нужно адаптировать форму под местные запросы, но самое главное, что контент для этой аудитории будет абсолютно новый. Если надо, будут ковер и канделябры, но с такими спикерами и артистами, которых эти ковры и канделябры никогда не видели.

Башаров: Возвращаясь к Стамбулу — если выяснится, что в Казани сложится такая же сцена психоделического рока, как в Турции, я буду счастлив.

Ниязмухамедов: В Стамбуле еще минимал-техно мощное!

В пресс-релизе «Курсива» написано, что вы проведете в Казани до шести сессий фестиваля. А сколько точно?

Ниязмухамедов: Пока сложно сказать. Мы планируем, что наши сессии из трех мероприятий будут происходить раз в полтора-два месяца в течение года. Мы надеемся, что все будет круто, но если вдруг что-то будет не получаться или это окажется внезапно никому не нужно, то мы насильно впихивать ничего не будем и пересмотрим наши планы.

...Фестиваль «Структурность» (легендарный московский фестиваль, проходивший в заброшенных цехах, галереях, ботаническом саду, электричке и других удивительных местах. — Прим. «Инде») был так устроен.

Башаров: Да, но «Структурность» была более музыкальной и маргинальной, так скажем. Хотя я с большим уважением к ней отношусь и даже принимал участие в организации. Но в рамках «Курсива» мы хотим еще и показать зрителю новые площадки. Мы как раз сейчас их ищем, и я могу сказать, что для нас это на данный момент самая интересная задача.

Сложно организовывать фестиваль дистанционно?

Башаров: Мы не все будем делать самостоятельно, только некоторые вещи — например, на нас целиком лежит разведка площадок. Мы абсолютно точно наберем казанскую команду, которая будет решать самые разные задачи. У нас нет такого: привезем своих, сделаем все сами, уедем и до свидания.

Ниязмухамедов: Да, для нас очень важно взаимодействовать с местными продюсерами, дизайнерами, менеджерами, журналистами и с теми, кто еще только готовится к выбору профессиональной деятельности.

В пресс-релизе сказано, что фестиваль поддерживает мэрия Казани. В чем заключается эта поддержка?

Ниязмухамедов: Это просто партнерство. Например, у нас есть партнер КХУ имени Фешина — они дают нам здание.

Башаров: Что касается мэрии, мы отправляли им концепцию фестиваля на согласование. Мы все делаем на собственные деньги, но нам было важно заручиться поддержкой.

Ниязмухамедов: Мы знаем, что все крупные мероприятия в городе согласуются с мэрией, вот и решили им рассказать об этом первыми. Потому что в местном контексте это важно.

То есть это не значит, что они вас финансируют?

Башаров: Нет, конечно, пока об этом речи не идет. Во-первых, мы еще ничего не провели — сложно на основании одной концепции о чем-то кого-то просить, а наши московские достижения здесь мало что говорят людям. Ну и, ко всему прочему, мы же хотим делать коммерческий фестиваль.

Ниязмухамедов: Ну, кстати, не совсем. У нас во всех сессиях будет одно бесплатное мероприятие.

А Министерство туризма вас поддерживает?

Ниязмухамедов: Нет. Мы сотрудничаем только с Департаментом туризма Казани — он поможет с базовыми вещами типа трансфера до гостиницы, расклейки афиш, доступа к СМИ, льгот по размещению. Как будет дальше — пока не знаю. Если наш проект будет работать на имидж города, надеюсь, в чиновниках проснется больший интерес.

Собираетесь ли вы делить культурную территорию Казани со «Сменой» или другими институциями?

Ниязмухамедов: Мы, наоборот, выступаем за то, чтобы стирать границы и выходить за пределы не только территорий, но и самого мировоззрения, диктующего конкуренцию. Необязательно думать о соседе как о сопернике, наоборот, надо пригласить его на свое мероприятие. Тем более, мы считаем, что раз уж мы сами сюда пришли, то надо со всеми дружить. Культурная территория не имеет границ. Это не тот ресурс, который можно делить: люди всегда будут рады еще чаще ходить в «Смену» или в ГМИИ, надо только найти новые поводы и предложить им их.

Первая сессия фестиваля Kursiv пройдет 2-го и 3 декабря в КХУ им. Фешина (выставка и концерт) и кинотеатре «Мир» (кинопоказ)

Подробнее о мероприятии