Burger
Дом с историей. Как живется в «Гринвиче» на Патриса Лумумбы
опубликовано — 08.11.2018
logo

Дом с историей. Как живется в «Гринвиче» на Патриса Лумумбы

Консьерж-сервис, парковочное место за 800 тысяч и мобильное приложение управляющей компании

Территорию старого казанского аэропорта начали застраивать в начале нулевых. Сегодня на его месте расположены новый ипподром, жилой комплекс «XXI век», торговые центры «Мега» и Castorama, а рядом с гаражным кооперативом «Аэропорт» — жилой дом «Гринвич». В новом выпуске рубрики «Дом с историей» «Инде» рассказывает о жизни и быте в стеклянно-стальной десятиэтажке бизнес-класса, которая кажется крошкой на фоне первого казанского небоскреба «Лазурные небеса».



«Гринвич»

Адрес:

ул. П. Лумумбы, 50

Постройка:

2014 год

Застройщик:

«КамаСтройИнвест»

Жилье:

49 квартир

Высота:

10 этажей

Стоимость квадратного метра:

100 789126 179 ₽

В доме:

кафе «Вино и кухня», магазин «Мир ковров»

Рядом с домом:

Казанский ипподром, администрация Советского района, Военный комиссариат Республики Татарстан, здание старого аэропорта, жилые комплексы «Лазурные небеса», «АртСити» и «XXI век», Казанский приход Святого апостола Андрея

Модернизм и хай-тек в спальном районе Казани

«Гринвич» в 2014 году построила компания «КамаСтройИнвест». 10-этажный дом бизнес-класса назвали по имени престижного района Лондона. По задумке архитекторов, к Англии отсылают лаконичный дизайн здания, а также материалы отделки его фасада: темный клинкерный кирпич, деревянные ламинированные панели и декоративные металлические каркасы. В холле дома изображен «Катти Сарк» — чайный клипер (быстроходное парусное судно для доставки чайного листа. — Прим. «Инде») 1869 года постройки, стоящий в сухом доке в лондонском Гринвиче. За дизайн внутреннего пространства дома отвечала казанская студия Office De Architects — она же занималась интерьером служебной зоны и зон отдыха «Меги», а также проектировала кафе «АндерСон» (ныне «Густав Кафо») в парке Горького.

На каждой лестничной площадке со второго по восьмой этаж — семь 1−3-комнатных квартир площадью от 42 до 120 квадратов. Два верхних этажа дома занимают пять квартир с панорамным остеклением. В квартирах установлены тройные стеклопакеты — чтобы повысить энергоэффективность дома, уменьшить теплопотери и повысить шумоизоляцию. На подземную парковку, состоящую из 51 машино-места, ведут два лифта фирмы Kone: грузовой и пассажирский.

В 2014 году «Гринвич» стал призером московской премии в области жилой городской недвижимости Urban Awards в номинации «Лучший региональный жилой комплекс».

Ольга Блатова

архитектор, дизайнер, руководитель дизайн-бюро Volga

«Гринвич» выгодно выделяется на фоне других жилых комплексов города нетипичным для современной жилой застройки качеством и продуманностью. Фасад здания выполнен в стилистике модернизма с элементами хай-тека. С одной стороны, он показывает бережное отношение застройщика к эстетике архитектуры, а с другой — не давит обилием нелепых решений, архитектуры ради архитектуры.

Оценивать дом стоит с точки зрения не только внешнего вида, но и инфраструктуры для жителей: парковки, заездов, детской площадки, озеленения. Территория «Гринвича» небольшая, но хорошо организована, и это отличает его от соседней стеклянной высотки «Лазурные небеса». Вероятно, по задумке застройщиков, «Лазурные небеса» и «Гринвич» должны работать как портал в район новой застройки. В комплексе два стеклянных объема смотрятся действительно неплохо, но 37-этажная высотка «раздавила» уют улицы, комплекс старого аэропорта совершенно потерялся. Возможно, дело в чрезмерно высокой этажности, непропорциональной этому району города.

«Гринвич» — здание немалой этажности. Но благодаря своим пропорциям и легкой остекленной архитектуре фасада оно удивительно хорошо вписалось в существующую двух-, трехэтажную застройку — я говорю о невысоких сталинках между улицами Гвардейская и Искра. А большая площадь перед зданием администрации Советского района — на мой взгляд, удачный буфер между архитектурой прошлого и будущего.

Не могу сказать, что «Гринвич» — прекрасный пример современной архитектуры, но вполне качественной для Казани — точно. Я считаю, что в целом застройщики города могли быть и посмелее в решениях. Приятно, когда у зданий появляются неожиданные детали — например угловые деревянные колонны в «Вишневом саду» на Муштари. Такие решения не требуют безумных дополнительных вложений, но позволяют, прежде всего, потенциальному покупателю запомнить здание и выделить его среди других.

Самостоятельные счетчики и праздники от управляющей компании

Юлия и Алексей переехали в «Гринвич» из жилого комплекса «Магеллан» на улице Сибгата Хакима в 2016 году. В течение полутора лет супруги снимали здесь жилье.

— Изначально нас привлек внешний вид дома — он классный, особенно для этого района. Понравилась и сама квартира: ремонт, планировка, площадь 100 квадратов, — вспоминает Юлия.

Перед рождением дочери семейная пара решила приобрести собственную квартиру. Супруги рассматривали вариант в другом доме того же застройщика — Kalinina House, но отказались от него: семья планировала заехать в новое жилье прошлым летом, а жилой комплекс на Калинина сдавали только в декабре. В итоге Юлия и Алексей купили соседнюю со съемной квартиру в «Гринвиче».

— За нашей будущей квартирой мы следили почти год, — рассказывает Алексей. — Изначально она стоила других денег. Когда квартира подешевела на несколько миллионов, мы решили ее посмотреть. Готовый ремонт был одним из главных условий покупки. Нам понравился интерьер в стиле современной классики, выполненный из дорогих материалов: на стенах — итальянские обои под заказ, в комнатах — дизайнерская мебель. Мы уже знали всю инфраструктуру дома и решили купить жилье в «Гринвиче».

Нынешняя квартира Алексея и Юлии занимает 100 квадратных метров. Это кухня, совмещенная с гостиной, спальня, детская и свободная комната, которую семья использует для сушки и глажки белья. Из окон открывается вид на улицу Патриса Лумумбы с оживленным автомобильным движением и стройкой, и это, по мнению героя, единственный минус квартиры.

— Из плюсов — высокие потолки, детская комната и спальня находятся на солнечной стороне дома. Гостиная, наоборот, затемненная, что тоже хорошо.

Летом за коммунальные услуги семья платит 5−7 тысяч рублей, зимой — 10−12. Жильцам не нужно снимать показания: приборы сами отправляют данные в управляющую компанию. В здании установлены камеры видеонаблюдения, в холле жителей встречает консьерж, под домом — паркинг. Для велосипедистов летом у дома ставят велопарковки. Мусоропровода в «Гринвиче» нет, контейнеры для раздельного сбора отходов стоят за домом. Ухаживает за зданием управляющая компания «КамаСтройИнвест», она же следит за другими жилыми комплексами застройщика.

— К управляющей компании вопросов нет. В доме очень чистый подъезд — вообще не видел там грязи, — рассказывает Алексей. — Возникающие проблемы мы решаем в чате в мессенджере. Управляющая компания дает очень быстрый фидбэк. Однажды между этажами не горел свет. Я написал об этом вечером — утром рабочие заменили лампы. Ежемесячно 15-го числа консьерж раздает счета. Если кто-то забывает их оплатить, управляющая компания об этом напоминает. Она же проводит бесплатные детские праздники — например, на Новый год приходили Дед Мороз со Снегурочкой.

Жильцы дома тоже общаются в отдельном чате в мессенджере. По словам Алексея, в «Гринвиче» живут «адекватные люди с доходом выше среднего»: описать контингент иначе сложно — слишком разношерстный.

— В основном соседи обсуждают в чате проблемы, но иногда, по праздникам, приглашают друг друга в гости. По большей части у жителей возникают вопросы с парковкой у дома. Мы соседствуем с кафе. С одной стороны, это плюс — можно в любое время спуститься покушать или попросить доставить еду. С другой, минус — машины клиентов кафе занимают все пространство перед домом. В чате могут попросить соседей не шуметь, но это бывает крайне редко — дом не конфликтный. Впрочем, отношения между жильцами достаточно холодные. Мы общаемся с семейной парой, у которой когда-то арендовали квартиру, но в формате «здравствуйте — до свидания», не более.

За продуктами семья ездит в «Бахетле», самое необходимое можно купить в «Пятерочке» и «Фасоли». Из кафе неподалеку — «Макдоналдс» в 10 минутах ходьбы и «Вино и кухня» на первом этаже дома.

Минус «Гринвича», по мнению Алексея, — отсутствие ограждения домовой территории.

— Я всем доволен: управляющая компания хорошая, застройщик хороший. Но единственное, что напрягает, — нет шлагбаума: жители соседних комплексов «XXI век» и «АртСити» ставят машины у нашего дома.

Приветливые консьержи и вожделенный шлагбаум

До переезда в «Гринвич» пенсионерка Асия С. со своим супругом в течение полутора лет поисков квартиры жили в отеле «Корстон». Пара мечтала о красивом, современном, удобном доме с подземной парковкой и без газового отопления — из соображений безопасности: большую часть времени супруги проводят в Москве.

— Мы рассматривали варианты жилья на Космодемьянской, Горького, Шмидта. Много квартир было в «Ренессансе» на Касаткина, но они в два раза дороже [чем в «Гринвиче»]. На Гоголя и Тельмана по этой же цене продавали квартиры без ремонта. В двухэтажных элитных домах на Достоевского были квартиры по 120 квадратов — продолговатые, как футбольное поле, и без парковки. Полтора года я смотрела квартиры и поняла, что лучше [квартиры в «Гринвиче»] за эту цену не найду.

В марте прошлого года супруги переехали в квартиру площадью 99 квадратных метров — с двумя спальнями, гостиной, кухней, двумя совмещенными санузлами и маленькой гардеробной. Все окна выходят на улицу Патриса Лумумбы, кроме двух — они смотрят на проспект Камалеева.

— Мне нравится, что спальни расположены в дальней части квартиры и есть два санузла: большой и маленький. В квартире высокие потолки, около трех метров. В зале два огромных окна. Хоть они не панорамные, как на террасе, в комнате очень светло, — рассказывает женщина. — Квартира шумная, и это единственный ее недостаток. Поэтому мы установили вторые пластиковые рамы: стало теплее и тише. Ремонт остался от предыдущего хозяина, мы купили только мебель.

Ежемесячно семейная пара платит за квартиру от 8 до 10 тысяч рублей. В эту сумму входят плата за коммунальные услуги, услуги консьержа, домофон и видеонаблюдение. Обратиться в управляющую компанию и посмотреть показания счетчиков можно в мобильном приложении.

На подземную парковку дома можно спуститься на лифте с любого этажа дома, что героиня считает удобным. Но место на паркинге есть не у всех жильцов, и они оставляют машины на площади перед домом.

— Дом не огорожен, поэтому свободное место для машин бывает не всегда. На первом этаже работает кафе [«Вино и кухня»]. В обед, с 12:00 до 15:00, пока люди приезжают на бизнес-ланч, парковка занята, — рассказывает жительница. — За домом находится общество собаководов (Федерация спортивно-прикладного собаководства Республики Татарстан. — Прим. «Инде»). Вероятно, шлагбаум не устанавливают из-за них, туда приезжает много машин.

Женщина признается, что не знает соседей по дому, кроме врача, живущего рядом. Но отмечает, что в «Гринвиче» живет много молодых семей с маленькими детьми. Несмотря на элитный уровень жилья, в соседском сообществе те же проблемы, что и в обычных домах.

— Кто-то курит на общественном балконе. Кто-то пилит доски в коридоре во время ремонта: мусор и опилки разносят по дому. Однажды кто-то вынес мусор в коридор и оставил у двери, но мы с соседями тут же высказали недовольство, и больше никто так не делает. Жильцов с собачками мы просим выходить на прогулку с пакетами и убирать [за животными].

На первом этаже дома работают кафе и магазин, но они не мешают жительнице. По словам Асии С., в квартире нет ни посторонних запахов, ни шума, а руководитель кафе посещает каждое собрание жильцов.

— [Кафе на первом этаже дома] — это очень удобно: если готовить не хочется, мы с гостями встречаемся там. Когда у соседки был ремонт, она заказывала в кафе бизнес-ланчи для рабочих: у заведения есть доставка по дому. С покупкой продуктов, конечно, не очень удобно. В 200 метрах от нас есть магазин эконом-класса, недалеко «Эдельвейс». Но мы обычно едем на машине закупаться в Metro или «Бахетле» на Ершова. За нашим домом работает недорогое ателье с хорошим мастером, в следующем доме — отделение связи, далее — несколько парикмахерских, Сбербанк, «Биомед», аптека. Мне все нравится в «Гринвиче», только территория не огорожена и шумно бывает: на Патриса Лумумбы пробки утром и вечером. К дому я отношусь очень хорошо. Он красивый, интересный, с ухоженным холлом и приветливыми консьержами. Сюда хочется возвращаться.

Вид на Казанку и мечты о парке

Константин и Фаина долгое время жили и работали в районе старого аэропорта: он — пилот с 35-летним стажем, она — бортпроводник. Сначала семья проживала в общежитии Аэрофлота у аэровокзала, затем — в ленинградке на Патриса Лумумбы, 62. В мае 2016 года супруги переехали в «Гринвич».

— Жена увидела рекламу и предложила посмотреть квартиры в «Гринвиче». Застройщик обещал хорошую планировку квартиры, холл дома, благоустроенную дворовую территорию. Да и сам район нравился, — рассказывает житель.

Изначально супруги хотели приобрести квартиру с окнами, выходящими в сторону администрации Советского района, но опоздали с выбором жилья. Пришлось выбирать из предложенных застройщиком. От квартир на двух верхних этажах семья отказалась — героям не понравилось, что лоджии расположены по периметру.

— Мы хотели квартиру повыше: раньше жили на пятом этаже и кроме площадки и окон соседей ничего не видели. А теперь у нас небо видно. Со скрытой лоджии в квартире открывается хороший вид на ипподром и «Лазурные небеса». Часть окон выходит на улицу Патриса Лумумбы. Оттуда видно Казанку, Миллениум и даже салюты во время праздников. Правда, до строительства «АртСити» вид был получше. Авиашоу летом (Red Bull Air Race. — Прим. «Инде») мы смотрели не выходя из дома: над нами была зона ожидания самолетов.

На площади в 100 квадратов — гостиная, спальня, кабинет, кухня, совмещенный санузел, лоджия и гардеробная комната. Квартира досталась супругам в черновой отделке. На ремонт они потратили около полугода.

Летом семья платит за квартиру около 6 тысяч рублей, зимой — 10. За мытье окон с жильцов дома собирают дополнительные 1200–1500 рублей.

— С одной стороны, дороговато, а с другой — удобно, — рассуждает житель. — Управляющая компания всегда идет жителям навстречу, в доме работают консьержи. Уезжаем — предупреждаем их, что нас не будет. Чужие люди в дом не зайдут. Камер много, подземная парковка: купили место (стоимость — 800 тысяч. — Прим. «Инде») — проблем нет. А то в обед у дома много машин, иногда не поставить. В подъезде регулярно проводят сухую и влажную уборку, если у кого-то ремонт — устраивают внеочередную. Консьержи всегда в контакте с жителями. Если дома станет жарко, сантехник сегодня же поднимется в квартиру и уменьшит температуру.

Из-за большого количества машин на парковке жители просили управляющую компанию установить на въезде во двор шлагбаум. Однажды здесь уже задевали машину жителей, но от затеи с ограждением отказались: на первом этаже работают кафе и магазин ковров. Также супругов немного расстраивает небольшая придомовая территория.

— Рядом собачник, их не подвинешь — это государственное [учреждение]. За домом частный участок: [его владельцы] говорят, покупайте, но просят много денег. Поэтому придомовая территория не очень большая. Даже деревья [перед домом] посадили только с разрешения города: асфальт — домовая территория, а все, что дальше, — нет, и делать там ничего нельзя.

Впрочем, супругам нравятся просторная квартира и расположение дома. Перед «Гринвичем» — троллейбусная остановка, в шаговой доступности — магазины.

— За продуктами мы ездим в «Бахетле», на улице Космонавтов есть «Пятерочка» и «Магнит». На прогулку отправляемся в парк Горького. Рядом с домом нет прогулочного места, а жаль, возле ипподрома сам бог велел парк разбить.