Burger
Так вижу. Казанский одиннадцатиклассник — о знакомствах в мем-пабликах, сложном Ницше и батлах за школой
опубликовано — 18.04
просмотры — 3998
комментарии — 0
logo

Так вижу. Казанский одиннадцатиклассник — о знакомствах в мем-пабликах, сложном Ницше и батлах за школой

Близкий ЕГЭ, частые влюбленности и мюзикл по песням «Короля и Шута»

«Инде» продолжает следить за жизнью казанцев их же глазами. На этот раз героем рубрики «Так вижу» стал 17-летний выпускник 39-й школы и сотрудник подросткового медиа «Фракция» Кирилл Гимадеев. В конце третьей четверти редакция на две недели одолжила ему пленочный фотоаппарат и попросила снимать все, что Кирилл считает важным и интересным.

Это я в редакции «Инде». Мне дали фотоаппарат, провели по нему очень смешной подробный ликбез, и я пошел творить, так сказать. Раньше я пленочником не пользовался. Первый родительский фотоаппарат, на который мы снимали все отпуски, был пленочным, но мне тогда было три-четыре года, поэтому трогать его мне не разрешали. Еще у меня дома есть «Полароид» — большой такой. Но для него нужно купить картриджи. Я посмотрел на «Ебее» — дороговато.

Это мой друг Елисей, он тоже из «Фракции». Обычно мы тусуемся втроем с одним парнем, но третий в этот день не мог. Тут мы сидим в «Кольце» и хаваем еду из KFC. С Елисеем мы познакомились через его бывшую девушку — в прошлом мае оказались на одной вечеринке. А третий из нашей компании раньше учился в моей школе, а теперь на первом курсе КАИ. Нас друг другу представили общие знакомые, а потом мы вместе стали по «Скайпу» в «Доту» играть.

Это у нас был пробник — пробный ЕГЭ по математике. Третий этаж школы, столпотворение, все высматривают себя в списках. У нас там пару лет назад повесили стеклянные двери — смотрятся классно. Сейчас экзамен по математике делится на две части, базовую и профильную. «Профиль» нужен тем, кто собирается поступать на специальность, хоть как-то соприкасающуюся с математикой, а я думаю пробоваться на связи с общественностью и потом, возможно, переводиться на философию или политфак, поэтому сдавал «базу». В итоге у меня 16 из 20 — это «четверка». В общем-то я собой доволен, мне главное не завалить.

Это Магсум, мой знакомый из параллели. Мне кажется, вот эта табличка «Тихо! Идут экзамены» отражает всю безысходность ситуации. Что тут безысходного? Во-первых, лицо Магсума, во-вторых, призыв ко всеобщей тишине. Как они себе это представляют? Пришел человек в школу, видит надпись и думает: «так и быть, сегодня не буду орать»? Магсума я выловил, когда вышел с экзамена — я всегда выхожу одним из первых. Просто я сажусь и сразу пишу все что знаю — у меня мозг так работает. А чего не знаю, того уж никак не напишу. Так что на экзамене я провел час вместо двух с половиной.

Это наша столовая. Вот Альбина-апа, наш повар и кассир, мы ее очень любим. Она к нам тоже хорошо относится, весь 11 «Б» знает по именам. Мы просто особенные — очень громкие. Вроде самые творческие и приличные, но при этом наводим шуму в школе, без нас было бы скучно. Тут не самый показательный кадр — у раздачи стоят всего два человека. Обычно после второго-третьего урока скапливается толпа и все размахивают деньгами: «Альбина-апа, дай-дай-дай!». Кто-то мелочью стучит по железному прилавку, звонко так. Но она уже привыкла — давно в школе работает.

Это наш стандартный паек — медовик и «Чудо». Недавно десерты в столовой стали подавать на тарелочках, из-за этого расход посуды увеличился и у дежурных стало больше работы. За паек мы платим, как и за обед, — бесплатно в жизни ничего не бывает, кроме образования. По крайней мере начального. Раньше была система: платишь в месяц определенную сумму и ешь каждый день. Но мы от нее отказались — пару раз в неделю в столовой стабильно бывает плов, который, зараза, ужасно сухой. Лучше покупать еду самим — она хотя бы горячая, потому что у нас на раздаче контейнеры с подогревом. Конечно, приходится долго стоять в очереди, но мы выкручиваемся: отправляем кого-то одного покупать еду на всех. Обед стоит в районе 80 рублей, а комплект, который на фотографии, — где-то 40. Медовик очень вкусный, не то что в «Перекрестке».

Это столовское комбо. На фото не видно, но в гречке есть мясо. Салат оригинальный — свекла со свеклой. Ну и медовик — люблю медовики. У нас в школе есть те, кто не питается в столовой, они едят дома. Да и мы с друзьями иногда тоже ходим по фастфудам, гастрит зарабатываем.

Это вид из окна столовой — в здании, которое видно слева, скоро откроют начальную школу, а пока там проходят кружки. Дальше жилой дом. У нас есть традиция: каждый год пятиклассники высаживают во внутреннем дворе школы березы. Мы за своими не особо ухаживали, но, может, еще пробьются. Только я уже не помню — одна береза на класс или на параллель? Не представляю, во что бы превратился двор, если бы каждый пятый класс сажал по дереву. Хотя, может, за ними просто не ухаживают и половина отмирает.

Это моя альтернатива падику — подоконник в «Кольце». На фото видны наши с Елисеем куртки. Там тихо, можно просто посидеть, и никто тебя не тронет. Камеры наблюдения, может, и есть, но охранники нас никогда не выгоняют — мы же ничего противозаконного не делаем, просто сидим.

Это наше «Запокровье» — место тусовки 39-й школы. Называется так потому, что находится за магазином «Покровский». Тут у нас проходят стрелки и рэп-батлы — в школе есть ребята, которые пишут и зачитывают. Стрелки бывают нечасто — при мне, может, один раз, но я даже не дрался. Учителя приходят разгонять раньше, чем что-то начнется, так что до драки обычно и не доходит. Причины типичные: или девушка, или кто-то чью-то вещичку потрогал, переложил, спрятал, или кто-то на кого-то наехал. А вот из-за обзывательств не разбираемся — у нас обсценная лексика уже почти как обычная. Еще тут видно дом, в котором всякие люмпены живут — мы их иногда видим.

Вот конкретно на этом месте обычно проходят батлы. Собираются несколько десятков человек, есть МС слева и МС справа, есть местный «Ресторатор», который каждый раз меняется. Кто-то с листа читает, кто-то по памяти. Я обычно просто смотрю со стороны — меня рэп не особо интересует, но когда двое стоят и обзывают друг друга в рифму, бывает смешно. Они готовятся: заранее пишут текст, хотя есть и те, кто фристайлит, и один раз выиграл именно фристайлер. Батлы бывают нечасто: в один момент прошло подряд три, потом должен был еще один, но не срослось. Тут, кстати, написано «Вахонин черт», так вот Вахонин — это мой одноклассник. Нормальный парень.

Это я пожарил себе холостяцкое блюдо. В один момент меня достала яичница, и я понял, что надо что-то менять. Добавил в рецепт пару ложек муки, сыр, бекон (если дома есть), молоко для мягкости. Обжариваю с двух сторон. И вкусно, и наедаюсь. Секретного ингредиента нет — щепотка самолюбия разве что.

Пару лет назад я пришел к бабушке и рассказал, что на Баумана стали продаваться сувениры с Путиным. Мы тогда Крым себе взяли, и бабушка решила купить что-нибудь такое. Путин тут весь на пафосе, говорит с напором. Бабушка его уважает, но мы это не обсуждаем. Я могу сказать, в чем он прав, а в чем не очень, но редко так делаю. Переубеждать бабушку я не буду, тем более что Путин для меня не плохой и не хороший. Нормальный.

Это наш кабинет английского, и он маленький — мест 15 максимум. Учительница очень любит это место: на стенах висят флаги всех штатов США, пособия, дипломы, сувениры. У нас английская школа и есть даже отдельный предмет «Англо-американская литература». Я бы, например, никогда не узнал, что у англичан есть своя церковь, если бы не эти уроки. На одном из них мы как раз проходили биографию короля, который не захотел убивать жену и подчиняться папе Римскому.

Это наш с друзьями междусобойный буккроссинг. Мы ученики бедные, денег на книги у нас нет, поэтому приходится меняться. Тут я передаю Елисею Сартра. Вообще в сфере моих интересов европейская философия — до восточной пока не добрался. Сартра я купил в Москве в «Республике», когда вдруг решил пошопиться. В «Тошноте» все понятно — экзистенциализм, причем довольно простой, ничего такого. А вот с Ницше пришлось повозиться. Читать «Так говорил Заратустра» трудновато, нужно сидеть со словарем или гуглить несколько раз за страницу. А сейчас я читаю «Фауста» и никак не могу осилить, потому что времени нет. Я сажусь, делаю 100−150 страниц за один присест и на неделю забиваю на книгу.

Это мы были в «Доброй столовой». Когда не получается поесть в школе, мы идем сюда — тут хорошо, дешево. На фото курятина со спаржей и фруктовый сочок, но чаще всего мы тут покупаем пончики с повидлом, потому что они дешевые. Едим обычно на Баумана на втором этаже — знаю, что на первом вегетарианская еда, и давно хочу попробовать тофу, но все как-то не выходит.

Это мой рабочий стол. Справа — расписание уроков, посередине висят клише. Их шесть: четыре по устному английскому, одно для сочинения по русскому и еще одно — для эссе по обществознанию. По мере запоминания я их меняю. Еще тут висят билеты в театр и флаер одного петербургского бара — друг подарил. Так как я человек неверующий, а иконы дома быть должны, у меня на столе стоит портрет Есенина, который достался мне от второго мужа бабушки. Еще есть рисунок маяка, который я купил у ровесника за два рубля. То есть не за две тысячи рублей, а именно за два рубля.

Это наша любимая шаурмичная в подвале дома рядом с «Покровским». На фото — Мурад из параллели. Планировалось, что видно будет только его силуэт, но сработала вспышка. Мурад ест пиццу, которая в столовой продается по 80 рублей. И нормально продается — во многом потому, что она дешевле, чем шаурма. Рецепт — кошмар итальянского шефа: восточный салат из переквашенных капусты и морковки, курица и соусы.

Я хотел сфотографировать мусорный контейнер, на котором написано «Жизнь», но не нашел его. Погрустил, пошел гулять и наткнулся на классное граффити. В этом районе центра я бываю редко, поэтому раньше его не видел. Сам живу в Кировском, а гуляю обычно в окрестностях школы и по Баумана — Профсоюзной.

Это вид из окна школы: бывшая табачная фабрика, которая стала заброшкой. Раньше мы по ней лазали, а теперь там строят храм. РПЦ захватывает все.

Это школьная открытая библиотека — инициатива учителя по английскому. Любой может прийти сюда и взять книгу почитать. Можно даже уносить домой, только с обещанием вернуть. Есть Пушкин, Стендаль, серии «Классики и современники», «Новый детектив», но какого-нибудь Пелевина, естественно, не найдешь. Я однажды брал «Войну и мир» на урок, как-то раз читал Грина. Грина я вообще люблю.

Самая грустная фотка на всей пленке. В общем, я человек довольно любвеобильный, а в этом районе живут две девушки, с которыми я нехорошо расстался. Слева — художница. С ней, хоть я и старался, ничего не вышло — ну то есть вообще, ну, вы поняли. Я ей голосовым сообщением Есенина зачитал — и все, «пока!». А справа живет девочка, очень красивая и умная, с которой вышло хорошо, но недолго. Это было зимой — провстречались два дня и разошлись. На первом же свидании мы пошли гулять, и выяснилось, что они с художницей соседки. Про расставания могу сказать, что дело всегда во мне: я человек придирчивый, поэтому многие девушки отсеиваются.

«Тиндером» я не пользуюсь — там не узнаешь о качествах человека. Раньше у нашей школы была своя группа в VK «Подслушано», где постили всякие сплетни, а я типа остроумный комментатор. Та, которая живет слева, лайкала буквально каждую мою реплику, и я решил: дай-ка напишу. А с той, которая справа, я познакомился позже через паблик «Абстрактные мемы для элиты всех сортов» (я, кстати, думаю, это отдельный вид искусства, потому что только там про Ницше и шутят). Как минимум раз в месяц я что-нибудь придумываю для паблика, и в 50 процентах случаев это даже публикуют. А однажды я отправил свою анкету в специальную группу, где знакомятся «абстрактеры», и мне написала девушка. Дальше вы знаете.

Стрит-арт около парка Петрова, я почти каждый день хожу домой через это место. Не знаю, ирония это или вандализм, — возможно, надпись появилась сразу с этим граффити. Но с содержанием фразы я согласен.

Это подарок девочек нам на 23 февраля. Мы с одноклассниками любим сидеть в столовке, поэтому нам подарили пять бесплатных обедов — сертификат заверили у директора, а Альбина-апа каждый день в нем расписывалась и выдавала порцию. Хороший подарок, полезный.

Это мой музыкальный уголок: микрофончик, синтезатор, на котором я в последнее время редко играю, любимая гитара и старенький бюджетный «Стратокастер», которым я тоже почти не пользуюсь. Есть еще комбик, который я чаще использую как колонку. На кондиционере лежат гитары из игры Guitar Hero — с них я начал свой музыкальный путь. Они достались мне по 1600 за две штуки плюс игра — пожалуй, самая выгодная покупка в моей жизни. Музыкального образования у меня нет, я самоучка. Пытался собрать группу, но не вышло — времени нет, хотя отнимает его в основном лень. А к музыке пришел, наверное, все-таки из-за девушки. Лет в 13, когда я был маленький и глупый, я влюбился в девушку одного из своих друзей. Купил гитару, стал ради нее что-то разучивать, но в итоге ничего ей так и не сыграл. Сейчас она мне просто одноклассница — нормально общаемся, но тех чувств уже нет.

О своих проектах рассказывать нехорошо — не сбудутся. Но про один все-таки расскажу. Вообще я человек пишущий — сочиняю стихи. У меня есть идея к 2023 году поставить мюзикл по песням «Короля и Шута» — это будет годовщина смерти Горшка. Сейчас надо продумать все связки между песнями, а потом превратить их в стихи. Для проекта нужна группа — я ее вроде собрал, но понял, что пока рано. Я и петь как Горшок еще не умею, и играю плохо, хотя мне особо и не надо. Но чтобы в итоге все грамотно скоординировать, потихоньку учусь играть на всех инструментах.

Это та самая стройка храма на месте заброшки. Меня эта тема очень задевает: с одной стороны, я понимаю, что, если везде строить только школы и больницы, учителей и врачей больше не станет, с другой, точно знаю, что повсеместные храмы никому пользы не принесут. Это даже не русская традиция, а какая-то Византия.

Фото: Кирилл Гимадеев


Комментарии — 0
Войдите, чтобы добавить комментарий
ФейсбукВконтакте