Burger
Богатое прошлое и печальное настоящее. Семь зданий, которые мы не хотим потерять
опубликовано — 18.08.2022
logo

Богатое прошлое и печальное настоящее. Семь зданий, которые мы не хотим потерять

Что имеем — не храним, а потерявши — плачем

В июле стало известно, что Горбатый мост в Кировском районе снесут до конца 2022 года. Его воссоздадут в первоначальном облике, но это уже будет современная постройка. Сейчас мост находится в аварийном состоянии, хотя в 2016 году должен был пройти через реконструкцию. «Инде» собрал список архитектурных объектов Казани, за которые стоит переживать больше всего. Составить его помогла учредитель института городских исследований «Тамга», градозащитник Марья Леонтьева, а уточнить статусы зданий — Комитет Республики Татарстан по охране объектов культурного наследия.

Доходный дом купца Соболева

Дом напротив железнодорожного вокзала на Коротченко, 26, сейчас имеет не очень хорошую репутацию — внутри его лучше не исследовать, слишком опасно. О нем мы уже писали в 2019 году, с тех пор мало что поменялось. Трехэтажное здание построено в 1869 году в стиле эклектики. Это проект Павла Аникина, который занимал должность казанского городского архитектора в 1863–1875 годах. Домом владел купец, торговец хлебом и один из основателей Купеческой торговой биржи Иван Соболев, и все это называлось Соболевскими номерами. Революция лишила купца гостиницы, она превратилась в жилой дом с коммунальными квартирами.

«Ветхим здание признали в 1970-х, аварийным — в 2009-м. Часть жителей переселили в 1990-е по программе ликвидации ветхого жилья, остальных обещали перевезти до 2011 года, но этого не произошло. В начале 2010-х жильцы рассказывали о разрушающихся оконных рамах, провалах в полах, обвалившихся и протекающих потолках. Еще в 2017-м в доме оставалось 30 семей». (Источник — статья «Кроме Мергасовского. 11 исторических казанских зданий, за которые мы переживаем», автор Динара Валеева. — Прим. ред.)

Доходный дом купца Соболева имеет статус градоформирующего объекта, это значит, что под охраной находятся только фасады, кровля и объемы здания, ничего нельзя демонтировать или достраивать. Но за то, что происходит внутри, город ответственности не несет. Периодически в здании случаются пожары, последний произошел 11 июля этого года. По данным Комитета РТ по охране объектов культурного наследия, сейчас исполком ищет частных инвесторов, чтобы приспособить здание к новому использованию. Но поиск продолжается уже не один год, а дом продолжает ветшать.

Дом Михляева (Дряблова)

Двухэтажное здание расположено во внутреннем дворе фабрики «Адонис» и примыкает к Петропавловскому собору. Оно считается самым древним гражданским сооружением города, его построили во второй половине XVI века. По данным историка Николая Загоскина, об этом здании есть упоминание в писцовой книге Казани того времени.

По легенде, в 1722 году здесь останавливался Петр I, там он и отметил свой 50-летний юбилей. Тогда же хозяин дома, купец и владелец суконной мануфактуры, кожевенного и винокуренного заводов Иван Михляев пообещал императору построить Петропавловский собор. Это случилось в 1726 году. Купец завещал дом собору, а через два года здание перешло наследнику Михляева, купцу и промышленнику Ивану Дряблову.

Дряблов был первым казанским городским головой — то есть доверенным лицом горожан, которое представляло их интересы перед государственными учреждениями. В 1770 году он передал дом Казанскому приказу общественного призрения. В 1816-м приказ продал дом Казанскому городскому обществу за 62 тысячи рублей. Тогда здание несколько раз меняло назначение: от харчевни и гостиницы до трактира. Оно носит статус объекта культурного наследия. Еще в 2019 году здесь начиналась реставрация, но не хватило денег. По сведениям Комитета РТ по охране объектов культурного наследия, дом находится в «неудовлетворительном состоянии» и нуждается в реставрации, сейчас необходимо найти источник финансирования и инвестора.

Дом Свешникова

Здание в неоклассическом стиле на улице Поперечно-Вознесенской, современной Кави Наджми, 10, появилось в первой половине XIX века. Сначала это была усадьба купца Уксусникова, затем владельцем дома стал купец Александр Свешников. Он заказал проект перестройки здания архитектору Павлу Аникину — дом стал доходным. В начале XX века он обзавелся еще двумя этажами с протяженной коридорной системой. До революции здесь располагалась гостиница «Гранд-отель», или Никольские номера. В 1919-м в здании находился штаб 1-й отдельной Приволжской татарской стрелковой бригады, комиссаром которой был писатель, драматург и политический деятель Шамиль Усманов.

В советские годы гостиничные номера превратились в квартиры, в одной из них больше 30 лет, с 1934-го по 1966-й, жила знаменитая татарская актриса, народная артистка ТАССР Гульсум Болгарская. Долгое время в доме жили сотрудники Казанского Большого драматического театра имени В.И. Качалова.

Здание считается объектом культурного наследия. В 2010-м и 2017 годах в нем случились пожары, из-за которых дом лишился чердака, третьего этажа, деревянных перегородок и перекрытия. После первого возгорания здание признали не подлежащим восстановлению. Сейчас оно находится в аварийном состоянии, по сути это почти руины, которые мало напоминают прежний облик дома. Пару лет назад у постройки появился новый собственник, который планирует приспособить ее под квартиры и офисы.

Дом Мюфке

Карл Герман Людвиг Мюфке — один из архитекторов, сильно повлиявших на облик Казани. По его проектам построены памятники архитектуры, которые удалось сохранить до настоящего времени. Мюфке переехал в Казань в 1897 году и стал руководителем отделения, обучающего архитекторов в Казанской художественной школе. Свой дом на Кирпично-Заводской улице (Хади Атласи, 28) архитектор построил в 1908-м. «Сказочный домик», как иногда его называют, выполнен в стиле модерн с китайскими и готическими мотивами.

По информации телеграм-канала «Архитектурасы», на этот дом ушел гонорар Мюфке за строительство дворца Зинаиды Ушковой на улице Воскресенской (сейчас Кремлевской). До 1950-х годов здание выглядело как компактный двухэтажный белый особняк. Бокового вытянутого пристроя с лестницей не было, вход находился в центре главного фасада. Последующие изменения были сделаны настолько в стиле изначальной постройки, что не вызвали вопросов у историков.

После революции дом Мюфке превратили в общежитие, а потом и в жилье для высокого руководства. В 1950-е в доме жил последний министр госбезопасности СССР при Сталине Семен Игнатьев, пишет «Архитектурасы». В последние годы здание приспособили под детский сад. Оно носит статус объекта культурного наследия регионального значения и нуждается в реставрации.

Александровский пассаж

Здание возведено на средства потомственного купца Александра Александрова, который был сыном дважды городского главы Сергея Александрова. Дом на углу Воскресенской улицы и Петропавловского переулка (сейчас улицы Кремлевская и Мусы Джалиля) построил архитектор Генрих Руш. Стройка заняла три года и завершилась в 1883 году. По проекту это был пассаж с доходным домом, по сути он стал самым модным торговым центром того времени. На первом этаже, например, размещался магазин одного из лучших ювелиров и часовщиков города Петра Климова.

Через шесть лет после возведения Александровского пассажа его владелец Александр Александров скончался. Здание за половину его стоимости городу отдала сестра Александрова, Ольга Гейнс, с расчетом на появление там музея, чего в итоге не случилось. Ольга была вдовой казанского губернатора Александра Константиновича Гейнса и благотворительницей, которая жертвовала большие деньги на сиротский приют, устройство больницы для бедных, покупку дома для женской гимназии.

Телеграм-канал «Архитектурасы» пишет, что, по информации краеведа Льва Жаржевского, Александровский пассаж после передачи его городу стал Городским. Но до сих пор его называют по-старому. Здание со статусом объекта культурного наследия находится в аварийном состоянии, необходимо найти инвестора для проведения реставрационных работ. Сейчас Александровский пассаж выставлен на продажу, его стоимость оценили в 691 миллион рублей.

Никольская церковь

На месте Никольской церкви в годы правления Екатерины II стояла каменная церковь в честь чудотворной иконы Божьей Матери «Всех скорбящих радость». Она принадлежала старообрядцам-поповцам. В Казани церковь чаще всего называли Коровинской часовней, сообщается в книге «Республика Татарстан: Православные памятники». Когда на престоле оказался Николай I, распространенным способом избавления от старообрядческих храмов стал запрет на ремонтные работы — до тех пор, пока храм не придется закрыть из-за ветхости. То же самое случилось и с Коровинской часовней. В 1852 году ее запечатали, а потом и вовсе разрушили.

Никольская церковь на этом месте — пересечении улицы Университетской и набережной Булака — появилась в 1858 году. Ее построили на деньги купцов-старообрядцев. Через три года церковь освятили во имя святителя и чудотворца Николая. Она стала частью единоверческих приходов государственной православной церкви, служба здесь велась по старому, дониконовскому обряду.

В годы Гражданской войны купол сильно пострадал от артснаряда. С приходом коммунистов к власти церковь окончательно лишилась купола, а еще колокольни и главок — и стала общежитием. Затем ее переделали под аптеку и ресторан. Сейчас там пусто, здание продолжает ветшать, несмотря на то, что это памятник архитектуры в стиле эклектики русско-византийского направления.

Мергасовский дом

Памятник авангардной архитектуры в центре Казани, на Дзержинского и Кави Наджми, имеет длинную и непростую историю. Мергасовский дом построили в 1928 году. Единого мнения по поводу того, кто именно это сделал, нет: по сведениям архитектора Сергея Саначина, здание выстроил Петр Сперанский по проекту московского архитектора-инженера Сергея Глаголева. Но в других источниках автором проекта называют главного архитектора Казани в 1936−1938 годах Дмитрия Федорова. В книге «Экскурс в архитектурную жизнь советской Казани» Сергей Саначин пишет, что в 1920-е годы в городе остро стояла проблема нехватки жилья. Такая ситуация была характерна для большинства крупных городов СССР того времени.

В городе разработали первые планы типовых жилых секций, появились кирпичные дома без отделки, а ближе к концу десятилетия началось строительство капитальных многоквартирных домов с оштукатуренными фасадами, балконами и прочими архитектурными деталями. У Мергасовского дома были свои недочеты: например, отсутствовал проект канализации и отопления, из-за чего строителям пришлось пробивать стену здания, чтобы построить под ним котельную, а Стройконторе — отвечать за недостатки в суде. Здание — образец переходного стиля, в котором сочетаются классическая композиция и признаки, характерные для архитектуры авангарда. Это редкое явление для Казани, так как в городе очень мало памятников авангарда.

В Мергасовском жил писатель Кави Наджми, к которому в гости приходили не менее известные деятели культуры и искусства: Хади Такташ, Салих Сайдашев и Муса Джалиль. Сейчас в доме никто не живет, он превратился в «заброшку». Периодически на закрытую территорию здания пробираются вандалы, стены «украшают» граффити. Объект культурного наследия все еще ждет инвестора и находится в аварийном состоянии.

Инструкция. Как обратить внимание города на архитектурный объект, который, на ваш взгляд, заслуживает сохранения и защиты

  • Напишите заявление в свободной форме на имя председателя Комитета Республики Татарстан по охране объектов культурного наследия Ивана Гущина.
  • В заявлении укажите, почему тому или иному зданию необходимо присвоить статус как постройке с признаками объекта культурного наследия. Можно начать со слов «Прошу рассмотреть возможность включения такого-то здания в список объектов культурного наследия». Дальше напишите об истории постройки или чего-то другого вроде памятника, отметьте, чем интересно его прошлое и на каком основании, по мнению заявителя, объект нуждается в охранном статусе.
  • По возможности приложите фотографию здания.
  • Отправьте заявление на электронную почту komitet.okn@tatar.ru либо принесите в канцелярию комитета. Затем его рассмотрят сотрудники ведомства. Информацию можно уточнить по этим номерам: 8 (843) 222-58-97 (канцелярия) и 8 (843) 222-58-73 (приемная председателя).

Обложка: Даниил Шведов; фото: 1 — realnoevremya.ru; 2 — tatarstan24.tv; 3 — susanintop; 4 — nd-rt.ru; 5 — livejournal; 6 — pastvu.com; 7 — pastvu.com; фото в галереях — Даниил Шведов